Глава вторая. На старте к пропасти. - Крушение Америки. Книга вторая. Возмездие - Юрий Козенков - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

    Глава вторая. На старте к пропасти.

    1.

    5 марта 2006 года, США, мексиканская граница штата Техас

    — Сэр, все готово, — крикнул Шон майору Гордону, опустив брезентовую накидку задней части огромного, 32-х тонного фургона марки “Бизон”. Гордон ловко впрыг­нул в кузов грузовика. Вслед за ним залез и сержант Тони Донован. Гордон повернулся к шоферу и сказал, — трогай, Люк. Тяжелая махина “Бизона” лениво тронулась с места, так как под завязку была загружена оружием. Через сорок минут езды по обходному пути, минуя город Ларедо, фур­гон вырулил на автостраду, идущую от мексиканского го­рода Монтеррей до техасского — Сан-Антонио.

    В этой части Техаса река Рио-Гранде разделила два стоящих рядом города, американский Ларедо и Мекси­канский Нуэво-Ларедо. В семи километрах южнее этих го­родов на границе было налажено отлично оснащенное ок­но по контрабанде оружием. Полиция была куплена с обе­их сторон, так что с их помощью не сложно было преодо­леть заслоны пограничной охраны и блокировать внезап­ные действия ФБР.

    Тяжело груженный фургон вез оружие предназначен­ное для волонтеров Сан-Антонио и города Корпус-Кристи, расположенного на побережье Мексиканского зали­ва. В фургоне была большая партия портативных ракет­ных ранцевых установок “Зевс” класса земля-воздух, гра­натометы, крупнокалиберные пулеметы и партия из 480 новейших русских автоматов Новикова — “Гром-2”, осна­щенных лазерно-импульсной головкой, ослепляющей противника.

    Оружие, в основном американское и русское, закупа­лось по длинной цепочке в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке, а не в США, чтобы исключить утеч­ку информации о его предназначении. Затем оно дос­тавлялось в Мексику, а оттуда через три окна на грани­це, ввозилось в Техас, Оклахому, Луизиану и другие южные штаты Америки. Задействованы в этом были в основном отставные военные, и сегодняшний рейс был одним из многих.

    Спустя два часа пути фургон, проехав городок Дилли, свернул направо, в чащобу зарослей, и попав на просеку, через 6 километров вырулил к берегу речки Фрио, прито­ку Нуэсес, реки, впадающей в Мексиканский залив близ города Корпус-Кристи. Потратив чуть более часа на вы­грузку части оружия и погрузку его на ожидавшие катера, фургон обратным путем вырулил на основную трассу, ве­дущую в Сан-Антонио. Майор Гордон с облегчением вздохнул. Самый опасный участок и разгрузку для Кор­пус-Кристи прошли, до пункта назначения оставалось 95 километров, на что указывал дорожный знак, который проскочили буквально минуту назад.

    Но майор рано успокоился. Уверенность, даже несмот­ря на то, что в руководстве полиции Сан-Антонио были почти все свои люди, не могла быть стопроцентной. Мно­гие в полиции были не посвящены в закулисную цель транспортировки оружия и всегда можно было нарваться и на таких и на еще зеленых новичков, только и ждущих случая как бы выслужиться.

    Так произошло и сегодня. Не доезжая до Сан-Антонио километров двадцать, с проселочной дороги выскочила полицейская машина и увязалась за ними, включив сирену и мигалку. Сидевшие в кузове у заднего борта лейтенант Мерфи и два сержанта фазу поняли, что отвязаться не удается. Через отверстия в брезенте Мерфи выстрелом из микроволнового устройства вывел из строя рацию поли­цейских, чтобы они не успели сообщить дежурному о их фургоне и номерах грузовика. После этого вздернув зад­нюю часть брезентовой накидки, Мэрфи навел гранато­мет на полицейскую машину. Последовал выстрел, попа­дание и взрыв машины, запылавшей ярким пламенем на безлюдной ночной автостраде.

    Получив от Мерфи сообщение по рации об уничто­жении полицейской машины, севшей им на хвост, май­ор Гордон дал команду резко увеличить скорость, так как неизвестно было, успели ли полицейские сообщить дежурному о преследуемом фургоне. До пункта назна­чения оставалось чуть более десяти километров. Не до­езжая пяти километров до города, с правой стороны находился заброшенный поселок “Блек Стоун”, там на­ходились подземные бункера, где была одна из точек складирования оружия. Через шесть минут фургон бла­гополучно свернул направо...

    2.

    6 марта 2006 года, Москва

    Два часа назад Юрий Смирнов получил последние уточняющие данные из лаборатории сейсмолога академи­ка Суровцева. Землетрясение в районе Тихоокеанского побережья североамериканской и мексиканской Калифор­нии должно было произойти в период между 12 и 15 апре­ля, с беспрецедентной силой около 9 баллов по шкале Рих­тера. Не исключено, что такое мощное землетрясение по­влечет за собой провоцирование феномена Эль-Ниньо, гигантского водного и атмосферного урагана, зарождение которого уже отмечено на широте нулевого меридиана, в 1200-1300 километрах от Мексики и Перу. Американские сейсмологи также били тревогу, так как по своим исследо­ваниям тоже ожидали весной-летом 2006 года мощней­ший удар стихии. Угрожающим было другое. Сейсмиче­ское Агентство США уже третий год трубило о грядущем землетрясении. И хотя власти и население готовились к ожидаемой стихии, укрепляли дамбы и плотины, мосты и тоннели, бдительность населения и властей за последние три года значительно притупилась. Нельзя постоянно, в течение нескольких лет, жить в ожидании трагедии. Люди привыкли. А поскольку, ни в 2004, ни в 2005 году ничего страшного не произошло, то люди естественно успокои­лись и уже мало реагировали на сообщения, о грядущей катастрофе.

    Смирнов взял свой сотовый телефон и набрал номер абонента в Цюрихе. Он хотел связаться с главным коор­динатором операции “Северная комета” — Джоном Маккоем в Далласе. В трубке щелкнуло, произошло переклю­чение с абонента в Цюрихе на номер в Далласе и через не­сколько секунд в далекой Америке Маккой снял трубку своего телефона.

    Смирнов через шифратор передал важнейшее для аме­риканцев сообщение о времени грядущей катастрофы. Он знал, что в США практически все готово к выступлению как Техаса, так и черной. Америки и где-то в середине ап­реля над США разверзнегся бездна. Усилия многих десят­ков тысяч людей за последние пять лет неминуемо долж­ны были увенчаться успехом. Ради этого Смирнов отка­зался от всего земного, подчинив не только свою, но и жизнь сотрудников созданных ям Центров только одной цели — обузданию Америки.

    Он взял на себя финансирование всех групп возмездия из ГРУ (Главного разведуправления Генерального Шта­ба) и СВР (Службы Внешней Разведки) по уничтожению предателей и шпионов из этих ведомств, из ФСБ (Феде­ральной Службы Безопасности) и бывшего КГБ, бежав­ших на Запад, в США, Израиль и нанесших огромный ущерб России. За пять лет по всему миру было уничтоже­но уже 237 таких подонков, а 22 человека вывезены в Рос­сию для публичных процессов в назидание потенциаль­ным предателям, еще не совершившим преступлений, но, возможно, готовым к ним.

    Особенно паниковала Америка. Ибо несмотря даже на сложнейшую охрану и содержание таких предателей на секретных военных базах, возмездие настигало их неот­вратимо. Но и мы несли потери. За эти пять лет, во время проведения таких операций, погибло 18 наших сотрудни­ков из групп возмездия. Но достигаемая цель стоила этих жертв, так как закладывала в сознание сотрудников всех спецслужб стереотипный постулат: “Предатель неизбежно будет уничтожен.”

    Такая же система была создана и по отлову всех фи­нансовых аферистов, воров и властных казнокрадов Горбачевско-Ельцииского периода. Когда пал режим Ельцина, кому-то из этих мерзавцев удалось скрыться на дальних окраинах России, а затем через бывшие рес­публики СССР уехать на Запад, а кто-то из них вообще в этот период находился за рубежом в командировках и на отдыхе. Но это их не спасало, как не спасли ни сде­ланные пластические операции, ни многочисленная ох­рана, ни тайные щели в Израиле либо в отдаленных, эк­зотических уголках планеты.

    Их отлов был поставлен на государственную основу и к этому процессу, в части финансирования, подключилось более 60 мощнейших фирм страны, которым не только возвращались их расходы, но и выплачивалось 20% от возвращаемых преступниками денег.

    За период с 1999 по 2005 годы, то есть за 7 лет, было выловлено более 8700 преступников и возвращено Рос­сии почти 113 миллиардов долларов. При этом около 7000 из них было казнено. Эти цифры, приведенные в конце 2005 года генеральным прокурором, основыва­лись на статистике приговоров судов, вынесенных во время судебных процессов 1999-2000 годов, когда мно­гие были осуждены заочно.

    Эти цифры всегда будут перед глазами тех, у кого еще не вытравился соблазн поживиться за счет народа и стра­ны. Более 6000 специально обученных специалистов зани­мались отловом их по всему миру. Хотя Смирнов и пони­мал, что даже смерть миллиона таких подонков со всем их выводком — ничто по сравнению с тем ущербом, который они нанесли России, обрекая ее народ еще на 15-20 лет тяжкого труда по восполнению расхищенных богатств.

    Аналитические службы корпорации Смирнова уже оп­ределили, что из 60000 крупнейших предприятий России с каждого второго шел вывоз продукции за границу и боль­шая часть валютной выручки оседала в банках Европы, Америки, Израиля за счет продажи этой продукции по сверхзаниженным цепам. Его сотрудники вычислили и минимальную сумму, которую скрывала дирекция этих предприятий, кладя миллионы долларов на свои счета в зарубежных банках. На каждое предприятие в среднем приходилось 4986000 долларов в год, украденных у наро­да и государства и осевших за границей. Это воровство только за ельцинский период 1991-1998 года составляло, как минимум, 35-36 миллионов долларов на одно такое предприятие. А значит, с 30000 крупных предприятий за этот период при помощи гешефтмахеров было украдено и положено в зарубежные банки более ТРИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ!

    Но ведь в стране еще расхищали добро и продукцию с десятков тысяч более мелких предприятий. Финансо­вые аферисты из тысяч пирамид и мелких финансовых, банковских и страховых структур ограбили за этот пе­риод народ и различные организации на сумму не ме­нее 230-245 миллиардов долларов. А хищения из Гохрана, Алмазного фонда, библиотек. Государственных ар­хивов, музеев, галерей, церквей и т.д.? Его специали­сты вышли только на ориентировочные цифры потерь, подтверждаемые правоохранительными органами; слу­жбой безопасности и косвенными уликами: за горба­чевский период с 1985 по 1991 годы разграблено бо­гатств на 1,36 ТРИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ со всего Союза, за ельцинский период с 1991-1998 годы — раз­граблено только в России на 2,12 ТРИЛЛИОНА ДОЛ­ЛАРОВ. Понятно, что при таком грабеже народ России и через 1000 лет будет оставаться нищим, если не ка­рать преступников самым жестоким образом.

    Поэтому Смирнов был счастлив, что президент Лоба­нов оказался твердым человеком и не проявил сантимен­тов к предателям и их потомству за вес преступления, со­вершенные против народа и государства.

    В США, Израиле и Европе с 2000 года почти еже­дневно хоронили убиваемых выходцев из России и бывшего Советского Союза. Кого вешали, кого сжи­гали, кого растворяли в кислоте, а кого традиционно взрывали или расстреливали из автоматов. Не щадили ни властных воров, ни их семьи. Первые пару лет за­падная пресса без передышки заходилась в ужасе от кровавых акций, но постепенно привыкли, что полиция не может выйти на убийц, выходцев из России. О чем только не судачили. И о руке Москвы, и о возникнове­нии новой русской мафии киллеров, и о внутренних разборках. Постепенно новым русским, сбежавшим из новой, лобановской России, стали отказывать в прода­же и аренде квартир в приличных кварталах, отказыва­лись жить с ними по соседству. Никто не хотел быть случайно убитым при их разборках, да и просто жить с ворами было малоприятным для любого человека. По­степенно, несмотря на свои большие деньги, они стано­вились изгоями. Особенно усугубляло эту ситуацию то, что после совершения убийства очередного нового рус­ского, убийцы клали ему на грудь досье с перечнем пре­ступлений, совершенных в России, количестве украден­ных денег. Пресса немедленно раскручивала такие ма­териалы, не давая утихнуть ажиотажу, страху живущим среди них евреям, русским и прочим выходцам из Рос­сии. Не спасали их и попытки забиться в глухие уголки планеты.

    В декабре 2005 года из далекой Новой Зеландии при­шла очередная сенсация. На острове Южный, в малень­ком рыбачьем поселке Оамару, расположенном на Тихо­океанском побережье Новой Зеландии, был убит извест­ный банкир из Петербурга. Михаил Наумович Дымарский. В 1996 году, украв вклады населения общей суммой свыше 26 миллионов долларов, он сначала сбежал в Изра­иль, а после смерти Ельцина и массовых арестов преступ­ников в России срочно перебрался в Америку. Но через год оттуда тайно уехал в Панаму. А дальше его следы яко­бы затерялись.

    Михаил Наумович, дрожа за свою жизнь, сделав пластическую операцию и бросив семью, сначала бежит в Аргентину, потом перебирается на острова Фиджи и, наконец, под видом бедного учителя, оседает в Новой Зеландии, в маленьком городке Оамару. Долгих четыре года его искали и нашли. Смерть была ужасной. Ему отрезали голову и воткнули на шест возле его малень­кого дома. Он даже не переписывался с брошенной же­ной и детьми. Но и это его не спасло. Определить, кто это на самом деле, местная полиция сумела только бла­годаря папке, обнаруженной на обезглавленном теле, которую оставили убийцы...

    * * *

    Смирнов посмотрел на календарь. До начала собы­тий в Америке оставалось 5 недель. Практически все крупные мероприятия были уже завершены. Остава­лись мелочи и на их решение еще было время. Америка прочно увязла в войне с Нигерией, неся там большие потери и держа на ее территории почти 60000 своих во­як. Прикованы к ней были и два флота США, обшей численностью в 52 боевых и вспомогательных корабля. Финансовая система Америки и так была на пределе, а тут страну наводнили фальшивые доллары, причем сра­зу в двенадцати штатах и в разных концах Америки. Люди стали с опаской относиться к наличной валюте и все расчеты практически осуществлялись с пластико­вых карточек. В Америке прямо стали охотиться за на­личной европейской валютой “евро”. За один “евро” уже давали 2,2 доллара.

    Смирнов был в курсе дела, что Россия и ее крупней­шие банки в строжайшей тайне уже почти освободи­лись от запасов долларов США, переведя их в “евро”, швейцарские франки, золото, платину и алмазы, хотя официальные круги Центрального банка России публи­ковали данные о запасах и резерве в 42 миллиарда дол­ларов. За рубежом все долларовые авуары российских банков не превышали и 300 миллионов долларов. Ос­тальная же часть капиталов была в швейцарских фран­ках, “евро”, японской иене и золоте.

    Планируемый финансовый кризис должен был смести доллар с мирового пьедестала ведущих мировых валют. День “X” неумолимо приближался.

    3.

    9 марта 2006 года, США, Даллас

    Дюжие охранники пропускали роскошные лимузины, въезжавшие в ворота ультрасовременной виллы Джона Маккоя, миллиардера и крупнейшего владельца недвижимости и супермаркетов Техаса и Оклахомы, расположен­ной в юго-восточном пригороде Далласа. В эту субботу на виллу Маккоя съехалась властная и финансовая элита двух штатов.

    Координатор операции “Северная комета” Джон Маккой блестяще справился с втягиванием в орбиту плана по обретению независимости Техаса и соседнюю Оклахому. Он еще в 2003 году, за год до окончания срока полномо­чий губернатора Оклахомы Мэла Скотта, подружился с ним, сумев вовремя помочь его брату в финансовых делах. В 2004 году, на новых выборах губернатора, Маккой вло­жил в его избирательную компанию 5 миллионов долла­ров. Скотт вновь стал губернатором, получив 62% голосов избирателей.

    Но никто, кроме самого Скотта не мог предложить, что на самом деле двигало Маккоем в этом сверхщедром даре. А истина была в том, что душным летним днем, 5-го августа 2004 года, за три месяца до губернаторских выбо­ров, Маккой и Скотт пришли к соглашению, по которому Оклахома не только включается в борьбу за выход из со­става США, но и готова войти в состав единого государ­ства — Республики Техас. При этом Скотту давались га­рантии получения поста вице-президента Техаса, идя на выборы в одной связке с губернатором Техаса Генри Уитни, который и должен был стать первым президентом сво­бодной Техасской республики.

    Сам Маккой отказался от почетной схватки за пер­вую должность в новом государстве, так как это развя­зывало ему руки в организационной работе, отводило любые подозрения в том, что он затеял всю эту гигант­скую операцию только с целью своего самоутвержде­ния и захвата власти в Техасе и позволяло как началь­нику Штаба по подготовке выхода Техаса и Оклахомы из состава США жестко требовать у всех участников операции беспрекословного исполнения принятых ре­шений. Маккой попросил для себя только место министра финансов в новом правительстве, и это было с об­легчением воспринято двумя губернаторами, уже не мыслившими себя и свою жизнь без президентства и вице-президентства независимого Техаса.

    Сегодня у Джона Маккоя собрались: губернатор Теха­са Генри Уитни; губернатор Оклахомы Мэл Скотт; мэ­ры Оклахома-Сити, Далласа, Эль-Пасо, Хьюстона, Форт-Уэрта и Сан-Антонио — самых крупных, городов двух шта­тов; председатель Сената Техаса — Томас Кларк и предсе­датель Сената Оклахомы — Стив Барроу; видный юрист Техаса — Фредерик Райт, шеф полиции Техаса — Крис Ригал, бригадный генерал — Джек Робинсон, которого про­чили на должность министра обороны, командующий частями национальной гвардии, расквартированными в Техасе, генерал Пит Кейси; Уильям Колдуэл — полковник, бывший сотрудник ЦРУ, подававший в свое время боль­шие надежды стать одним из руководителей этой органи­зации, но из-за скандального бракоразводного процесса вынужден был покинуть ЦРУ.

    Колдуэл обеспечивал секретность проводимой работы и готовил будущие кадры для создаваемого ЦРУ Техаса, которое он и должен был возглавить. В течение 2001-2003 годов он занимался поиском и подбором кадров, а с 2004 года со своими помощниками занялся профессиональной и идеологическим подготовкой новых сотрудников. Спе­циально подобранные специалисты разъясняли его волон­терам глобальную опасность сионизации страны на кон­кретных примерах продажности Вашингтона и захватом евреями всех ведущих позиций Америки в сфере финан­сов, средств массовой информации и властных структур президентской администрации, Сената, Конгресса и про­чих государственных институтов.

    Исходными критериями отбора рекрутов было нали­чие неподдельного желания очистить Америку от разла­гающей скверны сионизма и создать в Техасе государство белых американцев, очистив их от негров, латинос, азиа­тов. Вот тогда на практике можно будет доказать, каким благополучным можно построить государство на монора­совой основе, — втолковывал Колдуэл своим подчинен­ным. Уже к началу 2005 года неформальная армия Колдуэла насчитывала более 6000 человек в Техасе и 1500 чело­век в Оклахоме.

    На содержание гвардейцев Колдуэла Маккой только в 2005 году выделил почти 200 миллионов долларов. Но эти затраты оправдывали себя с лихвой.

    Гвардейцы Колдуэла оказывали неформальную по­мощь полиции двух штатов там, где ее стесняло дырявое законодательство. В штатах резко упала преступность после целой серии громких убийств главарей мафии и массо­вых расстрелов боевиков наркодельцов. Все было списано на внутренние мафиозные разборки. Но факт оставался фактом. Штаты начали очищаться от скверны. Было най­дено и решение самого острого вопроса — взаимоотноше­ний с черной и латиноамериканской общинами. Как Мак­кой, так и его единомышленники, ведущие политики Теха­са и Оклахомы трезво понимали, что без поддержки чер­ного населения и выходцев из Мексики реализовать свою мечту; отделение от США — будет очень сложно, не ис­ключался на этой почве и вариант возникновения гражданской войны, что не могло устроить никого, ни белых, ни черных, ни латиноамериканцев…

    Поэтому, по согласованию с лидерами черной общины и мусульманских организаций Луизианы, и в первую оче­редь с их главными идеологами: Роджером Бетвудом — ли­дером Всеамериканской Лиги “Чернокожие братья”, Аб­рахамом Перри — духовным вождем движения “Мусуль­мане Америки” и Майклом Шенноном — президентом крупной адвокатской фирмы в Луизиане договорились о создании в Техасе и Оклахоме из черной молодежи, спорт­сменов, бывших военных и полицейских прообраза ЦРУ, которое будет действовать в день “X” в своих штатах со­обща с гвардейцами Колдуэла. Только совместными уси­лиями можно было нейтрализовать все подразделения ФБР, ЦРУ и воинских частей, которые, скорее всего, под­чиняясь Вашингтону, постараются сорвать их планы.

    Кроме властных политиков, на виллу к Маккою были приглашены много раз проверенные предприниматели и банкиры, готовые за реализацию идеи свободного Техаса пожертвовать половиной своих богатств. Это были: пре­зиденты и председатели советов директоров “Оклахома Ойл”, “Техас Ойл”, “Тексако”, “Даллас дивелопмент”, “Тексак инструментс”, “Галф Ойл”, “Оклахома гэс компани”, “Техас гэс компани” и главы шести крупней­ших банков двух штатов, активно участвовавших во всех звеньях гигантской работы по подготовке отделения Теха­са и Оклахомы от США.

    И здесь важны были не только их деньги, но и обшир­ные деловые связи не только в Америке, но и во многих других странах. Именно они в день провозглашения независимости Техаса должны были объяснять предпринима­тельской и финансовой элите США, что отделение их штатов — это уникальная возможность, начиная с Техаса, очистить, наконец, Америку от сионистской заразы и про­дажного Вашингтона...

    . Получив сообщение от своего друга Смирнова из Мо­сквы о сроках катастрофы, грозящей Калифорнии, Мак-кой срочно собрал руководителей предстоящих событий. Из Вашингтона прилетели два сенатора от Техаса, актив­но включившиеся в эту работу. Сенатор Кренстон плани­ровал занять пост государственного секретаря Техаса. Времени оставалось мало. Планировалось спустя месяц, после провозглашения независимости Техаса, провести выборы президента и Конгресса республики.

    — Господа, прошу тишины, — обратился Джон Маккой к собравшимся. — Как будущий министр финансов, я сейчас сделаю вам сюрприз. — Маккой подошел к сейфу, вмонтированному в стену, открыл его и вынул неболь­шую коробку, из которой выложил на стол пачки банк­нот. — Вот, господа, образцы нового техасского доллара. — Все шумно стали рассматривать пачки банкнот достоин­ством в 1, 5, 10, 20, 50, 100 и 500 долларов, имевших крас­новатый оттенок.

    — Всего напечатано банкнот на 220 миллиардов дол­ларов, — произнес Маккой, — этого будет достаточно для экономики нового государства с учетом выплаты компенсаций тем, кто будет переселяться из Техаса в США и для выплаты субсидий тем, кто будет из других штатов переезжать в Техас. Доллары имеют 32 степени защиты и печатались с учетом новейшей технологии из­готовления швейцарского франка, который практиче­ски не поддается подделке. В области финансов мы фактически подготовку закончили.

    С учетом резко ослабленных позиций доллара США мы сумели на конфиденциапьных встречах с крупными банкирами штата, думающими о будущем Техаса, убедить их реализовать постепенно запасы долларов США в “ев­ро”, швейцарский франк, закупить золото, платину, пал­ладий и другие стратегически важные металлы. Во всем Техасе и Оклахоме запасы доллара США остались на уровне поддержания только платежей первой категории срочности. К сожалению, мы не можем сейчас раскры­вать наши карты перед всеми финансовыми структура­ми штата, чтобы не было утечки информации. Более того, налаженная нами система печатания поддельных долларов США банкнотами в 100 и 50 долларов за три года позволила получить дополнительно 13,6 миллиар­да. В основном эти деньги прокручивались через Афри­ку. Раскрутив их через кредитные фирмы, мы дополни­тельно получили за эти годы еще 7,8 миллиардов дол­ларов. Все эти финансы были брошены на скупку акций ведущих фирм и корпораций Техаса и Оклахомы, что­бы потом США через финансовые механизмы не смог­ли подорвать нашу экономику.

    Джон, — обратился Фредерик Райт, будущий министр юстиции Техаса, к Маккою, — как же это вам удалось? На­сколько я знаю, ни одного скандала с фальшивками не было. Как удалось так чисто сделать эту работу?

    — Да, это было чрезвычайно сложно, господа, и сейчас об этом уже можно сказать для нашего круга. Задумано все было еще в далеком 2000 году. Как вы знаете, ни одна копировальная машина не берет изготовление новых банкнот, так как надпись вокруг портретов наших прези­дентов на долларах — “Соединенные Штаты Америки” — делалась вручную граверами и ее можно прочитать толь­ко в большую лупу, так микроскопичны эти буквы. Так вот, нам помог случай. Из федерального бюро гравиров­ки и печати, где печатались новые деньги, в ноябре 2000 года уволили за пьянство и дебош самого опытного граве­ра Рэда Аллисона. Мы его нашли, инсценировали убийст­во, а сами вывезли в Форт-Уэрт, где ему была сделана пластическая операция. Там же была построена и подземная лаборатория.

    Мы быстро уговорили его нам помочь, а поскольку он человек умный, то понял, раз мы раскрыли ему свои кар­ты, то его отказ будет означать его смерть. Пока мы добы­вали в Европе оборудование и тайно завозили его в Техас и вели монтаж, наши химики сумели сварить необходи­мую по химсоставу целлюлозу и изготовить бумагу нуж­ного качества. Рэд в это время обучал ремеслу гравера еще восемь парней. На все это ушло почти два года. Мы заключили с этими людьми контракт на 5 лет. Они работают на нас в полной изоляции, а затем, после обретения на­ми независимости, мы выплачиваем каждому по 2 мил­лиона долларов и вывозим в Южную Америку. Как види­те, эта операция успешно удалась.

    Сейчас мы все свободные ресурсы тратим на закупку необходимого сырья, материалов, комплектующих, чтобы обеспечить ими республику, если США введут против нас блокаду. Нефть и газ с апреля месяца мы прекратим отпускать заказчикам до провозглашения независимости, а возобновим уже только за евро или швейцарские франки. Нам нужна будет твердая валюта, так как доллар после апрельских событий неизбежно упадет в бездну.

    С экономикой, господа, я думаю, будет все в порядке. Меня больше волнуют военные дела. Сейчас в наших портах и на рейдах стоит 192 боевых корабля. Но круп­ных судов мало. Один авианосец “Оклахома”, 4 крейсе­ра, 38 эсминцев, фрегатов и противолодочных кораб­лей, 21 подводная лодка, а остальное — это все мелкие и вспомогательные суда. Хватит ли этих сил, чтобы сдер­жать военное вторжение со стороны Мексиканского за­лива, если Вашингтон решится на применение военной силы? Не уверен.

    Теперь, что касается военно-воздушных сил и блоки­рования всех крупных аэропортов и военных аэродро­мов и баз. Генерал Робинсон, — обратился Маккой к бригадному генералу Джеку Робинсону, будущему ми­нистру обороны Техаса, — доложите нам, пожалуйста, по всем военным вопросам.

    Джек Робинсон, жесткий и волевой генерал, закончив­ший в свое время престижный Вест-Пойнт, был профес­сионалом с большой буквы и наиболее важной фигурой из числа команды, сплотившейся вокруг Маккоя. От его действий, умелых или неумелых, во многом зависело, пройдет ли гладко вся операция или обернется вооружен­ным столкновением. Все были настроены избежать крово­пролития, а если не получится, то с оружием в руках за­воевать свое право на независимость, хотя была надежда решить этот вопрос мирным, конституционным путем, пу­тем всенародного референдума.

    Робинсон подошел к огромной карте Техаса и Оклахо­мы с приграничными с ними штатами.

    — Господа, — обратился генерал к собравшимся, — на се­годня вооруженные силы США, дислоцированные на тер­ритории двух штатов, состоят: из Военно-морских сил в составе двух флотов из 48 кораблей океанской зоны; двух дивизионов ракетных атомных подводных лодок типа “Огайо” и “Алабама” и 120 кораблей малой морской зо­ны, состоящих из торпедных катеров, десантных и вспо­могательных судов. Вчера из Пентагона получена дирек­тива готовить к отправке в Нигерию авианосную группу в составе авианосца “Оклахома”, крейсеров “Хьюстон” и “Викинг”, трех эсминцев, трех противолодочных кораб­лей, четырех подводных лодок и шести десантных судов с 30200 морских пехотинцев. Срок отправления — понедель­ник, 15 апреля.

    То есть, как обычно, за месяц такая команда дается для тщательной подготовки личного состава, завоза боепри­пасов, продовольствия, вспомогательных грузов, медика­ментов. Понятно, что подготовкой мы займемся, тем бо­лее, что из федерального резерва получим все необходи­мое, от боеприпасов до горючего. Но эскадра не должна выйти в море, иначе после провозглашения независимости она для нас будет потеряна. Значит, нужно форсировать выступление до 15 апреля.

    Но по флоту есть и приятные новости. Вы помните, что в феврале президент уже направил в Нигерию эскадру из Чарлстона, а оттуда возвращается авианосная группа во главе с авианосцем “Невада”, а также два эсминца, два ра­кетных фрегата, три подводных лодки и четыре десантных корабля. По нашим данным они должны прибыть в Гал­вестон для профилактического ремонта в новых доках и отдыха команд кораблей. Всю эту эскадру мы можем за­держать у себя, и тогда наш флот существенно усилится. Мы будем иметь два авианосца со 128 самолетами F-18 на бортах, четыре ракетных крейсера, причем два из них атомные, 52 эсминца, фрегата и противолодочных кораб­ля, 26 десантных кораблей и 24 подводных лодки, не счи­тая мелких и вспомогательных кораблей. Это уже достаточная морская сила для защиты и охраны наших мор­ских рубежей.

    По сухопутным силам положение таково. Сегодня на территории двух штатов находится три обычные войско­вые дивизии, корпус морской пехоты, расквартированный в Корпус-Кристи, а также части национальной гвардии. Их общая численность составляет 42000 человек. На трех военно-воздушных базах размещены: 36 стратегических бомбардировщиков с ядерным оружием; 68 истребителей F-16, F-18, F-22, а также две эскадрильи сверхсекретных В-6. На четырех базах противоракетной обороны имеется 96 ядерных ракет и 24 новых лазерно-оптических установки для поражения космических целей. Ну и, конечно, косми­ческий Центр в Хьюстоне.

    В течение последних трех лет удалось на все ключе­вые командные должности поставить своих людей. Практически 65-70% офицерского корпуса безогово­рочно поддержит наши действия по провозглашению независимого Техаса. Самой сложной проблемой будут подразделения, бюро и агенты ФБР и ЦРУ. Но их чис­ленность очень мала. Главное в другом. Как мы тща­тельно ни маскировали нашу подготовительную рабо­ту, они что-то пронюхали. В их рядах есть несколько десятков наших парней и пока с их помощью нам уда­валось выкручиваться. Вы помните, что в декабре про­шлого года и в феврале этого нам удалось убрать шесть человек из ФБР и ЦРУ, а также двух агентов Агентства национальной безопасности, подошедших слишком близко к вопросам создания нами неформальной гвар­дии Колдуэла, особенно к вопросам финансирования их подготовки. Именно бюро ЦРУ и ФБР в день “X” будут подлежать первостепенному интернированию...

    Несколько часов еще шло обсуждение дел, которые предстояло сделать собравшимся у Маккоя лю­дям для создания своей государственности. Особо важным было сообщение из России о том, что гло­бальная катастрофа в Калифорнии может разразить­ся в период между 12 и 15 апреля. Поэтому участники совещания наметили дату своего выступления на 13 апреля, то есть, если катастрофа произойдет 12 апре­ля, то уже на следующий день совместным решением Сенатов двух штатов будет объявлено о выходе из состава США,

    4.

    10 марта 2006 года, Великобритания, Северная Ирлан­дия, г. Лимавади.

    В тридцати километрах от Лондондерри, на горной возвышенности, располагался небольшой городок Ли­мавади, окрестности которого были приспособлены Ирландской Республиканской Армией (ИРА) для под­готовки своих бойцов. В семи километрах от городка было несколько заброшенных штолен, где они трени­ровались в стрельбе, складировали оружие и боеприпа­сы, закупаемые в Северной Африке. Здесь же, в окрест­ностях Лимавади, было и несколько тренировочных баз, которые были оборудованы под спортивные лаге­ря. Только за 2002-2005 годы через них прошло более 8000 молодых парней. Кроме общефизической подго­товки и восточных единоборств, здесь обучались под­рывному делу, стрельбе из разных видов стрелкового оружия. Учились также вождению разного вида транс­порта, уходу от слежек, погонь и азбуке конспирации.

    Но основные тренировочные лагеря были оборудо­ваны в Алжире. И с 2003 года там прошли подготовку по двухмесячному циклу более 6000 человек. Здесь учили всему, вплоть до стрельбы из пушек, танков, гранато­метов, минометов, ранцевых огнеметов и ракетных установок. Из полученных от европейских и американ­ских друзей 130 миллионов долларов, более 32 миллио­нов ИРА потратило на подготовку своих бойцов, а ос­тальные деньги пошли на закупку оружия, боеприпа­сов, снаряжения, специальной одежды и решение раз­ных организационных вопросов.

    Ирландцы сгорали от нетерпения начать широкомас­штабную войну против Великобритании за свое отделе­ние и воссоединение с Ирландской республикой, своей кровной родиной. На сегодня ИРА имела отлично подго­товленную и хорошо вооруженную силу, численностью свыше 26000 бойцов разбитых на 4000 боевых пятерок.

    4800 человек входило в спет (подразделения, готовые сра­жаться как регулярные воинские подразделения и 1200 че­ловек влилось в уже существовавшие бригады командос, выполняющие особо важные задания руководства Ир­ландской Республиканской Армии. К ним примыкало бо­лее 60000 молодых парней и девушек, готовых включиться в общую борьбу по первому же сигналу ИРА, когда насту­пит подходящий момент.

    Дуглас Моули, руководитель ИРА, был страшно разо­злен твердолобием британского кабинета, который никак не хотел понимать реальности XXI века, что народ Север­ной Ирландии будет всеми силами добиваться воссоеди­нения с Ирландской республикой, и что лучше было бы решить эту проблему мирным путем и заполучить ирланд­цев в свои падежные союзники, сбросить со своих плеч' проблему Белфаста и Ольстера и вместе строить надежное будущее. Теперь это придется завоевывать с оружием в ру­ках, но и Великобритании тогда не видеть ирландцев сво­ими союзниками.

    На встрече со своими европейскими друзьями в Вене, в январе этого года, Моули предупредил, что они не могут больше ждать. Максимальная отсрочка выступления ир­ландцев возможна только до июня 2006 года. А европей­цы не могли объяснить Моули, почему их руководитель тянет с выступлением, мотивируя все ожиданием какого-то решающего события, которое послужит не только сиг­налом к выступлению Северной Ирландии, но и карди­нально будет способствовать успеху их дела.

    На заседании Координационного Совета ИРА, про­шедшего в Белфасте 9 марта, руководитель военной секции ИРА Майкл О'Брайен изложил суть военных акций спланированных его штабом. По этому плану 2000 боевых пятерок развернут диверсионную борьбу с властями Англии в Лондоне и в крупных городах и портах западного побережья Великобритании в Ир­ландском море и в Северном проливе, отделяющим Ан­глию от Северной Ирландии.

    Началом к выступлению должна была послужить се­рия крупных взрывов в Лондоне. Практически шестьсот боевых пятерок должны были полностью блокировать Лондон и связать руки Скотланд Ярду и спецслужбам, создав там в течение нескольких дней беспрецедентную напряженность, должна была последовать серия взрывов в Ливерпуле, Манчестере, Блекпуле, Ланкастере и Глазго. После этого волна насилия должна была перекинуться и в города Северной Ирландии.

    Создав напряженность на территории Великобрита­нии и не снижая ее накала, ИРА развернет в самой Се­верной Ирландии беспрецедентные по масштабам бес­порядки в Белфасте, Лондондерри, Бангоре и блокиру­ет порты Колрейна, Ларны, Уорренпойнта. Портовые рабочие уже дали согласие на совместные действия. Развернется самая широкая акция неповиновения вла­стям Великобритании. Активную помощь обещали арабские общины не только Лондона, но и всех круп­ных городов. Они горят желанием поквитаться с вла­стями Англии за ее поддержку Америки в конфликте с Ираком в 1998 году. Наше население выйдет на улицы городов. На их прикрытие от полиции и парашютистов мы бросим все оставшиеся силы — 2000 боевых пятерок, и почти 6000 хорошо подготовленных боевых частей и командос... Как заявил вчера Майкл О'Брайен, борьбу они будут вести до последнего солдата ИРА, пока Ве­ликобритания не предоставит народу Северной Ирлан­дии свободного и демократического права самому вы­бирать с кем и как ему жить ...

    5.

    16 марта 2006 года, США, Новый Орлеан

    ... — Что мы можем противопоставить федеральным властям, если те попытаются развязать кровавую бойню, чтобы воспрепятствовать нашему отделению от США? — спросил Абрахам Перри у Стива Чакерса.

    — Мы закончили последние приготовления и с 10 марта находимся в ожидании команды, — ответил Чакерс. Стив Чакерс, негр, действующий полковник ЦРУ, в 2003 году был привлечен черной общиной Лиги “Чер­нокожие братья” к работе по созданию государства черных американцев на юге Америки. Именно Чакерс разыскал многих чернокожих американцев, служивших ранее в ЦРУ, в спецподразделениях и ушедших от­туда по разным причинам.

    За три года Чакерс создал из них несколько десятков подразделений и путем нелегальной подготовки довел их профессионализм до высшей степени готовности. Это были в основном люди, проштрафившиеся на мел­ких проступках, на разладах в семейной жизни, допус­тившие в свое время запредельные резкости в адрес высшего руководства штаб-квартиры в Лэнгли. Чакерс не привлекал только тех, кого уволили из ЦРУ за при­страстие к наркотикам, алкоголю, тех, кто был нечист на руку и кто мог за деньги продать их святое дело и предать друзей и коллег по работе...

    — Нет сомнения, — продолжил Чакерс, — что с началом нашего выступления, федеральные власти пойдут на лю­бые жесткие меры, чтобы закрыть вопрос отделения како­го-нибудь штата от США раз и навсегда. Поэтому, чтобы остановить Вашингтон, на этом пути нами разработано несколько операций. Посмотрите на эту карту. И Чакерс развернул на столе большую карту Соединенных Штатов Америки. Это карта размещения атомных электростанций по всей стране.

    Мы разработали операции по захвату двух атомных станций, расположенных в пригородах Нью-Йорка и Чи­каго. Только опасение получить ядерную катастрофу в двух, наиболее населенных мегаполисах, может остано­вить Вашингтон от развязывания кровавой бойни в юж­ных штатах. Мне, по линии ЦРУ, удалось внедрить в охрану этих двух электростанций своих людей. Кроме того, в течение последних двух лет мы внедрили туда на инже­нерную работу около тридцати человек. При содействии этих специалистов были найдены самые уязвимые места в атомных реакторах и за это время, при помощи наших людей в охране, туда было пронесено и спрятано в тайни­ках почти 100 килограмм взрывчатки.

    После захвата электростанций нашими спецкоманда­ми, реакторы будут немедленно заминированы, и мы предъявим Вашингтону ультиматум. Народ южных шта­тов Америки, черные американцы должны получить пра­во на свободное волеизъявление в части выхода из состава Соединенных Штатов. Попытка же Вашингтона решить этот вопрос при помощи военной силы заставит нас взо­рвать реакторы и обречь на страшную смерть 15-18 мил­лионов американцев и 30-40 миллионов сделать калеками на всю жизнь. В спецкоманды по захвату электростанций мы долго и тщательно отбирали людей, не имеющих се­мей и готовых, если понадобиться, погибнуть за свободу своего народа и великую цель — создание свободного от сегрегации государства.

    Но я думаю, до этого не дойдет. Если случится тра­гедия, то американский народ, в первую очередь, разо­рвет на части вашингтонских политиков. Для усиления операции нами заложена взрывчатка в Нью-Йорке в здание на углу 23-й улицы и Шестой авеню на Манхеттене, где расположена штаб-квартира масонов Нью-Йорка, и в центральную и распределительные подстан­ции электрических сетей, а также шесть водозаборников и десять насосных станций, обеспечивающих водо­снабжение города. К сожалению, все попытки внедрить своих людей в персонал охраны Эмпайр Стейт Билдинг закончились пока неудачно. Но то, что удалось сделать, должно сработать эффективно.

    После захвата атомных электростанций и выставления наших требований федеральные власти, полиция, ФБР и Агентство национальной безопасности сразу начнут под­готовку операции по деблокации станций, поэтому мы да­дим жесткий срок по времени, чтобы Вашингтон офици­ально, путем внесения поправок в законодательство, зая­вил, что не будет препятствовать свободному волеизъяв­лению народа тех штатов, которые желают выйти из состава США. Через час мы в подтверждение нашей реши­мости взорвем здание на 23-й улице, а затем выведем из строя электроснабжение и водоснабжение с канализацией примерно в половине Нью-Йорка, что создаст проблемы не меньшие, чем взрыв на атомной электростанции. Ката­строфа будет такого масштаба, какой Соединенным Шта­там не снился за всю историю. Я думаю, что этих шагов будет достаточно, чтобы в Вашингтоне осмыслили те по­следствия, которые повлечет за собой взрыв двух атомных электростанций.

    — Стив, а как вы собираетесь изолировать агентов ФБР и подразделения полиции, когда развернете работу на месте. Ведь не шутка, девять штатов Америки? — обратился с вопросом к Чакерсу, губернатор Луизианы Бэн Стюарт. Стюарт был губернатором уже второй срок. В конце 2000 года луизианцы прокатили белого губернатора Макса Вудворта, выставившего тогда свою кандидатуру на вто­рой срок. Новый Орлеан был обклеен плакатами с порт­ретами Макса Вудворта заляпанного кровью. Черные американцы Луизианы не забыли кровавое побоище, раз­вязанное властями штата в 1999 году. На всех портретах Вудворта была черная надпись: “Разыскивается палач массового убийства черных американцев.” В то время бывший кандидатом черных американцев. Бэн Стюарт победил Макса Вудворта нокаутирующей кампанией, по­лучив 76,5% голосов избирателей, став 16-м черным губер­натором штата в США.

    — Господин губернатор, — произнес Чакерс, повернув­шись к Стюарту, — у нас достаточно было времени для подготовки, чтобы решить этот вопрос. На территории девяти южных штатов, где развернется борьба за создание нашего свободного государства, а именно; в Луизиане, Арканзасе, Теннеси, Миссисипи, Алабаме, Флориде, Джорджии, Южной и Северной Каролине расположено 62 бюро и агентства ФБР и ЦРУ. Здесь почти все взято на­ми под контроль. На их превентивное задержание в день нашего выступления будет брошено почти 8000 морских пехотинцев и командос, подготовленных нами за это вре­мя. В рядах полиции этих штатов работает почти 40% на­ших людей и тех, кто подчинится приказам из Техаса, я имею в виду белых полицейских. Но для подстраховки, для нейтрализации полиции и частей национальной гвардии, мы бросаем более 64 тысяч армейских кадров, резервистов и подготовленных для этого людей. Кроме этого нами, из среды спортсменов и бывших полицей­ских, сформировано почти 280 тысяч человек, которых мы снабдим заготовленными поддельными полицей­скими жетонами, униформой и, конечно, оружием. Они-то, в основном, с помощью наших людей в поли­ции блокируют полицейские участки и разоружат тех, кто выступит против нашего дела.

    Но сначала мы наводним штаты так называемыми лжеполицейскими. Целый год по всей Америке мы вербовали людей среди черного и белого населения для выпол­нения полицейских функций в течение первых двух не­дель, после нашего объявления о свободе. Но сначала они, снабженные фальшивыми полицейскими жетонами, про­ведут операцию по дестабилизации всей обстановки в на­ших штатах. Они, за неделю до нашего выступления, нач­нут вносить сумятицу и разброд в действия настоящей по­лиции, сея в населении недоверие к ней, страх и ненависть.

    Мы сделаем так, что люди перестанут понимать, где настоящая полиция, а где лжеполицейские. В этой ситуа­ции население, скорее всего, перестанет доверять всем, на­деясь только на себя. А лжеполиция начнет вакханалию несанкционированных арестов, погромов, перестрелок, того властного беспредела, который позволит нам высту­пить против бессилия федеральных властей и вводу в дей­ствие нашей народной полиции из 280000 человек.

    На операцию с лжеполицией мы затрачиваем почти 2,0 миллиарда долларов. С каждым из подобранных на­ми рекрутов заключен контракт на 6000 долларов за две недели работы. После завершения всей операции, кто подтвердит свой профессионализм и проявит жела­ние, пойдет служить в полицию уже по-настоящему. Кто не пожелает, тот сможет уехать, получив свои день­ги. Так что здесь осечек быть не должно, хотя без на­кладок не обходится никогда...

    Как и в Далласе, где располагалась штаб-кварти­ра Техаса по выступлению за отделение от США, так и в Новом Орлеане, где был Центр по подготовке выступления черных американцев за свою свободу, срок выступления был намечен на 13 апреля с учетом ожидавшегося природного катаклизма в Калифор­нии. За 27 дней до этого выступления, то есть сего­дня, в здании крупнейшей адвокатской фирмы Луи­зианы, у ее президента и идеолога создания черной Америкой своего независимого государства Майкла Шеннона и собрались руководители Центра для ко­ординации последних приготовлений и уточнения ряда деталей предстоящих событий.

    И собрались здесь представители не только властной элиты ряда штатов, но и предприниматели, руководители различных общин, религиозных и общественно-политиче­ских организаций и движений. Кроме самого Майкла Шеннона, здесь были: Уильям Старк — новый лидер Все­американской Лиги “Чернокожие братья”, Абрахам Пер­ри — духовный лидер движения “Мусульмане Америки”, Бэн Стюарт — губернатор Луизианы, Джон Кеннон — губернатор Алабамы, Чак Бродерик — руководитель Союза черных спортсменов Америки, Джеймс Ремингтон — чер­ный миллиардер из Джорджии, Барни Уильяме — владелец казино и ночных клубов Флориды, Рауль Родригес — ру­ководитель кубинских эмигрантов во Флориде, Том Мит­челл — бывший полковник морской пехоты, начальник штаба вооруженных формирований черной Америки, Стив Чакерс — полковник ЦРУ, человек, готовящийся стать директором ЦРУ нового государства черных амери­канцев, а также ряд крупных предпринимателей и влия­тельных людей из Миссисипи, Гвинеи, Южной и Север­ной Каролины, Джорджии и Алабамы.

    Решимость лидеров черного населения Америки осво­бодиться от сионистского ярма и продажной части белых политиканов из Вашингтона была продиктована про­граммой движения черных американцев “Нация Ислама”. Еще свежи в памяти были кровавые события, после убий­ства лидера движения Луиса Фаррахана, который стал об­щенациональным лидером черных американцев в их борь­бе за свои права и свободу. Став по сути дела преемником Мартина Лютера Кинга, он приобрел такую популяр­ность, что черное и латиноамериканское население реши­ло выдвинуть его на выборах в президенты США в 2004 году. Но киллеры, оплаченные правящей олигархией, уби­ли его. Убили на глазах многотысячного митинга его сто­ронников в Мемфисе в 2003 году. Тогда по Америке прокатилась волна неповиновения черного населения, кото­рое власти подавили с особой жестокостью.

    Поэтому в сердцах черных американцев прочно укре­пилось мнение, что свою свободу они могут обрести толь­ко через насилие. Кровь за кровь. Ведь им была нужна не та лживая, бумажная свобода, которую проповедовали сионистские демагоги и масонские трубадуры, на деле воздвигавшие расовые барьеры, создававшие невидимые глазу стены разобщения между той незначительной ча­стью черного населения, которой позволили в своих соб­ственных интересах пробиться наверх и основной массой негров и выходцев из Латинской Америки, Мексики, ко­ренных индейцев, которых американцы столетиями без­жалостно уничтожали, которым давно была предопреде­лена лишь одна роль, роль изгоев, пушечного мяса и об­служивающей челяди...

    6.

    20 марта 2006 года, США, Нью-Йорк

    “Боинг-910” подрулил к шестому порталу аэропорта Кеннеди и отключил двигатели. Одновременно с причали­ванием трапа к нему подкатил роскошный темно-синий “Кадиллак” и из него вышел молодой мужчина с явно спортивной выправкой, одетый в темный плащ и такую же шляпу. Он внимательно всматривался в лица спускав­шихся пассажиров. Наконец, увидев того, кого ожидал он, подошел к трапу.

    — Мистер Маккой? — Обратился он к человеку в свет­лом плаще с дипломатом в руке, спустившемуся с трапа на землю.

    — Да.

    — Я рад вас приветствовать, сэр. Мистер Столберг ждет вас, прошу в машину.

    Генри Стоун, советник Столберга, предупредительно открыл дверцу, приглашая Маккоя в машину. Через ми­нуту машина, развернувшись, уже мчалась в город. За тридцать минут они доехали до Ист-Ривер и, свернув сразу за маленьким парком, к северу от бывшего здания ООН, остановились у небольшого ресторана “Викинг”.

    Джон Столберг еще вчера договорился встретиться с Маккоем и попросил его срочно прилететь в Нью-Йорк. Не желая светиться, они договорились о встрече инкогни­то в небольшом, но приличном ресторане, в тихом месте, где вряд ли кто-то мог подумать, что к ним могут прие­хать пообедать два миллиардера Америки. За час до их прихода в ресторан, под видом посетителей, уже размести­лись шестеро телохранителей Столберга. Еще двое заняли позиции снаружи, вблизи от входа в ресторан.

    Столик был заказан на имя Бенджамина Кроуфорда. Маккой и сопровождающий его Стоун вошли в ресторан, и к ним моментально подошел метрдотель. Генри Стоун попросил провести их к столику мистера Кроуфорда. Спустя минуту Столберг уже пожимал руку Маккоя, приветствуя его в Нью-Йорке. Порода сверхбогатых людей, несмотря на любые их попытки рядиться в простаков, бы­стро угадывалась опытным взглядом. Метрдотель быстро смекнул, что это далеко не рядовые посетители, а состоя­тельные люди и поэтому решил лично их обслужить. Гос­ти заказали салат из спаржи с мексиканским горошком, заправленным кунжутным маслом, черепаховый суп, не­дожаренные бифштексы с кровью, гусиный паштет, запе­ченные свиные ножки и бутылку бургундского.

    Только после того, как их обслужили, они, начав тра­пезу, перешли на французский язык. Но еще до прихода Маккоя, Столберг включил принесенный с собой малень­кий импульсный генератор “Дивейтер”, то есть откло­няющий. Это была новейшая разработка Пентагона. Генератор вырабатывал низкочастотную, неслышимую для уха человека импульсную звуковую волну, которая в ра­диусе трех метров создавала резонаторный эффект, накладываясь на звуковую волну человеческой речи, отклоняла ее нормальное распространение в воздухе, как бы гася ее, делала непонятной для подслушивания.

    Маккой за обедом подробно изложил Столбергу поло­жение дел с подготовкой к выступлению не только в Теха­се, южных штатах Америки, но и на западе США, в шта­тах Вашингтон, Орегон, Монтана, Айдахо. Вайоминг, где религиозные организации белого населения очень тесно переплелись с патриотическими военизированными орга­низациями белых американцев Сиэтла, Спокана, Юджи­на, Портленда, Бойса, Шеридана и Каспера, настроенных очистить свою территорию от евреев и негров.

    — Джон, нам пришлось довериться их лидерам, — произ­нес Маккой, — так как, чем больше будет горячих точек, тем быстрее мы добьемся успеха. У Вашингтона просто не хватит сил затыкать все бреши на таком громадном пространстве. Да и важен фактор одновременного выступле­ния во многих местах. Меня беспокоит только то, что негры могут не удержать ситуацию под контролем и все пре­вратится в кровавую бойню. Многие организации белых американцев в южных штатах не поддаются контролю и на выступление негров за отделение от США, возьмутся за оружие. — Такого поворота событий и насилия надо из­бежать, — произнес Столберг.

    — Вы как-то продумывали этот вопрос?

    — Да. Мы наметили свое выступление на 13 апреля. По данным из России, землетрясение в Калифорнии должно произойти с 12 по 15 апреля. Если оно произойдет 12-го>, то на следующий день 13-го Сенаты штатов начнут про­возглашать отделение от США и о создании свободных республик. Если катастрофы в Калифорнии 12-го апреля не произойдет, то мы максимум сможем ждать до 15 апре­ля. Это крайний срок. Ведь землетрясение может и вовсе не произойти. Наши службы несколько лет уже об этом предупреждали и пока ничего не произошло.

    Теперь по вопросу избежания вооруженного противо­стояния черного и белого населения в южных штатах. Мы решили, что выступление негров нужно сдвинуть на один день. Сначала мы провозглашаем создание своего госу­дарства и в этот же день, через сеть Интернет объявим, что мы готовы принять в наше свободное государство лю­бых белых американцев из других, особенно южных шта­тов. К решению этого вопроса мы подключим и радио и телевидение. А уж после этого, через сутки, выступит Луи­зиана с остальными южными штатами и Запад Америки. Это должно несколько смягчить резонанс от такого собы­тия и дать выбор людям, где им в будущем жить — на Запа­де США, в белом Техасе или в черных штатах Америки.

    Главное, что может помочь избежать массовых воору­женных столкновений, я бы даже сказал — гражданской войны, это гарантии выплаты стоимости собственности оставляемой вынужденными переселенцами на покидае­мой ими территории. И мы с черными лидерами южных штатов достигли здесь полного взаимопонимания. Прин­цип незыблемости частной собственности останется не­прикосновенным. Это будет лучшей гарантией от свали­вания в штопор кровавой междоусобной бойни.

    К сожалению, Джон, есть несколько тревожных фак­тов. Несмотря на жесточайшие меры секретности, ты сам знаешь, что мы только в своих рядах за это время уничто­жили более 600 предателей, утечка информации о нашем выступлении, кажется, произошла. Неделю назад Том Станвей — лидер движения “Афромэны”, то есть африкан­ские мужчины, преподнес нам сюрприз. Ты должен пом­нить это движение по громкому судебному процессу в Сент-Луисе в январе этого года над двумя черными тор­говцами наркотиков. Тогда еще около тридцати тысяч негров блокировали не только здание суда, но и террито­рию вокруг него, вынудив судей и присяжных вынести оп­равдательный приговор. Это как раз и были “Афромэны”.

    Так вот, этот Том Станвей из Сент-Луиса и некий Майкл Донован миллионер, владелец свинцовых и цинко­вых рудников из Канзас-Сити, приехали к Майклу Шеннону в Новый Орлеан и требовали участия их штата в об­щем движении негров за создание своего государства и от­деление от США. Но как ты знаешь, штат Миссури не входил в группу штатов ведущих подготовку к созданию единого государства. Ведь без тщательной подготовки бу­дет провал.

    Короче, шантажируя Шеннона тем, что если им не по­могут выйти из состава США, они через пару дней опуб­ликуют все наши замыслы в газетах. Шеннон говорил мне, что у него вначале даже возникла мысль убить их, ведь на карту была поставлена судьба нескольких десят­ков миллионов черных американцев. Но неизвестно было, кто из их движения еще владеет этой информацией. В общем, Шеннон дал им добро с жестким условием никому ни звука, только мобилизовать черное население и ждать сиг­нала. Когда наступит день “X”, им сообщат, а пока, в те­чение ближайших 10-15 дней, пусть, мол, готовят оружие и молодежь. Дату выступления он им не назвал.

    И второй острый вопрос по Флориде. Известный тебе Орландо Макгрегор — политический лидер кубинских эмигрантов и пуэрториканцев и Хуан Камингс — бывший полковник кастровской армии, перебежавший с Кубы в США в 1992 году и руководящий сейчас боевыми отряда­ми кубинских эмигрантов, затевают, по-моему, свою игру. Уж не вознамерились ли они захватить Флориду в свои руки. Во всяком случае, такие опасения есть у Шеннона, Перри и губернатора Луизианы, Стюарта.

    Я с ними встречался и успокоил. Объяснил, что глав­ное выступить единым фронтом, а там разберемся. Ведь не исключено, что все может пойти и по незапланирован­ному сценарию, так что рано еще делить добычу. Ради об­щей победы можно пожертвовать и Флоридой. И хотя та­кой вариант им явно не по нутру, но они были вынуждены со мной согласиться.

    И наконец, Джон, последнее. Ты знаешь, что ФБР и АТФ — бюро по контролю за продажей алкоголя, табака и огнестрельного оружия, что-то пронюхало о закупках оружия и о готовящемся выступлении. Группа агентов, направленная в декабре прошлого года в помощь бюро ФБР в Техасе, Луизиане и Алабаме, была нами уничтоже­на в разные сроки. В Сан-Антонио была инсценирована автодорожная катастрофа с бензовозом, там все сгорели. А в Новом Орлеане и Бирмингеме все было закамуфлиро­вано под пьяные драки. Но ФБР направило к нам новые группы. Они работают уже почти месяц, но так ничего по­ка и не нашли. Остались только зацепки по провозу ору­жия и созданию военизированных отрядов. Но свидетелей мы убрали еще в конце февраля.

    И тем не менее, мой человек из министерства юстиции, два дня назад сообщил мне, что по фактам убийства аген­тов ФБР, оголтелой пропаганды сепаратизма и не рас­крытым делам провоза оружия, ФБР и АТФ готовят шесть больших групп своих сотрудников с привлечением специалистов из министерства юстиции и где-то в середи­не апреля они должны будут начать генеральное расследо­вание в Техасе, Луизиане, Алабаме и непосредственно в Сиэтле, там тоже прокололись на утечке информации о закупках оружия.

    Учитывая такое положение, может нам не стоит дожи­даться землетрясения в Калифорнии, не рисковать затяж­кой выступления? Вдруг землетрясение не произойдет, и мы потеряем время? Напряжение достигло своего пика. Нужно срочно определяться. Что будем делать?

    Столберг сделал глоток бургундского из бокала и, по­ставив его на стол, приложил салфетку к губам.

    — Да, обстановка крайне напряженная, но паниковать не следует. Ведь у вас все практически готово. Так что для того, чтобы дать команду и развернуть массовое выступ­ление вам понадобится максимум 6-8 часов. Подумай сам. Что может федеральная власть сделать за 6-8 часов? Ниче­го! Вы за двое суток способны взять под контроль всю жизнедеятельность штатов, вы к этому готовились долгих пять лет, но еще до этого времени, десятки и более лет эта мысль формировалась из поколения в поколение у тех, кто не дал сделать себя послушным орудием в руках сио­нистского Вашингтона.

    Второе. Будет Флорида в руках кубинский эмигрантов, или останется в руках белого населения, или отойдет к Черной Америке не суть важно. Важна победа в целом. То есть, гарантированное создание республики Техас, Сво­бодного Американского Запада или, скажем, Черных Штатов Америки. Важна общая победа. Вместе ее завое­вать можно, порознь — сложно. Поэтому только совмест­ное выступление всех штатов, решившихся на эту акцию и решимость лидеров всех движений идти до конца, обеспе­чат победу.

    Что же касается штата Миссури, что здесь уже ниче­го не изменить и лидеры из Нового Орлеана мудро по­ступили, посоветовав им в Миссури сейчас особенно не дергаться. Когда все начнется, просто нужно будет по­слать туда 10-12 тысяч подготовленных людей и по­мочь овладеть ситуацией. Я думаю, все находится в та­кой стадии, что никакие меры Вашингтона не смогут предотвратить выступление парода и создание ряда не­зависимых государств.

    Главное, что и вы в Техасе, и негры в Новом Орлеане создали мощную военную силу, способную не только вас защитить, но и обеспечить защиту вновь созданных госу­дарств. А в области экономики вы подготовились весьма фундаментально. Освободились от запасов долларов США, создали резерв евро и швейцарских франков, золо­та, платины, завладели контрольными пакетами крупней­ших компаний, нефтяных и газовых фирм и месторожде­ний. Не забывайте и о главном рычаге давления на Вашингтон — нефти и газе. Тот кризис в энергоносителях, ко­торый сейчас набирает силу и очевидно станет мировым, очень поможет вам.

    Джон Столберг посмотрел на часы и сказал Маккою: “Тебе пора. До вылета осталось час и десять минут. Ду­маю, больше нам встречаться до вашего выступления не придется, поэтому общаться будем, как всегда, через курь­еров. Уверен, что через месяц я смогу поздравить тебя на посту министра финансов независимого Техаса. С нами Бог!” С этими словами Столберг обнял Маккоя и похло­пал его по спине. Маккой взял дипломат и вышел сопро­вождаемый Стоуном к ожидавшей их машине....

    Через полчаса Столберг уже входил в здание своей фирмы на Манхаттене. Пожилой негр-лифтер склонил го­лову в знак почтения и произнес:

    — Здравствуйте сэр, вы отлично сегодня выглядите.

    — Спасибо, Бен. Как семья, как успехи у Ричарда? Насколько я помню, он заканчивает в этом году уни­верситет?

    У старого Бена навернулись слезы на глаза. Это же на­до, такой большой человек, миллиардер и помнит о семье простого негра. От одного этого участия Бен готов был умереть за Столберга. Он пришел в корпорацию Столбер-га “Трейд Билдинг Корпорейшн” в 199! году, когда ос­тался без работы. Возраст, 46 лет, был критическим и брать на работу его нигде не хотели, а на руках двое детей и младшему Ричарду только 9 лет. Но его взяли в корпо­рацию младшим лифтером. С той поры много воды утек­ло. В 2000 году Ричард был задержан полицией за улич­ную драку, и при обыске у него обнаружили несколько па­кетиков марихуаны. Молодому 18-летнему парню грози­ло до трех лет тюрьмы и испорченная на всю жизнь биогра­фия. Только личное вмешательство Джона Столберга по­могло спасти сына Бена от тюрьмы. С его помощью Ри­чард поступил в университет и в этом году должен стать дипломированным юристом.

    — Да, сэр, большое спасибо. Это благодаря вам Ричард получит образование и сможет стать достой­ным человеком.

    — Нет, Бен. Это твоя заслуга. Ты вырастил хорошего, толкового парня. А я только помог ему подняться, когда он немного оступился в нашем очень непредсказуемом ми­ре. Но кто у нас не спотыкается в юности, — и Столберг рассмеялся. — Место в корпорации ему зарезервировано, как я обещал.

    В этот момент лифт остановился на 32-м этаже, и Стол­берг, выйдя из лифта, кивнул головой охране, здороваясь с ними, и направился в свой кабинет. Войдя в приемную, он поздоровался с секретаршей.

    — Сюзи, меня нет, мне нужно поработать в спокойной обстановке. — И Столберг вошел в кабинет. Сняв плащ, он подошел к торцу большого книжного шкафа и нажал не­видимую глазу кнопку. Одна секция шкафа выдвинулась вперед и повернулась на 90 градусов, обнажая стену с вмонтированным в нее большим сейфом. Открыв его, Столберг достал из специального отделения несколько па­пок и, закрыв сейф, пошел с папками к столу. Бросив пап­ки на стол, он подошел к стене, состоявшей сплошь из 10-ти миллиметрового, особо прочного стекла. Фасад 36-этажного здания корпорации выходил на Гудзон. Это но­вое здание фирмы Столберг построил в 1996 году. Он вы­брал скромный, но элегантный, с архитектурной точки зрения, проект маленького, по меркам Нью-Йорка, здания, которое никто в конце ХХ-го века, даже с натяжкой не мог бы назвать небоскребом. Со шпилем его высота со­ставляла всего 126 метров.

    Здание корпорации было расположено на южной око­нечности Манхаттена, на набережной реки Гудзон, неда­леко от Бэттери-парка. Остановившись у стеклянной стены кабинета заменявшей окно, он смотрел на косые лучи солнца отсвечивающие бликами на стеклах небоскребов Джерси-Сити, расположенных напротив здания его фир­мы на другом берегу Гудзона. Справа высились громады новых зданий Юнион-Сити, а слева была бухта Аппер-Бей, сплошь усеянная яхтами, стоящими на приколе. “Скоро начнется сезон, на носу апрель”, — подумал Стол­берг и, повернувшись, возвратился к столу.

    Кабинет площадью 60 квадратных метров имел мало мебели и много свободного пространства. Справа от большого стола из вишневого дерева в стене были вмон­тированы мониторы, на которых отображалась информа­ция по торгам ценными бумагами и валютами на крупнейших биржах мира: Нью-йоркской, Лондонской, Цю­рихской, Франкфуртской, Парижской, Московской, То­кийской, Пекинской, Гонконгской. Слева, на большом мониторе, шла конечная информация о котировках акций и прочих ценных бумагах.

    Операция на фондовом рынке Америки, задуманная Столбергом и его соратниками в целом ряде штатов, а также в Европе и Азии, должна была потрясти финансо­вые основы США и низвергнуть бумажно-долларовую пирамиду дутого финансового могущества Соединенных Штатов. Экономический бум Америки в годы второй ми­ровой войны, когда десятки тысяч предприятий получали огромные заказы от Федерального правительства, обеспе­чивался в основном за счет печатного станка. Денежная масса удвоилась, но Европа спасла США.

    Валюты европейских стран, разоренных войной, обесценились, а лишние доллары должны были обру­шить на Америку невиданный виток инфляции и боль­шую по силе волну банкротств оставшихся без заказов предприятий, работавших только на войну. Естествен­но это повлекло бы за собой и резкое падение произ­водства во всех сферах экономики, что могло бы по производству внутреннего валового продукта отбро­сить США на уровень 1938-1940 годов, а значит и обо­стрение социальных противоречий в стране.

    Разрушенная Европа нуждалась в потребительских товарах, и Америка сбросила “лишние” доллары в Ев­ропу в виде займов, кредитов и помощи залежалыми товарами. Это позволило сразу решить несколько стра­тегических задач. Обеспечить уверенный рост послево­енной экономики за счет поставок в Европу и Азию то­варов, продовольствия и оборудования. Избавиться от грозящего десяткам тысяч предприятий банкротства. Забыть об инфляции. Вывезти покрытые плесенью за­лежалые товары со складов Америки и загнать в долго­вую яму страны двух континентов.

    Но Европа и Азия к началу 70-х годов прочно стали на ноги и наводнили мировой рынок более качественными и более дешевыми товарами. Да и долларов США к тому времени стало слишком много. Америка начала утрачи­вать свое мировое лидерство. Она ведь обогащалась в основном на войнах и мировых катастрофах. Теперь ста­ло некуда сбрасывать лишние доллары, а на внешнем рынке появились мощнейшие конкуренты, европейские акулы и азиатские тигры. Америке даже пришлось, во избежание краха, отказаться от золотого обеспечения своей валюты. А развязать новую войну мешал беспре­цедентно усилившийся Советский Союз. Он стал глав­ным препятствием на пути обогащения Америки через ее испытанные механизмы.

    Вот тогда, почувствовав угрозу банкротства на уровне государства, на авансцену были выпущены под прикры­тием Вашингтона, сионистские банкиры и воротилы заку­лисных финансовых афер. Америка срочно, в ближайшие 10-15 лет нуждалась в повторении послевоенной ситуации, ей нужно было новое, большое геополитическое про­странство для сброса огромного количества лишних де­нег. Так на свет появилась концепция Империи Зла в об­разе Советского Союза и необходимость борьбы с этой Империей, требующей сотен миллиардов долларов. В конце 70-х годов на авансцену Америки выходит актер Рейган, который становится се президентом. Актер Рей­ган, понимавший в экономике столько, сколько парик­махер в кибернетике, становится послушным исполните­лем воли мировой банковской олигархии, находящейся под полным контролем мирового сионизма, поставивше­го целью — завоевание мирового господства, используя для этого военную мощь США.

    Разрушить Советский Союз военным путем было не­возможно, о чем пестрели доклады пентагоновских анали­тиков, была очевидная опасность вместе сгореть в кошма­ре ядерного пожара. Америка всегда любила бить лежа­чих, наносить удары подло, исподтишка, так чтобы самим не получить сдачи. С Советским Союзом такое сделать было невозможно, поэтому был принят подлый и ковар­ный план разрушения СССР и всего социалистического лагеря изнутри, используя для этого еврейскую диаспору, предателей и отщепенцев среди народов СССР, готовых за деньги продать кого угодно. Ведь разрушив содружест­во СССР и восточноевропейских государств, обескровив их экономику, можно было легко перевести их на долла­ровый допинг кредитов и займов через американо-сионистские структуры Международного Валютного Фонда и Мирового Банка. Это давало возможность на ближайшие пару десятилетий создать новый огромный резервуар для сброса лишних долларов, обеспечить стабильность своей валюты и совершить рывок экономики в XXI век за счет разрушенных стран.

    Но работа эта была непростая и рассчитывалась на 15-20 лет. А до этого решено было развернуть гонку воору­жений, чтобы обескровить экономику народа, спасшего мир от фашизма. Послушный актер Рейган беспрекослов­но исполнял указания своих сионистских кукловодов, за что ему сделали мощнейшую рекламу, провозгласив од­ним из лучших президентов Америки в ХХ-м веке после Рузвельта, тоже их протеже. А в это время в Москве, дру­гой лидер, Брежнев, тоже уже превратился в актера, кото­рым управляли внутренние кукловоды из пятой колонны американских соплеменников, которые изнутри помогали Америке разрушать экономику Советского Союза. Бес­прецедентная гонка вооружений сумела поглотить излиш­нюю массу долларов, остановить инфляцию и породить новый виток экономического бума. СССР пал под удара­ми пятой колонны, оплаченной долларами США. По­слушная сионистским организациям Америки, еврейская диаспора и внутренние враги СССР и России разрушили экономику и производство, финансовую систему страны и ее государственные институты. Обесценили рубль и все богатства страны. После этого в Восточную Европу, Рос­сию и бывшие республики Советского Союза начался мощный сброс лишних инфляционных долларов. А об­ратно был налажен мост по перекачке за бесценок сырья, энергоресурсов, новейших технологий оборонного значе­ния; лучших умов.

    Америка снова при помощи мирового сионизма, вы­рвалась из капкана финансового краха. Но в самом конце века эта лафа закончилась. Новая власть в России прекра­тила грабеж страны, ввела жесткую систему контроля, уничтожила пятую колонну, работавшую на США и ми­ровой сионизм, закрыв для доллара рынки России. В Аме­рике опять началось накапливание излишних долларов, прекратился экономический рост, резко выросла инфля­ция. В Европе, запущенная в оборот общеевропейская валюта — евро, набрала необходимую мощь, сильно окреп новый российский рубль и китайский юань.

    США снова подошли к критическому порогу экономи­ки, за которым начинался финансовый крах. Создать но­вую авантюру было чревато общей войной против Аме­рики, так как в мире уже было четыре геополитических соперника, почти равных по силе и зорко следящих за со­блюдением мирового равновесия: США, Объединенная Европа, Россия и Китай.

    Столберг правильно рассчитал все ступени эскалации напряженности в финансово-экономическом поле Соеди­ненных Штатов и талантливо вычислил период, когда это поле можно было взорвать, пустив под откос финансовую основу Америки — доллар США. Разложив на столе пась­янс из картонных карточек, он начал сверять все этапы предстоящей операции “Реквизиция”. Он отстучал на кла­виатуре своего главного компьютера входной пароль и набрал код.

    Тотчас на восьми мониторах 12-ти спаренных компью­теров засветились экраны и побежали котировки акций восьми крупнейших фирм США, входящих по рейтингу ФТ-500, за 2005 год, публикуемому газетой “Файнэншл Тайме”, в число тридцати крупнейших фирм мира. Для обвала фондового рынка США им были избраны 4 ком­пании, входящие в мировую десятку: “Майкрософт кор­порейшн” — 4 место, “Дженерал Электрик” — 5 место, “Кока-кола” — 8 место и крупнейший холдинг космических и электронных фирм “Америкэн Стар электронике” — 9 ме­сто. А также две крупнейшие нефтяные компании “Амери­кэн Ойл компани” — 19 место, “Мобил Ойл корпорейшн” — 23 место, и два автомобильных гиганта США — “Джене­рал Моторс” — 27 место и “Форд мотор” — 30 место.

    Обрушение котировок акций этих гигантов способно было нокаутировать всю финансовую систему США, так как их консолидированная рыночная капитализация со­ставляла 690 миллиардов долларов. Падение акций этих компаний затрагивало напрямую фирмы с рыночной ка­питализацией на сумму в 1,8 триллиона долларов. То есть, напрямую потрясению подвергалась та доля экономики США, которая могла разрушить финансовую основу Америки, ее доллар.

    Для проведения игры по интервенции на биржах с акциями этих компаний был необходим огромный ка­питал. Компьютерные расчеты вывели цифру в 182 миллиарда долларов, плюс минус еще 9%, то есть 16 миллиардов, в зависимости от того, как сложится вся обстановка. Итого было необходимо почти 200 милли­ардов. Практически же консолидированный на эти це­ли капитал составлял сумму в 210 миллиардов долла­ров. Корпорация Столберга, с учетом взятых кредитов в самой Америке, в Европе и Азии и своими свободны­ми средствами, бросала на это дело 46 миллиардов. Фирмы, созданные по всей Америке еще с помощью бывшего КГБ, а затем и разведкой России, сакумулировали на эту операцию 38 миллиардов, а банки и пред­приниматели Германии, Франции и России еще 126 миллиардов. Запас прочности был достаточно велик.

    В течение всего 2004 и 2005 годов и двух месяцев 2006 года шла тихая скупка акций этих фирм на всех крупных биржах мира, через тысячи подставных фирм. Такой дли­тельный срок позволял скрытно провести эту операцию, не привлекая особого внимания. Всего по состоянию на 15 марта 2006 года от 23 до 36% акций этих компаний при­надлежали 6346 фирмам, большая часть из которых была подставной, но все они действовали в рамках операции “Северная комета” и были расположены в США, Европе, Азии и Южной Америке.

    Массовый сброс акций должны были начать под­ставные фирмы в разных частях света, которые после этого должны были исчезнуть. А дальше, после этого мощного толчка, процесс пошел бы уже автоматически. Массовая продажа акций ведущих фирм США, должна была привести сначала к обвальному падению индекса Доу-Джонса, затем к панике на крупнейших биржах мира и, наконец, к обесцениванию доллара по отноше­нию к евро, швейцарскому франку и другим стабиль­ным валютам мира. В результате обесцененный доллар должен был перестать быть мировым средством плате­жа, что положило бы конец гегемонии доллара и выка­чиванию Америкой за бесценок всех богатств мира из других стран. Но зачем тогда нужна будет Америка ми­ровому сионизму?

    Завтра Столберг должен был дать старт последней фа­зе операции “Северная комета”. В 36 ведущих штатах Америки за шесть лет был установлен контроль за 1038 местными газетами и журналами, 113 радиостанциям и 48 телеканалами. С 21 марта они должны были начать рас­крутку компании по дискредитации продукции этих вось­ми крупнейших компаний США, не гнушаясь инспириро­ванием слухов и сплетен, а также инсинуаций с целью подорвать веру держателей их акций в их доходность. Здесь Столберг решил применить испытанную веками тактику сионистов во всем мире. Возбуждения судебных дел мож­но было не бояться, пока раскрутится чиновничий меха­низм судопроизводства, эти компании будут обрушены, а США распадется на несколько государств.

    После раскручивания местной прессой, радио и телеви­дением кампании по дискредитации крупнейших фирм США, рядовые американцы, обладающие маленькими пакетами акций, начнут их сброс, породив оживление на биржах по этим акциям, и даже возможен будет их неко­торый рост. Только тогда вступят в игру брокеры 12646 фирм, подконтрольных восьмерке руководителей опера­ции “Северная комета”, давших ей жизнь в Цюрихе, в да­леком теперь 2000 году.

    В момент нарастания распродажи акций этими фир­мами, войдет в свой апогей операция по созданию неф­тяного кризиса. Только после этого произойдет массо­вый сброс акций, что неизбежно вызовет беспрецедент­ную панику на биржах мира. Столберг не задумывался сейчас над тем, что будет, когда все закончится и цель будет достигнута. Он всецело был поглощен только фи­нансовой стороной операции “Северная комета”, поли­тическими и военными вопросами занимались другие люди. Столберг хотел на этой операции купить России немного Америки, скупив по дешевке крупные фирмы, недвижимость и новейшие технологии. По его оценоч­ным прикидкам он должен был за 35-38 миллиардов долларов скупить послекризисной недвижимости и предприятий на сумму порядка 900-1200 миллиардов. За вырванное у России в ХХ-м веке око он хотел вер­нуть хотя бы процентов десять. Хотя потери США бу­дут в десятки триллионов.

    7.

    28 марта 2006 года, Москва

    — Ну, ребята, с Богом! Удачи и скорейшего возвраще­ния. — Степанов обнялся с каждым из провожаемых им в аэ­ропорту Шереметьево шести хакеров, улетавших сего­дня в Австрию в качестве туристов. Особого багажа у них не было. Только небольшие спортивные сумки. Через две недели они уже должны были вернуться на Родину.

    Андрей Степанов, программист-математик и специа­лист шифровальщик, доктор физико-математических на­ук, был компьютерным богом и талантливым организато­ром. Еще в 1999 году он попал в поле зрения Юрия Смир­нова и после годичного знакомства и соответствующей обработки с его стороны, Степанов подключился к работе над операцией “Северная комета”.

    Мысль о наказании всех западных аферистов и банков­ских шулеров, которые сотрудничали с ворами во власти в России, выкачивая из нее богатства, не давала Юрию Смирнову покоя. И только познакомившись с компьютер­ным гением Степановым, он начал продумывать план мщения. Вначале мысли носили спорадический характер, по после встречи в Цюрихе в сентябре 2000 года, они на­чали обретать четкие формы.

    Сначала надо было выявить максимальное число бан­ков, где лежали украденные из России деньги, либо про­сто отмывали в тот период, перебрасывая затем на счета других финансовых структур и фирм. Смирнов уже после Цюрихской встречи связался со своими друзьями в ФСБ, ГРУ и Службе Внешней Разведки, так как копать надо бы­ло не только за границей, но и в наших банках, где после следственных разбирательств, после смерти Ельцина, ос­тались ниточки незакрытых дел, тянущихся на Запад. На­до было провести повторные допросы среди тех, кого не казнили в тот период.

    Несколько месяцев Смирнов со своими особо доверен­ными сотрудниками разрабатывали план операции, кото­рую окрестили “Контрибуция”, делали расчеты всех затрат на пять лет работы, так как финальную се часть пла­нировали приурочить ко времени проведения операции “Северная комета”. Таким образом “Контрибуция” ста­новилась одним из ее звеньев.

    Одной из задач операции “Контрибуция” был подбор специалистов компьютерщиков, их обучение взлому банковских кодов и входу в их расчетные системы, с тем, чтобы снять часть денег со счетов банков, принимавших участие в грабеже России, и перевести их на счета подстав­ных фирм, откуда эти деньга должны были немедленно сниматься. Затем в компьютерные сети этих банков долж­ны были загнать вирус, который запутывал бы всю компьютерную информацию и дестабилизировал работу этих банков, что при неустойчивом финансовом положении на мировом рынке, вызванном событиями в Америке, порождало бы панику и, как правило, банкротство.

    Вторая операция получила название “Буря в Амери­ке”. Она также стала составной частью операции “Се­верная комета” и была направлена на подготовку спе­циальных кадров для взлома компьютерных систем Пентагона, ЦРУ, полиции и государственных систем США с целью вызвать дестабилизацию работы этих го­сударственных институтов и ослабить их возможность помешать Техасу и другим штатам Америки обрести свободу и независимость, вырваться из порочной и раз­вратной системы США, управляемой сионистами, соз­давшими коррумпированное общество расовой нетер­пимости, растлителей душ, наркоманов, гомосексуали­стов и преступников всех мастей.

    В проведении этой операции Смирнов не мог опи­раться на государственные институты власти, боясь утечки информации и слишком деликатной ее сути, чтобы государство могло принять в ней участие. Россия не могла уподобляться подлой и коварной Америке, но не могла и запретить своим гражданам получить сатис­факцию от Америки, которая всей своей мощью верши­ла преступления против разных государств, откровенно пренебрегая такими понятиями как порядочность, чест­ность и справедливость.

    Поэтому Юрий Смирнов в частном порядке привлек к выполнению операции “Буря в Америке” ряд сотрудников разведки и спецслужб, ушедших для этого в отставку, по­жертвовав ради наказания Америки своей карьерой. Что же касается операции “Контрибуция”, то здесь он выде­лил спецслужбам из средств корпорации 100 миллионов рублей на ускорение работы по поиску банков и финансо­вых структур на Западе, замешанных в аферах с Россией в эпоху правления Ельцина.

    Уже к январю 2005 года спецслужбы выявили 3102 бан­ка в Европе, Америке и Азии, которые либо участвовали в аферах в России, либо укрывали наворованные там день­ги. К этому времени подготовка хакеров шла полным хо­дом в шести Центрах, созданных Смирновым специально для операций “Контрибуция” и “Буря в Америке”. Еще раньше, в 2001 году было подготовлено более 800 сотруд­ников ФСБ для внедрения в различные компьютерные фирмы страны для выявления классных специалистов в компьютерной области, имеющих таланты по взлому компьютерных систем.

    В течение 2-х лет было выявлено 2193 таких специали­ста. Из них отобрали 1516 лучших человек и начали вести осторожную работу по их вербовке для участия в пред­стоящей операции, не раскрывая ее сути, деталей, предна­значение и место проведения. После этого отбора оста­лось 972 человека, но и из них после месячного семинара отобрали только 806 человек, с каждым из которых был заключен двухгодичный контракт.

    Работа велась в полной изоляции и на полном обеспе­чении за счет фирмы Смирнова “Колумб”, которую он специально создал для этой цели. Ежемесячная зарплата была определена в 5.000 рублей при полном пансионе на два года обучения и 100000 рублей за две недели работы в процессе операции, при успешном ее проведении полага­лась премия 200000 рублей.

    Всех отобранных специалистов после трехмесячной притирки и различных тестов на совместимость разбили на пары, а через шесть месяцев подготовки всех разбили на две группы. Одна должна была принять участие в опе­рации “Буря в Америке”, а другая в “Контрибуции”. Группа из 37 пар хакеров, предназначенных для операции “Буря в Америке”, сразу уехала в свой Центр подготовки, расположенный в окрестностях города Ангарск, что в Ир­кутской губернии. Остальные 366 пар разъехались в ос­тальные 5 Центров подготовки, построенных на деньги Смирнова. Из общего их числа было отобрано 35 наибо­лее способных и талантливых, остальных равномерно раз­били на 35 групп по 22 специалиста в каждой, которых от­дали под руководство отобранных ранее талантов.

    В течение учебы, с апреля по декабрь 2004 года, из 771 специалиста было выявлено 176 лучших, которые с 35 та­лантливыми и составили костяк инструкторов, в обязан­ность которых было вменено довести уровень способно­стей остальных 595 человек до своего. На каждого из них теперь приходилось по три специалиста. Так что задача была абсолютно реальной. Помимо общих компьютер­ных дел, они проходили интенсивное обучение иностран­ным языкам, сообразуясь с тем, в какую страну были предназначены для проведения операции те или иные спе­циалисты. В ноябре 2005 года произошло окончательно формирование пар, чтобы они успели за оставшиеся три-четыре месяца не только привыкнуть друг к другу, но и стать одним целым.

    И вот сегодня улетела последняя группа хакеров. Все 403 пары разъехались по разным странам не только из Москвы, но и из Риги, Петербурга, Киева, Минска, Мур­манска, Екатеринбурга, Красноярска, Самары, Уфы, Но­восибирска, Читы и Владивостока. То есть, из тех горо­дов, откуда были рейсы в страны дислокации, где они должны были проводить свою часть операции. Часть групп добиралась до своих мест транзитным путем, где этого требовали особые условия конспирации.

    Всего для операции было отобрано 2844 банка в 31 стране, в которых были в разное время аккумулированы украденные у России деньги. Около 20% из числа ото­бранных для операции банков, были замешаны в махина­циях с аферистами из Украины, Казахстана и Прибалти­ки. Причем, многие из отобранных банков были замеша­ны не только в сокрытии валюты, но и в махинациях с не­движимостью, крупнейшими предприятиями и месторож­дениями нефти, газа, золота, алмазов, урана и руд цвет­ных металлов, а также в краже драгоценностей из Гохрана и крупных музеев России.

    Местом командировки, где находились именно такие банки, были 17 стран Европы: Норвегия, Швеция, Гол­ландия, Бельгия, Франция, Германия, Люксембург, Австрия, Швейцария, Испания, Монако, Лихтенштейн, Ита­лия, Чехия, Польша, Греция и Англия, а также в 14 стра­нах Америки и Азии: в США, Канаде, Мексике, Панаме, Колумбии, Багамских островах, Коморских островах Тур­ции, Пакистане, Малайзии. Израиле, Ливане, Кипре и Египте.

    Все пары хакеров вылетали заранее, чтобы адаптиро­ваться к местным условиям, побывать заранее в городках, где им предстояло проводить компьютерные операции, продумать пути отходов на случай каких-либо непредви­денных ситуаций, войти заранее в контакт с представите­лями нашей нелегальной разведки, которые обеспечивали материально-техническую часть операции, не зная ни о ее сути, ни о ее деталях.

    Непосредственный план операции, доведенный до со­вершенства на личной встрече двух русских гениев Джона Столберга — Ильи Коровина и Юрия Смирнова, в Лионе во Франции в 2003 году, заключался в следующем.

    Было необходимо выявить и отобрать наиболее ве­сомые для санации операцией “Контрибуция” банки. Определить места их дислокации, режим работы, их финансовое состояние и завербовать или купить кого-либо из их сотрудников. Подготовить необходимых специалистов по взламыванию кодов и компьютерных систем этих банков, чтобы в нужный момент, одновре­менно, в течение нескольких дней снять с их счетов крупные суммы денег. Для обеспечения безопасности такой операции, она должна была проводиться масси­рованно и по времени скоротечно.

    Всю эту операцию необходимо было провести в тече­ние 3-х дней. В первые два дня по каждому банку должны были проводить по 3-4 операции на общую сумму не бо­лее чем на 5 миллионов долларов, чтобы сразу не при­влечь внимание крупным снятием денег со счетов. А на третий день, последний день операции, уже можно было рисковать и снимать более крупные суммы, вплоть до 50 миллионов. Если это произойдет одновременно в три дня по всем 2844 банкам, то все должно прошло гладко и без срывов, хотя от случайностей здесь застраховаться было невозможно. По снятиям небольших сумм вряд ли обра­тят особое внимание, а вот по крупным, где счет идет на десятки миллионов, внимание обратят, но на проверку уй­дет время, а это ведь уже будет третий день операции, по­сле которого в дело запустят вирусы, и тогда следы взло­ма будет искать бесполезно.

    Специалисты нелегальной разведки для каждой пары посылаемых хакеров, должны будут заранее снять кварти­ры в трех городах страны пребывания, откуда они будут вести свою операцию, удаленных друг от друга таким об­разом, чтобы из города в город можно было добраться на машине за 2,5-3 часа, то есть не далее чем в 220 — 250 кило­метрах друг от друга. Снять квартиры на вымышленные фамилии и оснастить их необходимой компьютерной тех­никой. Купить для каждой пары хакеров подержанные машины, чтобы не привлекать к себе внимания при поль­зовании такси или прокатом.

    А дальше для всех была почти единая схема работы. Всю операцию должны были провести с понедельника по среду, то есть 3,4 и 5 апреля 2006 года. Даже если полиция в течение 5,6,7 апреля и выйдет на квартиры, откуда хаке­ры будут через компьютерную сеть вести взлом банков, наступят выходные 8-9 апреля, а уже 10 апреля, по плану операции, должны будут обрушиться крупнейшие биржи мира и тогда, после включения Столберга и всей Цюрихской восьмерки в операцию по обвалу фондового рынка США, взлом банковских счетов покажется просто детской забавой, будет рушиться мир. Тем более, что к этому вре­мени все хакеры уже должны будут быть дома.

    Главным условием операции был принцип, что каждая пара хакеров действует из страны пребывания против банков, расположенных только в другой стране. Так на­пример, пара хакеров А и Б утром 3-го апреля приезжает в Первый город, имея в кармане ключи от квартиры, отку­да должна вести свою работу. В машине они гримируют­ся, одевают парики, меняют одежду, а затем поднимаются в квартиру, где уже стоит подготовленная для работы тех­ника. Они одевают резиновые перчатки, чтобы не оста­вить следов и начинают работу по взламыванию кодов первого банка, а затем и базу данных второго и третьего банков по своему персональному плану и осуществляют снятие денег со счетов и переводят их на счета фирм, рек­визиты которых у них уже заготовлены....

    Для этой цели Столбергом в Европе и в Америке было создано 4620 подставных фирм, которые были предназна­чены только для принятия снимаемых со счетов банков денег. После этого эти фирмы просто бросались. Каждый владелец такой фирмы уже заранее знал, какого числа на его счет поступят деньги, чтобы немедленно их снять и ус­петь скрыться.

    Хакеры же, после проведения операции по снятию де­нег, вводят в компьютер дискету со специальным вирусом и кодируют компьютер на включение от телефонного звонка, а затем уезжают из этого города в город своей по­стоянной дислокации. На следующее утро они уже едут в город № 2 и оттуда звонком из автомата в город № 1, на квартиру, откуда они вчера вели компьютерный взлом банков, запускают в работу компьютер, который по за­данной программе вводит компьютерный вирус в базы данных этих банков. Там наступает катастрофа, так как разработанные новейшие программы восьми супервиру­сов не имеют аналогов защиты и последующей очистки.

    Затем хакеры едут на квартиру в городе № 2 и повторя­ют всю вчерашнюю операцию. После завершения послед­ней акции 5 апреля, все хакеры, не задерживаясь, возвра­щаются на родину, а подставные фирмы, сняв переведен­ные на их счета деньги, испаряются. В течение 4-7 апреля в банковских кругах разразится грандиозная паника, не столько из-за потерянных миллионов, сколько из-за вве­денных вирусов, которые внесут панику, неразбериху и ха­ос в их деятельность.

    Все затраты Смирнова на проведение только опера­ции “Контрибуция” и “Буря в Америке” выливались в сумму около 300 миллионов долларов. Чуть менее 103 миллионов пошло на четырехлетний поиск банков, за­вязанных в свое время на ограбление России и укрытие наворованных денег и сбор необходимой информации о них, а также на подкуп некоторых сотрудников этих банков, для получения необходимой информации. На строительство Центров для подготовки компьютерных хакеров ушло 48 миллионов, еще 7,6 млн. долларов по­шло на их техническое оснащение. И на зарплату, пита­ние и прочие хозяйственные расходы за два года ушло еще 35,2 миллиона.

    На выполнение непосредственно самой операции за­трачивалось всего 16 миллионов долларов. Сюда входили командировочные на две недели аренда квартир, закупка компьютеров, покупка машин, затраты хозяйственного и прочего порядка. Самой крупной статьей расходов была оплата за проведение самой операции. Каждый из 806 ха­керов получал по 100000 долларов. Таким образом, общие расходы составили сумму 292,4 миллиона долларов. Это были полностью деньги корпорации Смирнова, то есть, его личные деньги и он их не жалел, ибо для него высшей ценностью человеческой жизни была деятельность, в ре­зультате которой достигалось торжество побед его разу­ма, его гения, когда он добивался того, что было не под силу другим, когда он нес торжество справедливого воз­мездия стервятникам, разрушавшим его Россию.

    Он с презрением относился к двуногим представителям человечества, которые не дотягивали даже до статуса жи­вотного в его глазах, которые только воровали, ели, спали и размножались. Он много повидал таких особей, кото­рые свое скудоумие, плебейство и неполноценность пыта­лись прикрыть дорогими мерседесами, шикарными квар­тирами, золотыми килограммовыми цепями на бычьих шеях и окружением дорогих и лощеных проституток. Но этим, в глазах достойных и умных людей, они только под­черкивали свою неполноценность. Таким образом они могли утвердиться только в глазах подельников, если это был представитель преступного бизнеса, или в глазах вся­кого рода педиков, гомиков и богемной шушеры общест­венных отбросов.

    Смирнов, будучи умным человеком, понимал, что нельзя опираться в жизнедеятельности государства только на личность, пусть и самую одаренную. Сегодня страной управляет отец нации, умный человек — страна процвета­ет, завтра к власти пришел урод, предатель, мелкотравча­тое существо и страна покатилась под уклон. Во всем должна работать система, исключающая случайности, ибо всегда крайним остается народ, потому что стоящие у власти всегда успевают вовремя оторвать от России лако­мый кусок. Поэтому, первостепеннейшей задачей должно быть постоянное укрепление спецслужб, и в первую оче­редь Федеральной Службы Безопасности, Службы Внешней Разведки, Главного разведывательного управления Генштаба, Министерства обороны, Министерства внут­ренних дел и Налоговой полиции. Для первой группы ве­домств главнейшей и первостепенной задачей должно яв­ляться обеспечение защиты национальных интересов Рос­сии, а не ее президента, а для второй группы ведомств та­кой задачей должна стать защита граждан России, ибо только они, простые люди государства, в своем подавляющем большинстве, и создают богатства страны и процве­тание всего народа.

    От предстоящей операции планировалось получить от 22 до 25 миллиардов долларов. Все зависело от того, как пойдет процесс операции. Восемь миллиардов в любом случае планировалось перевести на подставные фирмы Европы, чтобы они успели перевести их в евро. Причем, из этой суммы 2 миллиарда должно было потом посту­пить на укрепление ФСБ; 1,5 миллиарда — Службе Внеш­ней разведки, 1,5 миллиарда — Главному Разведуправлению; 1,0 миллиард на укрепление полиции и налоговых служб и 2,0 миллиарда корпорации Смирнова, на возме­щение понесенных затрат и на финансирование разрабо­ток новых видов космической техники и суперсовремен­ного оружия.

    Остальные деньги должны были перевести на подстав­ные фирмы в Америке, которые принимали непосредст­венное участие в биржевой операции, которую проводил Столберг с его коллегами из Америки, Европы и Азии. День “X” неумолимо приближался. Как говорится в из­вестной русской поговорке; “Сколько веревочке ни вить­ся, а конец будет”. Так и с Америкой. Сколько бы она ни совершала безнаказанных преступлений против человече­ства, а возмездие неминуемо се настигнет и гореть тогда в огненном аду тем, кто в Америке радовался, когда ее стер­вятники бомбили мирных жителей других стран.

    8.

    30 марта 2006 года, Нигерия

    В конце 2004 года у США появился новый Вьетнам, только теперь не в Азии, а в Африке, в Нигерии. За последние 25 лет американские нефтяные компании вложили в добычу нефти в Нигерии около 28 миллиардов долла­ров. На этом рынке активно работали крупнейшие амери­канские нефтяные компании “Мобил Ойл”, “Шеврон” и “Тексако”. После долгих колебаний в 1996-1997 годах “Тексако” все же увеличила свои инвестиции в разработку нефти в Нигерии. Но в 1999 году внезапно продала свою долю “Шеврону”, которая еще с тремя нефтяными компа­ниями создала крупнейшую в США нефтяную трансна­циональную компанию “Америкэн Ойл компани”.

    После этого слияния, в том же 1999 году; в Нигерии было открыто знаменитое и самое крупное в Африке ме­сторождение нефти “Куада-Пума” с запасами, оцененны­ми в 1,8 миллиарда тонн. В кратчайшие сроки в разработ­ку-этого месторождения было вложено 6,7 миллиарда долларов, и в 2003 году пошла первая нефть. Годовой объ­ем добычи только с этого месторождения составил тогда 42 миллиона тонн, из которых 36 миллионов тонн прихо­дилось на долю “Америкэн Ойл компани”. Всего же США вывозили из Нигерии ежегодно порядка 82 миллионов тонн нефти.

    Но летом 2004 года в Нигерии произошел государст­венный переворот, который возглавил генерал Паоло Нури. Он немедленно национализировал всю нефтедобычу, отвергнув кабальные условия, навязанные американцами его народу, и выдворил их из страны. При этом, с англий­ской компанией “Бритиш петролеум” и французской “Тоталь Франсе” было быстро достигнуто соглашение о пере­смотре цен, и они продолжили свою работу в Нигерии.

    Все попытки США создать коалицию европейских саран против Нигерии, чтобы вторгнуться объединенны­ми вооруженными силами и навести там свой “порядок” и посадить в Лагосе на трон своего человека, натолкнулись на стену непонимания. Оно и понятно. Новый глава Ниге­рии, генерал Паоло Нури сделал хитрый ход, он дал сто­процентную гарантию всем европейским, азиатским и аф­риканским компаниям, работающим на рынке Нигерии. Америки в этом списке не было. Европе было что терять, если бы разразилась война в Нигерии. В ней имели боль­шие капиталовложения и активно работали крупные ев­ропейские фирмы: “Юнилевер”, “Нестле”, “Пэтерсон Захонис””, “Гиннесс”, “Стандарт Чатед бэнк”, “Юропиэн Ойл компани”, “Бритиш петролеум”, “Свенсон” и другие.

    Тогда Америка пошла по испытанному пути “примене­ния канонерок”. Вместо того чтобы сесть за стол перего­воров и путем компромиссов урегулировать возникшие проблемы и справедливые требования нигерийцев, они подключили ЦРУ. Зловещий кровавый монстр заработал и уже в ноябре 2004 года наемники, нанятые ЦРУ захвати­ли второй по величине город Нигерии — Ибадан, что в 130 километрах севернее Лагоса, перерезав, таким образом, основную автомагистраль, ведущую в столицу и железную дорогу.

    Тут же заявили о себе и заготовленные США мятежни­ки, объявив себя новыми правителями Нигерии и обра­тившись к США за военной помощью. А в США нефтя­ные магнаты наступили на горло президенту и вынудили его, не дожидаясь организуемых ЦРУ марионеточных выборов, послать туда авианосцы и морскую пехоту. Поэто­му, после мятежа, уже на второй день после обращения американских марионеток за помощью к США, Вашингтон дал команду авианосной группе, курсирующей у бере­гов Либерии идти к Нигерии и силой утвердить там но­вую власть.

    Уже через сутки, американские F-22, базирующиеся на авианосце, начали бомбежки и ракетные обстрелы Лаго­са. Еще через день на берег было высажено 3000 морских пехотинцев. Но и у нигерийцев была неплохо подготов­ленная армия, и она нанесла несколько чувствительных ударов по хваленой в голливудских поделках, американ­ской морской пехоте. Но на подходе к Нигерии уже было две эскадры США с еще 9000 тысячами морских пехотинцев. Эскалация принимала необратимый характер. И дей­ствительно, к январю 2005 года в Нигерии уже воевало 36000 американцев, а их истребители-бомбардировщики утюжили бомбами и ракетами города и мирное население Нигерии.

    Генерал Паоло Нури отошел за реку Нигер, сохранив свои наиболее боеспособные части. Так как почти 60% на­селения составляли мусульмане, то народ сплотился во­круг генерала в его борьбе против ненавистной Америки. Учитывая, что Ливия, Ирак и Иран помогли Паоло Нури прийти к власти летом 2004 года, то естественно, что эти страны начали не только массированную поставку ору­жия генералу, но и направили ему в помощь более 30000 добровольцев обученных методам диверсионно-партизанской войны.

    Вот тогда под ногами американцев и запылала земля Нигерии. Но твердолобая и наглая Америка ничему не научилась. Лакомый кусок — Нигерия, с ее 190 миллиона­ми ежегодно добываемой нефти, гипнотически удерживал Америку у ее берегов, хотя к марту 2006 года армия и флот США потеряли здесь почти 11000 убитых и свыше 26000 раненных своих солдат и офицеров. Пленных аме­риканцев не было, так как генерал Нури отдал приказ пленных не брать.

    Уже к осени 2005 года инициатива все больше стала пе­реходить к генералу Паоло Нури, особенно, после освобо­ждения двух крупнейших городов Нигерии — Огбомошо и Ибадана. В марте 2006 года 126000 солдат Америки кон­тролировали теперь только Лагос, города Адо, Мушин, порт в устье Нигера — Буруту и прибрежную полосу Ниге­рии от границы с Бенином до устья реки Нигер, шириной всего от 20 до 30 километров.

    Но в ночь с субботы 11 марта на воскресенье генерал Паоло Нури провел широкомасштабную операцию по всем местам дислокации американских частей. Стрелко­вое оружие не применялось, только гранатометы, ранце­вые ракетные установки, минометы и огнеметы. Это был сущий ад. В районе Лагоса стояло четыре двухэтажных кирпичных здания, которые американцы приспособили под казармы, где размещалось 1200 морских пехотинцев. Здания стояли как бы в низине, окруженные двойным кольцом колючей проволоки и десятком амбразур с круп­нокалиберными пулеметами и малокалиберными скоро­стрельными пушками.

    Но это не спасло американцев. Нигерийцы в течение двух недель под покровом ночи перенесли в это место 36 двухсотлитровых бочек с бензином. Ночью 12 марта ниге­рийцы вылили весь этот бензин на землю вокруг зданий, превращенных американцами в казармы. Охрана ничего не заметила. А через несколько минут, в сорока-пятидеся­ти метрах от казарм вспыхнула земля и огонь побежал по ней в направлении казарм. Из амбразур не раздалось ни одного выстрела. Все произошло в одно мгновение. Бук­вально через пять-шесть секунд, после появления первого огня, казармы заполыхали со всех сторон. Бензин, стек­ший из бочек по склону к зданиям казарм и образовавший вокруг них небольшие озера, вспыхнул мгновенно.

    В этот момент нигерийцы пустили в ход огнеметы. Че­рез минуту бушующее пламя пожирало все живое и не жи­вое. В ужасе американцы пытались выскакивать в окна, но попадали в еще больший огонь. Те, кто пришел сеять смерть на нигерийскую землю, теперь сами умирали страшной смертью, которая и в страшном сне не могла им присниться в своей Америке. Нигерийские командос нача­ли отход, а им на смену заухали взрывы мин, разнося все вокруг от бушующего пламени. Это минометные расчеты майора нигерийцев Жози Амаду добивали горевшие ос­танки американцев, не желая оставлять даже их кости.

    Нигерийцам было не понять, за что гибли американ­ские парни такой страшной смертью. Что, разве у них до­ма не было хлеба, не было зрелищ, не было любимых жен и детей? Зато хорошо знали это те, кто посылал их на смерть. Их посылали умирать за сладкую жизнь нефтяных магнатов и сионистских банкиров, оплачивающих про­дажную власть Вашингтона, гнусную и лживую прессу и телевидение, которые вдалбливали в головы простых аме­риканцев, что они якобы отстаивают свободу в мире, принципы демократии, равенства и законности. О чем болтали эти щелкоперы и трубадуры, презираемые многи­ми американцами? О какой свободе? Свободе сильного грабить слабого. О какой демократии? Если Вашингтон исповедует двойные стандарты, и когда ему выгодно, то диктаторов и палачей многих народов он называет демо­кратами. О равенстве? О каком равенстве речь? Разве ря­дом с простыми американцами, под разрывами гранат и мин нигерийцев, в пламени страшного моря огня, умира­ют дети нефтяных магнатов, еврейских банкиров, или се­наторов и министров?

    Нет. Все это театр бесчеловечного абсурда, вершина несправедливости и обмана, когда часть общества, опла­чиваемая подонками человечества, оболванивает всю страну в целом, заставляя ее ликовать, когда ее дети уничтожают ракетами и бомбами другие народы. Так было всегда и особенно в XX-м веке. Но так больше не будет в веке XXI. Теперь американцы будут гореть, взрываться на минах и умирать по всему миру, а их матери, невесты и жены наконец познают, что такое смерть близких, позна­ют то, что они несли другим народам во всем мире.

    Сегодня, 30 марта, радио “Свободная Нигерия” пере­дало сообщение генерала Паодо Нури, в котором он со­общил, что, начиная с 31 марта, он устанавливает премию в 100 долларов каждому, кто принесет отрезанную голову американского солдата, и 500 долларов за голову любого офицера. За голову же трехзвездного генерала Томаса Брейтона, командующего американскими войсками в Ни­герии, Паоло Нури установил премию в 200000 долларов или один миллион за живого. Он хотел посадить амери-.канского генерала в железную клетку и показывать как эк­зотическое животное XXI века всей Африке. Паоло Нури призвал нигерийский народ не дать уйти живым из Ниге­рии ни одному американскому солдату или офицеру.

    Численность убитых американскими бомбежками и ра­кетными обстрелами мирных жителей перевалила уже от­метку в 600000 человек. Поэтому был понятен призыв пре­зидента Нигерии Паоло Нури: “Смерть за смерть”. Спеси­вым американцам казалось, что наступил конец света. Ка­кие-то африканские дикари объявляют на них всеобщую охоту, как на диких зверей. Их испохабленному сознанию было не понять, что они и были дикими зверями, так как пришли за девять тысяч километров от своего дома в чу­жую землю. Пришли грабить и убивать женщин детей и стариков, которые не хотели, чтобы их и дальше продол­жали грабить, не хотели прозябать в нищете, а хотели нормальной и достойной человека жизни, которую гос­подь дарует каждому человеку только один, единствен­ный раз...

    9.

    4 апреля 2006 года, Швейцария, Берн

    Игорь Лебедев и Петр Скоков прилетели в Цюрих еще в субботу 25 марта с небольшой туристической группой.

    Их быстро разместили в 4-х звездном отеле “Штолдер”, расположенном на Баденштрассе. В этот же день они встретились с представителем нашей разведки в этой стра­не. В 17 часов на углу Банхофштрассе и Санкт-Петер они встретились с мужчиной, державшим в руке газету “Нью-Йорк тайме”, и задали ему вопрос пароля: “Скажите, Цю­рих дождливый город?” И получили ожидаемый ответ: “Нет, господа, это все выдумки.” После этого они зашли в соседнее кафе и заказали бутылку сухого шабли и кофе. Разговор был кратким. Разведчик нелегал передал им па­кет с адресами и ключами от арендованных квартир и ключи от машины.

    После того, как он их покинул, Лебедев и Скоков про­были в кафе не более 10 минут и заспешили в гостиницу. Раскрыв пакет, они обнаружили там три запечатанных конверта под номерами. На конверте номер один было написано — “Базель”, на втором — “Берн” и на третьем — “Цюрих”. Это означало, что свой первый сеанс 3 апреля они должны были провести в Базеле, 4 апреля — в Берне и последней точкой был Цюрих. В конвертах находились ключи от квартир, фотографии и адреса домов, где были арендованы квартиры, описание некоторых особенностей. Все квартиры специально были сняты в домах, где не бы­ло консьержек, а только кодовые замки, что избавляло от лишних глаз. На следующий день вся группа отправилась в Женеву, где она должна была пробыть 4 дня и посетить Лозанну, Монтре и ряд курортов на Женевском озере. Ве­чером 29 марта они переехали в Берн, где остановились на три дня. Разместились они в 3-х звездной гостинице “Аль­фа” по Лаупенштрассе 15. На удачу, она оказалась прак­тически рядом с домом, где для них была снята квартира. Сейлештрассе находилась как раз за углом, направо от гостиницы, их дом был третьим. Сначала шло какое-то административное здание, затем серый трехэтажный дом, на первом этаже которого разместился полицейский уча­сток, а затем шел небольшой трехэтажный особняк с ман­сардой светло-желтого цвета под номером 9. Их квартира была расположена на втором этаже. Они несколько раз обошли все кругом, фиксируя возможные пути отхода и присмотрели место стоянки для машины, расположенное в двух кварталах от этого дома.

    Вечером 1-го апреля вся группа снова вернулась в Цю­рих, чтобы провести два дня в этом городе, съездить в Люцерн и посетить маленькие курортные городки на Фирвальдштетском и Цутском озерах. Отлет группы в Москву был утром 6-го апреля. Лебедев и Скоков в тургруппе фигурировали как аспиранты исторического фа­культета университета, занимающиеся историей поселе­ний римлян в центральной Европе. А в Цюрихе было несколько исторических мест, связанных с римскими завое­вателями в этом районе Швейцарии. Поэтому им не соста­вило особого труда договориться с руководителем груп­пы, что они не поедут в Люцерн и на озера, а останутся в Цюрихе на эти дни.

    Утром 2-го апреля, перекусив в кафе кондитерской, расположенной рядом с гостиницей “Штоллер”, Лебедев и Скоков направились к месту стоянки оставленной для них машины. Они должны были съездить в Базель, распо­ложенный почти в 100 километрах от Цюриха, чтобы ос­мотреть дом, где им предстояло завтра выйти в компью­терный мир. Они успешно провели эту маленькую развед­ку и, вернувшись к 16 часам в Цюрих, съездили на улицу Бохумштрассе, где осмотрели последний дом, откуда они 5-го апреля должны были завершить свою операцию. Удовлетворенные, они вернулись в гостиницу, чтобы со­браться с мыслями и подготовиться к завтрашней поездке в Базель.

    * * *

    Утром 4-го апреля, в 10 часов 15 минут Лебедев и Ско­ков уже были в Берне. Они въехали на Бундесгассе, веду­щую к правительственной резиденции, и сразу же сверну­ли на маленькую и пустынную Таубенштрассе, примыкав­шую к небольшому парку. Быстро сняв плащи и одев куртки, они надели парики, приклеили усы, каучуковые накладки на носы, одели дымчатые очки и, взяв сумки, вы­шли из машины, которую оставили за два квартала от своего дома, и направились к месту своей второй акции.

    Они успешно провели вчера операцию в Базеле. Им удалось быстро вскрыть коды и пароли одного голланд­ского и двух американских банков и снять 29 миллионов 630 тысяч долларов. Лебедев подошел к телефону автома­ту и набрал номер квартиры в Базеле, из которой они вче­ра вели свою работу. После третьего зуммера сработала автоматическая система, включавшая компьютер в работу и запускавшая дискету с заготовленным вирусом в компь­ютерные сети вскрытых вчера банков. После этого Лебе­дев повесил трубку телефона.

    Через десять минут он со Скоковым подошел к нужно­му дому на Сейлештрассе. Набрав код на двери, они во­шли в дом и поднялись на второй этаж. Открыв дверь они вошли в квартиру. Тридцать минут ушло на то, чтобы ос­мотреться. Первым делом они плотно зашторили все ок­на, приготовили бутерброды и заварили кофе. Перекусив и взбодрившись после дороги крепким кофе, они присту­пили к главному делу.

    На случай внезапного обесточивания квартиры, они подключили заготовленный аккумулятор мощностью в пять киловатт. Задействовав все 4 установленных компь­ютера, они вышли на связь с Миланом и Брюсселем, где в это время на тихих улочках стояли цельнометаллические автобусы, напичканные электронной аппаратурой и де­сятком компьютеров. Автобусы уже были подключены к телефонным линиям Милана и Брюсселя. Таким образом, с этими двумя автобусами, в операции были задейство­ваны сразу 24 компьютера.

    Дальше работа проводилась по отработанной схеме. Взлом компьютерной сети нужного банка осуществлял­ся не напрямую через компьютерную сеть, где при со­временных охранных системах быстро можно засве­титься, а по телефонным линиям через Интернетовскую сеть. Вчера использовались телефонные линии Торон­то, а сегодня — Милана и Брюсселя. Через справочный номер, по которому могут звонить сразу много абонен­тов, ровно в 12 часов начинается атака сразу двадцатью компьютерами из автобусов и квартиры в Берне с це­лью прорыва в банковскую сеть.

    При таком количестве атакующих система защиты банка просто не успевает на всех среагировать. Она отсе­кает 12. максимум 15 компьютеров, а остальные прорыва­ются в сеть. В это время оставшиеся 4-е компьютера с двойной гарантией блокируют систему статистики, которая должна фиксировать любые сигналы в банковской се­ти. Теперь не отсеченные системой защиты банка компь­ютеры не могут быть зафиксированы и, четко дублируя друг друга, начинают взлом нужных секторов, а остальные занимаются фиктивными банковскими операциями.

    Скоротечность такого взлома практически не может быть засечена с помощью дежурного службы безопас­ности банка. А если это случилось бы, то посланный охраной банка запрос с требованием идентифициро­вать телефонный номер главного исполнителя вышел бы только на сотовый номер подставного владельца. Запущенная “Майкрософтом” миллиардера Гейтса су­персовременная космическая связь со всемирной сетью Интернет открывала беспрецедентные возможности ухода от охранных систем не только любых банков, но и государственных систем.

    А дальше механизм операции шел по обычному руслу. Лебедев и Скоков, после взлома нужного сектора банка в Люксембурге, ввели через свой компьютер три платежных поручения на общую сумму 14 миллионов 238 тысяч дол­ларов, поставили их первоочередными, следом за ними по­шло пару десятков разных фиктивных поручений, целью которых было замести следы. Сразу после оплаты, через двадцать компьютеров одновременно следовал мощный натиск фиктивной информации с разного рода ненор­мальными операциями, целью которых было вывести сис­тему байка из строя на определенный период времени.

    Платеж же следовал из Люксембургского “Глоубэл банка” в Кредитный банк Люксембурга, который и был главной жертвой этой операции, так как был замешан в сокрытии наворованных в России денег. Между банками были корреспондентские отношения и перевод денег зани­мал несколько минут. Деньги поступали на счет подстав­ных фирм, которыми руководили люди Столберга. После осуществления платежей, которые они ожидали, им следо­вали телефонные звонки по сотовой связи с условными фразами, означавшими, что деньги можно снимать со сче­тов. Деньга снимались и тут же переводились в евро и размещались в других банках.

    Операция Лебедева и Скокова со взломом люксембург­ского “Глоубэл банка” заняла 47 минут. Еще предстояло взломать один банк в Праге и один в Тель-Авиве. На всю же операцию в Берне им отводилось ровно три часа и ни минутой больше, так как это было то минимально безо­пасное время, которое могли использовать напичканные аппаратурой и компьютерами специальные автобусы, подключенные к телефонным сетям Милана и Брюсселя. Всю работу они успешно завершили за 2 часа 42 минуты. Быстро убрав следы своего пребывания в квартире и вве­дя в компьютеры дискеты с вирусами, они настроили их на автоматическое включение от телефонного звонка. За­тем собрали весь мусор от приготовления пищи в поли­этиленовый пакет и, не снимая с рук резиновых перчаток, вновь одели свои парики, очки и, взяв сумки, вышли из квартиры.

    Спускаясь по лестнице, они сняли резиновые перчатки и вышли на улицу. Через десять минут сидя в машине они сняли парики и прочий накладной муляж и после этого выехали со своей временной стоянки, беря курс на Цюрих. Завтра им предстояла последняя фаза операции. Только за два дня они уже вернули стране 67 миллионов 736 тысяч долларов. Жаль, что из-за перестраховки нельзя было снимать крупные суммы, важно было не привлечь внима­ние банка, так как крупные снятия были всегда под осо­бым контролем. Завтра предстояла работа по американ­ским банкам и здесь они уже собирались отыграться, по­тому что в Америке не было необходимости снимать на­личными, так как там деньги эти должны были принять участие в биржевой операции, проводимой Столбергом. Там снятые суммы просто немедленно раскассировалисть на пять-восемь новых платежей уже на другие фирмы....

    10.

    6 апреля 2006 года, Ирак

    Телеграфное агентство Ирака “Ирна” вслед за со­общениями правительств Ирана, Ливии и Алжира сообщило о введении Ираком санкций против тех стран, которые будут заниматься перепродажей ира­кской нефти в США.

    Утро 5 апреля 2006 года оказалось трагичным для Сау­довской Аравии и Кувейта. В 4 часа 30 минут утра на неф­тяных промыслах этих стран было взорвано 116 скважин, шесть крупнейших нефтехранилищ и два нефтепровода. Один, идущий через Иорданию к Средиземному морю, был взорван в пустыне в районе городка Бадана и имел шесть повреждений на расстоянии в 37 километров. Было уничтожено и восемь насосных станций. Другой нефте­провод, ведущий к Персидскому заливу, был взорван в че­тырех местах, в районе Абу-Хадрия. Были взрывы и в двенадцати городках на нефтепромыслах, где жили ино­странные рабочие и инженерный персонал.

    Еще более неприятным был взрыв двух казарм с амери­канскими солдатами, охранявшими эти промыслы. Погиб­ло 187 и было ранено 289 человек. Это было беспрецедент­но для этой страны, так как за последние два года здесь не было даже малейших инцидентов. Обслуживающий пер­сонал состоял только из саудовцев; казалось, бояться американцам было нечего, поэтому и бдительность, естествен­но, ослабла. Президент США объявил в Америке траур по погибшим и бездоказательно, по привычке, обвинил во всем Ирак и Иран, пригрозив им ракетными ударами. США ввели против этих стран в одностороннем порядке санкции, а в Эр-Рияд и в Кувейт срочно вылетели специа­листы из ФБР.

    На такое голословное обвинение Ирак, Иран и соли­дарные с ними Ливия и Алжир объявили о совместных санкциях против Америки. Учитывая нарастание нефтя­ного кризиса в связи с войной США в Нигерии, откуда до войны Америка ежегодно получала 80-85 миллионов тонн нефти, решение мусульманских стран по запрету перепро­дажи США нефти, закупаемой другими странами, вывод из строя крупнейших скважин в Саудовской Аравии и Ку­вейте, а также введение арабскими странами эмбарго про­тив Америки, создало резкое уменьшение запасов нефти в хранилищах США. Это уменьшение составило от 20 до 22% ее обшей потребности.

    США немедленно приняли решение послать свою эс­кадру, дислоцированную в Индийском океане к берегам Персидского залива, в дополнение к восьми кораблям, осуществлявшим там постоянное патрулирование. Кроме этого, Вашингтон отрядил в этот район половину своего шестого флота, дислоцированного в Средиземном море, во главе с авианосцем “Рейган”, имеющем на борту 72 са­молета F-22. Это было обусловлено тем, что в Персидский залив двинулась и русская эскадра, которая, по заявлению Москвы, направлялась туда с целью стабилизировать об­становку в этом регионе.

    Всем было понятно, что Россия направила эскадру из 16 кораблей во главе с авианосцем “Русь” с 76 самолетами МИГ-35М и ракетным крейсером “Адмирал Кузнецов”, дислоцированную в Индийском океане, в противовес фло­ту США, чтобы не дать разгореться военному конфликту. Поэтому, Вашингтон и решил вдвое увеличить свои силы в этом регионе быстрой переброской туда части 6-го фло­та из Средиземного моря. Для США сложилась критиче­ская ситуация, которую еще пару лет назад даже в страш­ном сне невозможно было увидеть. У Америки с ее огром­ным военно-морским флотом нехватало сил затыкать все дыры, возникающие по земному шару. Трудно станови­лось быть затычкой по всему миру. Эскадры Америки бы­ли распылены по всему земному шару, а это не позволяло, без оголения важнейших точек на планете собрать в кулак большую группировку, чтобы иметь 100 процентную га­рантию успеха в переломе возникшей ситуации в пользу Соединенных Штатов.

    В связи с обострением общей ситуации в мире Америка должна была держать в Персидском заливе и Красном мо­ре как минимум два флота в противовес присутствию там флота России и, пусть и небольших, флотов Ирака и Ира­на, но имевших современные подводные лодки. В Индий­ском океане необходимо было контролировать морские коммуникации от юга Африки до Индонезии, занимаю­щей теперь враждебную для Америки позицию. Большие силы были необходимы и для контроля района Маршалловых островов, Филиппин и Малайзии в Тихом океане, так как Китай создал мощнейший военно-морской флот, который бороздил теперь все уголки Тихого океана. А 1126 боевых корабля Китая с ядерным оружием на борту вынуждали теперь Америку напрягать в этом районе все свои силы. Америка вынуждена была держать почти по­ловину своего военно-морского флота на акватории Тихого океана, от Берингова пролива, где постоянно курси­ровал Тихоокеанский флот России до Гавайских островов и южной части океана между Новой Зеландией и Магеллановым проливом на юге Чили. Америка задыхалась в тисках флотов Китая и России и не находила достойного выхода, кроме как поиска путей для столкновения своих противников. Безусловно, всю эту ситуацию резко обост­ряла война США в Нигерии. И в этот тяжелый для Аме­рики момент, Китай решил продемонстрировать свою во­енную силу Тайваню, затеяв в его акватории морские ма­невры. США сразу же направили в дополнение к бази­рующемуся в Японии 11-му флоту эскадру в составе 21 ко­рабля, не понимая, что хитрые китайцы устроили им ло­вушку. Как только эта эскадра и 11-й флот подошли к Тайваню на расстояние 120 километров, значительно ого­лив Гавайи и частично Западное побережье своей страны, четыре флота Китая в 112 вымпелов ринулись к западно­му побережью США с юга от Маркизовых островов, на­ходящихся во владении Франции, с которой Китай прово­дил там учения, и с севера, от Камчатки, где такие же уче­ния они проводили с русским флотом.

    Все это выглядело как тщательно спланированная операция Китая, России и Франции против США. Что­бы вернуть свои корабли от Тайваня, нужно было пре­одолеть 11000 километров, а китайцам, чтобы подойти к территориальным водам США, нужно было преодо­леть всего 5700 и 6000 километров. Разница во времени была огромной — четверо суток. Когда китайцы подо­шли к территориальным водам западного побережья Америки, на поверхность всплыло 26 китайских под­водных лодок, начиненных ядерным оружием. Китай наглядно продемонстрировал Америке свое морское тактическое умение. Китай давал ясно понять США, что если они только дернутся вмешаться в его дела с Тайванем вооруженным путем, Китай примет адекват­ные меры против западного побережья США.

    Конфликт тогда удалось погасить с помощью России. Обе стороны отвели свои корабли, и Китай получил за­конное право самому решать вопросы своей территори­альной целостности. Это был величайший позор Амери­ки, впервые давшей задний ход в авантюре диктовать миру свои порядки. Многие союзники и сателлиты Аме­рики поняли, эпоха единоличного господства Соеди­ненных Штатов в мире закончилась. На востоке, уже не на словах, а на деле появилась супердержава, не только в экономическом, но и военном смысле. Японцы моли­ли бога за прозорливость своих политиков, которые нашли в себе чувство реальности и предвидения, чтобы начать налаживание с Россией дружеских отношений, которая теперь, с началом падения могущества США, могла стать надежным партнером в снятии возникаю­щих противоречий Японии с Китаем.

    А Китай, благодаря мудрости своих политиков в 80-е и 90-е годы прошлого века сумел, реформировать экономи­ку и жизнеустройство своей страны без потрясений и по­терь, которые понесла Россия из-за своих политических червей, не способных ни к чему разумному, умеющих только грабить свой народ и разрушать то, что создавали веками их предки. Китай сумел в 2000-2001 годах разга­дать коварный план Америки, решившей столкнуть двух гигантов, его и Россию в глобальной конфронтации. Но с соседями плохо живут только дураки. Американская аван­тюра здесь не прошла.

    Прозорливость китайских лидеров общеизвестна, и по­этому они быстро раскусили дешевые американские прие­мы сталкивания лбами своих противников, таскать каш­таны из огня чужими руками. Китаю было понятно, что если ослабить Россию, то Китай останется тогда один на один не только с Америкой, но и ее союзниками, у кото­рых будут развязаны руки для организации скоординиро­ванной атаки на Китай, чтобы вернуть его в положение 50-х годов прошлого века, а затем и расчленить на не­сколько государств, чтобы навсегда устранить с политиче­ской арены как крупнейшую державу.

    Китайцы не забыли и осень 2004 года, когда американ­ские финансовые аферисты решили обесценить китайский юань, спровоцировав гигантский обвал на Гонконгской и Пекинской биржах. Это был план ЦРУ по наказанию Ки­тая за отказ в противодействии России. Первый пробный шар был запущен для прощупывания ситуации еще в 1997 году после передачи Гонконга под юрисдикцию Китая. Тогда только группа финансового афериста Сороса обжулила многие государства ориентировочно на 57-60 милли­ардов долларов. Но китайская экономика тогда не понес­ла потерь, да и Гонконг выстоял, хотя и понес некоторые потери. ЦРУ заранее отрабатывала элементы своей стра­тегической операции, которую придется осуществлять уже в XXI веке.

    В течение 1998 и 1999 годов США четко и планомерно втягивал Китай в орбиту своих финансовых систем, навя­зывая ему свою модель приватизации, по которой они пе­ред этим разрушили экономику России. Они хотели по­вторить с Китаем ту же операцию, обвалив его валюту и по дешевке потом скупить самые ценные предприятия, ме­сторождения, недвижимость.

    Но китайские лидеры оказались умнее, и среди китай­ского народа не было пятой колонны и отщепенцев. Они с 2001 года начали широкую приватизацию и, чтобы пока­зать свою открытость, допустили к ней и иностранцев. Но все проводилось под жестким контролем государственных органов. Поэтому когда появились первые признаки афер со стороны иностранных компаний, китайцы не торопи­лись, а когда набрали достаточное количество примеров для задуманной операции, то по всему Китаю последова­ли сотни арестов. В сжатые сроки было проведено следст­вие, и 862 зарубежных и 6789 отечественных аферистов угодили за решетку, причем 116 человек, как врагов наро­да было казнено. Никакой вой сионистской прессы по все­му миру не помог. Китай плотно закрыл свой приватиза­ционный рынок для иностранцев. Обозленные неудачей финансовые аферисты и особенно ЦРУ США, решили действовать через подставные фирмы, которые создавали при помощи китайцев прирученных взятками и пока не выявленными своими спецслужбами. Но в 2003 году Пе­кинские власти выявили огромную сеть таких фирм и по­сле показательных процессов было казнено еще 328 их владельцев. Все иностранные компании, замешанные в этом скандале, были выдворены из страны.

    И вот после провала и этой операции Америки, в дело вступили финансовые аферисты. Они в течение года гото­вили акцию по обвалу фондового рынка Азии и в первую очередь Китая. В результате гигантской аферы, американ­цы через свою и английскую агентуру в Гонконге обвалили фондовый рынок Азии. Китай понес тогда убытки в размере 620 миллиардов долларов, а юань, по отноше­нию к доллару США и евро, упал вдвое. И хотя это бы­ло в несколько раз меньше, чем на это рассчитывали в США, Китай окончательно утвердился в своем посту­лате — опоры на собственные силы. При этом Китай не забыл эту подлость Америки и ждал только случая, чтобы отыграться.

    Китайские лидеры понимали, что только наличие в ми­ре нескольких центров силы даст возможность иметь га­рантированные сдержки и противовесы, способные ис­ключить соблазн какой-нибудь из сторон занять домини­рующее положение в мире силовым путем. Многополяр­ность мира, была лучшим залогом такого успеха. Хищник попытающийся диктовать всем только свое видение про­блемы, свою волю, неизбежно будет наказан...

    Саддам Масуд принимал сегодня в Багдаде своего ли­вийского друга, нефтяного миллиардера Фуада Бсрази. Включившись в реализацию операции “Северная комета” Масуд отошел от всех дел, чтобы сосредоточить все свои усилия на наказании Америки, ибо это была не только во­ля всех мусульман, всех арабов, его народа, главное, это была воля Аллаха.

    В течение четырех лет Масуд и Берази через своих людей искали пути к нефтепромыслам в Саудовской Аравии, которая под давлением Америки забыла о воле Аллаха, предала единство арабских народов. А ведь на нее надеялись многие арабские страны, ведь от ее воли, ее нефти, многое зависело в дальнейшей судьбе араб­ского мира и противостояния с Израилем, экстремист­ские лидеры которого не желали мира, не хотели осво­бождать оккупированные ими арабские земли. Поэто­му, в рамках задуманной ими операции по созданию мирового нефтяного кризиса, им надо было вывести из строя, хотя бы на некоторое время, отлаженный нефтя­ной поток из Саудовской Аравии в США. Им надо бы­ло внедрить на их промыслы своих людей. Кого-то они смогли запугать, кого-то купить из местных саудовцев, работавших на промыслах, хотя их и было немного, так как в основном там работали иностранцы. Посте­пенно внедряя туда своих людей, они небольшими пар­тиями начали ввозить взрывчатку, для того чтобы в нужный момент вывести Саудовскую Аравию из числа ведущих поставщиков нефти в США.

    А до этого Масуд и Берази сумели переправить в Ниге­рию почти 30 тысяч отлично подготовленных боевиков для оказания помощи нигерийцам в их войне против Аме­рики, колонизировавшей нефтяные промыслы их страны, подкупая продажных правителей и чиновников Нигерии. В 2004 году там произошло народное восстание против правящего продажного режима и против США. Америка, защищая там сбои нефтяные концерны, ввязалась в войну, которая быстро переросла в гражданскую. Бойня эта про­должалась уже более полугора лет, и Америка там завязла серьезно.

    Взрывы 5 апреля 116 нефтяных скважин в Саудовской Аравии и Кувейте серьезно снижали поставки нефти в США, что неизбежно, уже в ближайшие дни должно было вызвать рост цен на бензин и панику в самих США. Под­ливал масла в огонь и сегодняшний демарш четырех араб­ских нефтедобывающих стран, наложивших запрет на ре­экспорт своей нефти в США. Но главный сюрприз ожи­дался поздно в пятницу 7-го апреля, когда в США уже за­кроется Нью-йоркская биржа. На все телеграфные агент­ства мира будет вброшена информация о том, что Ирак, Иран, Ливия и Алжир, резко снижают добычу своей неф­ти. За выходные 8 и 9 апреля ситуация настолько накалит­ся, что в понедельник, 10 апреля, неизбежен обвал на ос­новных биржах мира. Цена на нефть резко подскочит. Вот здесь и вступят в действие техасцы, во главе с Джоном Маккоем и нефтяные короли Луизианы. Их задачей будет атака на доллар, после чего последуют политические и вооруженные акции, направленные на отделение ряда штатов от США.

    Фуад Берази и Саддам Масуд подробно обменялись информацией о готовности развязать беспощадный тер­рор в американских городах, если Вашингтон силовым путем помешает их мусульманским братьям в Америке об­рести настоящую свободу. В течение пяти лет в пустынях Алжира они, совместно с ирландцами готовили своих бое­виков. Более 26 тысяч боевиков из числа детей арабов, ко­торые погибли в результате агрессии США в Ираке, бом­бежек Ливии и расправ израильских командос в Ливане и Палестине, будут мстить за своих погибших родителей, за свой народ.

    Эти мстители смертники постепенно, окольными путя­ми, под видом саудовцев, кувейтцев, египтян и народов других арабских стран, имевших с США дружеские отно­шения, были переправлены в Америку и растворились в ее наиболее крупных городах: Нью-Йорке, Филадельфии, Вашингтоне, Норфолке, Портсмуте, Питсбурге, Колумбусе, Цинциннати, Индианаполисе, Луисвилле Детройте, Кливленде, Чикаго и Сент-Луисе. На их подготовку, эки­пировку и внедрение в Америку было затрачено почти 1,5 миллиарда долларов.

    Все они готовы были умереть, но воздать Америке за ту кровь, которую они пролили на их родине, убивая жен­щин, стариков и детей, пытаясь навязать их народам свою волю, сделать рабами. Когда американские стервятники за десять тысяч километров от своего дома убивали мир­ных жителей других стран, народ США ликовал. Так раз­ве можно жалеть таких зверей? Теперь пусть они испьют кровавую чашу возмездия; поймут, что такое терять своих детей, жен и матерей...

    11.

    9 апреля 2006 года, Нью-Йорк

    Целая серия поражений армии США в Нигерии в те­чение марта, окончательно похоронила надежду на взя­тие там под свой контроль нефтедобычи и повлекла па­дение курса акций тех нефтяных компаний, которые за­нимались нефтяными разработками не только в Афри­ке, но и вообще за границей Цена нефти, после крова­вых событий в Лагосе 11-12 марта, подскочила до от­метки 24,62 доллара за баррель. Это был первый серьез­ный звонок для США

    Но наиболее чувствительный удар по Америке был на­несен в Саудовской Аравии и Кувейте. После масштабных диверсий на нефтяных скважинах и нефтепроводах, море огня не давало возможности быстро восстановить там до­бычу. Кроме этого, из-за повреждений нефтепроводов и насосных станций прекратилась и ее отгрузка из уцелев­ших нефтехранилищ. Подлила масла в огонь и пресса, раздувая ужасы совершенных диверсий и живописуя разрушенные промыслы. Уже 6-го апреля волна паники, по­догреваемой прессой и телевидением, привела к тому, что индекс Доу-Джонса упал на 670 пунктов, а стоимость барреля нефти подскочила до 26,57 долларов, что составило примерно 167 долларов за тонну.

    Запрет Ирака, Ирана, Ливии и Алжира покупателям своей нефти перепродавать ее затем в США, то есть зани­маться ее реэкспортом, в ответ на обвинения Америки арабских стран в терроризме, еще больше усилил панику на биржах. Федеральная резервная система вбросила 6 ап­реля на рынок 800 тонн золота и более 20 миллиардов долларов, чтобы погасить возникшую панику и это ей не­много удалось.

    Когда Америка узнала о решении арабских стран за­претить реэкспорт своей нефти в США, падение индек­са Доу-Джонса составляло 946 пунктов, но к вечеру, благодаря интервенции части золотого запаса и долла­ров Федеральной резервной системы, этот индекс под­нялся на 182 пункта. Все со страхом ожидали 7 апреля, но этот день прошел в напряженном ожидании и индекс то немного понижался, то повышался. А поскольку это была пятница, то биржа закрывалась раньше, в 14 ча­сов и индекс Доу-Джонса к этому времени был зафик­сирован на отметке 8906 пунктов.

    Но к вечеру этой пятницы грянула буря. Стало из­вестно о заявлении крупнейших экспортеров нефти Ирака, Ирана, Ливии и Алжира о резком снижении до­бычи нефти в знак протеста против агрессивной поли­тики Вашингтона против арабских народов. И хотя биржа уже 4 часа как была закрыт, телевизионные ка­налы не прекращали нагнетать обстановку психоза, треща о заговоре мусульманских фундаменталистов против свободного Запада и его лидера США. Но и арабы уже научились у Америки двойным стандартам, на подлость и коварство отвечать адекватными ударами. Держатели акций в Америке застыли, в ужасе ожи­дая понедельника 10 апреля, когда откроется биржа.

    И в субботу 8-го, и в воскресенье 9-го апреля все основ­ные сотрудники Корпорации Столберга и ее филиалов в Америке, Европе и Азии работали с беспрецедентным напряжением, выполняя все операции плана разработанного их президентом. Столберга обуревало желание показать подлой стране, генерирующей из года в год все новые ко­горты мировых подонков и аферистов, разрушающих своими скоординированными гешефтами финансовые системы неугодных им государств, вызывая банкротства крупнейших корпораций и фирм мира, обесценивая валю­ты этих стран и наживая при этом десятки миллиардов долларов, что и другим подвластны тайны их преступных афер, если они перейдут от производительного и созида­тельного труда к их методам и практике.

    Разработанный арабами план по эскалации нефтяного кризиса неизбежно затрагивал и автомобильные корпора­ции Соединенных Штатов. Но Столберг понимал, что серьезно обрушить фондовый рынок Америки можно только при наличии двух непреложных факторов: неус­тойчивой внутренней финансовой конъюнктуры и паде­нии курса акций восьми-десяти крупнейших фирм страны.

    Неустойчивость внутренней финансовой конъюнктуры была обеспечена с максимальной эффективностью, начи­ная от вброса массы фальшивых долларов до манипуля­ций с кредитными пластиковыми карточками, с таинст­венным снятием больших сумм с многих тысяч счетов разных банков мира.

    Так, например, неформальные лидеры черных амери­канцев в южных штатах США еще несколько лет назад начали отбор красивых черных девушек по всей Америке, а затем их внедряли на работу в крупнейшие универсамы и торговые центры Америки. Работая там, они ждали сво­его часа. И вот, в начале марта, в масштабах США, раз­вернулась гигантская операция. Десятки тысяч девушек начали манипуляции с кредитными картами богатых клиентов, обдирая их на десятки и сотни тысяч долларов. Они выносили из магазинов электронные “квитанции” покупа­телей с кодами их кредитных карточек. Далее их помощники переносили эти коды на фальшивые карты и лето “вскрывали” банковские счета клиентов, пользуясь ими, как своими собственными. Набрав пару десятков таких квитанций, сотрудница универсама или торгового центра исчезала и обрывала все концы. Только за март таких краж было выявлено на 8,36 миллиарда долларов, что вы­звало не только страшную панику, но и отказ миллионов клиентов от пользования кредитными картами, переходя к операциям с наличностью.

    Но эту панику сменила другая. Операции хакеров Смирнова, вскрывающие коды банков и снимающие ог­ромные суммы, уже 6-го апреля вызвали шквал паники не только у банкиров, чья репутация становилась подмочен­ной, но и паникой среди клиентов банков, которые, несмотря на страховые обязательства федерального прави­тельства, начали съем денег, что неизбежно вело к краху многих банков, особенно мелких и средних. Ведь только в американских банках хакерами за три дня 3,4, и 5 апреля было снято более 21-го миллиарда долларов, о чем сооб­щили утром 9 апреля телеканалы Си-Эн-Эн.

    ФБР и полиция сбились с ног. К делу срочно подклю­чили Агентство национальной безопасности. Все их уси­лия были брошены на раскрытие афер хакеров, махина­ций с кредитными карточками, появлением массы фаль­шивых долларов. Проводя эти акции против США, руко­водители операции “Северная комета” осуществляли на практике методы сионистов. Одной операцией решать, как правило, сразу несколько задач. Они решили показать всем этим финансово-аферным “гениям” мира: Соросам, вайнштейнам, варбергам, смиттам, вейцманам... — что мо­гут люди дела, умеющие созидать, если как сионисты, сплоченно пойдут их дорогой. Акциями по созданию напряженности на внутреннем финансовом рынке Америки, решалось сразу несколько задач. Реквизировались огромные суммы украденных у России денег; наказывались банки и фирмы, которые пря­мым или косвенным образом были замешаны в аферах против России в горбачевские и ельцинские времена; вы­зывалась паника среди населения и недоверие к таким банкам и фирмам, подмачивалась их репутация: усиливал­ся общий финансовый психоз в условиях нарастающего нефтяного кризиса; связывались руки ФБР и полиции на­кануне революционных событий в Техасе и южных шта­тах Америки.

    Вторая часть операции заключалась в обрушении фон­дового рынка Америки, что было беспрецедентным де­лом, учитывая огромную финансовую мощь хотя и “ду­тых”, но все еще имеющих большую силу долларов, ос­тающихся пока мировой валютой. План, разработанный Столбергом, был озвучен Джоном Маккоем на очередной встрече “восьмерки” в Цюрихе, весной 2003 года. Но Столберг был закрытой для всех фигурой. Его знал толь­ко Маккой и Смирнов. Остальные даже не подозревали о его существовании.

    Основой операции должен был стать нефтяной кризис, так как нефть, а точнее, бензин, его стоимость, напрямую затрагивала личные интересы и кошельки моторизован­ных американцев. Поэтому нефть и была самым болезнен­ным и чувствительным нервом Америки. С ней неразрыв­но были связаны и автомобильные гиганты, дающие ра­боту нескольким миллионам своим сограждан, с учетом смежных предприятий.

    Но для того, чтобы опрокинуть фондовую биржу Нью-Йорка, необходимо было резкое падение курса акций крупнейших корпораций Америки. А для этого необхо­дим был хороший детонатор. Таким детонатором и была избрана нефть, а ее добывающие и перерабатывающие фирмы и автомобильные корпорации становились тем ло­комотивом, который потащит всю финансовую систему Америки в бездонную пропасть и неминуемо раздавит доллар. Тогда же были определены и главные объекты атаки запланированной на 2005-2006 год. За два с лишним года, американской группой Столберга, немецкой Шмидта, арабских миллиардеров и их друзей, путем по­степенной скупки в Европе, Азии и Америке было приоб­ретено от 22 до 36% акций “Дженерал электрик”, “Майк­рософт корпорейшн”, “Кока-колы”, “Америкэн Стар электроникс”, “Дженерал моторс”, “Форд мотор”, “Аме­рикэн Ойл компани”, “Мобил-Ойл корпорейшн”. А по­скольку пакеты акций этих компаний приобретались через 6346 различных фирм, расположенных на трех конти­нентах, то это и не привлекало особого внимания у Совета директоров этих гигантов США, тем более, что движе­ние акций в условиях любых кризисов было нормальным явлением. Ведь когда держателю акций требуются срочно наличные, он естественно расстается с акциями, а кризис­ная ситуация в мире резко обострилась после агрессии США против Нигерии в 2004 году.

    За время развития нефтяного кризиса, особенно в первую неделю апреля, акции “Америкэн Ойл компани”, “Мобил Ойл корпорейшн” и ряда других нефтя­ных компаний США упали в цене на 18-22%, а автомо­бильных гигантов — на 9-13%. В понедельник, 10 апре­ля, в Европе, за два часа до закрытия бирж в Лондоне, Франкфурте, Цюрихе и после открытия биржи в Нью-Йорке, чтобы совпасть по времени, одновременно должны были быть сброшены остатки акций “Мобил Ойл”, “Америкэн Ойл” и автомобильных гигантов “Дженерал моторс” и “Форд мотор”, что неизбежно должно было вызвать обвал биржи.

    А для того, чтобы эту тенденцию нельзя было перело­мить, начнется сброс акций и четырех крупнейших корпо­раций Америки: “Майкрософт”, “Дженерал электрик”, “Кока-кола”, и “Америкэн Стар электроникс”. Начиная с января 2006 года, тысячи подставных фирм Столберга в Америке, Европе и Азии уже начали работу против этих гигантов. По ним необходимо было оживить рынок, и в течение двух месяцев фирмы Столберга покупали и прода­вали друг другу небольшие пакеты их акций. Это, естест­венно, немного подогрело рынок и несколько подняло це­ны на акции этих компаний.

    Но в марте эта операция пошла уже с уклоном боль­шей продажи, чем покупки, создавая тенденцию для не­большого понижения их курса. На эти цели было броше­но 10% акций от всего их наличия у фирм Столберга. К 5 апреля их курс понизился на 2-3%. Тенденция была созда­на. Рынок стал неустойчивым вследствие нефтяного кри­зиса набиравшего обороты. Теперь следовало сделать мощный нажим на рынок акций этих 4-х гигантов амери­канской экономики, чтобы их обвал увлек за собой весь рынок ценных бумаг США.

    После закрытия биржи в пятницу, 7 апреля, сотрудни­ки Столберга несколько часов готовили аналитические данные по всем филиалам “Трейд Билдинг корпорейшн”, сверяя остатки наличности и количество ценных бумаг. Отдел “С”, занимавшийся в корпорации промышленной разведкой в области ценных бумаг, подготовил списки владельцев наиболее больших пакетов акций четырех крупнейших компаний США. Число таких владельцев составило 862.

    Столберг потратил два часа на то, чтобы из этого большого числа вычленить 212 фирм и владельцев, кото­рых он знал лично, что не было странным, ибо сильные мира сего часто общаются не только по своим предприни­мательским или финансовым делам. В Америке находи­лось 114 таких фирм и крупных частных владельца, в Ев­ропе — 62 и а Азии — 36. Затем, позвонив в Даллас и связав­шись с Джоном Маккоем, он сказал:

    — Джон, к тебе срочно вылетает мой советник Стоун. Срочно готовь маршруты. Через три часа он будет у тебя. Успеха тебе.

    Маккою стало понятно, что Стоун везет срочную и объемную информацию от Столберга, которую немед­ленно нужно с курьерами передать всем членам Цюрихской восьмерки. Его помощники немедленно связались с аэропортом и уточнили время вылета самолетов в Кельн — к Шмидту, в Париж — к Аллену Дюпре, в Моск­ву — к Юрию Смирнову. Воздушного сообщения с Ира­ком и Ливией у США не было, поэтому Маккой срочно связался с Цюрихом и через абонента передал по шиф­ратору сообщения Фуаду Берази в Триполи и Саддаму Масуду в Багдад о том, что завтра в 16 часов в Каире, в отеле “Гранд Мариотти” их будет ждать его курьер со сверхсрочной информацией. Он решил направить в Ка­ир свой личный самолет. Предупредительные звонки он сделал и остальным.

    Целью Столберга было снабдить членов Цюрихской восьмерки информацией о наиболее крупных владель­цах акций четырех крупнейших фирм США, чтобы они, выбрав из нее тех, кого знают лично, могли подключить к продаже этих акции своих знакомых, в понедель­ник, 10 апреля.

    Дав конкретные поручения своим шести ближайшим помощникам и заместителям по работе предстоящей в по­недельник для корпорации и ее филиалов, Столберг, от­пустив всех, засел за разработку конкретного плана по 212 фирмам, держателям крупных пакетов акций “Дженерал электрик”, “Майкрософт”, “Кока-кола”, и “Америкэн Стар электронике”, которых он знал лично. Через два с половиной часа он рассортировал все компании и вла­дельцев на группы по континентам, странам и часовым поясам.

    Было уже 2 часа 15 минут ночи 8-го апреля. Столберг уже неделю как отправил семью в Европу и последние пять дней почти не бывая дома, жил в служебной кварти­ре, примыкавшей к его кабинету. Так было удобно. Не тратилось время на поездки домой и обратно на работу. Но главное это то, что под рукой была вся компьютерная мощь корпорации. Чтобы снять сонливость, он прошел в свою квартиру, состоящую из большой гостиной, совме­щенной с кухней, спальни, кабинета и просторной ванной с санузлом.

    Приняв холодный душ и растеревшись белым мохна­тым полотенцем, он напрочь прогнал остатки сонливости и вялости. Затем, переодевшись, прошел в гостиную, сде­лал шесть бутербродов с ветчиной и, заварив большой ко­фейник кофе, вернулся в свои деловые апартаменты. Не­смотря на глубокую ночь за окном, Нью-Йорк переливал­ся и сверкал неоновыми огнями реклам. Огромный мега­полис жил своей ночной жизнью, не подозревая, что стоит на пороге невиданного еще апокалипсиса.

    Быстро перекусив и выпив две чашки кофе, Столберг сел за рабочий стол. Все, что задумал президент корпора­ции “Трейд Билдипг корпорейшн”, преследовалось по за­кону. Комиссия Конгресса по ценным бумагам, докопав­шись до исполнителя этой операции, упекла бы его за ре­шетку лет на пятьдесят. Поэтому Столберг проявлял мак­симальную осторожность. По его заданию на него вывели 12 телефонных линий тех загородных домов, хозяева ко­торых находились сейчас далеко от Нью-Йорка. Через эти номера Столберг и решил обзвонить руководителей отобранных им 212 фирм и владельцев акций четырех гиган­тов экономики Америки, которых он знал лично или был неплохо знаком по общим делам. Было 3 часа 40 минут ночи, когда он сделал первый звонок.

    Из 212 фирм и владельцев акций, с которыми он дол­жен был связаться, 36 находились в Азии — в Гонконге, Японии, Таиланде, Китае, Филиппинах и Индонезии. В Европе было 62 таких фирм и владельцы в девяти странах и в Америке — 114. Начал он с Азии, так как там в это вре­мя было 18 часов субботы, 8-го апреля, самое блаженное время уикенда. Он потратил более 4-х часов, чтобы перего­ворить со всеми, с кем наметил по азиатскому региону.

    Завершив эту работу по Азии около 8 часов утра, он за­варил еще кофе и, выпив несколько чашек, принялся за Европу. Там в это время был полдень. Тяжелая шестича­совая работа по разговорам с европейскими абонентами завершилась только к 15 часам. Голова гудела, как мед­ный колокол. Столберг понял, что если он не поспит не­сколько часов, он не выдержит телефонного марафона по американским владельцам и может сорвать весь план. Он не пошел в спальню, боясь расслабиться окончательно и не среагировать на подъем в нужный момент и поэтому расположился на диване в кабинете, заведя два будиль­ника на девятнадцать часов.

    Проспав три часа, он не услышал первого будильника, и только звон второго, поставленного им прямо на пол для лучшего резонанса звука, заставил его открыть глаза. Ту­пая боль в голове пронзила все тело. Усилием воли он за­ставил себя подняться и побрел в ванную. Через десять минут холодного душа, когда он уже покрылся гусиной кожей, боль в голове прошла. Сделав после душа хоро­шую разминку, он сделал себе яичницу с беконом и кофе. Наконец он почувствовал себя в форме и в девятнадцать часов тридцать минут сел за рабочий стол.

    На восточном побережье Америки наступал вечер и он начал обзвон своих знакомых и друзей в восточных шта­тах США. Суть его звонков сводилась к следующему. На­пример, он звонил в Кливленд, президенту сталелитейной корпорации “Кливленд стал” или в Мемфис, штат Теннеси, Майклу Брюсу, владельцу “Теннеси фрут компани”, и так далее, и говорил:

    — Майкл, здравствуй, как дела, как семья, сынишки? Я тут собираюсь в ваш штат на пару дней, дай, думаю, по­звоню старому разбойнику, узнаю, как ты там. — Столберга обычно сразу узнавали по голосу, и он, не давая опомнить­ся собеседнику, переходил к существу затеянного разгово­ра. — Я помню, ты в прошлом году активно скупал акции “Дженерал электрик” (или “Майкрософт”, в зависимости от того, на скупке каких акций он был засечен его сотрудниками, или являлся владельцем таковых еще ранее) и много их у тебя? А дальше разговор шел в зависимости от ответа в двух ключах. Если абонент говорил, что у него мало акций этой компании, то Столберг облегченно взды­хал и говорил:

    — Ну, слава богу. И быстро сворачивал разговор, пере­водя его на другую тему и прощаясь, обещал заскочить, когда будет в его штате. Естественно, предприниматель, получив такую даже намеком обрывочную информацию от такого надежного и солидного бизнесмена, каким был Столберг, моментально обзванивал своих близких друзей, предупреждая их о необходимости как можно быстрее из­бавиться от акций компании, о которой шла речь со Столбергом, естественно не раскрывая своего источника. Та­кие вещи в бизнесе свято и неукоснительно соблюдались.

    Если же Столберг слышал от собеседника ответ, что акций такой компании у него было прилично, то он взволнованно и проникновенно, выражая явное беспокой­ство, говорил:

    — Майкл (или, скажем, Том), у меня есть определенные обязательства и я не имею права тебе этого говорить, но ты был всегда надежным деловым партнером (хотя их фирмы напрямую могли никогда и не пересекаться), что я ценю превыше всего, поэтому я тебе дам хоть маленький намек, я в понедельник буду продавать свои акции “Дже­нерал электрик” (или “Кока-кола”, в зависимости от того, чем владел его собеседник) как только откроется биржа. После этих слов он быстро сворачивал разговор и, проща­ясь, обрывал свой разговор, не давая собеседнику вста­вить ни слова.

    К 21 часу Столберг закончил разговоры с восточными штатами Америки и перешел на связь с центральными, а затем и с западным побережьем США, Калифорнией, Невадой, Орегоном, Вашингтоном, Монтаной, Аризоной. Только в три часа 12 минут ночи по Вашингтонскому времени, Столберг закончил свой последний телефон­ный разговор.

    Это прекрасно, что сегодня только воскресенье. Вече­ром на раутах, званных обедах, встречах и пикниках, ин­формация о нестабильности акций “Майкрософта”, “Дженерал электрик”, “Кока-кола”, “Америкэн Стар электро­никс”, которые в понедельник начнут сбрасывать, распол­зется по всей Америке, Европе, Азии. Нестабильность фондового рынка, вызванная нефтяным кризисом и паде­нием индекса Доу-Джонса, взвинтит и так напряженные нервы владельцев этих акций, что они с трудом будут до­жидаться понедельника, чтобы ловить малейшие колеба­ния курса своих акций, и не прозевать момента отдачи ко­манды своим брокерам срочно их продавать.

    Гарантией безопасности Столберга было то, что он разговаривал в основном с солидными людьми, для этого и шел отбор их из общего числа крупных владельцев. Круг этих людей больше всего ценил доверительность в отношениях и конфиденциальность информации такого рода. Корпоративность, как и алчность, для такого круга людей была общеизвестна.

    А по засеченным телефонным разговорам, если бы это и произошло, ни разу не прозвучало его имя, так как он не давал рта раскрыть абонентам на другом проводе. Более того, выйти могли только на 12 телефонов разных част­ных лиц, которых в данное время не было даже в городе, следовательно, и разговоров они вести не могли. Нагово­рил Столберг тысяч на семь-восемь. Поэтому, в понедель­ник эти разговоры было необходимо срочно оплатить и все концы в воду. По 20-22 междугородных и международ­ных телефонных разговора за один день с одной линии, было обычной работой для деловых людей Нью-Йорка. В понедельник, когда проснется Азия, поток продажи акций атакуемых компаний может даже несколько оживить ры­нок и поднять немного их курс. Когда эта волна докатит­ся через 9 часов в Европу, там этих изменений даже особо могут не заметить, обычная биржевая работа. Но сброс акций на Европейских биржах Лондона, Парижа, Цюри­ха, Франкфурта и Москвы, даст ощутимую волну наката и породит тенденцию, которая будет закреплена в Нью-Йорке. Но вряд ли за один день можно будет масштабно раскрутить вал продаж по этим четырем корпорациям, скорее всего, ускорится обрушение нефтяных и автомо­бильных компаний, по которым падение имеет устойчи­вый характер.

    Черным же днем Америки скорее всего станет вторник 11 апреля. В понедельник, 10 апреля, по всем биржам бу­дет сброшено 60-65% запасов акций этих фирм. Это будет мощный накат, который придаст необходимое ускорение падению индекса Доу-Джонса. А во вторник останется только добить их, выбросив последние запасы в 30-35%. Это окончательно закрепит тенденцию надвигающегося краха и обвальное падение всего фондового рынка. Боль­шую лепту в это дело внесут мелкие держатели акций, так как они в большей степени подвержены панике, боясь по­терять последнее. Именно от них идут волны ажиотажа в прессу и на телевидение. Не исключено, что в виду чрезвы­чайной ситуации биржи закроют на несколько дней, что­бы снять панику и дать успокоиться страстям. Но оконча­тельный аккорд в этой операции прозвучит из Техаса, Ок­лахомы и Луизианы, ведущих производителей нефти и га­за в Соединенных Штатах, когда они, провозгласив о сво­ей независимости, прекратят поставки энергоресурсов в США. Это будет сильнейший удар по доллару. Вот тогда для Америки и наступит конец света.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.