Глава четвертая. Мятеж в Техасе. - Крушение Америки. Книга вторая. Возмездие - Юрий Козенков - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.

    Глава четвертая. Мятеж в Техасе.

    1.

    14 апреля 2006 года, США, Калифорния

    Вчера, 13 апреля, в конце рабочего дня, Пит Тауберг, оператор крупнейшей Лос-анжелесской провайдерской фирмы интернет-услуг, “Юнион-2”, заметил мощную пе­регрузку каналов связи. Кто-то засорил серверы фирмы буквально самосвалом “мусора”. Источник атаки сразу найти не удалось. Тауберг, понимая, какая угроза нависла над фирмой, немедленно связался с шефом электронной безопасности сети Интернет. Моментально были задейст­вованы три группы специалистов по поиску источника этой атаки.

    Только к 6 часам утра 14 апреля удалюсь определить, что электронное вторжение началось еще 11 апреля, в “черный” вторник Америки. В течение этих дней интен­сивность потока “грязи” возрастала в геометрической прогрессии. Если за первый день усиление потока увели­чилось в 10 раз, то за второй — в 100 раз, а в третий — в 10000 раз. Дальше шло зашкаливание и превращение по­тока “грязи” в информационное наводнение мощной разрушительной силы с выведением из строя серверов фирмы и компьютеров обслуживаемых ею клиентов.

    На первый взгляд, лавина электронного “мусора” по­казалась специалистам хаотичной, и только к 12 часам дня была выявлена осмысленность действий электронных ди­версантов. К 16 часам над поиском источника трудилось уже несколько групп специалистов этой области из ФБР. В 22 часа 42 минуты источник был определен. Южная Ко­рея, Сеул. Еще через 35 минут был определен и конкрет­ный адрес. Но взявшая штурмом квартиру южнокорей­ская полиция, а в Сеуле в это время уже было 15 апреля, около 16 часов, никого в ней не обнаружила. Квартира была пустой, а два мощных компьютера работали в авто­матическом режиме, видимо с самого начала.

    В квартире не нашли ни отпечатков пальцев, ни следов пребывания человека, как будто кто-то очень тщательно все стер и убрал. Опрос владельца дома ничего конкрет­ного не дал. Квартиру эту сняли два корейских студента на 6 месяцев, за апрель они заплатили сразу. В квартире почти не появлялись. Хозяин их видел последний раз 11 апреля. Словесные портреты этих двух корейцев, как и их имена, скорее всего фальшивые и ничего полиции бы не сказали.

    А тем временем, аврал в Лос-Анджелесе уже тайфуном несся по интернетовским сетям городов Калифорнии, Не­вады, Аризоны. Компьютеры многих крупных фирм пользователей Интернета через спутники связи этой сети серии “Глоубэл-116”, “Глоубэл-118”. “Орандж-84” и “Орандж-85”, задействованных не только на провай­дерскую фирму “Юнион-2”, но и еще на семь таких фирм, расположенных в Калифорнии, Неваде и Аризоне, от не­обычайно высокой перегрузки начали выходить из строя. Сбои происходили даже на каналах, имеющих мощнейшую фильтрационную защиту и гигантскую пропускную способность. Начались перебои в работе маршрутизато­ров крупных коммуникационных фирм Западных штатов Америки.

    “Мусорный” вал стремительно катил, ища все новые и новые цели, выводя компьютеры из строя один за одним, локально отрезая от “сетевого мира” отдельные участки Интернета, которыми владели разные компании США. Спутниковые мосты, соединяющие Азию с Америкой, за­хлебывались, не справляясь с информационной нагрузкой. Но самым страшным было то, что атаке оказались под­вержены и сверхзащищенные каналы, обслуживающие военные базы в Калифорнии, ядерные полигоны в Неваде. Оказалась заблокированной даже авиабаза “Эдвардс”, принимающая космические челноки “Шаттл”, “Атлантис” и новейшие — “Орион”. На ноги были подняты все силы Агентства национальной безопасности, ФБР и ЦРУ, дан­ного профиля.

    Глобальная операция электронного удара по Америке была разработана Смирновым и опытнейшими разведчи­ками нелегалами в лучших традициях Великой Отечест­венной Войны, с размахом, дьявольской виртуозностью и неуязвимостью. Ее разработка длилась более двух лет и почти год велась подготовка к ее выполнению. Она долж­на была начаться одновременно из 16 стран, расположен­ных на разных континентах.

    Эта операция была составным элементом операции “Северная комета” и получила название “Эстафета алли­гатора”. В течение 2001-2004 годов владельцы крупней­шей корпорации США “Майкрософт” для глобализации сети Интернет вывели на космическую орбиту 26 спутни­ков связи, охватив практически весь земной шар. Террито­рия США была по сложной системе поделена на соответ­ствующие сектора. Считалось, что проникнуть через эше­лонированную систему защиты, кодов и фильтрующих систем “Хабл”, этой спутниковой закольцованной сети, невозможно. Но на всякий замок находится своя отмычка. Против суперхакеров, прошедших курс допингования биоактиватором “Пситороид”, повышающим потенци­альные возможности мозговой деятельности человека в несколько раз, невозможно было создать непреодолимых преград на пути взламывания любых компьютерных ко­дов и суперзащит.

    Начало атаки было назначено на день крушения Нью-йоркской и других бирж мира. Получив с помощью под­купленных сотрудников “Майкрософт корпорейшн” ряд кодов спутниковой связи, задействованной с маршрутиза­торами, выходящими на США, было решено запустить операцию “Эстафета Аллигатора” по методу бегущей волны. То есть группа хакеров, обязанная вывести из строя компьютерную сеть, скажем, части восточных шта­тов США — Нью-Йорка, Пенсильвании и Огайо, ведет эту работу поочередно из нескольких стран.

    Например, первая группа хакеров начинает 11 апреля из Праги свою работу. Она взламывает коды и пароли спутникового канала сети Интернет на вышеуказанные штаты Америки и запускает малый объем “компьютерно­го мусора”, который пока практически невозможно вы­числить из-за малого объема. А 12 апреля, на следующий день, поток этого “мусора” увеличивается в сотню раз. После этого появляется реальная угроза обнаружения мес­та их обитания. Поэтому, первая группа хакеров перево­дит работу своих компьютеров в автоматический режим и исчезает.

    А в это время, 12 апреля, уже из Вены, вторая группа хакеров по уже взломанным кодам входит в этот же спут­никовый канал Интернета, работающий на эти же штаты и вводит свою малую дозу компьютерного мусора, непод­дающегося обнаружению. А на следующий день, 13 апре­ля, она также резко увеличивает дозу “мусора” в сотню раз. И эта группа, переведя работу компьютерной систе­мы в автоматический режим, исчезает.

    На смену ей включается в работу третья группа хаке­ров, выполняющая свою работу в таком же ключе, но уже 13 и 14 апреля, скажем, из Лиона. Безусловно, что все эти источники обнаружат, но также поочередно, что дает вре­мя на нанесение максимального ущерба и выведения мак­симально возможного объема программ и техники из строя. Шесть бригад с такими группами хакеров практи­чески способны накрыть, как минимум, компьютерную сеть половины Америки. К 17 апреля, дню открытия бир­жи Нью-Йорка и банков, компьютерная сеть Америки оказывается парализованной, что, безусловно, взорвет и так наэлектризованное население.

    Когда поисковые службы компьютерной безопасности обнаруживают местонахождение источников, ведущих атаку их сетей, и сообщают в эти страна и города, то по­лиция, ничего кроме работающей в автоматическом режи­ме аппаратуры не обнаруживает. Одновременно в этой операции было задействовано шесть бригад, в каждой из которых было по три группы хакеров. Первая бригада ра­ботала поочередно из Праги, Вены и Лиона на восточные штаты. США. Вторая — из Зальцбурга, Мюнхена и Инсб­рука, работала со штатами Джорджия, Флорида, Север­ная и Южная Каролина. Третья — из Гааги, Льежа и Люк­сембурга, работала со штатами Миссисипи, Алабама, Теннеси и Кентукки. Четвертая — из Белу-Оризонти, Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу, работала с Луизианой, Оклахо­мой. Пятая — из Квебека, Монреаля и Оттавы, работала со штатами Вашингтон, Монтана, Дакота и Миннесота. Шестая — из Сеула, Пусана и Фукуоки в Японии, работала с Калифорнией, Невадой и Аризоной.

    Последним днем работы всех групп хакеров было 15 апреля. Дальше все везде шло в автоматическом режиме, вплоть до обнаружения полицией. Но дело к тому време­ни уже будет сделано. К 17 апреля успеют очистить от “мусора” и восстановить выведенные из строя серверы, программы и технику, атака на которые началась 11 и 12 апреля. По тем регионам, где операция началась позднее это смогут сделать не ранее 19-21 апреля, то есть целую не­делю после 17 апреля деловая активность в такой страш­ный для Америки период будет парализована. И вот, каза­лось бы, когда будут очищены компьютерные сети от “му­сора”, в последний рабочий день недели, 21 апреля, из Бангкока в Таиланде, Монтеррея в Мексике, Милана в Италии и Иерусалима, на Вашингтон и Нью-Йорк, основ­ные Центры управления военно-воздушными силами, на Пентагон, ФБР и ЦРУ, должна была обрушиться мощ­нейшая атака самых талантливых хакеров. Взламывая компьютерные сети указанных целей, они должны были напичкать их до краев суперсложными вирусами, парали­зовав эффективность и быстродействие руководства США своей военной машиной для подавления выступления белого населения Техаса за свою независимость. Безусловно, это оказало бы помощь и черным американцам в решении своих проблем в южных штатах.

    Результаты такой атаки хакеров для США были бы сродни военному удару по ней, ибо возникающий при этом информационный хаос неизбежно привел бы к ог­ромным потерям Америки, даже и без выступления ряда штатов за свое отделение. Счет шел бы на сотни миллиар­дов долларов и длительную работу по восстановлению де­формированных программ компьютерных сетей.

    2.

    15 апреля 2006 года, США, Техас, Даллас

    Уже более месяца сотни провинциальных газет и жур­налов, радиостанций и телеканалов не только Техаса и Оклахомы, но и Луизианы, Арканзаса, Миссисипи, Ала­бамы, Флориды, Джорджии, Южной и Северной Кароли­ны, Теннеси, Вашингтона, Айдахо, Монтаны, Вайоминга Орегона и Калифорнии, вели беспрецедентный массовый прессинг и обработку сознания населения своих штатов о бездарности федеральных: властей, продажности Вашинг­тонских политиков, о засилии Америки евреями из Рос­сии, Восточной Европы и других стран, о сионо-масонском управлении их страной, об алчности банковской олигархии сионистов, закулисно управляющих Америкой и опутавших народ США долгами на всю жизнь и о не­возможности избавиться от этих пороков конституцион­ным путем, пока власть в Вашингтоне принадлежит не американскому народу. Все чаще стали появляться призы­вы к очищению от скверны путем всенародного референ­дума и отделения от Вашингтона.

    В течение последних пяти лет почти 85% местных средств массовой информации и особенно телеканалов, было скуплено через сеть подставных фирм Столберга и объединения предпринимателей, сторонников Маккоя в Техасе и Оклахоме. Таким же путем пошли и лидеры юж­ных и западных штатов США, решивших стать свободны­ми от Вашингтона. В те средства массовой информации, которые изначально нельзя было взять под свой кон­троль, так как ими владели либо сионисты, либо очень крупные издательские и информационные концерны, не захотевшие бы с ними расставаться, старались внедрять своих людей.

    Уже с начала 2005 года подконтрольные Столбергу, Джону Маккою и другим лидерам решившим бороться за независимость, газеты, радиостанции и телеканалы начали массовую обработку сознания людей, освещая на конкретных примерах преступный характер полити­ки Вашингтона, который под личиной благополучия ведет Америку к краху. В сознание людей все больше внедрялась идеология, что только с отделением от Ва­шингтона, можно навести порядок в штатах, покон­чить с преступностью, наркоманией, обманом и очи­стить их землю от всякой скверны, растлевающей души американцев. Особенно мощный информационный на­тиск пошел с начала 2006 года.

    Предпринимаемые федеральными властями, ФБР и по­лицией меры по пресечению подобной агитации, вплоть до возбуждения уголовных дел, разбивались о законные права граждан на свободу слова. Более того, те прокуро­ры и судьи, которые под давлением сионистских кругов Вашингтона, решались ввязаться в такого рода дела про­тив патриотов Америки, оказывались изгоями общества, в котором они жили. Моментально раскапывался на них компромат о неблаговидных делишках или совершенных правонарушениях ими или членами их семей. Часто похи­щали их детей или родственников, угрожали им распра­вой и окружали беспрецедентной изоляцией и презрением. То есть на практике применялась тактика сионистов. По­этому все процессы такого рода вязли, как в трясине, и ни одно дело не было доведено до логического конца ни в одном штате.

    Более того, прокатившаяся в конце марта, начале апре­ля волна афер с кредитными карточками, исчезновение де­нег со счетов банков, снимаемых мировыми хакерами, нефтяной кризис и дикий взлет цен на бензин, десятки гро­бов, поступающих каждую неделю из Нигерии, наслаива­лось на отмену многих социальных льгот за последние два года. Курс доллара уже на протяжении полутора лет постоянно снижался по отношению к европейской валюте евро и наиболее стабильному швейцарскому франку. Если в январе за один евро нужно было выложить 2,21 доллара, то в “черный” вторник Америки 11 апреля за один евро уже надо было отдать 5.27 доллара.

    Беспрецедентный рост безработицы превысил в декаб­ре 2005 года отметку в 10% трудоспособного населения. Но еще большей трагедией стало принятие Конгрессом закона Зельцера-Мейсона о прекращении финансирова­ния пособий по безработице из федерального бюджета и перекладывание этой ноши на бюджеты штатов. Гигант­ские военные расходы на войну в Нигерии, на содержание сотен военных баз по всему миру и огромных флотов, бороздящих все моря и океаны, требовал от Вашингтона жертв, и ими в первую очередь стали социальные програм­мы. Это вызвало бурю протестов по всем штатам, при ак­тивной поддержке местных законодателей, губернаторов и мэров городов. Тягостное положение усугублялось бур­ными событиями апреля и особенно крахом на Нью-йорк­ской бирже. Миллионы людей потеряли свои сбережения, многие из которых держали их в виде акций различных американских, а иногда и зарубежных компаний.

    Но американцы еще не предполагали, через что им придется пройти в этот страшный для Америки апрель 2006 года. Им всегда было плевать, когда другие народы гибли от бомбежек и ракетных ударов, наносимых с авиа­носцев “Нимитц” или “Вашингтон”. Таким образом Аме­рика обеспечивала себе право тотального грабежа и дик­тата, а американские обыватели хлопали в ладоши, не по­нимая, что у любой палки всегда два конца и второй ко­нец неминуемо ударит в свое время по Америке.

    Хамовитые американские политики, уверившись в сво­ей безнаказанности, даже не подозревали, что в середине 90-х годов, когда они добивали Россию, на их территории, в окрестностях четырех крупнейших городов восточного побережья США были тайно завезены компоненты четы­рех водородных бомб, собраны и укрыты на частных тер­риториях. И если бы Америка, при помощи сионистов су­мела добить Россию, в самих США были бы взорваны смонтированные 4 водородные бомбы, которые не толь­ко смели бы с лица земли с десяток городов, но и уничтожили бы около 30 миллионов американцев. Это был бы прощальный салют Америке от разрушенной и разграб­ленной России. Но это был не единственный сюрприз, приготовленный для мирового агрессора.

    Безнаказанность всегда притупляет чувство меры, чув­ство собственного самосохранения, так случилось и с Америкой. Поэтому, возмездие свершилось бы неминуе­мо. Только кардинальное изменение своей внешней политики могло бы спасти Америку и се народ, но для этого нужно было освободиться от сионо-масонских оков. Но сионисты крепко взяли США за горло покупая оптом и в розницу их политическую элиту. Не подлежит сомнению, что мировой сионизм сделал Америку богатейшей стра­ной мира путем войн, грабежей других народов, финансо­вых афер глобального характера и утверждения ими дол­лара как средства мирового платежа. Но также не подле­жит сомнению и то, что он погубит Америку, как погубил до нее многие другие страны...

    * * *

    Сегодня, в субботу, 15 апреля 2006 года, в 5 часов ут­ра, на всей территории Техаса и Оклахомы были произ­ведены аресты и интернирование агентов ФБР, ЦРУ и заняты помещения, занимаемые этими службами феде­рального правительства. Вчера, поздно ночью, штаб по отделению Техаса от США во главе с Джоном Маккоем принял решение о том, что дальше ждать нельзя. Прогноз русских о глобальном землетрясении в Кали­форнии не сбылся, хотя по прогнозу оставался еще один день 15 апреля, поэтому, выступление Техаса и Оклахомы было намечено на завтра, субботу, 15 апре­ля. Ждать дальше было опасно, так как федеральные власти явно готовили свои превентивные меры.

    В 12 часов дня должен был собраться Сенат Техаса в Остине и Сенат Оклахомы в Оклахома-Сити и принять ре­шение о выходе из состава США и объединении двух шта­тов в одно государство — республику Техас. Поэтому, с раннего утра, после арестов агентов ФБР и ЦРУ, подкон­трольные властям штатов воинские подразделения нацио­нальной гвардии, полицейские подразделения и структуры рейнджеров, гвардейцы Колдуэла и формирования волонтеров стали брать под свой контроль все силовые структуры, армейские базы, военные полигоны и скла­ды под свой контроль. Это было сделано быстро и без всякого сопротивления, так как везде были свои люди. Там, где могли возникнуть определенные проблемы, действовали специальные подразделения, имевшие на руках фальшивые удостоверения агентов ФБР и поли­ции. Поэтому, уже к 12 часам дня все аэропорты, воен­но-воздушные базы, железнодорожные и автобусные вокзалы, центры космической связи, мосты туннели, плотины, атомные и гидроэлектростанции, нефтяные и газовые распределительные станции и хранилища, крупнейшие банки и предприятия оборонного значе­ния, центры местных органов власти, суды и прокура­туры были взяты под контроль полицией в новой уни­форме с нарукавными эмблемами “Техас”.

    Несмотря на всю гладкость операции, было ясно, что утечки в ближайшие часы не избежать. И действи­тельно, до полудня в Вашингтон, в ФБР, ЦРУ, Пента­гон, Министерство юстиции, различные федеральные структуры власти поступило свыше тысячи звонков как по сотовой, так и обычной сети о происходящих собы­тиях. Не вся компьютерная сеть была выведена из строя, и поэтому такие сообщения попали в Интернетовскую сеть. Естественно, обратным адресом в Техас и Оклахо­му посыпались звонки из всех федеральных структур Вашингтона с запросами от сенаторов, конгрессменов, политиков чиновников, руководителей ФБР, ЦРУ, Пентагона, администрации президента, которые рабо­тали в этот выходной день.

    Но Техас и Оклахома в лице своих властных струк­тур твердо заверяли о том, что это бред, просто прово­дятся учения двух штатов по отработке совместных действий в борьбе против преступности и терроризма. Отмена полетов самолетов над территорией двух шта­тов и внутри них также объяснялись этими причинами, что вызвало бурное возмущение Вашингтона, так как такие меры были прерогативой федерального прави­тельства, а если какой-либо штат планировал подоб­ную акцию, то должен был согласовать ее.

    Но власти Техаса и Оклахомы как могли вводили Ва­шингтон в заблуждение и тянули время до заседания Се­натов и принятия там соответствующих решений, тогда можно было идти ва-банк и бросать вызов Вашингтону. Всем частям полиции, волонтерам, гвардейцам Колдуэла и национальной гвардии было отдано распоряжение дер­жать под жестким контролем все аэропорты, аэродромы военно-воздушных баз, даже мелкие частные аэропорты, все вокзалы гавани и порты, как речные, так и морские. Все вооруженные силы были приведены в состояние повы­шенной боевой готовности. В 12 часов, в административ­ном центре Техаса, Остине открылось совместное заседа­ние Сената и правительства штата. Заседание открыл губернатор Техаса Генри Уитни. В своей часовой речи, Уитни вернулся к истории Техаса, его развитию, современной обстановке, кризису, охватившему всю Америку и его причинах, расовым вопросам, проблеме сионизации страны и трагедии, которая ожидает Техас, если он не выбе­рется из сетей еврейских банкиров, опутавших все штаты Америки, не создаст республику Техас с моноэтническим населением, но для этого они должны помочь и неграм создать свое моногосударство:

    “...Наши предки, презрев опасности, ехали в Америку, ища там свободы, спасаясь от гонений за веру, от душите­лей свободы, от нищеты и беспросветности. И Америка действительно развивалась динамично, обеспечивала же­сткое соблюдение законов, прав своих граждан, — гремел голос Уитни.

    ...Но затем пришли ОНИ, сионистские ростовщики и шулеры. Расползаясь по всей Америке они высиживали коконы сатанизма, который начнет скоро калечить души американцев. Оплодотворяя сознание людей искушением жажды наживы, разрушая христианские добродетели скромности и умеренности, они насаждали преступность, мошенничество, презрение к труду и законам.

    ...Нашу религию осквернили, вытравливая из сознания американцев их веру в Бога, веру в покаяние за грехи свои, необходимость свято блюсти Христовы заповеди. Из школ уже давно убрали учение о Христе и Библии. Те­перь наших детей учат “святости” в уголовных закутках и лавчонках, забитых порнографическими изданиями, и на улицах, где детям продают наркотики. Знания теперь при­обретаются не в школах, а в кинотеатрах и с экранов телевизоров, где романтизируются кровожадность, жесто­кость, насилие и убийства. Знания теперь берутся с рок-концертов, где исполнители “рэпа” прославляют живот­ную похоть и убийства полицейских. Они берутся из церк­вей, которые давным-давно занимаются социальной ак­тивностью, а не учением о Боге и любви к ближнему...

    ...Взгляните на растлевающую деятельность Голливу­да, управляемого сионистами, насаждающими в Америке свои сатанинские ценности. Или взгляните на деятель­ность Национального фонда поощрения искусств, награ­ждающего премиями те произведения, которые оскверня­ют образ Христа. Андре Серрано погрузил распятие в ко­рыто с собственной мочой, Роберт Мепплторн изогнул статую Богоматери в виде вешалки для галстуков. В кни­ге, названной “Город гномиков”, поэт описывает Иисуса, занимающегося извращениями с шестилетним ребенком. Джон Годдберг рисует картину изображающую совокуп­ление святой девы Марии с козлом.

    ...Сионистам не нужен Израиль, им нужна богатая Америка, где есть кого грабить. Уже давно Вашингтон и его продажные политики в Сенате и Конгрессе попа­ли в сионистские капканы взяток, шантажа, подлогов, протежирования. Власть в Вашингтоне теперь озабоче­на не благополучием и защитой своих граждан, а обес­печением жизнедеятельности Израиля и создания Цен­тра по глобальному управлению миром, которое будет осуществлять сиономасонское мировое правительство. Уже давно подавляющая часть администраций наших президентов, высшие посты в правительстве передают­ся в руки сионистов. Они давно купили и эксплуатиру­ют Америку и наш народ в своих интересах. Мы боль­ше так жить не хотим!.”

    В заключение Уитни выдвинул предложение создать республику Техас и выйти из состава Соединенных Шта­тов Америки, как единственный путь спасения народа Те­хаса от грядущей гражданской войны. Вторым его пред­ложением было обращение к Сенату штата поддержать его предложение о проведении всеобщего референдума в Техасе о выходе из состава США и создании своего независимого государства. После этого он предложил на­значить президента фирмы “Маккой корпорейшн” миллиардера Джона Маккоя верховным координато­ром Техаса, который будет осуществлять всю выс­шую власть на территории штата до референдума и выборов президента Техаса.

    Сенат штата подавляющим большинством, в 82 про­цента голосов, проголосовал за отделение Техаса от США, при четырех против и шести воздержавшихся. Председатель Сената объявил о назначении всеобщего референдума на следующую субботу, 22 апреля, после которого можно будет объявить и о сроках выбора пре­зидента республики, членов Сената и палаты предста­вителей. Тут же состоялось назначение Маккоя верхов­ным координатором Техаса до выборов президента республики, с передачей ему всех рычагов государст­венной власти, включая должность верховного главно­командующего вооруженными силами и всеми силовыми структурами Техаса.

    Важность выдвижения Маккоя на должность верхов­ного координатора состояла в том, что на эту должность можно было выдвинуть только такого человека, который бы не баллотировался на пост президента и вице-прези­дента Техаса, чтобы не быть заинтересованным в использовании временной должности верховного координатора в целях личной узурпации власти. Одновременно Сенат принял целый ряд законов, которые регламентировали жизнь народа Техаса на период до выборов главы госу­дарства и новых законодательных органов власти. Вот ка­кая информация уже через два часа с пометкой “Мол­ния” пошла во все информационные каналы не только США, но и всего мира.

    “Сегодня, 15 апреля 2006 года, в 14 часов 25 минут по далласскому времени, Сенат Техаса подавляющим боль­шинством голосов принял историческое решение о выхо­де из состава Соединенных Штатов Америки и о создании республики Техас. Авантюристическая политика Вашинг­тона, полностью подконтрольного мировым сионистским и масонским кругам, создала ненавистный режим власти, который ненавидим не только американским народом, но и народами многих стран мира. Эта политика создала из США и американского народа мерило подлости и зла. Внутренняя политика Вашингтона полностью обанкроти­лась и может вылиться в гражданскую войну. Поэтому, стремясь избежать такой участи, мы приняли решение выйти из состава США и вернуть некогда утраченную свободу.

    В целях защиты народа Техаса, обеспечения его закон­ных гражданских прав и свобод, Сенатом Техаса 15 апре­ля 2006 года приняты следующие законы:

    1. Штат Техас с 15 апреля 2006 года является независи­мым государством с полным наименованием — Республика Техас, и с этого момента больше не является администра­тивной единицей Соединенных Штатов Америки. Адми­нистративно-территориальное деление государства будет определено после проведения всенародного референдума и избрания президента республики и законодательных ор­ганов власти, которые определят символику, государст­венный флаг, гимн сараны и прочие властные символы;

    2. В целях обеспечения свобод и прав человека, народу Техаса предоставляется возможность выразить свое право и волю о провозглашении независимости Техаса на рефе­рендуме 22 апреля 2006 года;

    3. До проведения референдума закрыть въезд на терри­торию Техаса гражданам, не проживающим на террито­рии штата;

    4. Всем вооруженным силам: военно-воздушным, воен­но-морским, морской пехоте, национальной гвардии, во­лонтерам, рейнджерам, полиции и спецслужбам с 15 апре­ля перейти на круглосуточное несение службы в режиме первой степени готовности;

    5. Отменить, начиная с 17 апреля 2006 года, хождение доллара США как платежного средства на территории Техаса, приравняв его к иностранной валюте. Осуществ­ление торговых операций, платежей и других расчетов в долларах США с 17 апреля 2006 года считать уголовным преступлением, с осуждением на срок от 3 до 20 лет с кон­фискацией имущества в зависимости от обстоятельств, пе­речисленных в статьях настоящего закона, который будет завтра опубликован во всех газетах Техаса и доведен до сведения всего населения посредством теле, радиосетей и сетей Интернета;

    6. Ввести с 16 апреля на всей территории нашей респуб­лики единую государственную валюту, техасский доллар, приравненный к европейскому евро по курсу 1:1. Всем банкам и прочим финансовым учреждениям Техаса 16 ап­реля объявить рабочим днем и обеспечить гражданам, проживающим в Техасе свободный обмен долларов США на техасские доллары по курсу доллара США к евро, по состоянию на 14 апреля 2006 года по курсу 5,63 доллара США за один техасский доллар;

    7. Всем пострадавшим и обанкротившимся в результа­те возникшего кризиса жителям и предпринимателям Те­хаса власти окажут финансовую помощь и предоставят беспроцентные кредиты сроком на пять лет;

    8. С 15 апреля 2006 года, с учетом огромной нагрузки, ложащейся на плечи армейских кругов, полиции и всех си­ловых подразделений республики, обязанных в кратчай­шие сроки навести порядок в Техасе, ликвидировать ма­фиозные группировки, пресечь торговлю наркотиками, преступность, проституцию и другие правонарушения, вдвое повышается заработная плата. Всем офицерам и ге­нералам повышаются воинские звания на одну ступень;

    9. Для активизации деловой жизни, восстановления фондового рынка, притока инвестиций, все виды налогов снижаются на 50% для юридических лиц и на 30% для гра­ждан республики;

    10. С 17 апреля 2006 года вводятся социальные гаран­тии по всему перечню отмененных Вашингтоном льгот и пособий;

    11. Республика Техас обеспечит все финансовые и мате­риальные права тех граждан, которые захотят переехать в другие штаты, это в первую очередь касается черных жи­телей штата и выходцев из Мексики, Латинской Америки и Азии. Мы также готовы предоставить транспортные средства евреям для переселения в Нью-Йорк, Вашингтон или другие города Америки. Мы готовы принять у себя белых американцев из любого штата США, кто изъявит желание поселиться у нас навсегда, таким гражданам бу­дут предоставлены льготные кредиты на длительный срок на создание своего дела и обустройство:

    12. Республика Техас предостерегает правительство США и другие страны от возможного вмешательства в наши внутренние дела или применения против нас силы. В защите своей свободы Техас не остановится даже перед применением ядерного и лазерного оружия...”

    Далее шли пункты о назначении министров и руково­дителей ведомств и различных государственных структур Техаса.

    Не зря говорится: “Посеешь ветер, пожнешь бурю”. Америка, инфицированная сионизмом и спеленатая ма­сонством, сеяла на протяжении XX века кровь и горе, не­сла разрушение, грабила и убивала народы и страны всей земли. Настал черед Америки, как говорится, “И воздает­ся им за дела их...” С появлением первых сообщений из Техаса на мировых телетайпах и узлах космической связи, в сети Интернет и на телевизионных каналах сотни мил­лионов людей во всем мире только и говорили об этой сенсации XXI века. Держателям доллара стало ясно, что они очень сильно прогорели, если не обанкротились вооб­ще, так как после этого сообщения из Техаса доллар упал в цене еще как минимум в два раза.

    Но этот день не закончил свои сенсации, и через час все телетайпы мира облетела новая сенсация:

    “Сенаты штатов Оклахома и Нью-Мексико объявили о своем выходе из состава США и вхождении в республику Техас...”

    Тем не менее, о подозрительных действиях властей штата Ныо-Мексико в Пентагон сообщил полковник морской пехоты Дик Брюсе. Немедленно поступила ко­манда всем войсковым подразделениям, национальной гвардии, ФБР и полиции взять под особый контроль объ­екты в Лос-Аламосе, где располагался Федеральный Центр ядерных исследований и атомные объекты в горо­дах Гранте и Сандия. Но уже к вечеру техасские волонте­ры и морская пехота заняли восточную часть штата Нью-Мексико и вышли на крупнейшую водную артерию штата — реку Рио-Гранде, рассекающую штат почти пополам с севера на юг.

    Этим же вечером, объединенное заседание Сенатов Те­хаса, Оклахомы и Нью-Мексико, проходившее в Далласе, объявило о создании объединенной республики Техас из трех названных штатов. Учитывая, что западная часть штата Нью-Мексико, где расположены ядерные объекты, занята федеральными войсками, и во избежание крово­пролития, решено было отказаться от западной части штата. Республика Техас объявила о своих границах. На юге границей было техасское побережье Мексиканского залива и далее на запад по реке Рио-Гранде до техасского Эль-Пасо, а от него по той же реке, рассекающей штат Нью-Мексико пополам, аж до границы со штатом Коло­радо. На севере граница шла по разделительной линии, граничащей со штатами Колорадо и Канзас. А восточная граница проходила по границе штатов Оклахома и Техас. Происходящее в Америке разбудило спящую уже Евро­пу. Вездесущие журналисты и телекомментаторы уже ок­рестили 15 апреля, как “Черный уик-энд” Америки. Наста­ло время черных синонимов и для США. Но действитель­но черным уик-эндом ему еще будет суждено стать в эту ночь, ночь с 15 на 16 апреля, когда выступит черная Аме­рика. А пока Техас мог быть доволен. Несмотря на то, что отделение двух штатов, Аризона и Нью-Мексико сорвалось, все же, восточная часть Нью-Мексико, наиболее на­селенная, с крупными городами: Ратон, Альбукерке, Санта-Фе, Лас-Крусес, Розуэлл и густой сетью нефте- и газопроводов, все же была занята Техасом.

    3.

    15 апреля 2006 года, США, Новый Орлеан

    Если Техас и Оклахома пошли по легитимному, закон­ному пути отделения от США, во многом благодаря чет­кой и планомерной работе среди силовых структур и заблаговременному внедрению во все государственные ор­ганизации и властные структуры своих, идеологически подготовленных людей, то черному населению и его лиде­рам сделать это в полной мере не удалось.

    Причин было много. Техас ведь еще в XIX веке был свободной страной. Белое население штата сейчас состав­ляло значительное большинство и было более консолидировано. Подготовка к отделению была более фундамен­тальной и тщательно продуманной. Воинские формирова­ния практически полностью были лояльны властям штата и их идеям. И безусловно, огромную роль сыграла пропа­гандистская кампания среди населения, которая день ото дня внедряла в умы людей идею свободного Техаса, отде­ления от духовно испоганенной Америки.

    По всем этим критериям у руководителей черной об­щины южных штатов США были либо естественные пре­грады, либо серьезные недоработки. Но зато у черного населения был иной козырь, который в условиях Америки срабатывал более эффективно, чем легитимные методы Техаса. Этот козырь — сила насилия и принуждения. Чер­ному населению сложно было осуществлять свою идею независимости в расистских штатах Америки, где у мно­гих белых неприятие черных передавалось с молоком ма­тери. Поэтому внедрять своих людей в государственные структуры власти и силовые ведомства им было много сложней.

    Еще 15 марта, по указанию руководителя Всеамери­канской Лиги “Чернокожие братья” Уильяма Старка и лидера движения “Мусульмане Америки” Абрахама Перри, в крупнейшие города южных штатов: Луизиа­ны, Арканзаса, Теннеси, Миссисипи, Алабамы, Север­ной и Южной Каролины, Джорджии и Флориды стала стекаться негритянская молодежь из крупных городов Севера и Востока Америки, Центральных штатов и Ка­лифорнии. Летели самолетами, ехали поездами и авто­бусами, на собственных машинах и частных самолетах. Почти за месяц в крупнейшие города южных штатов влилось более 4-х миллионов атлетически сложенных, молодых и агрессивных негров, арабов, выходцев из Мексики и Латинской Америки. Оружия за пять лет было закуплено и украдено более чем достаточно, но на всех приехавших его, конечно бы, не хватило.

    Поэтому, уже днем, как только поступила первая ин­формация о событиях в Техасе и Оклахоме, по южным штатам прокатилась волна вооруженных нападений на оружейные магазины, военные склады и базы, армейские сооружения и стратегические объекты, полицейские управления и отделы, на агентов ФБР и ЦРУ. Там, где большинство составляли белые американцы, и они не могли быть задействованы техасцами на помощь чер­ным, завязывались кровавые столкновения, заканчи­вающиеся перевесом то в одну, то в другую сторону. Там, где белое население было в альянсе с техасцами, они вместе с неграми и латиноамериканцами захваты­вали объекты государственной власти и силовых струк­тур под свой контроль. Уже к вечеру, в этих южных штатах велся тотальный захват сенаторов штатов и законодателей вместе с их семьями.

    Свозили их в захваченные резиденции законодатель­ных органов штатов. Весь последний месяц за всеми сена­торами, законодателями, губернаторами, мэрами горо­дов, окружными судьями и прокурорами, видными чина­ми полиции и администрации штатов было установлено жесткое наблюдение с целью захвата в нужный момент как заложников, которые своим решением обеспечат ста­тус-кво независимости южных штатов Америки.

    Тем не менее, при их задержании и арестах произошло более двадцати перестрелок и стычек с охраной. Не обош­лось без человеческих жертв. Там, где в окружение власт­ных персон, сенаторов и законодателей, удалось внедрить своих людей в виде прислуги, поваров, садовников, секре­тарей, помощников и даже в охрану, там все прошло глад­ко и без осложнений. Противоборство в южных штатах осложнялось еще и тем, что компьютерная сеть оказалась парализованной запущенными вирусами, космическая связь работала также в нестабильном режиме, но это явно было на руку восставшим.

    К двум часам ночи картина для восставших начала проясняться. Полностью положение контролировалось только в 4-х штатах: в Луизиане, Миссисипи, Алабаме и Южной Каролине. В этих платах сенаторы, насильно све­зенные в свои резиденции, под угрозой уничтожения их се­мей, проголосовали за отделение от США и провозглаше­ние нового государства — “Африкания”. Лидеры черных американцев после долгих и яростных споров, все же ре­шили отказаться от применения лексики США и убрать ненавистное им слово штаты. Так родилось новое назва­ние, созвучное с родиной их далеких предков, поэтичное и звучное слово — Африкания.

    Но поэзии в первые часы создания нового государства не было, зато было много крови. Продекларированное на все телетайпы и через спутниковую систему связи заявле­ние о создании на базе девяти южных штатов США неза­висимого государства черных американцев, не соответст­вовало действительности. Только в четырех штатах побе­да была полной, но еще не окончательной. В Теннеси, при первых сообщениях из Техаса, о происходящих там событиях, командир воздушно-десантной бригады, располо­женной в 40 километрах от административного центра штата, города Нашвилл и полковник Стив Конноли, ко­мандир корпуса национальных гвардейцев, расположен­ного близ города Чаттануга, по просьбе губернатора Тен­неси Ричарда Рокуэла, не дожидаясь команды из Вашинг­тона, вертолетными десантами и на грузовиках, перебро­сил свои части в шесть ключевых городов штата и взял под охрану все административные здания штата и феде­ральных структур в Нашвилле.

    Вооруженные, но плохо обученные отряды негритян­ской молодежи при первых же столкновениях с регулярными частями национальной гвардии, да и полиции, не­сли большие потери, а часто и рассеивались ими. Но там, где черной молодежью, съехавшейся со всей Америки, ру­ководили негры, бывшие в свое время в отрядах специаль­ного назначения, ЦРУ или в морской пехоте, то туго при­ходилось уже полиции и национальной гвардии.

    В Теннеси же молодежь откатилась аж к городу Мем­фис, но там уже свирепствовала полиция. На подступах к городу стояли бронетранспортеры и джипы с националь­ными гвардейцами.

    Очень тревожной была обстановка и в Арканзасе, ко­торый граничил с Теннеси, где мятеж был подавлен, и в Миссисипи, где власть уже полностью перешла под кон­троль черного населения. Из Миссисипи около 35 тысяч добровольцев направилось на помощь своим собратьям в Арканзасе. Запросили они помощи и у Техаса, где черное население помогало белым властям штата взять власть в свои руки. В Арканзасе эта помощь неграм была как раз вовремя, так как население штата раскололось на два вра­ждебных лагеря. Белые устремились в северную часть штата, расположенную за рекой Арканзас, а черное население закрепилось в южной части. Водораздел между ни­ми проходил по реке Арканзас, пересекавшей штат на две равные части с запада на восток. Три крупных моста, по которым проходило железнодорожное сообщение, были взорваны, а мосты, связывающие северную и южную части штата через реку автострадами, были заминированы и взяты под контроль.

    К сожалению, кровавые побоища, в которых белые убивали черных, а черные белых, не затихали в двух враж­дебных частях Арканзаса до рассвета. В 6 часов утра 16 апреля, в южную часть Арканзаса прибыло подкрепление из Техаса. Из Далласа, по железной дороге в Литл-Рок, еще вечером 15 апреля, один за другим ушло четыре эше­лона с почти 9000 отлично подготовленных волонтеров и морских пехотинцев, многие из которых были чёрными американцами. Прислал Техас и технику, бронетранспор­теры, джипы, ракетные установки и легкое вооружение.

    * * *

    Тяжелое положение сложилось и на Востоке. Выступ­ление черного населения в Северной Каролине захлебну­лось очень быстро из-за предательства двух сводных отря­дов, состоящих из белых волонтеров. Но откатившись на юг, черные американцы влились в отряды, действовавшие в Южной Каролине, и тем самым резко усилили их мощь. Этот штат был покрыт густой сетью рек и поэтому взятие под контроль всех мостов, особенно тех, по которым про­ходили железные дороги и автострады, давало гарантию от вторжения с севера по суше. А для воздушных целей было достаточно универсальных “Зевсов”, пришедших на смену устаревшим стрингерам.

    В штате Джорджия также не все гладко шло с самого начала выступления, особенно в Атланте. Но вскоре, по­сле прибытия помощи из соседнего штата Алабама, где черное население взяло власть в свои руки буквально за несколько часов, положение удалось выправить. Из горо­дов Алабамы — Бирмингема и Монтгомери — было отправ­лено девять железнодорожных эшелонов с. боевыми фор­мированиями и бронетехникой в наиболее крупные горо­да Джорджии: Атланту, Олбани, Колумбус, Мейкон, и Томасвилл. В Саванну помощь пришла из Южной Каро­лины, из города Чарльстон на побережье Атлантики.

    К 8 часам утра 16 апреля в пяти штатах положение пол­ностью контролировалось черными американцами. То есть в провозглашенную вчера Африканию теперь входи­ли: Луизиана с половиной Арканзаса, Миссисипи, Алаба­ма, Джорджия и Южная Каролина. Сорвалось, однако, с Флоридой. Как считали черные лидеры, кубинцы, то есть выходцы с Кубы, которые заполонили Флориду еще с 60-х годов прошлого века, их предали. Но кубинцы просто от­воевывали себе место под солнцем.

    После неудачного выступления в Аризоне и Нью-Мексико, населенных наполовину выходцами из Мексики и Южной и Центральной Америки, многие из них хлынули в Техас, но Техас собирался создавать государство с бе­лым населением, поэтому, по совету техасских лидеров ла­тиноамериканцы ринулись на помощь Флориде, надеясь там обрести свою новую родину. Сотни катеров, теплохо­дов и 18 десантных судов, выделенных портами Хьюстона и Корпус-Кристи, в сопровождении трех эсминцев и 26 торпедных катеров, выделенных властями Техаса, напра­вились утром 16 апреля во Флориду в ее порты Сент-Питерсберг и Тампа на Мексиканском заливе. Но помощь эта прибудет во Флориду только через сутки, так как не­обходимо преодолеть расстояние в 1200 километров.

    А из Алабамы и Джорджии, оголив многие удержи­ваемые ими участки, латиноамериканцы сразу же рину­лись на помощь своим собратьям, на юг во Флориду, сходу сминая на своем пути попытки полиции Джексонвилла и Таллахасси оказать им сопротивление. Ку­бинские боевики из эмигрантских отрядов Флориды своей беспредельной жестокостью, наводя ужас на обы­вателей и богачей пенсионеров, заселивших самые рес­пектабельные места на полуострове, в считанные часы сломили сопротивление полиции и тех небольших во­инских подразделений, которые были дислоцированы вокруг стратегических объектов Пентагона, их баз и арсеналов.

    Кубинские эмигранты, натурализовавшиеся в амери­канцев, убивали всех при малейшем сопротивлении, по­этому уже к 23 часам власть в Майами и десятке городов вокруг него, полностью перешла в их руки, а в два часа ночи 16 апреля стало известно о создании на тер­ритории штата Флорида — государства Нью-Куба, то есть Новая Куба, хотя над крупными городами цен­тральной части Флориды — Сент-Питерсбергом, Там­пой, Орландо и рядом других — контроль еще не был ус­тановлен.

    На фоне этих бурных событий на юге США как-то без особого шума произошло объединение пяти Западных штатов Америки: Орегона, Вашингтона, Айдахо, Монта­ны и Вайоминга. Сиэтл провозгласил себя столицей ново­го государства белых американцев — Христианских Шта­тов Америки. По сути дела, это был сговор пяти губерна­торов, только поэтому здесь обошлось без кровавых раз­борок, если не считать отдельных стычек с агентами ФБР и рядом полицейских участков.

    Губернаторов тревожило только два обстоятельства. Первое — это малочисленность населения штатов, что усложняло при необходимости эффективно обеспечить защиту огромной территории. А второе — это богатства земли, недр штатов, от которых США добровольно, вряд ли, откажутся. На территории Вайоминга распо­лагались крупнейшие урановые рудники, а на западе Монтаны — крупнейшие месторождения меди, золота, серебра, марганца, хрома и цинка. Поэтому власти штатов взяли под жесткий контроль все аэропорты и военные аэродромы, перекрыли железные пороги веду­щие в свои штаты.

    Противовоздушной системе был отдан приказ за­блокировать воздушное пространство на восточной границе со штатами Дакота и Небраска, а на юге — с Колорадо, Ютой и Невадой, хотя в ближайшее время можно было не опасаться радикальных шагов от Ва­шингтона, так как он был связан по рукам и ногам неф­тяным кризисом, обвалом курса доллара, крушением фондовой биржи, войной в Нигерии, независимостью Техаса и южных штатов. Все это происходило на фоне глобального нарушения функционирования систем свя­зи и компьютерных систем страны. Да и находились эти штаты на расстоянии 4000 километров от Вашинг­тона. Наступало утро 16 апреля 2006 года.

    4.

    16 апреля 2006 года, Аргентина, Фолклендские острова

    После первых сообщений из Техаса, вчера, 15 апреля, в Буэнос-Айресе, президент Аргентины срочно собрал сове­щание с участием военных руководителей армии, авиации и флота страны. После создания в феврале 2006 года Бра­зилией, Аргентиной, Перу и Чили — “Латиноамериканско­го Экономического Альянса”, было подписано и военное соглашение, по которому каждый из его участников обя­зан был при возникновении военных конфликтов с треть­ей стороной поддержать любого из членов Альянса своей мощью.

    Тогда же было подписано и секретное соглашение об оказании помощи Аргентине в возврате Фолклендских островов, отвоеванных у нее Англией при явном преда­тельстве Соединенных Штатов Америки. Еще весной про­шлого года Аргентине через ее разведку дали информа­цию о том, что весной-летом 2006 года следует ожидать крайне тяжелых времен для Великобритании, которой бу­дет тогда не до Фолкленд. У Аргентины появляется реаль­ный шанс вернуть свои земли и спасти свое лицо.

    Руководители страны и особенно военные, очень серь­езно отнеслись к этой информации и хотя Аргентина втайне давно лелеяла мечту вернуть Фолкленды и готови­лась к этому, ее активность резко ускорились. Тесное со­трудничество с Россией и Европой давало свои плоды. Флот Аргентины стал вторым по количеству боевых ко­раблей в Южной Америке, после бразильского, и первым по ракетному и торпедному вооружению. Более 40 боевых кораблей, эсминцев, противолодочных кораблей, подвод­ных лодок и десантных судов поставила только Россия за последние семь лет. Не отставала от нее и Франция. Воен-но воздушные силы Аргентины состояли из 1182 самоле­тов новейшего класса, русских СУ-35М, СУ-39 и новей­ших французских “Тайфунов” и “Миражей”.

    После полудня, 15 апреля, когда поступили первые со­общения из Техаса, стало понятно, что от катастрофы фи­нансового краха в Америке не останется незатронутой и Великобритания, ее верная служанка и марионетка. Уже с начала нефтяного кризиса аргентинскому руководству стало понятно, что день их выступления как никогда бли­зок. Второго апреля была дана команда о передислоциро­вании крупных эскадр военно-морского флота из Ла-Пла­ты, Мар-дель-Платы и Пунта-Альты в порты Комодоро-Ривадавия, Пуэрто-Десеадо и Рио-Гальегос, расположен­ные в южной части Аргентины, наиболее близкой к Фолк­лендским островам.

    В 18 часов 35 минут, 15 апреля, по решению президен­та, министр обороны дал команду о начале операции “Ту­манный Альбион”. А в 19 часов три мощных эскадры в составе 112 боевых кораблей вышли из портов Комодоро-Ривадавия, Пуэрто-Десеадо и Рио-Гальегос взяв курс на Фолклендские острова. Их путь составлял от 600 до 750 километров. В 7 часов утра 16 апреля армада военно-мор­ского флота Аргентины взяла в кольцо Фолклендские ост­рова и высадила морской десант в административном цен­тре Порт-Стенли на восточном острове Соледад и в Чартерее на западном острове Гран-Мальвина.

    Англичане, видя огромное превосходство аргентин­цев, не оказали сопротивления и сдались. В эфир поле­тели сообщения о том, что Аргентина восстановила свой суверенитет над Фолклендами. Все английские во­еннослужащие и часть мирного населения, не желавшие оставаться под юрисдикцией Аргентины, на двух ко­раблях Великобритании, стоявших в порту, должны были быть выдворены в Англию в 2-х суточный срок. Было также сообщено, что Аргентина не имеет претен­зий к Великобритании, но если та попытается силой вернуть не принадлежащие ей острова, то ни один анг­лийский корабль и ни один британский моряк, присланные в территориальные воды Аргентины домой не вернутся, их похоронят на дне океана.

    В данном случае, мощь аргентинской армии и военно-морского флота подкреплялись военной мощью и соли­дарностью стран участников Латиноамериканского аль­янса, что делало военное вмешательство Англии, даже при поддержке США или других стран, бесперспектив­ным. А Америке теперь нужно было думать, как спасать свой дом, свою экономику, как избежать гражданской войны и расчленения страны.

    5.

    16 апреля 2006 года, Вашингтон

    В историю Америки XXI века 15-16 апреля 2006 года теперь навсегда войдут под лаконичным названием “Чер­ный уик-энд Америки”. Метко схваченная журналистом “Ньюсуика” Томом Лекото суть трагедии США воплоти­лась в звучную фразу, спрессовавшую в себе целый ряд трагичных для страны событий. Этот черный уик-энд, однако, не был эпилогом бед, свалившихся на США в ре­зультате нефтяного кризиса, крушения фондового рынка и беспрецедентного падения курса доллара, по отноше­нию к стабильным валютам мира. Он даже не был еще апогеем бед, свалившихся на Америку. Это пока был только страшный пролог, пролог к апокалипсису, пролог к Судному дню Америки.

    Не бывает в природе так, чтобы в одном месте всегда было плохо, а в другом только хорошо. Природа не тер­пит дисбаланса. Двадцатый век был золотым веком США, который обеспечивался за счет других народов, за счет страшных грехов их правителей перед многими стра­нами и народами. Теперь маятник успеха, достигнув на рубеже XXI века своего пика, начал движение по нисходя­щей, переходя из положительной фазы в отрицательную. Настал черед Америки испить чашу горя и страданий, крови, слез и разрушений...

    Только что закончилось совещание у президента в Овальном кабинете Белого дома. Почти шесть часов Совет национальной безопасности рассматривал поло­жение в стране в свете событий последних нескольких недель и, особенно с 10 апреля, когда началась паника на биржах, перешедшая в черный вторник финансового краха Америки, когда рухнул фондовый рынок, а дол­лар упал в цене более чем в пять раз по отношению к евро и другим валютам.

    Но важнейшим вопросом на совещании было скоорди­нированное выступление сепаратистов Техаса, западных и особенно южных штатов страны.

    Вчера, после пришедших сообщений из Далласа о вы­ступлении техасских сепаратистов и их решении об отде­лении Техаса и Оклахомы от США, экстренно собрался Совет национальной безопасности. Еще не успели закон­чить это совещание, как пришли сообщения из Северной Каролины, Арканзаса, Флориды, Джорджии, Луизианы о выступлении там негров и кровавых стычках с полицией и частями национальной гвардии, о многочисленных жерт­вах среди мирного населения.

    Поэтому, еще не закончив разбираться с техасскими де­лами, пришлось раскручивать дела южан. А в час ночи пришло известие о создании некоего африканского госу­дарства из шести южных штатов и их выходу из состава США. Это сообщение сменило еще более абсурдное для ума Вашингтонских политиков. С далекого запада, из Си­этла, пришло сообщение об отделении пяти штатов и соз­дании какого-то христианского государства.

    Всем участникам совещания у президента казалось, что это либо сон, либо они в дурдоме. Поступало мно­го противоречивой информации, компьютерные систе­мы были не только “замусорены”, но и забиты вируса­ми, внедренными хакерами, над поиском которых би­лась не только полиция и ФБР, но и ЦРУ и Агентство национальной безопасности США, а также службы безопасности Европы и Азии, откуда взламывалась компьютерная сеть Америки.

    Было ясно одно, что эта, безусловно, спланированная акция по взлому и выводу из строя компьютерных сетей США, была приурочена к пику нефтяного кризиса, скоор­динированной атаке на акции крупнейших американских корпораций на ведущих биржах мира с целью обрушения фондового рынка США и доллара, как мировой валюты. А приуроченное к этим событиям выступление сепарати­стов в самой Америке, говорило о наличии международ­ного заговора против Соединенных Штатов.

    Сразу же был создан специальный штаб по проведе­нию анализа общей ситуации и поиску заговорщиков как внутри страны, так и за ее пределами. Немедленно, во все резидентуры ЦРУ во всех посольствах мира, ушла дирек­тива с первейшей задачей — выявления конкретных участ­ников, организовавших нефтяной кризис, о самом кризисе на фондовых биржах основных стран и его организато­рах. Начинать надо было с этого конца, так как именно нефтяной кризис послужил детонатором всех последую­щих событий.

    В 4 часа утра президент Майкл Джоунс принял реше­ние дать всем участникам совещания отдохнуть как следу­ет, так как, видимо, спать им в ближайшие два дня вряд ли придется, а пока передать свои функции заместителям. В понедельник, 17 апреля, предстояло открыть биржу Нью-Йорка и банки страны, но события, произошедшие в Те­хасе, южных штатах и на западе, сметут всю финансовую систему страны. Нужно было выработать единственно правильное решение, а сделать это можно было только на свежую голову. К тому времени специалисты успеют вос­становить часть загаженных вирусами каналов компью­терной связи в ряде важнейших штатов страны, очистят их от “мусора”. Президент назначил сбор в 10 часов утра, а до этого спать, приказал он.

    Ровно в 10 часов утра открылась дверь Овального ка­бинета, и помощник президента по национальной безопас­ности Самуэль Корк пригласил собравшихся на совеща­ние. В кабинете у Майкла Джоунса собралось расширен­ное совещание Совета национальной безопасности Соеди­ненных Штатов. Несмотря на сон и шестичасовую пере­дышку, у собравшихся был угрюмый и уставший вид. Президент окинул взглядом собравшихся в кабинете чле­нов Совета, которым предстояло определить судьбу стра­ны. Парадоксально, но факт, что именно могучие и ог­ромные державы всегда были наиболее уязвимы для уда­ров изнутри, чем со стороны внешней угрозы. Об этом сейчас думал американский президент, окидывая взглядом своих высших чиновников сидевших в его кабинете.

    Почти половина из них была не просто евреями, а наи­более активными сионистскими деятелями и выдвиженца­ми Всемирного Сионистского Конгресса, навязанными ему за поддержку его на выборах президента и финансо­вую помощь, а потом и за фальсификацию итогов выбо­ров в ноябре 2004 года в его пользу. С их помощью была достигнута победа с разницей в 62000 голосов. Получая поддержку сионистов, он мало разбирался в их сущности, зная только об их огромном влиянии и баснословных ка­питалах. Только в одном Нью-Йорке сионисты обладали консолидированным капиталом в 3,72 триллиона долла­ров. Можно было представить их капиталы в масштабе страны.

    Но уже став президентом и получив доступ ко всем аналитическим данным ФБР и ЦРУ, Майкл Джоунс по­нял, что вся страна находится в их цепких руках, кото­рые они неотрывно держат на узловых точках жизне­деятельности США. Но он также знал и то, что они все­гда неминуемо вели все страны к гибели. Подобно пи­явкам, они высасывали кровь из очередной жертвы и покидали ее затем, чтобы перебраться на тело другой. Президент понимал, что освободиться от них властным путем невозможно, так велик был их опыт по удержа­нию власти там, где они ее не хотели терять. Его просто убьют. Порой в эти дни Майклу Джоунсу приходили мысли о том, что освободиться от мирового сионизма и его контроля можно только через разрушение и хаос, которые как раз и наступили в Америке. Может и не стоит особо сопротивляться происходящим событиям. Может это и есть перст Божий?.

    Он хорошо знал судьбу первого президента страны — Джорджа Вашингтона. Ведь США создавали масоны. Ев­реев в стране еще было очень мало, а о сионизме никто ничего и не слышал. Но тесное взаимодействие масонов в Европе с еврейским капиталом банкиров и ростовщиков, уже было известно. Все президенты Америки были масо­нами. Те из них, кто наконец распознавал сущность, цели масонства и начинал им противиться — погибали, как и монархи Европы. Когда Джордж Вашингтон распознал их далеко идущие планы, он стал разоблачать масонство. Это и привело к роковым последствиям. Майкл Джоунс помнил, какой шум наделала статья о тайной смерти пер­вого президента США, опубликованная в нью-йоркском “Имперском Вестнике” в 1990 году.

    “Внезапно” заболевший в декабре 1799 года, в своем доме в Маунт-Верноне, он за один день скончался. Масон­ские доктора в один день пускали ему кровь четыре раза, пока он не умер. Но с тех пор в стране все основные пози­ции захватили масоны, а затем их вытеснили своим золо­том евреи, которые поставили масонство на службу миро­вому сионизму. И действительно ведь, в век супертехноло­гичных открытий и фантастических средств ведения войн, способных уничтожать одновременно десятки миллионов людей, победить любую крупную державу, обладающую ядерным потенциалом и оптико-лазерным оружием, психотронными пушками и генераторно-импульсным оружи­ем, превращающим армии противника в стадо неуправ­ляемых животных, просто невозможно. Да это уже стало и ненужным из-за страха получить ответный удар. Намного проще взорвать любую крупную страну изнутри.

    Мировой сионизм это понял уже давно и взял на воо­ружение, доведя эту подлую стратегию до совершенства. Стратегия такого покорения народов зародилась у них еще в далекие времена. Ведь следуя логике еврейских исто­риков, сионизм, как религиозное течение, возник еще в VII веке до нашей эры, когда ассирийский царь Саргон Второй покорил Израиль, часть распавшегося царства Со­ломона (другой частью была Иудея). Хотя британский сионист профессор Норман Бентвич считал, что сионизм так же древен, как и плен еврейского народа во времена разрушения храма Навуходоносором в VI-м веке до на­шей эры. Свою мощь сионизм набрал прежде всего за счет сосредоточения в своих руках огромного финансового ка­питала, чему невольно способствовала и церковь. Еще в середине первого тысячелетия новой эры, Христианская церковь запретила ссуду денег под проценты, как амо­ральное, противное Богу действо. А в XII-м веке законы, карающие за ростовщичество, стали особо суровыми. Та­кие запреты практиковала и мусульманская религия. Это в определенной степени способствовало тому, что финан­совые операции (ростовщичество, залоги, ссуды и т.д.) со­средоточились в руках евреев, ибо их религия, иудаизм, им этого не запрещала. Поэтому, гонения на евреев носи­ли тогда скорее экономический характер.

    И только спустя века, когда еврейские раввины выра­ботали человеконенавистническую доктрину, провозгла­сив иудеев богом избранной нацией, а остальные народы гоями, то есть рабами, презренными отбросами, у народов почти всех стран и начала вырабатываться ненависть ко всей деятельности евреев, которые стали заложниками беспредельной агрессивности мирового сионизма, решив­шего завоевать мировое господство.

    Корни их разрушительной агрессивности еврейские раввины заложили в Ветхий Завет, где было продикто­вано поведение иудеев в отношении врага (а врагами они считают все другие народы): “...и истреби все, что у него; не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла” (Первая Книга Царств, 15, 3). Приказание “истреби полностью” — одна из основ­ных догм Закона, ибо любое проявление милосердия расценивалось как тяжкое преступление. Еще первые иудейские священнослужители левиты, именно за проявление милосердия к своим врагам свергли перво­го и единственного царя объединенного иудейско-израильского царства — Саула, поставив на его место иудея — Давида. Левиты учили, что главным требованием Ие­говы якобы было истребление всего “чужого”, и что они, иудеи, божественно избраны для этой цели...

    Майкл Джоунс, вспоминая материалы исследований американского ученого Г. Тамарина, работавшего в 60-е годы ХХ-го века в Израиле, который на основе иссле­дований учебных программ в школах и опросах еврей­ских школьников доказал, что израильская система об­разования воспитывает в своем подрастающем поколе­нии человеконенавистнические устои, внедряет в созна­ние детей их превосходство по отношению к другим на­родам. Такую же тенденцию выявил и американский профессор еврейского происхождения Стив Глоуберг, работавший в Израиле с 2001 года, который с ужасом обнаружил, что подрастающее поколение мо­лодых израильтян обучают в духе расовых теорий фашистского образца по отношению не только к ара­бам, но к другим народам.

    Только сейчас, в беспредельно критические для Амери­ки дни, Майкл Джоунс со всей остротой осознал, в чем главная опасность для Америки и всего мира. Он уже с плохо скрываемой ненавистью смотрел на большинство своих высших чиновников, заполонивших сейчас Овальный кабинет Белого дома. Но сейчас не время было зани­маться правительственными кадровыми разборками, нуж­но было спасать страну.

    — Сначала нам доложит обстановку министр финансов, а затем перейдем к остальным вопросам, — произнес прези­дент, предоставляя слово Машину Робинсону.

    — Сэр, — обратился Робинсон к президенту, — господа! Завтра мы должны открыть банки и биржу, поэтому всю ночь наши аналитики рассчитывали на компьютерах раз­личные варианты того, что может произойти завтра в све­те произошедших политических событий в Техасе и дру­гих штатах. Эти расчеты ввергают нас в ужас. Если позав­чера, на момент закрытия биржи, и банков доллар равнял­ся 0,188 евро, то к итогу 17 апреля это соотношение соста­вит 0,044 — 0,042 евро. Практически за один евро мы долж­ны будем платить двадцать три доллара. И это притом, что нами завтра на рынок будет вброшено валюты и госу­дарственных казначейских обязательств на сумму около двухсот миллиардов долларов, которые мы берем под за­лог федерального имущества и земель, у крупнейших объ­единений промышленников и банкиров ряда штатов.

    Вчера весь день и ночь мы вели переговоры с рядом крупнейших корпораций и банков, сумевших избежать больших потерь, о создании ряда холдингов с целью ока­зания поддержки федеральному правительству в деле ста­билизации курса доллара, но, к сожалению, политические факторы сепаратистских выступлений сведут на нет их по­мощь, и удержать доллар на отметке пять-шесть долларов за евро нам не удастся. Вливание 200 миллиардов долла­ров теперь только позволит избежать финансового краха государства, но не банкротства десятков тысяч фирм и банков среднего и крупного уровня и дальнейшего паде­ния курса доллара до отметки 0,044 — 0,042 евро.

    Финансовые круги и промышленники Лос-Анджелеса, Сан-Франциско, Нью-Йорка, Бостона, Чикаго, Детройта, Питсбурга, Сент-Луиса, Индианаполиса, Буффало и Колумбуса готовы по нашей просьбе поддержать правитель­ство, выделив для этого 196 миллиардов долларов под обязательства федерального казначейства. При этом они хотят иметь ваши гарантии, сэр, — обратился Робинсон к президенту.

    Вчера, например, я говорил с известными вам людьми: Тедом Лумисом — президентом “Лумис стил корпорейшн” из Питтсбурга, с Джоном Столбергом — президентом “Трейд Билдинг корпорейшн” из Нью-Йорка, с Сэмом Кларком — президентом “Бэнк оф Детройт” и другими. Они объединили вокруг себя целые группы влиятельных и богатых людей готовых помочь Америке и озабоченных всем происходящим. Только эти три группы готовы пре­доставить правительству 82 миллиарда долларов на пери­од до 1 января 2007 года, но при условии, что в стране не будет развязана гражданская война, ведь тогда у них все пойдет прахом. Они против любых силовых акций, про­тив сепаратистов, так как считают, что экономические и дипломатические пути здесь сработают более эффективно. Они за блокаду и санкции.

    — Вы что предлагаете? Раздался внезапно резкий окрик Самуэля Корка, помощника президента по национальной безопасности. Какие-то подлые собаки хотят под антисе­митскими лозунгами разрушить Америку, убивать на ули­цах евреев, а вы предлагаете нам играть с ними в блокадные игры?

    — Самуэль, замолчите, я не давал вам слова, — прозвучал резкий окрик президента. — Забудьте свой голос крови, вы не в Израиле, а в Америке, вы обязаны прежде всего быть американцем, а уж потом кем вам хочется, иначе вы не подходите для государственной службы.

    Безусловно, это было неслыханной наглостью, когда один из ключевых министров докладывает президенту и этот доклад прерывается помощником или вообще кем бы то ни было. Но для Самуэля Корка, одной из ключевых фигур Всемирного Сионистского Конгресса в админист­рации президента, все присутствовавшие в это утро в Овальном кабинете, были всего лишь слугами, марионет­ками. Да и президент тоже. Это они, сионисты Америки, делают всех этих джоунсов, робинсонов, старков, клинто­нов, бушей, рейганов и прочих, президентами и министра­ми, они за все платят, значит, и музыку будут заказывать они, а не слуги, которых они нанимают.

    — Мне очень жаль, сэр, — обратился Самуэль Корк к президенту, вставая со своего места, — что вы обратились к антисемитской риторике.

    — Я прошу вас, Корк, покинуть совещание, — прогремел голос Майкла Джоунса, перебивший тираду его помощ­ника. С этой минуты вы больше не работаете в моей администрации, вы уволены. Передайте дела своему заместите­лю Тому Стенли, немедленно.

    После того как Корк вышел из кабинета президента и за ним закрылась дверь, Джоунс предоставил слово пред­седателю Комитета начальников штабов, Тому Джексону.

    — Сэр, господа! Все вооруженные силы страны приведе­ны в состояние повышенной боевой готовности. По дан­ным РУМО (военная разведка США) и ЦРУ обстановка в мире складывается следующим образом:

    1. В акватории Тихого океана мы отвели два наших флота от Тайваня и один флот от берегов Перу и направи­ли их в район Лос-Анджелеса и Сан-Франциско на случай возможных беспорядков в Калифорнии, аналогичным в других штатах, а такие ввиду направления флотов Китая к западным границам нашей двухсотмильной зоны на Ти­хоокеанском побережье. Мы также отвели в район Сиэтла наш 7-й флот, дислоцированный по гряде Алеутских ост­ровов, для сдерживания инициатив русского Тихоокеан­ского флота в северном направлении. С завтрашнего дня мы полностью блокируем побережье штатов Вашингтон и Орегон от канадского острова Ванкувер до калифорний­ского Кресент-Сити, вблизи границы с Орегоном.

    Таким образом, мы полностью перекроем все западное побережье страны тремя флотами, а также усилим эскадру на Гавайях за счет части эскадры отведенной от берегов Перу. Таким образом, на Гавайях будет сосредоточено 67 кораблей и 112 боевых самолетов, что абсолютно доста­точно для решения любых проблем, если они вдруг там возникнут. Кроме этого 46 кораблей контролируют тихо­океанские коммуникации в районе Каролинских и Маршаловых островов. На базах в Японии все эскадры приве­дены в состояние повышенной боевой готовности. К со­жалению, в настоящий момент мы не сможем помешать Китаю овладеть Тайванем, без оголения важнейших ком­муникаций в Тихоокеанском бассейне. Но нами, согласно директиве, разработаны два варианта-вмешательства в ситуацию вокруг Тайваня и мы готовы будем отдельно доложить по этому вопросу.

    2. В акватории Индийского океана все наши силы со­средоточены в Аравийском море, Персидском заливе, Красном море и Аденском заливе. Мы там сосредоточили три авианосные группы в составе 96 кораблей и 232 ис­требителей-бомбардировщиков. Транспортировка ближ­невосточной нефти под нашим полным контролем, хотя восстановительные работы на взорванных нефтепромыс­лах Саудовской Аравии и Кувейта закончатся только че­рез 15-20 дней.

    Мы сейчас избегаем конфронтации с Ираком и Ира­ном в этом регионе, пока не разрешится вопрос отвода на­ших войск из Нигерии и наших внутренних дел.

    В частности, в Саудовской Аравии через 16 дней уже полностью восстановят взорванные нефтепроводы и насосные станции. Там сейчас дополнительно размеще­но 3800 солдат морской пехоты. Под нашу охрану взя­ты все нефтехранилища, как в Саудовской Аравии, так и в Кувейте. В этом районе нас беспокоит только ситуа­ция в Турции, где курды, по нашим данным готовят крупномасштабную операцию в Турции, о чем Анкаре уже сообщено.

    3. И, наконец, акватория Атлантики. В соответствии с принятым вами вчера решением, войскам и флоту в Ниге­рии дана команда на сворачивание боевых действий. Что­бы полностью вывести все войска и технику, и не повто­рить Вьетнама, нам понадобится тридцать дней. Дипло­маты за это время должны сделать все, чтобы наш уход не выглядел как поражение. Иначе не избежать депрессии и падения морального духа армии и флота.

    Мы также отводим 2-й флот в составе 32 кораблей от Гренландии и направляем его к берегам наших мятежных южных штатов. А для прикрытия восточного побережья страны мы направляем эскадру адмирала Крэнстона из 36 кораблей и отводим ее от берегов Панамы. Вес остальные силы в составе 186 кораблей, дислоцированных по всей Атлантике, мы бросаем на блокирование Мексиканского залива, чтобы изолировать мятежные штаты с юга. Захват же Аргентиной Фолклендских островов нас сейчас не должен волновать, мы с этим разберемся позже, после урегу­лирования всех внутренних проблем.

    — Теперь, сэр, по внутриамериканским делам. Практи­чески весь флот, базировавшийся в портах Техаса, пере­шел на сторону сепаратистов. Это 122 корабля. По юж­ным штатам обстановка более умеренная. Из 167 боевых кораблей, дислоцированных в Луизиане, Миссисипи, Ала­баме, Флориде, Джорджии и Южной Каролине, только 73 корабля перешло на сторону мятежников. Более тяжелая картина на западе, в штате Вашингтон. Там почти все ко­рабли перешли на сторону сепаратистов и только два фре­гата и три подводных лодки вышли в океан.

    По сухопутным войскам. К 7 часам утра, сегодня, воз­душно-десантные дивизии — 26-я, 42-я, 62-я и 75-я, а также четыре корпуса морской пехоты, две бригады зеленых бе­ретов и шесть дивизий национальной гвардии готовы по вашему приказанию, сэр, к переброске в любой из мятеж­ных штатов. По данным аналитических компьютерных проработок, наведение порядка, например, только в од­ной Луизиане, будет исчисляться потерями в 160-190 ты­сяч человек с обеих сторон. По Техасу и Оклахоме эта цифра находится в пределе от 270 тысяч до 350 тысяч че­ловек. То есть там однозначно разразится гражданская война. С нашей стороны, мы считаем, что более эффек­тивный путь — это блокада с постепенным наращиванием нашего давления всеми видами вооруженных сил. Но это уже вам решать, сэр.

    Еще почти три часа Совет национальной безопасности планировал ответные меры правительства и президента против сепаратистов и мятежников, как на мировом ди­пломатическом уровне, так и на внутриамериканском. При этом власти Вашингтона мало учитывали в своих планах то морально-психологическое состояние большин­ства населения взбунтовавшихся штатов, которое было сильно подогрето гигантскими потерями в результате нефтяного и финансового кризиса. Десятки миллионов людей потеряли все свои сбережения, многие обанкроти­лись и стали просто нищими. Они обвиняли во всем Вашингтон, продажных политиков, еврейских банкиров, масонов, сионистов, весь земной шар и, конечно, прези­дента страны.

    Вашингтон, в лице его законодательных органов, и в первую очередь Конгресса США, возбудил тысячи уго­ловных дел против уже известных всей Америке полити­ков, бизнесменов, чиновников федерального уровня и, ко­нечно, против губернаторов всех штатов, которые объя­вили о своем выходе из состава Соединенных Штатов. В этот же день было объявлено о введении против этих шта­гов экономической блокады и предъявлен ультиматум. В нем предлагалось в течение суток вернуть ситуацию в штатах в русло конституционного порядка. Если этого не произойдет, Вашингтон не остановится даже перед приме­нением военной силы. Вызов был брошен.

    6.

    16 апреля 2000 года, Польша

    По планам НАТО, на территории Польши в 2006 году были запланированы две волны военных маневров и уче­ний. В мае и в сентябре. Политические и военные деятели Германии в НАТО приложили немалые усилия, чтобы скорректировать планы военных учений и перенести их с мая на апрель. В феврале были уточнены и конкретные да­ты их проведения, с 17 по 22 апреля.

    В учениях участвовали только немецкие и польские части, которые должны были отрабатывать методы борь­бы с террористами и отражать некую военную угрозу. Учения должны были проводиться в 2-х больших районах Польши: от Гданьска на Балтике до города Торунь на Висле, то есть на территории протяженностью 150 кило­метров вдоль Вислы. А вторым районом учений была тер­ритория от Познани на Варте до Вроцлава на Одере, про­тяженность которой также была близка к 150 километрам.

    Вот уже третий год Германия и Польша проводили со­вместные учения в рамках планов НАТО, без привлечения армий других стран членов Северного Атлантического Альянса. В 2004 году учения проводились на территории Польши, в 2005 году — на территории Германии, в 2006 го­ду опять наступила очередь Польши. Как правило, на пе­риод до 2010 года, в целях снижения с Польши бремени финансовых расходов на членство в НАТО, все боеприпа­сы и горючее, необходимые для учений должны были по­ставляться Германией. Было введено и необычное новше­ство. В маневрах на территории Германии командовали польские офицеры и генералы, а в маневрах на террито­рии Польши — немецкие военные. Численность войск, уча­ствовавших в учениях с каждой из сторон в этом году, со­ставляла беспрецедентную для маневров численность — по 86 тысяч человек.

    В рамках проводимых учений Германия разработала свои операции: в Польше — “Зов предков”, и в Чехии — “Южная прогулка”. Главный парадокс был в том, что правительство не знало ни об операции “Северная ко­мета”, ни об операциях в Польше и Чехии. В эти опера­ции были посвящены сначала отдельные лица из выс­ших военных сфер. Затем к этому вопросу подключили отдельных руководителей разведки и ряд политиков. И только на заключительной фазе, в конце 2005 года, в суть готовившихся дел были посвящены патриотически настроенные круги в правительстве, в бундестаге, в во­енных сферах.

    Еще в 2001 году те, кто уже на той стадии был в курсе конечной цели операции “Северная комета”, через своих друзей в политических сферах, провел через парламент­ские рифы соглашение Польши и Германии о том, чтобы резко были ослаблены иммиграционные препоны для гра­ждан этих стран. Польша, понятное дело, стремилась к такому решению, что давало сотням тысяч поляков ехать на заработки в Германию и зарабатывать там для Польши твердую валюту. Для Германии же это было не выгодно, так как немцы и во сне не собирались ехать в Польшу, так как они там ничего заработать не могли, соотносясь, ко­нечно, к уровню оплаты труда в Польше.

    То же самое было сделано и с Чехией. Поэтому сотни тысяч чехов и поляков устремились в Германию, но при этом соблюдалось несколько правил, которые жестко выполнялись с немецкой пунктуальностью и педантич­ностью. Во-первых, предпочтение отдавалось молодым людям от 20 до 35 лет. Во-вторых, они должны были быть неженатыми и незамужними. В третьих, зеленая дорога была только полякам из западной части Поль­ши и в основном из крупных городов: Вроцлав, Валбжиха, Еленя Гура, Легница, Зелена-Гура и Лешно на юге Польши, которые располагались на левой стороне от Одера, а также из Познани, Гожув-Велькопольски, Щецина, Старгард-Щецински, Пила, Быгдоща, Торуня, Гнезно, Гдыни, Гданьска, Тчева, расположенных в центральной и северной части западной Польши, то есть, левобережной части Вислы. Это все были террито­рии, принадлежавшие когда-то Германии и по воле Сталина отданные Польше в 1945 году.

    Такая же система миграции была установлена и с Чехи­ей. Это в основном были местности, бывшие когда-то до войны немецкими Судетами и также отошедшие в 1945 го­ду в пользу Чехии. Самым странным во всех этих процес­сах было то, что немцы тоже переезжали на работу в за­падную часть Польши и Чешские теперь Судеты. В основ­ном это были безработные немцы и немки из земель быв­шей ГДР, которые также были в возрасте от 20 до 35 лет.

    За последние пять лет Германия приняла 1,27 миллио­на поляков и 316 тысяч чехов. Этой части эмигрантов уде­лялось повышенное внимание, забота и даже персональ­ная опека. В первый год шла их акклиматизация, затем тщательный отбор наиболее сильных, способных и сооб­разительных. Их устраивали в различные фирмы, где кро­ме хорошего заработка, их усиленно обрабатывали в не­мецком духе, духе порядка, дисциплины, немецкой организованности. Через год работы настроенных прогерман­ски поляков и чехов приглашали на собеседование и пред­лагали вернуться на родину, скажем, в Быгдощ, Гданьск или чешский Либерец, чтобы создать там филиал фирмы, либо создать совместную польско-германскую или чеш­ско-германскую фирму. Для этого выделялись и кредиты.

    К январю 2006 года в западной Польше уже работало более 120 тысяч таких мелких и средних фирм с численно­стью работающих около 9 миллионов человек. Естественно, что этими реэмигрантами велась усиленная обработка своих рабочих и служащих в прогерманском духе. И лю­ди, получавшие хорошую зарплату, не противились такой пропаганде. Те же, кто был настроен антигермански, не­медленно увольнялся. Так Германия готовила себе не только плацдарм для возврата отобранных у нее земель, но и закладывала экономический и финансовый фунда­мент для последующих инвестиций в развитие этих зе­мель, готовила себе будущие административные и хозяй­ственные кадры.

    Вместо восьмидесяти шести тысячной группировки, сорок шесть тысяч в районе Вроцлава-Познани и соро­ка тысяч в районе Гданьска-Торунь, Германия сумела накопить 112 тысяч, с учетом обслуживающих и снаб­женческих частей и путаницы с эшелонами, которую они создали для этого. Фактически функции обслужи­вающего и снабженческого персонала выполняли не гражданские организации и лица, а боевые части бун­десвера, переодетые в гражданскую одежду. Боеком­плекты, переданные польским частям, были холостыми, о чем последние и не подозревали.

    Учения должны были состояться одновременно в двух районах Польши и начаться во вторник, 18 апреля. А 17 апреля штабные работники германских и польских частей должны были еще раз пройти на картах по всем маршру­там учений, согласовать номера частей, их численность, количество задействованной техники на каждом участке и сроки прохождения учебных этапов. При этом, во всех сборных частях в этом году командовали немецкие гене­ралы и офицеры. В Гданьск и Гдыню вошла немецкая эс­кадра в составе 12 кораблей, во главе с крейсером “Дор­тмунд”. Восемь подводных лодок не всплывали, так как прибыли несанкционированно и в учениях не заявлялись. Днем 16 апреля более 3 тысяч моряков сошли в Гдыне и Гданьске на берег и расположились в подготовленных для них временных домиках.

    Поздно вечером, 16 апреля, и ночью, 17 апреля, в Гды­не, Гданьске, Быгдоще, Торуне, Гнездо, Познани, Лешно, Вроцлаве произошли массовые нападения на немецких военнослужащих, что немедленно повлекло за собой объ­явление боевой тревоги во всех немецких частях. Как выяснилось, в разного рода стычках было убито 27 немецких солдат и два офицера. Командующий учениями немецкий генерал бундесвера Вилли Штайнхофф отдал команду интернировать и разоружить все польские части, сосредото­ченные для участия в учениях, занять все ключевые пози­ции и полицейские участки во всех городах, где были совершены нападения и убийства немецких военнослужа­щих, при этом была дана команда: полицейских не разо­ружать, а действовать с ними сообща до выяснения всех обстоятельств.

    Немедленно полетели депеши в Берлин о необходимо­сти защиты немецких граждан, проживающих и работаю­щих в западной части Польши, особенно в ее крупных го­родах Щецине, Гожуве, Зеленой-Гуре, Лешице и Валбжихе, вблизи границы с Германией. Одновременно генерал Штайнхофф послал депеши в Варшаву, где сообщал об убийствах немецких солдат и офицеров и о разоружении польских частей до выяснения всех обстоятельств. Он так­же сообщил, что немецкие офицеры совместно с польской полицией сами проведут расследование инцидентов вы­лившихся в трагедию и ожидают в понедельник прибытия чиновников из генеральной прокуратуры Польши для оказания помощи в расследовании совершенных убийств.

    Ночное сообщение о разоружении немцами польских частей вызвало у высших чиновников и президента Поль­ши резкое негодование. Но осознав, что все-таки про­изошло массовое убийство немецких военнослужащих, они поостыли и решили разобраться со всем случившимся с утра, когда все более менее прояснится.

    Но проясняться было нечему. К 7 часам утра, 17 апре­ля, западная часть Польши от Балтики в Гданьске и по Висле до Торуня и далее до Познани-Вроцлава и по реке Ныса-Клодзка до чешской границы была уже полностью под контролем немецкой группировки войск, занявшей все крупные города, мосты через реки, туннели, автостра­ды и железные дороги. Одновременно ночью из Франк­фурта-на-Одере и Герлица на юге Германии, в Польшу во­шли немецкие части и заняли польские города, располо­женные в 50-70 километрах от границы с Германией.

    Не было сделано ни одного выстрела, так как немецкие рабочие и служащие, работавшие на совместных польскогерманских предприятиях и поляки-реэмигранты из Германии, как правило, владельцы различных фирм и торго­вых точек, вывели своих рабочих и служащих встречать немецкие войска, чтобы не произошло кровавых столкно­вений. Они же и блокировали управления полиции и по­мещения служб безопасности. По сути дела, за одну ночь немецкие части без единого выстрела взяли под свой кон­троль западную часть Польши, до войны принадлежав­шую Германии.

    * * *

    И только утром 17 апреля, когда немецкие части, расположенные на обозначенной линии, пропустив представителей прокуратуры и полиции из Варшавы, не разрешили въезд польских военных частей сопрово­ждения, прибывших на бронетранспортерах и грузовых машинах, разразился скандал. Но когда немцы преду­предили поляков, стремившихся пересечь водный ру­беж силой, что они вынуждены будут открыть огонь на поражение, поляки поняли, что же на самом деле про­изошло на этой части их территории.

    Уже в 10 часов 20 минут по всепольскому телевиде­нию выступил президент Польши Тадеуш Собецкий с обвинениями в адрес Германии, что та обманным пу­тем оккупировала западную часть Польши, нарушила послевоенные договора о нерушимости границ. Немед­ленно в штаб квартиру НАТО и в Совет Европы ушли официальные ноты протеста польского правительства, а от Организации Объединенных Наций потребовали собрать Совет Безопасности. Тадеуш Собецкий лично обратился к президенту США Майклу Джоунсу с обра­щением вмешаться в эту ситуацию. В центральной и восточной частях Польши возникли стихийные митин­ги протеста, а польская армия была приведена в состоя­ние повышенной боевой готовности.

    Но все эти демарши были мало результативными. Глав­ное заключалось в том, что достаточно обработанное на­селение западной части Польши сдержанно отреагировало на ввод немецких войск, которые вели себя предельно кор­ректно и вежливо. Более того, они совместно с польской полицией занимались расследованием совершенных убийств и следили за порядком на улицах городов. А в это время польские реэмигранты из Германии, владельцы де­сятков тысяч фирм, созданных на этой территории Поль­ши, вывели миллионы своих работников на улицы горо­дов и скандировали лозунги, призывающие к присоедине­нию их земель к Германии.

    Очень важным фактором в этой ситуации было то, что польская экономика в результате общемирового нефтяно­го кризиса, а за ним и финансового потерпела огромные убытки, так как ориентировалась в большей степени на фирмы США и американский доллар. Обанкротились де­сятки тысяч предприятий и различных фирм и банков. Рухнул рынок ценных бумаг, а иностранные инвесторы, отчаянно нуждаясь в наличных долларах, начали сбрасы­вать акции польских компаний, банков и предприятий. Число безработных только за две последние недели вы­росло с 860 тысяч до 3,8 миллиона человек.

    На фоне этих безрадостных событий и безысходно­сти в затянувшемся мировом финансовом кризисе и страшных событий, происходящих в Америке, прозву­чало шокирующее выступление канцлера Германии Клауса Фрика. Он обвинил поляков в неспособности управлять государством и обеспечить законность и по­рядок на незаконно отторгнутых землях Германии, об­винил их в терроризме и убийствах немецких военно­служащих, как благодарность Польши за ту огромную помощь, которую ей оказала Германия за эти годы. Канцлер также заявил, что судьбу бывших немецких зе­мель должен определить народ западной Польши, а не власти в Варшаве и здесь никакие решения НАТО, Со­вета Европы и ООН не правомочны. Народ сам должен решить и этот вопрос, и свою дальнейшую судьбу.

    Такое заявление канцлера Германии, прозвучавшее ут­ром 17 апреля, взбудоражило всю Европу. Особенно засуе­тились те, кто давно был в сетях мирового сионизма. Именно они и подняли визг на всю Европу, а затем этот вопрос выплеснулся и на другие континенты. Но мир за­хлестывали события, крушащие Америку, и многим нуж­но было думать не о Польше, а о том, как спасти свою экономику, ориентированную на Америку. Практически в этой ситуации ничего не могло повлиять на решение Гер­мании вернуть свои земли. Нечто подобное произошло и в северной части Чехии, бывших немецких Судетах. Гер­мания ликовала, а после жесткой отповеди канцлера аме­риканскому президенту, сидевшему на пороховой бочке и пытающемуся поучать и диктовать Германии что делать и грозить санкциями и даже военным вмешательством, Кла­ус Фрик стал общенациональным героем.

    Предсказать итоги референдума было не сложно. По­давляющая часть населения западной Польши была настроена прогермански. Многие ее предприятия выполня­ли немецкие заказы. Германия давала работу миллионам поляков на этой территории. Более того, после воссоеди­нения с Германией сюда, до 2010 года, планировались ин­вестиции в объеме около 88-90 миллиардов евро.

    Видя беспомощность НАТО и Совета Европы перед лицом мощной Германии, при явном доброжелательст­ве Франции, Италии, Австрии, Швейцарии и Португа­лии, Варшава вспомнила о России и официально обра­тилась к ее президенту Петру Лобанову за помощью. Но глупые и неблагодарные польские политики забыли непреходящую русскую мудрость: “Не плюй в колодец, воды придется испить”. Ответ России был жестким и бескомпромиссным. В нем говорилось о том, что Рос­сия не может вмешиваться в естественный ход истори­ческих событий, Польша избрала свой путь, путь вступ­ления в НАТО и разрыва бывших когда-то дружест­венными отношений, не прислушалась к мнению и предложениям, звучавшим тогда из Москвы, поэтому Россия не может вмешиваться в межгосударственные отношения двух стран. Но, со своей стороны, хочет до­бавить, что в 1991 году был разрушен Советский Союз, а вместе с ним и все договоры о нерушимости послевоенных границ. Запад и США, расчленив СССР, исполь­зовали и Польшу для разрушения содружества Восточ­ноевропейских стран, для ликвидации Варшавского Договора.

    Таким образом, по существу проблемы Россия мо­жет заявить, что передача восточных земель Германией Польше в 1945 году, после второй мировой войны, но­сила волевой, а не легитимный, правовой характер, поэтому вопрос урегулирования территориальных отношений между Германией и Польшей носит чисто меж­государственный характер.

    В этом ответе Россия умалчивала о многом. О поль­ской подлости и предательстве в 90-е годы. Она про­молчала о том, что 600000 тысяч лучших русских сыновей погибли, освобождая Польшу от гитлеровской ок­купации, о спасении древней столицы Польши Кракова во второй мировой войне, когда гитлеровцы приняли решение уничтожить все исторические памятники горо­да, о беспрецедентном даре Сталина Польше после вой­ны, когда ей были переданы огромные восточные тер­ритории Германии.

    Умолчала Россия о злобных антирусских компаниях в Польше в период 1988-1997 годов, об осквернении па­мятников русским солдатам и офицерам, погибшим при освобождении Польши от фашистов, о дискрими­нации русских туристов, о наглом обращении польской полиции с гражданами России, транзитом пересекав­шими польскую территорию при поездках в другие страны, о препонах российским предпринимателям, ве­дущим бизнес в Польше и о многом другом. Но за все приходится платить, не сегодня, так завтра. Это завтра для Польши наступило в 2006 году...

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.