<b>2.2. История массового туризма в российской социо-культурной системе</b> - Новый Крым - Николаенко - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 22      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 

    2.2. История массового туризма в российской социо-культурной системе

     

    В российской СКС массовый туризм имеет очень давние традиции, хотя знают об этом не многие по той причине, что российское понятие туризма несколько отличается от западного. И действительно, существует много различий: иные формы организации массового туризма, несколько иные виды занятий во время отдыха, особый подход к выбору районов для рекреации. Тем не менее, при научном анализе массового туризма можно констатировать, что, как явление, он возникает в российской и западной СКС одновременно. Развитие туризма также идет параллельно, хотя и существенно различными путями. Связано это с тем, что массовый туризм есть явление социо-культурное, направленное на освоение определенных территорий. В разделе, посвященном рекреационному районообразованию, мы детально проанализировали этот процесс. Различия российской и западной СКС определили и разницу в развитии форм массового туризма.

    Российская империя, а затем СССР имели площадь более 22 миллионов квадратных километров. Это гигантская территория, на которой выделялось несколько регионов с ярко выраженной рекреационной специализацией. Первым таким регионом стал Кавказ, вернее, Северный Кавказ; вторым по времени освоения - Крым. В советский период мощные рекреационные центры сформировались в Прибалтике и Западной Украине. В каждом из этих районов развитие массового туризма шло несколько различными путями. Основные различия связаны со спецификой местных условий и временем становления рекреационной специализации района. Кроме того, важную роль играло сочетание рекреационной специализации с остальными хозяйственными специализациями региона. Несмотря на различия, во всех указанных районах прослеживаются и общие закономерности, которые корректно описываются пространственно-временными моделями (приведены в разделе, посвященном анализу процессов рекреационного районообразования).

    Нет возможности рассматривать историю массового туризма в российской СКС на примере всех районов: это заняло бы слишком много места. Кроме того, разнообразие конкретного материала далеко не всегда связано с реальными различиями сути процессов развития массового туризма. В качестве примера для рассмотрения истории и особенностей развития массового туризма в российской СКС мы выбрали Крым. Такой выбор объясняется следующими причинами:

    Крым - единственный староосвоенный рекреационный район в пределах государства Украина;

    Крым - район, который насчитывает около 130 лет истории рекреационного освоения. Это достаточный срок для того, чтобы проследить основные закономерности развития массового туризма;

    в рекреационном освоении Крыма изначально присутствовала ориентация на массовый туризм. Другое дело, что “массовость” в разные времена понималась по-разному.

    При изложении материала по истории развития массового туризма в Крыму мы делаем акцент на общих закономерностях, и конкретные региональные данные приводятся только в той мере, в какой это необходимо для понимания общих идей, иллюстрирующих развитие массового туризма в российской СКС.

     

    Этапы рекреационного освоения Крыма

    и развитие массового туризма

     

    В Российской империи, начиная с 1860-х годов, имело место пионерное очаговое рекреационное освоение Крыма, с формированием отдельных уникальных мест на полуострове. Рекреационное освоение - часть общего процесса социо-культурного преобразования Крыма по стандартам Российской империи. Складывается рекреационная специализация полуострова. Развивается, прежде всего, приморская рекреация: западное побережье специализировано на грязелечении и морских купаниях; южное побережье - на оздоровительной рекреации и лечении туберкулеза.

    В СССР, начиная с 1920-х годов, развивается площадное рекреационное освоение Крыма с пропагандой полуострова в целом как уникального региона. Процесс протекает одновременно с унификацией Крыма в рамках СССР и его освоением по советским стандартам. Идет интенсивное формирование Крыма как русского анклава. Продолжает складываться рекреационная специализация разных частей полуострова. Имеет место гипертрофированное развитие массового приморского летнего отдыха, дающего львиную долю рекреантов в Крыму.

    В СНГ - после 1991 года - сохраняется площадное рекреационное освоение Крыма. Сложившаяся структура направлений рекреации региона сохраняется, но меняется значимость различных ее видов. Фактически, массовый приморский летний отдых перестает быть абсолютным доминантом. Соответственно, снижается массовость рекреации в Крыму. Находит место поддержание связи Крыма как русского анклава с российским хоумлендом посредством интенсивного развития “родственного” регионального туризма. Рекреационная специализация Крыма сделала свое дело в его социо-культурном освоении и переходит в стадию стабилизации.

    Массовый туризм на каждом из трех этапов рекреационного освоения Крыма играл несколько различную роль, но преемственность развития массового туризма и рекреационного освоения региона всегда сохранялась. Совершенно аналогичные связи прослеживаются по иным рекреационным районам российской СКС. В них развивается массовый туризм и формируются рекреационные специализации тогда, когда возникает необходимость освоения территории в соответствии с российскими социо-культурными стандартами.

     

    Направления рекреационного освоения Крыма

     

    Процесс пионерного рекреационного освоения Крыма в Российской империи шел одновременно в нескольких направлениях. В целом, Крым в рамках Империи не мог стать местом отдыха для всех слоев населения. Это было невозможно по множеству причин, и дело не только в социальной организации российского общества и бесправности значительной части населения, но и в степени освоенности пространства Российской империи. Поэтому естественным шагом стало пионерное рекреационное освоение Крыма, ориентированное на привилегированные социальные слои. Однако очень важно, что структура направлений рекреационного освоения была сформирована изначально. В новых условиях она дала лишь многократный рост числа рекреантов в регионе.

    При характеристике процесса рекреационного освоения Крыма не стоит обращать внимание на количественные показатели, взятые вне контекста. Это усиленно делалось в СССР для демонстрации достижений советской власти в области социального обеспечения населения. Количество рекреантов в Крыму времен Российской империи было действительно невелико. Однако данные XIX - начала XX веков должны восприниматься в контексте именно своего времени, а не сравниваться с гигантскими показателями рекреационной активности в СССР. Основное в том, что Крым стал формироваться как специализированный район рекреации годового цикла, ориентированный на всю Российскую империю. Это был целенаправленный процесс освоения данной территории. В рамках Российской империи он дал только первые результаты, которые затем были развиты в СССР. В деле развития рекреации в Крыму СССР шел по стопам Российской империи.

    В настоящей работе мы ведем речь, в основном, о массовом туризме. Однако некоторые из направлений рекреационного освоения Крыма заведомо не были ориентированы на массовость. Например, такими были визиты в Крым российских императоров и членов их семей. Казалось бы, противоречие, но это не вполне так. Рекреационный район может достичь реально массовых показателей только при одном условии: он должен иметь широкий набор видов рекреационного сервиса. В районе должен быть представлен сервис для представителей различных социальных групп общества. Можно сказать и так, что, если в регионе не находится места для отдыха императора, то в нем нечего делать и всему остальному населению Империи: такой район никогда не станет рекреационным. Существует только очень небольшое число действительно элитарных мест отдыха, как правило, связанных с курортами. Но такие курорты не становятся полюсами роста для всего региона. В российской СКС районы, которые начинали развиваться как рекреационные, изначально были ориентированны на массовость, хотя освоение их начиналось с элитарной рекреации. Так закладывалась основа для будущего роста показателей в области туризма.

    Коротко об истории каждого из направлений рекреационного освоения Крыма. Еще раз отметим, что Крым в данном случае - только пример центра развития массового туризма в российской СКС.

     

    Рекреация первых лиц государства и проведение международных государственных (официальных и неофициальных) встреч в Крыму

     

    С 1860-х годов Крым становится приоритетным местом императорского летнего отдыха, и на полуострове создается соответствующая инфраструктура, предельно высокого уровня роскоши. Основной императорской резиденцией стала Ливадия. В Крым начинают приезжать государственные деятели из различных стран. Визиты их, как правило, неофициальны.

    В российской СКС царь или император - первый слуга государства. Эксперименты Ивана IV (Грозного) с отречением от трона и превращением самого себя в Ивана Московского, рядового горожанина, не были чудачеством: Иван IV демонстрировал зависимость абсолютного монарха от своей социо-культурной системы. Эта зависимость в полной мере сохранилась и до XIX – начала ХХ веков.

    С приходом иных времен возникли новые задачи. Одной из них было освоение южных территорий, присоединенных к Российской империи в конце XVIII века и все еще остающихся малозаселенными. Для них трудно было подобрать хозяйственную специализацию. Слабая заселенность этих мест русскими, непригодность многих земель для сельского хозяйства и другие факторы делали освоение территорий юга России и, в особенности, Крыма в высшей степени затруднительным делом. Рекреация была важна для подъема края и закрепления его за Российской империей.

    Первой среди российских монархов Крым посетила Екатерина II, а первый пример систематического отдыха в Крыму дал Александр II: императорская семья и лично Александр II стали активными и подчеркнуто демонстративными сторонниками летнего отдыха в Крыму.

    Особая привязанность к Крыму сохранялась и у последующих российских императоров и членов их семей. Осталась масса воспоминаний, свидетельствующих об искреннем интересе к этому региону первых лиц государства Российского.

    Выбор места для резиденции

    В качестве резиденции была выбрана Ливадия, по сути, пригород Ялты. Алупка с ее изысканным дворцом и великолепным прибрежным парковым комплексом не использовалась. И дело здесь не столько в неприкосновенности имущества графа Воронцова и его потомков, сколько в удаленности Алупки: даже в конце XIX века она оставалась расположенной крайне неудобно. Дворец графа Воронцова, построенный в 1828–48 годах, стал точкой роста на Южном берегу Крыма. Он играл политическую роль, как своего рода Воронцовский “тьмутараканский камень”. В практическом же отношении, им можно было любоваться, но сложно пользоваться. Воронцовский дворец был категорически не пригоден в качестве рекреационного места. Для формирования системы расселения Южного берега Крыма нужен был населенный пункт с центральными функциями. Им стала Ялта.

    Императорская семья приобрела Ливадийское имение в 1861 году, а впервые прибыла в Ливадийские дворцы в 1867 году. Ливадия оказалась на виду не только у Ялты, но и всей Империи, и пребывание во дворце императорской семьи, отдельных представителей российской знати и самого императора стало прекрасной рекламой для Крыма в целом. Выбор места для императорской резиденции было обоснован, прежде всего, с этой точки зрения.

    Организация визитов императора и/или членов его семьи

    Императорские визиты в Крым были аналогом каннских кинофестивалей ХХ века во Франции. Судя по описаниям, император и его семья не делали ничего необычного. Например, в 1869 году рутина царской жизни в Ливадии такова: “Жизнь здесь была проста и приятна. Царь вставал рано, прогуливался по парку и купался в море. Часть дня он посвящал государственным делам, свободное же время зачастую уходило на прогулки по Ялте и ее окрестностям. Управляющий Ливадийским имением Я.М. Лазаревский приобрел для этой цели экипажи, фаэтоны, двух- и четырехместные коляски, шарабаны и кабриолеты, сделанные в “Придворном экипажном заведении”... Легкие и подвижные, они прекрасно подходили для здешних дорог. Порой прогулки совершались верхом” (Палькеева Е.А. Первые высочайшие визиты в Ливадию // Пилигримы Крыма. – Симферополь: Крымский архив, 1998.- с. 57). Император с семьей и его приближенные совершают поездку в Севастополь, где посещают Херсонес (монастырь, музей с раскопками, храм и строящийся собор). Но, что бы ни делали представители императорской семьи, они всегда на виду, и о царском отдыхе знают все.

    Всем нужны перемены. Периодически в Ливадии устраивались увеселительные мероприятия. Это были праздники не только для царской семьи, но и для всего города Ялты. По существующему этикету, на них присутствовало множество приближенной к императору знати. Например, в 1869 году празднования проходили так. Императрица с детьми прибыла в Крым на пароходе “Тигр” 16 июня 1869 года. Император прибыл 20 дней спустя, а через месяц отмечался День Тезоименитства Императора, по поводу которого 30 августа был устроен праздник с фейерверком, хором и оркестрами, скачками и джигитовкой. “День Тезоименитства превратился в грандиозный праздник. Впоследствии подобные праздники стали традиционными. Они значительно оживляли монотонную, размеренную жизнь тогдашнего Южнобережья и, конечно, способствовали привлекательности курорта” (Палькеева Е.А. Первые высочайшие визиты в Ливадию // Пилигримы Крыма. – Симферополь: Крымский архив, 1998.- с. 59).

    Внимание императорской семьи к Крыму сохранялось вплоть до 1917 года. Образ жизни Первой семьи государства в Крыму оставался примерно таким же, с небольшими вариациями.

     

    Рекреация в Крыму представителей высшего социального и имущественного слоя государства

     

    С 1870-х годов Крым становится популярным местом отдыха российской знати и богатых людей Империи. Активно идет строительство шикарных дач и резиденций для временного сезонного проживания. Формируется уникальность отдельных мест освоения в Крыму. Государство также способствует освоению Крыма именно как уникального региона. Дешевые земли, помощь в создании инфраструктуры (строительство дорог, водопровода, канализации и т.д.) способствуют привлечению в Крым нового состоятельного населения.

    Императорская семья подала пример. Она стала регулярно посещать Крым и инвестировала собственные средства в его освоение. Этому примеру по старой российской традиции стали следовать все, кто не хотел прослыть диссидентом и стремился сделать успешную карьеру. Когда-то создание новой российской столицы, Петербурга, обернулось тем, что в 1714 году Петр I запретил строительство каменных домов в Москве. Это характерный пример развития нового места со столичными функциями. В случае с Крымом как местом летнего отдыха такого рода внешних ограничений не было, но те, кто собирался его осваивать, получали массу льгот. Летний отдых (“отпуск”) российская знать должна была использовать для поездки в Крым. Это было и модно, и патриотично, поскольку так поступал сам император.

    Осваивался Южный берег Крыма и, в особенности, район Ялты, так что процесс был четко локализован в пространстве. С покупкой Ливадийского имения императорской семьей Ялта стала быстро развиваться как город и место ежегодной (в основном, летней) рекреации высшего российского общества. До этого она была маленьким и вполне откровенно убогим городком. Превращение Ливадийского имения в императорскую резиденцию стало толчком для роста и Ялты, и Южного берега Крыма в целом. Сюда систематически стала ездить многочисленная знать, отдыхающие и путешествующие.

    Процессы рекреационного освоения Крыма вызвали и естественные экономические следствия: земли под виллы и дачи на Южном берегу стали очень активно покупаться. Приобретение земли в Крыму становится нормой для состоятельных людей Российской империи. Стоимость земли стремительно растет, и ее распродажа становится прибыльным делом. Если в конце XVIII века земли в Крыму просто раздавались, то в конце XIX века они становятся выгодным товаром. Столь драматическое изменение связано с тем, что проделана громадная работа по освоению полуострова. И дело не столько в строительстве дорог и прочих объектов инфраструктуры, но и в том, что наступил новый период освоения Крыма. Разрушительная Крымская война была в этом отношении очень важна. В результате ее из Крыма эмигрировала значительная часть тюркского населения и заехало большое количество русских. После Крымской войны начинается бум рекреационного и, в целом, хозяйственного освоения региона.

    Не станем приводить конкретные примеры строительства дач, домов, парковых ансамблей для российской знати и состоятельных людей в Крыму. В конце XIX века это явление приобретает поистине массовый характер. То, что граф Воронцов делал в первой половине XIX века, множестве раз повторилось на Южном берегу Крыма в конце века, хотя постройки этого времени существенно отличались от имения графа Воронцова. Во-первых, новые домостроения были более скромными по масштабам. После 1920 года в отдельных дачах спокойно разместились санатории на десятки мест, но все равно постройки стали менее помпезными. Во-вторых, новые рекреационные домовладения создавались в более удобных местах Южнобережья. Воронцовский дворец выделялся не только роскошью и необычной архитектурой - его уникальность подчеркивало и крайне неудобное расположение.

    Первое и второе отличия рекреационных построек российской знати и богатых людей империи связаны с рядом факторов: прежде всего, строительство велось на собственные средства, а не за счет государственной казны; строили, как правило, для того, чтобы отдыхать, хотя бы раз в год, а не только демонстрировать мощь Российской империи, как было в случае с Воронцовским дворцом.

    Развитие рекреационной специализации в Крыму, ориентированное на высшее общество, - весьма сложный процесс. Он не должен оцениваться как проявление только того обстоятельства, что российской знати некуда было девать средства, и в этой связи она выбрала местом своего отдыха Крым как уникальное экзотическое место. Это не так.

    Во-первых, транспортная доступность Крыма была необыкновенно низкой. И не случайно первые поездки императорской семьи в Крым совершались по морю. Сухопутный путь был возможен, но носил столь мучительный характер, что императорская семья (даже она!), скорее, не могла его перенести. Это был не отдых, а серьезное испытание. Кроме того, он занимал слишком много времени.

    Во-вторых, сервис, который мог быть оказан российской знати в Крыму, был явно хуже того, что она могла получить за те же деньги на западных курортах. Тем не менее, представители российских высших слоев начинают отдыхать именно на своей территории, преодолевая для этого громадные расстояния и получая сомнительного качества сервис.

    В-третьих, отдых в Крыму был весьма дорогостоящим, и дело не единичных, а в общих затратах. Даже без учета качества сервиса, для отдыха в Крыму нужны были едва ли не большие средства, чем для отдыха за пределами Российской империи.

    Тем не менее, рекреационная специализация Крыма начинает развиваться. В основании этого процесса лежат не столько уникальность места с его “неповторимой” природой или причуды российской знати и богатых людей. Главное - освоение новой территории. Рекреация была одним из возможных направлений достаточно быстрого освоения полуострова в соответствии с российскими стандартами. Эта возможность стала интенсивно использоваться, и государство всячески стимулировало активность в избранном направлении.

    Очень важно, что с экономической точки зрения рекреация в Крыму изначально не была дешевой. Сложно определить точно, но отдых в Крыму всегда был дорогим удовольствием. В Российской империи он являлся привилегией состоятельных людей. В СССР он стал объектом патронажа со стороны государства, которое инвестировало в рекреационную сферу столько средств, сколько было необходимо для освоения полуострова. После 1991 года наступил жестокий кризис. Оказалось, что себестоимость крымских рекреационных услуг непомерно высока, а качество обескураживающе низко. Однако это “открытие” не вполне ново. Так было всегда, но, как правило, вопрос решался в пользу освоения. К настоящему времени искомый уровень освоенности Крыма, вероятно, достигнут, и рекреация поставлена в условия выживания. По факту, это означает разорение некоторых ее направлений.

    Массовый туризм (в определенном регионе) возникает тогда и существует до тех пор, пока сохраняется необходимость его освоения. Когда искомый уровень достигнут, интенсивность и численность туристических потоков резко снижаются.

     

    Рекреация в Крыму интеллигенции и видных людей своего государства, не занимающихся государственной деятельностью. Их проживание в Крыму

     

    С конца XIX - начала XX веков в Крыму широко развивается рекреация российской интеллигенции. Это был пример для всех образованных слоев российского общества. Интеллигенция малочисленна, но весьма заметна. С Крымом связана масса замечательных имен российской литературы и науки. Устойчивый интерес видных интеллектуалов и интеллигентов к Крыму превращал его в уникальный регион, способствовал росту популярности. Крым находит глубокое отражение в их творчестве. Сюда переселяются для постоянного жительства многие видные люди Российской империи.

    С 1870-х годов не для всех членов российского общества российский император является образцом для подражания. Альтернативой становится, в основном, интеллигенция. Демократические, революционные движения – в последней четверти прошлого века почти норма. Характерно, что интеллигенция также внесла свой значимый вклад в освоение Крыма как рекреационного района. Дворцы представители российской интеллигенции не строили, но дачи покупали и самое главное - сами приезжали в Крым. Летом в Крыму можно было встретить не только императора и его близких, но и многих известных людей своего времени. В основном, это были писатели, артисты столичных театров и художники.

    Пребывание в Крыму находило отражение и в произведениях. Регион стал ассоциироваться не только с привилегированным отдыхом, но и с очень интересным местом. В летнее время Ялта (конец XIX - начало XX веков) становилась аналогом американского района Беверли-Хиллс. Сам по себе район мало интересен, но здесь можно увидеть киноактеров и прочих всенародных героев. В конце XIX века количественный состав российской интеллигенции был куда скромнее по сравнению с армией современных американских киноактеров, но последние откровенно уступали многим из русских интеллигентов по известности и популярности среди соотечественников. Их поездки в Крым объективно способствовали росту его популярности и развитию рекреационных функций в масштабах всей Российской империи.

    Не станем перечислять имен великих и известных людей второй полвины XIX - начала XX веков, посетивших Крым. Их, действительно, немало. Со многими из них связаны любопытные истории во время пребывания в Крыму. Отметим только характерные черты рассматриваемого направления массового туризма.

    1. Нормой были почти ежегодные собрания в Крыму известных интеллигентов России (в основном, в теплое время года). Для многих “сторонних наблюдателей” было весьма привлекательно увидеть “властителей умов” своими глазами. Крым посещали не в одиночку, а именно большими группами пишущей, рисующей, поющей, играющей общественности.

    2. Имели место визиты знаменитых артистических коллективов, которые служили прекрасной рекламой Крыму как месту отдыха. Например, в 1900 году в Ялту приезжал Московский Художественный театр во главе с К.С. Станиславским и В.И. Немировичем-Данченко. Событие широко освещалось в прессе и привлекло на Южный берег немало публики.

    3. Происходили и совершенно необычные мероприятия. Например, осенью 1898 года Шаляпин, Рахманинов и другие замечательные русские артисты дали концерт в Воронцовском дворце, где по такому случаю отмечалось настоящее скопление известной в России литературной и художественной публики. При свете звезд и луны великий композитор и великий певец исполняли русские произведения. Такого рода мероприятия получали широкую известность. Они остались не только в истории Крыма, но и активно обсуждались современниками. Примечательно, что и 100 лет спустя этот концерт остается частью истории региона. Подобные события не могли не стимулировать приток туристов на полуостров.

    4. Некоторые из известных интеллигентов Российской империи жили в Крыму весьма продолжительное время, хотя причины их переезда сюда нередко были вполне трагическими. Самый характерный пример связан с А.П. Чеховым. Крымский климат не помог излечить его болезнь. Сам Антон Павлович Крым не любил и в своих письмах отзывался о нем весьма нелестно. Но письма Чехова были прочитаны много позднее. В те же времена большинству российских людей было известно только то, что даже Чехов постоянно живет и лечится в Крыму.

    5. Не происходило концентрации известных людей только в каком-то одном месте Южного берега Крыма: они активно посещали разные его участки, благодаря чему складывалась и специфика всего побережья. В некоторых местах собирались писатели и поэты, в других – художники, и так далее.

    6. Отчасти следуя общему увлечению, на Южном берегу Крыма жили и отдыхали многие люди, не имевшие отношения к российской аристократии или художественным кругам. Это было важно в том плане, что регион не становился только местом сбора артистической богемы или знати - он становится центром именно массового, предельно демократического (на том историческом уровне) отдыха.

    Примером такого рода визитов может быть отдых в Крыму родственников В.И. Ленина. Это хороший пример ввиду детальной изученности траекторий перемещений всех членов семьи великого человека. В сентябре 1898 года в Алупке отдыхала сестра Ленина А.И. Ульянова-Елизарова. Повторно она посетила Алупку в 1909 году вместе с матерью Марией Александровной. Таким образом, умеренно состоятельные люди, не имевшие отношения ни к знати, ни к наиболее состоятельным слоям империи, ни к артистическим кругам, проводили время на Южном берегу и повторяли свои визиты. Последнее обстоятельство - повторяемость поездок - исключительно важно для воспроизводимости массовых туристических потоков.

     

    Развитие туберкулезного лечения в Крыму - лучшем месте российской СКС для больных людей - и связанное с ним развитие массового туризма

     

    Одновременно с общим рекреационным освоением региона начало развиваться и туберкулезное лечение в Крыму. Регион считается самым здоровым местом в Российской империи для больных туберкулезом. Изначально взята ориентация на обслуживание больных всей Империи. Строятся первые санатории. Они малочисленны, но о них знают все. Делу придается серьезное социальное звучание. Многие известные люди вносят посильный вклад в их создание и поддержание. Активное участие в развитии туберкулезного лечения принимают интеллигенция и общественные деятели. Подчеркнутый персональный вклад внес и Николай II.

    Лечение туберкулеза на Южном берегу Крыма развивалось и прежде (до 1860-х годов), но массовый характер приобрело только после Крымской войны. Основным местом туберкулезного лечения становится Южный берег Крыма. Это направление рекреации сделало регион устойчивым центром притяжения для большого числа людей из разных частей российской СКС.

    В Российской империи было много больных туберкулезом, и дело не в эксплуатации людей при царском режиме, а в том, что болезни имеют свои циклы распространения. Туберкулез во второй половине XIX века был грозным массовым заболеванием, широко распространенным в России. Вопреки сложившимся позже представлениям, он не был болезнью только бедных людей. Императорская семья дала пример и в этом отношении: императрица Мария Александровна (супруга Александра II) также страдала туберкулезом. Крымский климат оказался для нее исключительно целебным, и ей здесь очень нравилось. Пропаганда Крыма как места лечения туберкулеза исходила с самого высокого уровня. Развитие здесь центров лечения туберкулеза не могло не найти широкого отклика у общественности России: решалась действительно важная и актуальная проблема.

    Немаловажно, что наличие в семье страдающего туберкулезом человека нередко стимулировало приезд в Крым не только самого больного, но и его родных и близких. Лечение было ориентировано на длительный срок, поэтому в Крым просто переселялись для постоянного проживания. Работа находилась: после 1860-х годов в Крыму создавалось немало рабочих мест, ориентированных на самые различные профессиональные уровни и слои российского общества.

    Для лечения туберкулеза в Крыму определилось несколько мест, но основным центром со временем стала Алупка. Мягкий климат и невысокая влажность обусловили рост небольшого поселка как известного центра лечения туберкулеза. Алупка выделялась и в рамках Российской империи, а в советский период сюда были централизованно переведены почти все санатории туберкулезного профиля из других частей Южного берега Крыма.

    Первый туберкулезный санаторий в Алупке был создан в 1902 году профессором А.А. Бобровым. В организации его принимали активное участие Чехов, Горький и многие другие известные люди России. Это был весьма символический акт. Первоначально санаторий был рассчитан на единовременный прием и лечение всего 16 детей. В 1904–06 годах он был расширен за счет средств, собранных на общественных началах, и мог принимать уже 86 детей. Свой вклад внес и Николай II, который пожертвовал 300 рублей из личных сбережений. Откровенно немного, если учесть, что содержание санатория обходилось в 50 тысяч рублей в год. Однако акт был весьма символическим: взнос российского императора явился мощным стимулом для активизации потока пожертвований на крымскую туберкулезную здравницу. Государство не в состоянии было взять такие здравницы на полное содержание, но оно не стояло в стороне от их развития и не отказывалось от поддержки. Заботу о больных туберкулезом проявляли и император, и революционная интеллигенция.

    Алупкинский детский санаторий имени А.А. Боброва активно развивался и в советский период, являясь одним из лучших в СССР. Специализировался он на лечении костного туберкулеза. В середине 1970-х годов в нем одновременно могло лечиться до 300 детей в возрасте от 3 до 16 лет. Не менее важно, что эта здравница успешно проходит и смутные времена после 1991 года, сохраняя уровень лечения и обслуживания в целом, не взирая на общую деградацию крымской приморской рекреации.

    Для понимания истории развития массовой рекреации исключительно важно учитывать, что лечение туберкулеза изначально рассматривалось как задача всего российского общества. Демократическая общественность подняла вопрос о создании туберкулезных санаториев и для бедняков. Так был создан санаторий “Яузлар” на 20 коек. В этом проекте активное участие принимал А.П. Чехов. В данном случае важны не сами по себе 20 коек, но распространение представлений о Крыме как необычайно целебном месте, где само пребывание оказывает лечебное воздействие. В освоение Крыма таким образом вовлекаются самые разные социальные слои Российской империи.

    Санаторий “Яузлар”, предоставлявший бесплатное лечение, стал прообразом того, что получило гигантское развитие в СССР. После 1920 года государство вкладывает огромные средства в развитие туберкулезного лечения в Крыму. Дело поднято на беспрецедентный уровень. Строятся новые здравницы с ориентацией на обслуживание населения всего СССР. В качестве основного места лечения туберкулеза выбрана Алупка, где концентрируется основная масса санаториев по этому профилю. Туберкулезное лечение доступно всем, независимо от доходов больного человека: все оплачивает государство. Прекрасно поставлена профилактика; лечение предоставляется на самом высоком мировом уровне.

    Украине в наследство от прошлого досталась прекрасно развитая инфраструктура лечения туберкулеза, которую нужно лишь поддерживать. Сейчас это делать непросто, но постепенно начинается новый виток рекламы Крыма как лучшего места для туберкулезного лечения; декларируется тезис о прежней актуальности борьбы с туберкулезом. Российская Федерация активно интересуется поддержанием высокого уровня туберкулезного лечения в Крыму. Скорее всего, в этом вопросе будет достигнут беспрецедентный уровень взаимопонимания и кооперации стран СНГ, прежде всего, России и Украины.

     

    Грязелечение в Крыму как направление массового туризма

     

    История пионерного освоения территорий часто начинается с их освоения посредством развития лечебного туризма. Причины тому бывают различными. Освоение многих регионов мира, ставших позднее всемирно известными рекреационными центрами, начиналось с развития грязелечения, которое становилось первым шагом к освоению территории. Далее на созданную инфраструктуру как бы нарастают иные виды рекреации. Отчасти аналогичная история имела место в Крыму и на Кавказе. Развитие лечения грязями и минеральными водами стало первым шагом в их освоении как районов с формирующейся рекреационной специализацией.

    Начало развития сколь уникального, столь и полулегендарного грязелечения в Крыму приходится на период времени, непосредственно после присоединения Крыма к России. Осваивается, в основном, западное побережье Крыма (район Сакского и Мойнакского озер), которое сложно освоить иным путем. Постепенно создается необходимая инфраструктура для массового грязелечения. Однако на уровень массового лечения тогда выйти не удалось ввиду высокой стоимости сервиса и общей слабой освоенности территории. Тем не менее, заложена база дальнейшего интенсивного развития этого вида рекреации.

     

    История грязелечения в Крыму.

    Российская империя

    Грязелечение в Крыму - наиболее устойчивая и ранняя форма освоения крымской территории в рекреационных целях. С него началось курортное освоение Крыма в российской СКС. Лечебный туризм, по всей видимости, остается и наиболее устойчивым видом рекреации на полуострове после того, как Крым оказался в странной ситуации “всесоюзной здравницы” без СССР: здравница осталась – Союз исчез.

    Грязелечение в Крыму развивалось в разных частях полуострова, так что каждая грязелечебница имеет свою историю. Рассмотрим историю грязелечения в Крыму на примере Мойнакского и Сакского озер - наиболее известных центров грязелечения на полуострове.

    История грязелечения на Мойнаках - это история рекреационного освоения Крыма. Расположенное неподалеку от Евпатории, озеро стало одним из наиболее притягательных мест для многих больных российской СКС на долгие времена. В поздний советский период грязелечебница в Мойнаках отпускала до 2,5 миллионов процедур в год. Естественно, столь репрезентативная статистическая выборка приводила к тому, что кто-то, да и вылечивался. Все успехи относились на счет целебных свойств грязей. Так мойнакские грязи и потребность российской СКС в освоении Крыма стали основой освоения западного побережья полуострова.

    Реальному грязелечению предшествовала длительная эпоха циркуляции легенд относительно целебности крымских грязей и южных соленых вод. Сложно сказать, откуда появлялись эти легенды, но характерно, что истоки их относят еще к XV – XVI векам. Сказка о чудесах “неведомой земли” появляется задолго до начала активного проникновения населения российской СКС на юг. Легендарная “целебно-грязевая” информация распространялась только в пределах русских и украинских земель того времени. Суть чудесных историй сводилась к тому, что, умывшись целебной водой, старый человек становился молодым, больной – здоровым, и так далее. Приводились и экстремальные примеры исцеления – вплоть до воскрешения из мертвых. Никто не располагал определенными данными, но легенды были очень устойчивыми. Забавно, что в них были задействованы не только люди, но и животные. Так, существует легенда о старом верблюде, который омолодился – до такой степени, что его не узнал даже собственный хозяин – в результате долгого стояния в целебной грязи. Историй подобного рода немало.

    После присоединения Крыма к России начинается активизация всех этих легенд. Они стали своего рода местной версией Эльдорадо, но в отличие от заокеанского варианта, делавшего акцент на золоте, крымское Эльдорадо предполагало лечение посредством использования необычных свойств лиманов, озер и грязей. Американское Эльдорадо - это “человек озолотившийся”; крымское Эльдорадо - это человек в (целебной) грязи. Как ни странно, крымский вариант оказался более устойчивым. Золото – детская мечта; поиски кладов - развлечение для детей всех времен и народов. Однако у взрослых это проходит: достаточно быстро становится очевидно, что проблемы таким образом не решаются. Лечение же - занятие взрослых всех времени и народов, и это не проходит никогда.

    Развал СССР, помимо всего прочего, знаменовался вспышкой народного (само-)лечения. Откуда ни возьмись, появилась масса людей, которые лечили все болезни посредством очень простых методов. Многие из этих кудесников продолжают работать и в 1998 году. Вот пример, как легко и просто народ верит в чудеса в любые времена. Ни высокий образовательный уровень советского населения, ни наличие массы медицинских учреждений нисколько не повлияли на веру в возможность моментального исцеления всех своих существующих и вымышленных болезней.

    В случае с Крымом конца XVIII - начала XIX веков имела место во многом аналогичная история - только чудо было связано с реальными озерами, а не гастролирующими шарлатанами. Лиманы и грязевые озера резко отличались от всего, что было привычно русскому человеку. Легенда об их целебности не могла быть опровергнута одним решительным “критическим экспериментом”. Народ верил в чудодейственные воды и грязи: он нуждался в исцелении, и наука в принципе подтверждала, что целебные свойства существуют. Легенда нужна была для освоения края: она служила дополнительным стимулом привлечения в Крым населения.

    Свою роль в распространении легенд относительно целебных свойств крымской грязи сыграли русские писатели и общественные деятели. Сохранилось немало книг и путевых заметок конца XVIII - начала XIX века о Крыме. Неопределенная ситуация сложилась на полуострове с 1760-х годов и длилась до начала XIX века. Результатом ее стало посещение Крыма большим числом путешественников самых разных национальностей. Многие из них в своих записях вели речь и о грязях. При этом характерно, что западные путешественники описывали, в основном, дороги, бухты и т.п. Эта информация была впоследствии не раз использована армиями союзников во время войн в Крыму. Русские путешественники, которые ездили по “исконной русской крымской земле”, писали о разном, часто и о чудо-озерах. Так тема грязелечения становится едва ли не дежурной. Столь драматическое различие описаний объясняется разницей задач российской и западной СКС: для западной СКС Крым был ареной боевых действий; для российской СКС он стал местом, которое нужно было осваивать и перерабатывать в соответствии со своими социо-культурными стандартами.

    Например, П.В. Сумароков в “Досугах крымского судьи”, изданных в 1803 году и описывающих его путешествия 1799-1801 годов, упоминает и озеро Сак, однозначно говоря о его способности исцелять болезни: “обитающие в здешних местах крымцы стекались издавна толпами к сему спасительному месту и возвраща(лись) здравыми в домы свои”. П.В. Сумароков не ограничился абстрактными свидетельствами, но и сам принял грязевую ванну, что также подробно описал. Сложно сказать, от чего лечился и в какой мере вылечился автор, но его слово, будучи напечатанным во многих экземплярах, разнесло славу озера по всей России.

    Название самого целебного крымского озера, Мойнаки, происходит от одноименного тюркского племени, обитавшего в регионе в XIV веке. Само соленое озеро долгое время не использовалось людьми, только пастбища возле него - и другого хозяйственного использования этим местам не было. Местность получила название “Отар Мойнак” (“Мойнак” - в переводе “звезда”).

    После присоединения Крыма к России ставится вопрос о его освоении, идет интенсивный поиск любых “зацепок”, какие только можно использовать, и вот в это время появляется “чудо-озеро” Мойнаки. Складывается легенда относительно чудодейственных свойств озера.

    Сообщения П.В. Сумарокова - типичная социо-культурная сказка, местный аналог истории об Эльдорадо. В свое время в каждом районе появляется свое Эльдорадо, и в каждом случае в него охотно верят до тех пор, пока сохраняется социо-культурное обоснование такой веры. Писать про сказочные сокровища в начале XIX века было уже неудобно, поэтому стали писать про чудесные исцеления.

    Все это вовсе не означает, что Сумароков был лгуном: он лишь пересказал то, что говорили другие. Но “толпы крымцев” не могли стекаться к данному озеру в поисках исцеления, а затем “толпами расходиться здравыми”. Нет ни одного исторического свидетельства, что крымские татары или иные обитали Крыма до 1780-х годов сколько-нибудь систематически пользовались лечебными грязями. Такого рода информация могла быть связана только с древними греками и римлянами, но их рекреационная деятельность не имела связи с лечением в соленых озерах Крыма.

     

    Социо-культурные основания установок врачей и ученых

    на предмет определения целебности крымской грязи

    Ученые - не оторванные от реалий люди, и делают они то, что нужно их социо-культурной системе. Один из примеров научного отклика на потребности практического характера связан с исследованием целебных свойств крымской грязи и рапы. Необходимость освоения Крыма в некоторых случаях ставила инициаторов хозяйственной активности перед тем фактом, что иного варианта, кроме развития грязелечения и постепенного формирования рекреационной функции, на полуострове не существовало. Под эту установку и шло обоснование целебности уникальной крымской грязи и уникальной крымской морской воды.

    Изначально научные и медицинские наблюдения над воздействием грязей и соленых вод лиманов и озер на здоровье людей были очень тенденциозными. Вопрос о том, насколько они действительно полезны, никогда не стоял - существовала некая изначальная уверенность в этом факте. Сразу и безоговорочно было принято, что грязь, рапа, соленые воды исключительно целебны, и дело лишь в определении степени целебности. Некоторую проблему составляло повышение целебности указанных субстратов, поскольку нужно было сделать их еще более полезными. Для решения проблемы и была призвана на помощь наука.

    Скорее всего, любое выступление против универсальной целебности грязелечения или сомнение в его эффективности было бы проигнорировано. Это касается как Российской империи, так и СССР. Любые “диссидентские выпады” были бы просто замолчаны. Нам не удалось найти публикаций, в которых бы говорилось о неоднозначности грязелечения. Вероятно, для этого нужно смотреть специальные медицинские издания. Широким слоям общественности предлагались только оптимистически конструктивные работы. Чтобы найти их, достаточно посетить самую скромную крымскую библиотеку. На полках - множество работ, живописующих целебные качества крымской грязи. После знакомства с ними невольно возникает желание бросить все дела и немедленно отправиться на Мойнаки лечиться от чего угодно, чтобы сразу решить свои проблемы со здоровьем.

    Достаточно давно известно, что грязелечение весьма негативно сказывается на состоянии сердца. Избавившись посредством грязелечения от одного заболевания, можно заработать другое. Успешное изменение начального болезненного состояния отнюдь не предопределено, а приобретение сердечного заболевания посредством интенсивного грязелечения вполне очевидно. Это не секрет уже долгое время, но с негативными последствиями грязелечения сражаются молча - об успехах же говорится в полный голос. Так было всегда, и смысл этого парадокса только в необходимости ресурсов для создания привлекательного образа территории. Если нет возможности развивать сельское хозяйство или промышленность, нужно развивать рекреацию и чудо-лечение. Это требует минимальных накладных расходов, но дает устойчивый приток больных со всей России. И чем бесполезнее универсальное лечение, тем лучше: это только гарантирует устойчивость притока больных со всей территории российской СКС.

    В России изначально складывается представление об уникальности крымского грязелечебного района. Крымская грязь – лучшая в мире. Например, известный климатолог А.И. Войеков говорил в 1915 году: “Грязелечение есть во многих странах, но такого разнообразия и хорошего качества грязей и теплого сухого лета нет нигде в Европе, кроме России; поэтому относительно грязелечения наше Отечество будет в благоприятном положении, раз только лечебные заведения будут хорошо устроены” (цит. по: Груббе В.В. Экскурсия в Мойнаки. Путеводитель. - Симферополь: Таврия, 1989. - с. 19).

    Действительно, грязелечение развивалось в разных странах Европы, но нигде ставки на него не были столь высоки. Объяснить это можно не только тем, что западная грязь не так целебна, как крымская, но и особенностями освоения территорий. Последнее, скорее, более корректно.

    В критической оценке грязелечения как “универсального и непреходящего” средства показателен следующий факт. Если бы грязелечение и морские купания были столь полезны и целебный эффект их был бы столь очевиден, то они, вероятно, находили бы место в самых различных культурах и регионах мира. Но ничего подобного нет в реальности. Множество культур расположено на приморских территориях, и во множестве мест есть грязи, которые по своим свойствам не уступают мойнакским, но только в избранных местах делается ставка на целебность этих, почти повсеместно распространенных, природных ресурсов и условий.

    Например, в китайской социо-культурной системе, имеющей очень давнюю историю развития, нет и малейшего намека на использование грязей и морских купаний в лечебных целях. Лечение от всевозможных болезней и, в особенности, профилактическое лечение занимает важное место в повседневной культуре китайцев. Этот элемент культуры четко прослеживается с самых древних времен. Профилактическое лечение, предупреждение болезней – идея, проводимая в Китае повсеместно и постоянно. Хороший китаец – это здоровый китаец, и устойчиво высокие показатели продолжительности жизни в Китае - свидетельство того, что профилактическая деятельность здесь весьма эффективна.

    Между тем, нет и малейшего намека на использования морских купаний и грязей для лечения. Можно было бы допустить отсутствие лечебных грязей в Китае, но это весьма сомнительно для столь обширной территории со столь разнообразными условиями. В отношении морских купаний ничего подобного и предположить-то нельзя: береговая линия Китая огромна и была таковой почти всегда. Однако культура морских купаний в Китае отсутствует.

    Более того, для китайской СКС характерно расположение крупных городов в некотором удалении от морского берега. Примеры подобной ситуации - Шанхай в КНР и Тайбэй на Тайване. Характерно, что многомиллионный Шанхай, который достигал колоссальных показателей численности населения с очень давних пор, так и не сформировал своего пригородного центра приморского отдыха. Его не было в прошлом, нет и в конце ХХ века. Между тем, население Шанхая реально страдает от стрессов городской жизни. Это один из наиболее перенаселенных городов и районов мира, почти нарицательный образ перенаселенности. Следовательно, его расположение неподалеку от моря должно бы стимулировать активное развитие приморского отдыха. Однако ничего подобного нет: сменяются политические системы правления, развиваются материальная культура и средства передвижения, но приморские территории, расположенные поблизости от Шанхая, так и не осваиваются. Следовательно, дело не только в доступности - должны существовать иные причины неразвитости такого вида профилактического лечения и рекреации как морские купания.

    Гонконг – другой китайский город-государство – предельно перенаселенное место. Кто пробыл в нем хотя бы пару дней, хорошо понимает, что такое стрессы городской жизни. Климат его как нельзя благоприятствует чуть ли не круглогодичному отдыху на море. Пляжи в Гонконге есть (под них отведены целые острова, несколько удаленные от главного острова, в частности, остров Чен-Чан), но… на пляжах жители Гонконга практически не загорают и не купаются. Они прогуливаются вдоль моря, сидят на берегу. Изредка только дети плещутся в воде, которая необыкновенно чиста и прозрачна в любое время и даже на весьма переполненных пляжах.

    В китайской медицине в течение длительного времени, вплоть до начала XX века существовал запрет на вскрытие человеческого тела. В этой связи велись систематические поиски всех мыслимых и немыслимых средств, способных улучшить здоровье человека. Так, к примеру, китайские медики достигли замечательных результатов в акупунктуре. Однако в китайской медицине нет и намека на использование морских и грязевых ванн, хотя подобные процедуры (мягкого воздействия) вполне соответствуют ее духу.

    * * *

    Почти противоположный пример дает государство Израиль, имеющее колоссальные геополитические проблемы. В целях самосохранения Израиль должен поддерживать тесные связи с западной СКС и систематически получать от нее громадные инвестиции - и он имеет их как стабильный оппонент мусульманской СКС. Но нужен и приток людей, а для этого усиленно развивается иностранный туризм. Израильские специалисты по организации рекреации четко и открыто говорят о том, что иностранный туризм в этом государстве играет важную геополитическую роль. Он не решает задач получения прибыли - дело исключительно в геополитике. Авиакомпания “Эль Аль” дает рекордно низкие цены на авиаперелеты, но с одним условием: обязательная остановка на несколько дней в Израиле. “Эль Аль” даже субсидирует проживание и питание в Израиле транзитных пассажиров. Словом, делается все, чтобы увеличить количество единовременно пребывающего на территории Израиля неарабского населения.

    Интенсивно развивается и лечебная рекреация на целебном Мертвом море. Что может быть целебнее воды с соленостью в 300 и более промилле? – Вероятно, только еще более соленая вода… Мертвое море фигурирует во множестве туристических буклетов. Задача – все в том же привлечении туристов и обороте неарабского населения, что жизненно необходимо для сохранения государства Израиль и поддержания достигнутого уровня и типа освоенности его территории.

    Из сказанного выше по поводу столь разных рекреационных районов, как Крым, Китай и Израиль, можно сделать один вывод: грязелечение и морские купания – это не медицинское средство для укрепления здоровья, но форма освоения территории посредством формирования массовых туристических потоков. В китайской СКС нет проблемы освоения приморских территорий; соответственно, нет и пропаганды морских купаний и грязелечения. В российской СКС такая проблема есть, и, соответственно, ведется пропаганда. Аналогичным образом Израиль рекламирует морские купания в целебном Мертвом море. Примерно так же осваиваются некоторые приморские регионы в западной СКС. Потребность в освоении и реальные возможности его реализации в определенных случаях генерируют рекреационную или лечебную специализацию района. В зависимости от этого целенаправленно формируется - или не формируется - интерес к морским и грязевым ваннам и задним числом делается обоснование полезности этих занятий с точки зрения медицины и науки.

     

    Начало научного и медицинского исследования крымских грязей.

    Развитие грязелечения

    Коротко об исследованиях, связанных с грязелечением, развитием этого направления практической медицины и освоения Крыма, а также других направлениях эксплуатации необычных свойств крымских озер.

    До начала XIX века изучение озер ограничивалось отдельными наблюдениями, впрочем, всегда дававшими необычные результаты. Характерно устойчивое существование глубокого убеждения в том, что озеро Мойнаки творит почти библейские чудеса…

    * * *

    Вероятно, первые систематические медицинские наблюдения над воздействием минеральных грязей на здоровье больного человека принадлежат выпускнику Харьковского университета лейб-медику Н.А. Оже. В 1827 году он получил назначение на должность уездного врача в Евпаторию. Врач Оже первым начал систематически наблюдать воздействие грязей на организмы больных. Наблюдения велись на Сакском озере, а результаты были опубликованы 16 лет спустя.

    Врач Н.А. Оже заложил основы методики лечения грязью, которая получила название “Крымской”. Суть ее состоит в естественном нагревании грязи солнечными лучами. Лечение поэтому осуществлялось только летом, что было серьезным ограничением для развития курорта. Врач Оже пытался искусственным путем нагревать грязь Сакского озера (в турецких банях Евпатории) и тем самым увеличить сроки возможного использования крымских грязей, однако процедура оказалась очень дорогостоящей. Кроме того (и после искусственного нагревания) исследования Оже показали, что под действием пара физические свойства минерального ила ухудшались. Естественное нагревание целебной грязи в Крыму на долгое время осталось каноном.

    Характерно следующее:

    попытки увеличения лечебного сезона с самого начала освоения данного района Крыма. Вероятно, находиться в холодной грязи было совсем уж невыносимо, и даже ее чудодейственность не привлекала население;

    после того, как попытки искусственного нагревания грязи оказались дорогостоящими, “научные исследования” доказали, что целебность ее в таком варианте деградирует.

    В 1833 году И.О. Вицман, член-корреспондент Императорской академии наук, опубликовал книгу о пользе морских иловых и лиманных ванн. Речь в ней шла, в основном, о лиманах Одессы, но выводы исследования в равной мере распространялись на все аналогичные места недавно присоединенного к России юга, в том числе и на Крым. Все эти территории нуждались в освоении, и во многих случаях ничего, кроме страшно соленых озер и грязи, на них не было. Нужно было развивать рекреацию.

    Инициатива бальнеологических исследований, вообще, исходила со стороны одесских специалистов. В целом, до окончания XIX века инициативы по освоению юга реализовывались в Одессе. Там основывались т.н. горные клубы, в частности, Крымско-кавказский горный клуб. Это правило тем более распространялось на исследование вод лиманов и грязей, которых – в отличие от гор – в районе Одессы было достаточное количество.

    В 1837 году на берегу Сакского озера открыта первая здравница – отделение симферопольского военного госпиталя, где могло лечиться 87 человек. Наблюдал больных штаб-лекарь Канивецкий. Позднее здравница постоянно расширялась и в советский период стала санаторием Министерства обороны СССР.

    В 1861 году опубликованы исследования врача Б.Ф. Вериго, посвященные целебным свойствам одесских лиманов и грязей. Ученые все лучше понимают, почему и каким образом лиманы и грязи оказываются полезными. Между тем, народная молва давно и прочно усвоила: нет такой болезни, которую нельзя было бы вылечить в чудо-озерах юга России. Ученые продолжают исследования, врачи начинают эксперименты с грязью и больными, но сам народ всегда шагает впереди науки и медицины.

    В 1860-е годы впервые предпринята попытка, связанная с добычей поваренной соли из Мойнакского озера. В начале 1860-х годов купец И.М. Гелелович добывал на озере около 3000 пудов соли в год. Однако такое использование озера мало что давало для освоения края. Добыча соли не могла привлечь сюда значимого количества населения. Вероятно, именно по этой причине купец Гелелович имел массу проблем и, в конце концов, лишился своего промысла.

    В 1862 году сделан первый анализ вод озера Мойнаки. Результат очевиден: вода необыкновенно целебна. Однако понадобилось долгое время, чтобы от деклараций перейти к конкретным действиям.

    В 1874 году на небольшой площадке около соляного промысла в Сакском озере появилось “лечебное заведение по отпуску грязевых ванн”. Это было деревянное строение, разделенное на мужскую и дамскую половины. Заведение обслуживалось прислугой из трех человек и могло отпустить 30-40 грязевых ванн каждый рабочий день.

    В 1880 году сделаны повторные анализы воды озера Мойнаки, после чего началась разработка проекта использования Мойнак в лечебных целях. Купец Гелелович объявлен “хищником природной кладовой”.

    С 1883 года А.Г. Кулебяко-Корецкий изучает действие мойнакской грязи на организм человека. Исследование велось до 1885 года. Итогом стала диссертация врача. Вывод ее однозначен: целебные свойства грязи не вызывают сомнений. Исследователем разработаны рекомендации по лучшему использованию грязей для достижения максимального эффекта.

    В последней четверти XIX века спрос на грязевые ванны резко возрастает. Естественно, местные власти сразу обращают внимание на гигиеническое состояние грязевых озер, и пионеров освоения вытесняют с поля лечебно-предпринимательской деятельности.

    В 1884 году лечебное заведение, открытое в 1874 году, было закрыто по причине антисанитарии - во всяком случае, такова была официальная версия. Скорее же, дело в том, что в новых условиях грязелечение становилось прибыльным бизнесом и от прежнего владельца просто избавились.

    В том же 1884 году участок земли около озера взял в аренду сроком на 30 лет архитектор и бизнесмен А.А. Бернардоцци. Начинается строительство каменной лечебницы, и грязелечение впервые ставится на поток. (Здание этой лечебницы использовалось в течение долгого времени и сохранилось до сих пор.)

    Историческая дата – 25 мая 1887 года: новая лечебница на Мойнаках отпускает первую процедуру. В первый сезон было обслужено 311 клиентов. Среди лечившихся - жители Петербурга, Москвы, Киева, Харькова, Самарканда и Варшавы (Груббе В.В. Экскурсия в Мойнаки. Путеводитель. - Симферополь: Таврия, 1989. - с. 21). Основную массу пациентов составляли страдающие больными суставами.

    К середине 1890-х годов Мойнакская грязелечебница отпускает уже около 8500 процедур за сезон. Для консультаций приглашаются профессора из Москвы. Так, в 1894 голу больных консультировал профессор Московской медицинской академии В.М. Тарновский.

    До 1890-х годов, несмотря на свои исключительные качества, территория в округе Сак выглядела совершенно пустынной. Деревья там никогда не росли, господствовали степные формации растительности. Одновременно с развитием грязелечения начинается и озеленение пространств западного Крыма - важный шаг в освоении. Первые организованные мероприятия в этом отношении проведены в 1890 году, когда для озеленения было выделено 20 тысяч рублей. Инициативу и расходы взяло на себя губернское земство. В 1891 году началась посадка многолетних растений. Особенно много в этом направлении сделал П.С. Мельниченко, который долгое время работал на Южном берегу Крыма, а затем переехал в Саки, где провел многие годы.

    В 1893 году деревянная перемычка разделила Сакское озеро. Меньшую часть отдали курорту, в остальной части озера продолжалась добыча соли. В 1920-х годах добыча соли была прекращена: рекреационная функция озера оказалась явно более значимой. В 1934 году был построен девятикилометровый канал, связавший озеро с морем, что было необходимо для обеспечения притока морской воды в озеро. В 1973 году промышленная, давно бездействующая часть Сакского озера также передана курорту.

    В 1894 году в Мойнаках открывается гостиница на 44 номера с рестораном. Со строительством гостиницы связывались надежды на увеличение доходов. Курс лечения стоил 250 рублей, что составляло почти годовой оклад чиновника средней руки. В действительности, такие траты могли позволить себе только реально богатые люди. Гостиница не оправдала надежд и принесла своим хозяевам только убытки.

    Для грязелечебных курортов в целом характерна следующая закономерность. Пионерное освоение их часто связано с элитарным и предельно дорогим сервисом. Однако постепенно происходит демократизация лечения и, соответственно, растет его массовость. В зависимости от особенностей территории, соотношение элитарности и массовости может быть различным. В случае в западным Крымом поворотным в его судьбе оказался 1917 год, после которого экономический аспект грязелечения стал сферой забот государства. До 1917 года скромные попытки отдельных предпринимателей получать прибыль от грязелечения были безуспешными.

    3 февраля 1897 года высочайшим указом Николая II Мойнакское грязевое озеро было признано “имеющим общественное значение” и взято “под охрану от порчи и истощения”. Начинается государственно санкционированное использование озера и заодно - освоение западного Крыма. Власти проявили должное внимание к уникальным ресурсам полуострова.

    В начале XX века важную роль в развитии грязелечения сыграли врачи М.М. Ефет и Б.И. Казас, большие патриоты своего края. В 1901 году они стали совладельцами лечебницы, а в 1910 году - полными ее владельцами. Дело расширялось с каждым годом. В 1906 году количество процедурных мест увеличилось втрое (с 60 до 180), и если в 1906 году было отпущено 16277 процедур, то в 1908 - уже 30508 процедур. Одновременно происходит рост штата грязелечебницы. Когда-то начинали с трех человек, а в 1914 году в лечебнице работало 26 мужчин и 14 женщин, которые отпускали ежедневно около 200 ванн из грязи и рапы.

    Наука также не стояла на месте. Открыто явление радиоактивности, и в 1905 году выяснилось, что и мойнакская грязь радиоактивна. Естественно, исследования ученых показали, что малые дозы радиации удивительно полезны для больных (соответствующие исследования были проведены профессорами Новороссийского университета А.П. Соколовым и И.И. Боргманом).

    О важности проблемы грязелечения в те времена свидетельствует, например, такой факт, что профессор В.А. Гемилиан даже оставил столичную кафедру и поселился на некоторое время в Евпатории для проведения регулярных исследований. Наиболее интенсивно исследования велись им с 1909 по 1914 годы. Вывод однозначен: грязь исключительно полезна.

    В 1914 году в Саках началось лечение спинальных больных, инициатором чего был будущий советский академик Н.Н. Бурденко. Несколько позднее создается и специализированный санаторий для лечения спинальных больных емкостью 370 мест.

    Говорить об эффективности лечения такого рода заболеваний сложно. Несомненно, что после принятия процедур наблюдается некоторое улучшение: 93 % больных выписываются с подобным заключением. Однако случаи исцеления не известны. Иногда говорят о возврате трудоспособности спинальных больных, но что под этим понимается, сказать сложно. Реальность же такова: один спинальный больной “завязывает” на себя немалое количество обслуживающего персонала, и это, вероятно, основное в лечении. В частности, санаторий имени Н.Н. Бурденко располагает 370 местами для больных, которых обслуживают 685 сотрудников санатория.

     

    Продолжительность лечения грязями

    Первоначально курсы лечения были очень длительными. В середине - второй половине XIX века относительно стандартным был курс лечения, предполагавший 160 морских и 60 лиманных купаний. Его было сложно реализовать по практическим причинам, хотя устойчиво находились клиенты и на столь длительное лечение. В этот период западное побережье Крыма могло в реальности обслужить очень небольшое число рекреантов, и поэтому даже длительные курсы лечения были вполне хороши. Всегда находилось некоторое количество людей, готовых потратить немало времени и средств на лечение.

    По мере роста курортов на западном побережье Крыма и увеличения пропускной способности, срок лечения неуклонно сокращался. То ли грязь становилась целебней, то ли методики врачей совершенней, но продолжительность лечения все снижалась и снижалась. Длительные курсы были категорически разоблачены в советское время, и объяснили это тем, что частные предприниматели ориентировались на сверхприбыли и поэтому искусственно удлиняли лечение. В реальности оно могло быть намного короче. Это открытие сделал профессор - а затем академик - Бурденко.

     

    Новинка! Использование целебных озер + купание

    в целебном Черном море = дополнительный целебный эффект

    Решительный шаг в развитии лечебного крымского туризма был сделан с включением в курс грязелечения морских купаний. Грязелечение - дело тяжкое, на которое пойдет далеко не каждый, даже больной человек. В сочетании с морскими купаниями оно становилось более привлекательным. Эксперименты над больными в этом направлении начались с середины XIX века. Были испробованы самые разные сочетания морских купаний и грязевых процедур, и постепенно медики пришли к выводу о том, что вариант “больше купаний - меньше грязевых ванн”, как правило, дает наилучший терапевтический эффект. Ценнейший вклад в освоение Крыма!

    В 1870-е годы Евпатория стала популярным местом летнего отдыха. Население города составляло тогда около 8 тысяч человек, а каждое лето на курорт съезжалось более 3 тысяч купальщиков. Евпатория стала лучшим местом в России для летних купаний. Вероятно, это определялось мелководностью ее побережья: в конце XIX века количество людей, умевших плавать, было очень невелико. На Южном берегу такого рода купания осложнялись тем, что большие глубины начинались там с 3–5 метров.

    О.О. Мочутковский в 1883 году отмечал, что побережье в Евпатории застроено деревянными будками, которые сдаются курортникам за плату. Появились даже платные общественные купальни, в которые “морская вода подавалась нагретой” (Груббе В.В. Экскурсия в Мойнаки. Путеводитель. - Симферополь: Таврия, 1989. - с. 13). Секрет этого чуда был позднее утерян, и в СССР стали купаться в морской воде уже без ее подогрева.

     

    Самолечение и расширение сервиса грязелечебниц

    Реальностью грязелечения на Мойнакском и Сакском озерах является самолечение. Оно возникло с началом освоения озер и никогда не исчезало, сохраняясь в полной мере и сейчас. Важно, что почти библейская ориентация этого вида лечения грязями очень устойчива: озера по-прежнему привлекают людей, которые ожидают от них чуда.

    Самолечение нельзя объяснить только экономическим фактором. Если до 1917 года грязелечение было реально дорого и на него не хватало денег у многих, то в советский период это проблем не составляло. Причина устойчивости самолечения, скорее, в том, что определенная часть людей нуждается не столько в лечении, сколько в чуде, а чудо - дело интимное.

    Первоначально в крымских озерах лечили только взрослых, но вскоре объектом лечения стали и дети. Важный шаг в этом направлении был сделан в 1903 году, когда врач военно-санаторной станции Н.И. Калачев порекомендовал накладывать детям на шею грязевой воротник. Результаты превзошли все ожидания: дети, страдавшие ангинами, воспалениями среднего уха и носа, избавлялись от хронических недугов в течение сезона. Метод получил название “воротника по Калачеву” и эксплуатировался долгое время. Так началось массовое лечение детей.

    Для детского грязелечения характерна пропаганда борьбы с некоторыми хроническими заболеваниями уха, горла и носа, но никогда не говорится о состоянии сердечно-сосудистой системы детей в последующие годы их жизни. Все это - за пределами исследований детских врачей, практиковавших на грязях.

    * * *

    Столь подробно на истории грязелечения в Крыму мы остановились по той причине, что это - наиболее ранний и, скорее, самый характерный вид массового туризма в регионе. На примере грязелечения наиболее очевидна механика генерирования мифов об определенном регионе и его уникальных ресурсах, на которых, собственно, и держится массовый туризм. В разное время может доминировать тот или иной миф, но они всегда имеются. Проходит время, и недавний образ кажется наивным и смешным; он сменяется иным стандартом рекреации. Стоит еще подождать, и появится очередная новинка - история давняя и не вполне оригинальная…

     

    Профилактическое оздоровление населения российской СКС в Крыму, климатолечение и связанное с ними развитие массового туризма

    С 1860-х годов начинается развитие профилактического направления в медицине - и освоении Крыма! Целебным считается даже пребывание в Крыму и отдых в нем без специальных медицинских процедур. Разнообразие Крыма, его климат якобы способствует оздоровлению и сами по себе. Климатолечение ориентировано, в основном, на интеллигенцию Российской империи, поскольку только она в состоянии понять и принять столь тонкий метод оздоровления и лечения. Направление носит явно элитарный характер, но складывается инфраструктура и для его массовых форм.

    В СССР профилактическое оздоровительное направление в Крыму получает гигантское развитие. Создается сеть здравниц, ориентированных именно на оздоровление. Количество клиентов стремительно растет: от сервиса для интеллигенции - к оздоровлению всех трудящихся. Строится много ведомственных оздоровительных заведений (пансионаты, дома отдыха). В них созданы беспрецедентные (по меркам СССР) условия для отдыха и, следовательно, некоторого оздоровления. Направление существует на мощные дотации государства.

    Освоение Крыма шло по схеме: от уникальности отдельных мест - к уникальности всего региона. Это выражалось и в том, что все в Крыму оказывалось целебным: целебные грязи, отдельные уникальные места Южного берега - и даже целебный климат (причем не только для больных туберкулезом, но и для всего населения). Больных туберкулезом было немало, но для достижения реальной массовости требовалось вовлечение в оздоровительный процесс и всего остального населения, которое нуждалось в отдыхе, и лучшего места, чем Крым, для этого было не найти.

    Идея целебности крымского климата активно развивается с начала ХХ века. Это был самый дешевый и доступный вид лечения в Российской империи и затем в СССР: достаточно просто дышать воздухом Крыма - Крым целебен сам по себе. Казалось бы, декларацию легко проверить: проводя всю жизнь в Крыму, местное население должно ставить рекорды по продолжительности жизни и прекрасному состоянию здоровья, но ведь ничего подобного нет! Однако развитие массового туризма всегда базируется на мифологии, которая категорически не допускает проверки мифов.

    Имена врачей, которые развивали идеи целебности крымского климата как такового, становились весьма популярными и сохранились в истории. Принято считать, что первое научное обоснование лечебных факторов Крыма было сделано известным русским врачом С.П. Боткиным (1832 - 1889). С.П. Боткин, известный медик и общественный деятель, был активным пропагандистом целебности Крыма, за что высоко оценивался и императорской семьей, и широкой демократической общественностью.

    Первый визит С.П. Боткина в Крым состоялся в 1855 году во время Крымской войны. Вчерашний студент, он добровольно вступил в отряд врачей, сформированный Н.И. Пироговым, и проходил практику в военных госпиталях и тифозных бараках Симферополя и Бахчисарая.

    В 1870 году С.П. Боткин получил звание академика и первым из русских врачей был назначен лейб-медиком царской семьи. В круг его обязанностей входило каждое лето сопровождать особ императорской семьи на отдых. Врач Боткин одним из первых отметил исключительные климатические условия Южного берега, особенно благоприятные для туберкулезных больных. Наилучшей он считал зону в районе Эреклика и Ливадии. По рекомендациям С.П. Боткина в Эреклике был построен санаторий для императрицы (ныне здесь расположен комплекс противотуберкулезного санатория “Горная здравница”). По его же инициативе был заложен лечебный корпус на Поликуровском холме, занимаемый сейчас НИИ климатологии и климатотерапии им. И.М. Сеченова. Один из корпусов до сих пор называется Боткинским. Боткин был большим патриотом России и Крыма. Он был убежден, что, как центр климатолечения, Крым превосходит западные курорты и имеет громадное будущее.

    Оригинальный вклад этого человека в профилактическое лечение во многом сводится к той простой идее, что лучше отдыхать в здоровых и приятных условиях, чем работать в тяжелых и вредных для здоровья... Вероятно, это было очевидно и до врача Боткина. Но “идея” обещала работать на освоение нового региона, и подобные “открытия” становятся стимулом для массовых туристических поездок в определенный район.

    Наиболее активным пропагандистом климатолечения в Крыму был врач В.Н. Дмитриев. Он являлся основателем ялтинского горного клуба и лечил “крымским климатом и подъемами” (имеются в виду подъемы в горы). По мнению врача Дмитриева, “лечение подъемами” при болезнях сердца и легких было исключительно полезным, поэтому все его пациенты совершали пешие походы в горы.

    Реализуя свои идеи, врач В.Н. Дмитриев с коллегами создал в 1901 - 1902 годах первую тропу для прогулок, которая получила название Боткинской. Позднее было создано еще несколько троп, названных Штангеевской, Солнечной и др. Это было реальным вкладом в развитие рекреации на Южном берегу Крыма.

    Климатолечение было поставлено на научную основу еще до 1917 года. Первый научный институт был создан в 1914 году. Сейчас это Крымский НИИ физических методов лечения и медицинской климатологии им. И.М. Сеченова. Институт является старейшим в СНГ научным учреждением курортологического профиля. Основное направление деятельности института - разработка немедикаментозных методов реабилитации больных, страдающих бронхо-легочными, сердечно-сосудистыми, нейрососудистыми заболеваниями.

    Институт расположен в прибрежной парковой зоне Ялты и имеет собственную клиническую базу на 30 мест. В ее составе 3 пульмонологических, в том числе и детское, неврологическое и нейросоматическое отделения. Больные проживают в 2-местных палатах со всеми удобствами.

    В институте работают 8 докторов и 30 кандидатов наук, которые, кроме исследований в указанных выше направлениях, изучают климатические лечебные факторы Крыма и их действие на организм больных людей.

    Нельзя сказать, что лечение крымским климатом и подъемами в горы наносит вред, но вполне очевидно, что это - не столько лечение, сколько пропаганда Крыма в целях его освоения. Несомненно, климат Крыма более благоприятен по сравнению, скажем, с Санкт-Петербургом. Но пребывание в Крыму - это не лечение, а лишь профилактика. Она, конечно, полезна всем и в любом возрасте, и Крым в этом отношении не уникален. Однако долгое время медики настаивали как раз на том, что ничего не делать - кроме легких физических упражнений - наиболее полезно именно в Крыму и именно для этого нужно за тысячи километров ехать на полуостров. Самое удивительное, что столь незамысловатые идеи действительно стимулировали массовые туристические потоки в Крым.

     

    Спортивный туризм в Крыму как направление массового туризма

     

    В конце XIX века в западной и российской СКС появился спортивный (как он первоначально назывался, горный) туризм. Он зарождается в двух СКС примерно одновременно. Основные вехи развития спортивного (горного) туризма в России таковы:

    1877 – в Тифлисе, при Кавказском обществе естествознания создан первый альпинистский клуб. Просуществовав всего два года, клуб распался;

    1885 – в Петербурге создана первая русская туристская организация. Ею стало общество велосипедистов-туристов (“Русский турингклуб”). Устав клуба был утвержден товарищем министра внутренних дел России Н.И. Шебеко. У клуба были филиалы в Киеве, Москве, Харькове, Тобольске, Риге и Благовещенске;

    1889 – начинает издаваться журнал “Русский турист” (закрыт в 1917 году);

    1890 – образовано Русское горное общество;

    1895 – на базе общества велосипедистов-туристов (“Русский туринг-клуб”) создано Российское общество туристов, которое ставило своей целью организацию путешествий внутри страны и за рубежом. Р.О.Т. впервые осуществило путешествие паломников к святым местам. При обществе действовала комиссия по организации экскурсий для школьников по России. В 1911 году правление общества переехало из Петербурга в Москву. К 1914 году в нем состояло около 5 тысяч членов. Общество просуществовало до 1928 года и было ликвидировано, а в 1929 году воссоздано в виде Общества пролетарского туризма, которое в 1930 году преобразовалось во Всесоюзное добровольное общество пролетарского туризма и экскурсий, куда также вошли “Советский турист”, “Украинское межпаевое экскурсионное товарищество” и “Турист Грузии”. В 1929 году было создано Всесоюзное акционерное общество “Интурист” с отделениями и представительствами во многих городах СССР и за рубежом.

    Крым стал одним из пионеров Российской империи в развитии спортивного туризма. Первая такая организация появилась здесь в 1890 году. Это был Крымский горный клуб, который, объединившись с Кавказским, стал называться Крымско-Кавказским горным клубом с центром в Одессе и филиалами в Ялте, Севастополе, Екатеринославе, Гаграх, Баку, Феодосии и других городах России. При клубе было создано и экскурсионное бюро.

    Крымский горный клуб был организацией не для простых людей: отбор осуществлялся посредством внесения членских взносов. В социальном отношении клуб ориентировался на интеллигенцию.

    Крымский горный клуб - образец по постановке работы. В Российской империи делались только первые шаги в развитии спортивного туризма, который носил в Крыму элитарный характер, но был крайне важен для создания образа уникального места, где умеренная спортивная деятельность в высшей степени благотворна для здоровья. Важный фактор развития спортивного туризма в Крыму - легкая доступность его природных экскурсионных объектов.

    Самым активным являлось Ялтинское отделение клуба, насчитывавшее более 100 членов, среди которых было немало видных людей того времени. Председателем правления Ялтинского отделения Крымского горного клуба стал уже известный нам врач В.Н. Дмитриев. Он сам организовывал туристические походы, отчеты о которых регулярно печатались в “Записках Крымского горного клуба”.

    Важно, что Крымский горный клуб не был формальной организацией - он брал на себя и функции контрольно-спасательной службы. В частности, в зимнее время походы в Крымские горы можно было официально совершать только с разрешения правления клуба.

    В 1893 году на нижнем плато Чатырдага между пещерами Холодная и Тысячеголовая на средства клуба был построен первый туристический приют в Крымских горах - каменная хижина с очагом, в которой могло разместиться на ночлег 10 человек. С мая по октябрь при приюте жил сторож. В сервис входила продажа свечей для посещения пещер и еда. Члены Крымского горного клуба, которые исправно платили свои взносы, пользовались услугами приюта бесплатно; с остальных взыскивали 20 копеек за ночевку. За посещение пещеры нужно было платить 10 копеек; осмотр ледяного колодца, оборудованного лестницей, обходился в 30 копеек.

    По вполне понятным причинам наибольшей популярностью у публики пользовались экскурсии на экипажах. Начинали с телег, затем арендовали “линейки” на резиновом и железном ходу. В 1914 году для посещения пещер было организовано 430 экскурсий на экипажах.

    Динамика показателей активности клуба такова: в 1897 году проведено 276 экскурсий, в которых приняло участие около 3 тысяч человек; в 1902 году количество экскурсантов возросло до 8 тысяч; в 1914 году число экскурсий превысило 700, а экскурсантов - 15 тысяч.

    Насколько можно судить по отчетам клуба, к 1916 году был подготовлен 21 маршрут по Южному берегу Крыма от мыса Айя до Алушты. Маршруты достигали даже Карадага и Бахчисарая. Каждый маршрут имел свою маркировку и печатное обоснование в виде описания. Экскурсионный сезон начинался в марте и длился до октября.

    Члены Крымского горного клуба занимались и охраной лесов. За курение в лесу и несанкционированную раскладку костров нарушителей препровождали в ближайший полицейский участок для выяснения личности и привлечения к ответственности.

    Развитие спортивного туризма не ограничивалось только Крымским горным клубом. Прологом к его созданию послужили экскурсии в горы, которые систематически стали проводиться со второй половины 1870-х годов. В этом отношении большую активность проявил геолог профессор И.А. Головкинский. В основном, экскурсии в горы предназначались для студентов Новороссийского университета.

    С 1880-х годов становятся нормой экскурсии, совершаемыми мужскими гимназиями. В 1886 и 1888-89 годах симферопольская мужская гимназия систематически организовывала экскурсии в различные горные районы Крыма. Походы были многодневными; о них печатались весьма пространные отчеты, которые сохранились в библиотеках Симферополя до сих пор. В некоторых случаях эти отчеты являлись первыми публикациями с описанием различных районов Крыма.

    Врач В.Н. Дмитриев задолго до создания Крымского горного клуба организовал “Кружок любителей природы, горного спорта в Крымских горах”. Кружок объединял местную интеллигенцию, а также вел работу с приезжающими из России интеллигентами, которые жаждали своими глазами увидеть все необычные и уникальные места Крыма.

    В 1910 году в Симферополе создается Крымское общество естествоиспытателей и любителей природы. В его функции входило и проведение различного рода экскурсий, в основном, по горному Крыму. Этим обществом в свое время издано несколько путеводителей по Крыму.

    В Российской империи спортивный туризм делал только первые шаги, но они были исключительно важны для последующего превращения его в массовое рекреационное занятие. В советское время спортивный туризм возрождается в Крыму сразу после освобождения полуострова от войск Врангеля и постепенно становится действительно массовым направлением рекреации в регионе.

    Важная особенность организации баз спортивного туризма в Крыму всегда была связана с их небольшими накладными расходами. На них предусматривался только самый примитивный сервис. Турбазы представляли собой легкие строения (на первых порах это были просто-напросто палатки полувоенного образца, которые обычно используются в летних лагерях, затем они были заменены деревянными домиками), с одним-двумя каменными зданиями. Такого рода организация представляется в высшей степени разумной, поскольку учитывает ряд факторов:

    ярко выраженную сезонность сервиса во многих туристических районах Крыма;

    невозможность превышения расходов на обслуживание туриста выше некоторого предела. Фактически, все оплачивало государство. Стоимость путевок заведомо не покрывала расходов на содержание турбаз, поэтому нужно было выбирать максимально экономный вариант;

    временность такого рода построек. В Крыму было создано лишь несколько капитальных строений на все времена (например, Воронцовский и Ливадийский дворцы, которые так и остались, скорее, исключением). Для туристического освоения нужны были легкие дешевые строения, поскольку оно имело строго определенное начало и, похоже, весьма определенный конец: туристическое освоение внутренних районов Крымских гор начинается в 1920-е годы и становится особенно интенсивным после 1947 года; завершиться оно должно было, вероятно, с развалом СССР.

    В современном виде использование доставшейся в наследство от СССР туристической инфраструктуры в высшей степени сложно. Стоимость путевки становится непомерно высокой, хотя при этом сложно добиться гарантированного сервиса. Для возрождения туризма во многих районах Крыма нужно делать гигантские инвестиции и иметь очень продуманную систему обоснования. Самое же главное в том, что эта работа не имеет смысла: искомый уровень социо-культурного освоения полуострова достигнут, а как туристический регион Крым вряд ли может конкурировать с другими мировыми центрами спортивного туризма.

     

    Массовый приморский летний туризм

     

    В рамках Российской империи это направление практически отсутствовало: систематические морские купания не были целью поездок на Черное море и в Крым. Как авангардистское занятие появляется лишь в конце XIX века. Пионерный уровень освоенности территории Крыма, социальные и экономические особенности Российской империи категорически не способствовали развитию массового приморского летнего отдыха.

    В СССР приморский летний туризм получил гигантское развитие и по количеству участников стал основным направлением рекреационной деятельности. Согласно официальным данным, давал до 8 миллионов туристов в год (не считая организованных рекреантов). Правда, есть основания считать эти данные сильно завышенными.

    Особой разновидностью массового приморского отдыха стал детский отдых. Для его поддержания в Крыму создана уникальная сеть пионерских лагерей (более 180), громадное большинство которых - летние. Это стимулировало ротацию детей из разных районов СССР через Крым.

    Несмотря на стратегический характер данного вида туризма в освоении Крыма, для его организации в советский период делалось ничтожно мало. Размещение громадного большинства приезжих имело место в частном секторе - по высоким ценам и при низком уровне сервиса. Характерно крайнее пренебрежение и всем остальным. Все это можно объяснить только чрезвычайной кратковременностью данного вида массовой рекреации в освоении Крыма.

    В рамках СНГ этот вид массового отдыха в Крыму столкнулся с наиболее серьезными проблемами. Изменился стандарт годовой рекреации, и летний приморский отдых перестал быть безусловным доминантом. В регионе возникли проблемы геополитического и экономического характера: Крым стал труднодоступным и опасным местом. Опасения регионального конфликта - реальность массового сознания в восприятии Крыма. Детский отдых в летних лагерях стремительно деградирует как направление. На выживание в новых условиях имеют шансы не более 10 лагерей.

    Согласно официальным данным, во второй половине 1990-х в Крым приезжает до 2 миллионов неорганизованных рекреантов в год. Есть основания считать официальные данные завышенными: реальные показатели должны быть намного ниже. Для восстановления прежних чисел прибытия рекреантов нужны гигантские - и продуманные - инвестиции, ориентированные на 20 – 25 лет вперед.

     

    “Родственный” региональный туризм

     

    В Российской империи это направление массового туризма было практически не развито. Постоянное русское население Крыма только формировалось; тюркское население Крыма имело большое количество родственников в Османской империи, но туристические контакты между ними отсутствовали - имела место только эмиграция тюркского населения из Крыма.

    В СССР “родственный” региональный туризм начинает развиваться, но теряется на фоне массовой приморской рекреации. Для него характерен пик в летний сезон. В количественном отношении это направление могло давать немалое число рекреантов. Основанием для его развития стало переселение в Крым значимого количества русского населения. В силу финансовой доступности приморского летнего отдыха в Крыму большинству населения, возможности “родственного” туризма несколько ограничены.

    В СНГ может стать важным, если не основным видом массовой рекреации в Крыму, не связанной с организованным отдыхом. В целом, он утрачивает жесткую привязанность к летнему отдыху и морским купаниям. Выполняет важную социо-культурную функцию - поддержание связей Крыма как русского анклава с остальными территориями СНГ и, прежде всего, с Российской Федерацией. Наиболее показательным центром такого отдыха становится Севастополь - российский военно-морской анклав, существенно изолированный даже от остальной территории Крыма.

    * * *

    В заключение рассмотрения истории туризма в российской СКС отметим основные выводы.

    1. Становление массового туризма в российской СКС - длительный процесс, логично наследуемый разными российскими государственными образованиями. Российская империя, СССР, СНГ – разные формы государственности, в которых имеет место наследование в развитии массового туризма. Массовый туризм возникает в России одновременно с Западной Европой, хотя и существенно отличается от западного варианта. Различие определилось изначально и было связано с особенностями освоения территорий в российской и западной СКС, поскольку в каждой из них массовый туризм направлен на решение своих, особых социо-культурных задач.

    Обычно указывается, что с 1870-х годов Крым становится модным буржуазным курортом. Это не вполне корректное определение. Действительно, с этого времени Крым становится все более и более модным курортом, и от визитов отдельных сановников совершается переход к относительно систематическим поездкам несколько большего числа состоятельных людей в Крым. Однако дело не только и не столько в аристократии и буржуазии. Во-первых, в количественном отношении знати и буржуа в России было ничтожно мало. Во-вторых, Крым стал местом отдыха не столько богатых буржуа и знатных карьеристов из высшего общества, сколько известных людей России своего времени. Неоценимую роль в популяризации Крыма сыграла русская интеллигенция. В конце XIX века она проявляла высшую степень социальной активности и внесла таким образом свой вклад не только в развитие революционного движения, но и в освоение определенных территорий и Крыма в частности.

    2. Специализация в области приморской летней рекреации не сделала ни один район мира стабильным, богатым и процветающим. Это опыт не только российской СКС, но и многих других, в частности, западной. В западной СКС на летнем приморском отдыхе специализируются такие страны и регионы как Греция, Испания, Португалия, юг Франции. Все эти страны, за исключением Франции, отличаются более низким уровнем экономического развития по сравнению со своими северными европейскими соседями. Греция и южные районы Италии вполне откровенно бедны и имеют низкий жизненный уровень.

    Осознание этого положения важно в том отношении, что рекреация - даже при отлично поставленном маркетинге и отлаженной системе сервиса - сама по себе не решает экономических проблем страны и ее населения. Это, в частности, касается Крыма и, в особенности, его Южного берега как рекреационного района, сориентированного в СССР на обслуживание громадных масс отдыхающих: самой территории мало что осталось от всех потоков рекреантов. Обследование южнобережных населенных пунктов в конце 1990-х годов свидетельствует об удивительно низком жизненном уровне населения этого, казалось бы, благословенного каря: безработица (явная и скрытая), неопределенное будущее, невозможность генерировать средства к существованию иными способами, кроме официальной, зачастую фактически неоплачиваемой работы. Изумляет состояние жилищного фонда региона, через который прошли миллионы людей, так что, казалось, он долгое время должен был процветать. Выясняется же, что ему не досталось ничего. На первый взгляд, странно - особенно если верить мифу о прибыльности рекреационной деятельности. Однако она направлена на освоение территорий, а не на генерирование прибыли: чаще всего эти два занятия категорически не сочетаются между собой.

    Интенсивное развитие рекреационной специализации в Крыму не сделало этот район процветающим в экономическом отношении, но помогло в освоении полуострова как русского анклава и формировании устойчивой связи Крыма с Российской Федерацией, независимо от его текущей политической подчиненности.

    3. В современных условиях, связанных с преобразованием СССР в СНГ, произошли драматические изменения и в массовом туризме. Некоторые его направления оказались депрессивными, другие, напротив, стали развиваться весьма активно. Сколь бы странными они ни казались, это естественные перемены, связанные со становлением новой националистической программы российской СКС (12, 13).

    Происшедшие перемены нужно принимать как данность. Они не являются предметом для обсуждения или моральной оценки. Для теоретиков они должны стать темой размышлений, для практиков в области туристического бизнеса - основой всей деятельности. Успешный туристический маркетинг возможен только при условии строгого учета объективных тенденций развития туризма. Любые противоречия с реальностью гарантируют коммерческий провал. Массовый туризм в СНГ имеет колоссальные перспективы. Он будет приносить надежную прибыль, но только в случае следования туристической компании объективным тенденциям. Понимание же этих тенденций немыслимо без изучения исторического аспекта процессов формирования и развития массового туризма.

     

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 22      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.