Глава четвертая. Крах Американской империи. - Крушение Америки. Книга вторая. Возмездие - Юрий Козенков - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.

    Глава четвертая. Крах Американской империи.

    1.

    18 апреля 2006 года, США, штат Нью-Джерси

    Ранним утром одинокая небольшая яхта дрейфовала в 12 милях восточней городка Атлантик-Сити, расположен­ного на Атлантическом побережье штата Нью-Джерси. Интернациональный коллектив ученых, два американца, два француза и итальянец, занимались изучением флоры в прибрежной зоне США. На самом деле, все они и экипаж яхты из 3-х человек, были нелегальными сотрудниками Службы Внешней Разведки России и занимались тайной переброской людей из Америки в Европу, другие места планеты, а также и ввозом людей в США.

    Вот раздался стрекот вертолета, и из-за нависших облаков показалась винтокрылая машина, ради кото­рой они здесь торчали уже вторые сутки. Сделав вираж, вертолет подлетел к яхте и завис над ней. По сброшен­ной веревочной лестнице на яхту спустился среднего роста человек в потрепанной куртке и темной шляпе, из-под которой выглядывали длинные седые космы волос. Такая же седая борода и усы, косматые брови и чуть сгорбленная спина позволяли дать гостю лет под семьдесят, а очки с большими затемненными линзами не позволяли определить цвет его глаз.

    Через минуту вертолет уже лег на обратный курс, а пас­сажира повели на нижнюю палубу яхты, У непрезента­бельного пассажира с собой был только старый потрепан­ный портфель довольно объемного вида. Яхта была не просто небольшим кораблем, а специальным кораблем, который имел в своем днище тщательно замаскирован­ный стыковочный узел для причаливания к нему под во­дой небольших подводных скоростных лодок.

    В условиях, когда весь земной шар попал под тоталь­ный контроль спутниковых объективов конкурирующих и противостоящих друг другу держав, необходимо было изыскивать новые пути конспирации. Как следствие поиска решения этой проблемы появилась идея. А почему на море не использовать систему космических стыковок двух объектов. Так появилась и была реализована идея строи­тельства небольших 25-метровых яхт, снабженных в дон­ной части специальным узлом, представляющим собой от­верстие с небольшой трубой и раструбом, закрытым тол­стым стеклом с вакуумной линзой изоляции для проведе­ния фотосъемки морской флоры и наблюдения за живот­ным миром.

    Диаметр отверстия был равен 800 миллиметрам, а рас­труб — 1000. В пару к таким яхтам производились и мини подводные скоростные атомные лодки “Барракуда”, дли­ной всего в 36 метров и экипажем 12 человек. Такая лодка имела крейсерскую скорость в 42 узла или 75 километров в час и могла быть в автономном плавании более 150 су­ток. Такие лодки были снабжены специальным отсеком, находившимся сразу за рубкой. Из отсека отходила сверх­прочная, в виде гофрированного шланга кишка диамет­ром в 800 миллиметров из сверхпрочной резины, заканчи­вающаяся специальной металлической обоймой со стыковочным узлом.

    В походном плавании она была в сложенном состоя­нии и закреплялась в герметичной кабине, выдерживаю­щей глубинное давление. При подходе к яхте, с которой нужно было состыковаться, автоматически открывалась крышка герметичной кабины и разблокировались крепле­ния. Гофрированная труба выпрямлялась на высоту 12 метров и ее металлическая обойма захватывалась мощны­ми магнитными замками стыковочного узла яхты. Затем с подводной лодки проводилась откачка попавшей в трубу морской воды и открывались створки приемного устрой­ства, лодка была готова к приему людей или грузов. Как правило, такие стыковки не проводились на чистых мор­ских пространствах, где лодка могла быть легко засечена из космоса даже без всплытия. В чистой воде, да еще чув­ствительной аппаратурой это сделать было не сложно, не то что в прибрежной зоне, кишевшей разными судами и другими объектами.

    Такая подводная лодка состыковалась с яхтой, на ко­торую был высажен пассажир, через двадцать три минуты приняв его на борт, лодка немедленно отчалила. Пассажиру отвели отдельную каюту, где ему предстояло про­быть в одиночестве около пяти суток. Как для людей на яхте, так и для экипажа подводной лодки, принятый на борт старик был американским профессором, ученым геронтологом. Командиру лодки был дан приказ уче­ного не беспокоить и исключить его контакты с члена­ми команды на все время пути. А путь предстоял нема­лый, 4400 морских миль, или почти 8000 километров из прибрежной зоны США на Атлантике у штата Нью-Джерси до города Мурманск на Баренцевом море в России. Чудаковатым стариком пассажиром был загри­мированный мультимиллиардер Соединенных Штатов, президент “Трейд Билдинг корпорейшн” и член совета директоров 38 крупнейших банков и фирм Америки, Джон Столберг, он же полковник Службы Внешней Разведки России Илья Сергеевич Коровин, которому только три месяца назад исполнилось 57 лет.

    Столберг понимал, что его миссия в США закончена, он сделал больше, чем мог бы сделать любой смертный из людей. Поэтому, получив добро из Москвы, он совместно с Томасом Муром, руководителем крупной юридической фирмы на 5-й Авеню, тоже нелегальным сотрудником Службы Внешней Разведки России — полковником Кирил­лом Бутько, разработали план его исчезновения и пере­броски на Родину, в Россию.

    Столберг был настолько богатым и известным чело­веком в Америке, что никак бы не смог просто так ис­чезнуть, как это обычно делали нелегальные разведчи­ки многих стран. Поэтому и была разработана много­ходовая операция. Во-первых, он еще несколько лет на­зад постарался закрепить двух своих сыновей в евро­пейском бизнесе, отдалив их таким путем от Америки. Старший Том руководил Парижским филиалом “Трейд Билдинг корпорейшн”, а младший Стив был владель­цем крупнейшей юридической фирмы в Брюсселе, об­служивая интересы не только филиалов корпорации от­ца в Европе, но и многих других, в том числе и различ­ных русских фирм и компаний.

    Накануне нефтяного кризиса Столберг отправил жену во Францию, у них в Париже была роскошная квартира на Авеню Баграм, недалеко от Триумфальной арки, и не­большой загородный дом. Жена его, из канадской семьи украинских переселенцев, уже в Нью-Йорке узнала о вто­рой жизни своего мужа. Но восприняла это спокойно, бес­покоясь только о судьбе сыновей. Поэтому, а также из-за обычных мер предосторожностей, сыновей в этот вопрос решили не посвящать. Их реакция могла быть непредска­зуемой.

    В США Столберга как Коровина знало только три че­ловека. Его первый вице-президент Сэм Келли, он же Игорь Бекетов, Томас Мур — президент крупной юридиче­ской фирмы в Нью-Йорке, он же Кирилл Бутько, полков­ник СВР России, решавший все возникающие проблемы вокруг Столберга и его корпорации благодаря своим об­ширным связям с ФБР и ЦРУ. И его личный телохрани­тель Кларк Шедлтон, он же майор разведки Дмитрий Сергеев. Предательство этих людей исключалось на все сто процентов. А лучшей подстраховкой было то, что о подлинной роли этой троицы в Америке знали только они и сам Столберг.

    Еще в 2004 году, после долгих и тщательных поисков, Томасом Муром были подобраны два двойника Столбер­га, не имевших семей, живших одиноко и замкнуто. Один из них, Кларк Рамсей, скромный служащий из Кливленда, как нельзя лучше подходил для задуманной операции. А предстояло ему умереть вместо Столберга. Рамсей был бо­лен раком и каждые три месяца проходил лучевую тера­пию. За определенную сумму его лечащий врач сообщил человеку Мура, что Рамсей вряд ли протянет до 2007 года. Болезнь сильно прогрессировала.

    У Рамсея была племянница, сирота Катрин, жившая раньше в Омахе, но после заболевания дяди, она, будучи медицинской сестрой, переехала в Кливленд, чтобы опе­кать его. Это было единственное существо, к которому он был привязан. Поэтому Рамсей жил экономно, стараясь как можно больше отложить денег, которые он завещал Катрин. Но это были крохи, всего около 25 тысяч долла­ров. Поэтому когда на него вышли Люди Томаса Мура и предложили сделку, по которой ему должны были заплатить 200 тысяч долларов за то, чтобы его тело после смер­ти могли использовать для научных исследований, он лег­ко с этим согласился, так как знал, что жить ему осталось меньше года.

    Рамсей был прагматиком и понял, что такая сделка по­зволит ему перед смертью не экономить и немного пожить в свое удовольствие. Но ему поставили жесткое условие, что если об их сделке узнает кто-то третий, то убьют и его и его племянницу. Но Рамсею незачем было с кем то совето­ваться, а тем более с Катрин, ведь она тогда могла отка­заться от его денег. По заключенному соглашению он дол­жен был наезжать ” Нью-Йорк, когда его об этом предупредят, так как их клиент хотел бы, не знакомясь, при­смотреться к Рамсею.

    И вот по требованию своих опекунов, его в пятницу, 14 апреля в очередной раз привезли в Нью-Йорк и помести­ли на одной из закрытых квартир Манхаттена, сказав, что ему нужно будет сыграть небольшую роль, для чего его нужно будет загримировать и переодеть. Два дня его мы­ли, стригли, наводили лоск, привезли одежду Столберга, его туфли, шляпу и прочие мелочи. Он ходил в этом, при­выкая к этой одежде и не совсем понимая, что же от него хотят. Ему показали квитанцию о переводе на его счет первых ста тысяч долларов, хотя это уже были далеко не те деньги, которые были раньше. Но его успокоили, заве­рив, что сумма договора будет утроена.

    После полудня, в злополучный понедельник, 17 апреля, его привезли к тыльной стороне здания “Трейд Билдинг корпорейшн”, расположенного чуть южнее знаменитых башен Международного торгового центра. По специаль­ному лифту, которым пользовалась только охрана, Стол­берг и его первый вице-президент, Рамсея подняли на этаж, где располагался кабинет и служебная квартира са­мого Столберга. Приближалось время “X”, назначенное террористами, захватившими атомные электростанции в пригороде Нью-Йорка и Чикаго. Столберг знал, что ядер­ной катастрофы не будет и Вашингтон пойдет на любые уступки. Ему об этом доверительно сказал министр фи­нансов Мелвин Робинсон.

    Но именно этот день как нельзя лучше подходил для исчезновения президента “Трейд Билдинг корпорейшн”, так как ему уже было известно, что в Нью-Йорке этим вечером будут очень большие беспорядки и погромы. В 16 часов Столберг отпустил всех сотрудников корпора­ции домой, ввиду неясности обстановки с атомными электростанциями. Сотрудники, у многих из которых были маленькие дети, были безмерно ему благодарны, оставалось всего около двадцати человек сотрудников и охраны здания.

    В 16 часов 40 минут Столберг, уже загримированный под старика, в сопровождении телохранителя Кларка Шелтона спустился по специальному лифту к тыльной стороне здания корпорации, где их ожидал бронирован­ный джип, у шофера которого было специальное разреше­ние ФБР на беспрепятственный проезд через любые засло­ны полиции или национальной гвардии. Они быстро сели в машину, и она выехала через проулок и устремилась к туннелю Холланд Туннел, соединяющему Южный Манхеттен с Нью-Джерси на другом берегу реки Гудзон. Про­скочив туннель через Джерси-Сити и мост над бухтой Ньюарка, джип через 25 минут уже был в Нью-йоркском международном аэропорту, где Столберга ждал специаль­ный вертолет с двумя сопровождающими.

    Столберг и Шелтон поднялись в вертолет, пока сопро­вождающие и пилот пошли оформлять полетные доку­менты. Столберг крепко обнял своего телохранителя Шелтона и дрожащим от волнения голосом сказал.

    — Ну прощай, Дима, спасибо тебе и успехов. Бекетов — человек стопроцентно надежный, опытный, но ты бе­реги его. Столберг волновался о своем первом вице-президенте Бекетове-Келли, который после официаль­ной регистрации смерти Столберга, должен был сме­нить его на посту созданного им детища — “Трейд Билдинг корпорейшн”.

    — Это вам спасибо за все, Илья Сергеевич, — ответил ему Шелтон. Желаю скорейшего возвращения на Роди­ну. Может еще удастся свидеться. Даже не знаю, как я теперь без вас буду работать. Ведь привык как к родно­му отцу. И с этими словами Дима Сергеев еще раз креп­ко обнял Коровина-Столберга, и они трижды по рус­скому обычаю расцеловались. Сергеев спрыгнул с вер­толета на площадку и, не оглядываясь, пошел к стоявшему рядом джипу. Ему еще предстояло вернуться в корпорацию и участвовать в завершающей стадии этой операции.

    А вертолет со Столбсргом взял курс на городок Атлан­тик-Сити, на побережье штата Нью-Джерси, где предстоя­ло провести ночь, чтобы ранним утром его в сжатые сро­ки могли доставить на ожидавшую его яхту...

    * * *

    Тридцать минут бешеной гонки и нервотрепки в двух пробках, где было потеряно не менее 10 минут, и Шелтон подкатил к тыльной стороне здания корпорации. Так же на спецлифте, никем не замеченный, он поднялся на этаж, где располагалась резиденция президента и руководства корпорации. В приемной было только два охранника. Шелтон, кивнув им, прошел в кабинет Столберга, где за столом сидели, загримированный под него Рамсей и пер­вый вице-президент корпорации Сэм Келли.

    Столберг и Келли понимали, что если в процессе бес­порядков в Нью-Йорке, о которых они были информиро­ваны, здание их корпорации останется не тронутым, это естественно вызовет подозрения и полиции и ФБР. Поэто­му по их просьбе Томас Мур, через своих людей в негри­тянских общинах, нанял якобы для мщения вожаков двух хулиганствующих группировок, которые за 300000 долла­ров согласились собрать команду из 40-50 парней, кото­рые нападут на здание “Трейд Билдинг корпорейшн” и устроят погром с поджогами и стрельбой.

    Среди этой ватаги должны были находиться и два пуэрториканца, которым была поставлена задача унич­тожить находившихся в отъезжающем кадиллаке людей и сжечь машину. Но заранее трудно было предсказать, как будут развиваться события и не выйдут ли они из-под контроля людей Томаса Мура. Тем более что для достоверности происходящих событий охрана здания должна была открыть огонь и убить часть нападавших. При этом оставлять раненых в живых было нельзя, они могли что-то знать от своих вожаков и на допросах все выболтать, хотя для них все обставлялось как заговор конкурентов корпорации.

    Шелтон глянул на часы, было 17 часов 45 минут. Он кивнул Сэму Келли и тот, поднявшись, сказал Рамссю, двойнику Столбсрга:

    — Нам нужно спуститься к машине, вас отвезут на во­кзал. Они вышли из кабинета и пошли к лифтам. В холле Шелтон бросил двум дежурным охранникам, которые все­гда следовали за Столбсргом в машине сопровождения.

    — Парни поехали, мистер Столбсрг уезжает.

    И все пошли к лифтам. Шелтон и Келли беспокоились только об одном, чтобы Рамсей не заговорил, тогда по го­лосу все определят, что это не Столберг. И хотя его жест­ко предупредили, чтобы он не произносил ни слова, все могло быть. Но обошлось. Они спустились на цокольный этаж и пошли по мраморному полу к стеклянным вход­ным дверям корпорации. Машина Столберга уже стояла у подъезда, а за ней только что притормозила машина со­провождения с охраной.

    Рамсей — лже-Столберг — сел в машину, а охранники в ма­шину сопровождения. Рядом на проезжей части уже бес­новалась толпа негров, выкрикивая ругательства и ос­корбления. Было диким даже их появление в этом пре­стижном квартале Манхеттена, и Шелтон, обращаясь к лже-Столбергу сказал:

    — Сэр, я задержусь на несколько минут, мы разгоним эту шваль, и я вас догоню, и, повернувшись к шоферу, бро­сил. — На вокзал быстро, мы вас догоним.

    Только машины тронулись, как гулкие взрывы пронес­лись над Нью-Йорком. Везде погас свет. Шелтон бросил­ся внутрь здания, В этот момент выстрелом из гранатоме­та была взорвана машина Столберга, и тотчас к ней мет­нулся сноп пламени из огнемета. Тут же вспыхнула и ма­шина сопровождения. По нижним этажам здания корпо­рации ударили очереди автоматов и выстрелы из помпо­вых ружей. Около десятка бутылок с зажигательной сме­сью ударилось о стены здания у входа и попали через раз­битое стекло внутрь. В холле мгновенно вспыхнул пожар. А снаружи яркое пламя, охватившее стены, освещало на­бережную и стоящие рядом здания.

    Шелтон посоветовал Сэму Келли и нескольким служа­щим, бывшим в холле, спуститься в подвальное помеще­ние, там мощная автономная вентиляция не даст скапливаться дыму и газам, образующимся в процессе горения полимерных материалов отделки и облицовки внутренних поверхностей здания, и держать с ним связь только по ра­ции. Быстро собрав охрану в холле, первого и второго этажей здания, Шелтон открыл сейфовую дверь оружей­ной комнаты и раздал всем карабины и помповые ружья, гранаты и револьверы. Себе он взял карабин с оптическим прицелом. Ситуация перед зданием корпорации явно вы­шла из-под контроля. Шелтон быстро это понял и решил действовать незамедлительно, не надеясь на скорый при­езд полиции, которую уже вызвал его помощник.

    Оставив часть людей прикрывать забаррикадированный вход в здание, он с остальными охранниками поднялся на третий этаж. По его команде, одновременно с этих этажей ударил шквал огня, и полетели гранаты в беснующуюся у входа толпу. Усеяв убитыми и ранеными площадку и не­большой сквер перед корпорацией, толпа отхлынула. Полтора десятка убитых и раненых остались лежать на земле. Шелтон хладнокровно, через оптический прицел, пробежал взглядом по каждому из лежавших на земле, и если кто-то подавал еще признаки жизни или корчился от боли, он добивал их в голову меткими выстрелами.

    С третьего этажа они увидели, что горят и соседние здания. В этот момент они увидели как вспыхнуло яркое пламя у расположенных неподалеку башен Всемирного торгового центра. Шелтон сказал своим подчиненным, что это, видимо, мятеж и приказал своему заместителю срочно вызвать в корпорацию всех охранников свобод­ных в этот день от работы, а сам снова связался с полици­ей, с лейтенантом Смитом, которого знал лично. Коротко изложив ситуацию, он попросил ускорить помощь. Лейте­нант сообщил, что в городе мятеж и у них разрываются телефоны от сотен просьб такого рода, но он десять минут назад послал им восемь полицейских на двух машинах, это все, что можно сделать в этой обстановке, произнес лейтенант и отключил связь.

    Но для Шелтона главное заключалось в том, что поли­ция прибудет, пусть хоть несколько человек, и все увиден­ное занесет в протокол, но самое важное, что полиция первой зафиксирует смерть Столберга в машине. Шелтон из окна видел обугленный остов машины и был уверен, что все криминалисты мира теперь не смогли бы доказать, что сгоревший в машине человек не Столберг. А он и Сэм Келли подтвердят, что лично провожали мистера Столберга, видели, как он садился в машину и охранни­ки с первого этажа...

    2.

    18 апреля 2006 года, Нью-Йорк, утро

    Страшная картина представилась утром жителям Нью-Йорка, пережившим эту кошмарную ночь. После апока­липсиса Нью-йоркской ночи длинных ножей, как ее окрестит в этот день тележурналисты, многие жители города еще не один месяц будут с содроганием вспоминать весь ужас, перенесенный ими 17 апреля. Не скоро пройдет нервное потрясение и шок от кровавой драмы. Системы обеспечения жизнедеятельности города — электричество, водоснабжение, канализацию восстановят только к вече­ру. Но даже эти сутки, проведенные людьми без света, обогрева, питьевой вода, без возможности воспользовать­ся туалетом, приготовить пищу, не имея возможности без лифта попасть в свою квартиру, расположенную на 40-м или 60-м этаже, показали, насколько ничтожен и беспомо­щен человек в своей тотальной зависимости от созданных систем цивилизации. Ничто так не закабаляет человека, как комфорт и удобства цивилизации, которая неизбежно н погубит человечество в будущем.

    Только после этой страшной ночи, многие жители Америки могли себе явственно представить, а что же бу­дет, если разразится война? Если системы жизнеобеспече­ния города не просто будут выведены из строя на какое-то время, а будут уничтожены, и не смогут функционировать два, три месяца, полгода? ...Америка не привыкла туалеты заменять кустами, да и с 47-го этажа при неработающем лифте, не побегаешь в кусты. Америка не научена умы­ваться из лужи или ручья вместо ванны и душа с мудрены­ми шампунями. Америка неспособна довольствоваться утром черствым сухарем вместо завтрака из яичницы с бе­коном, кофе со сливками и сока. Америка даже во сне не хочет спать на жесткой лавке в парке или палатке, так как привыкла спать на роскошных кроватях с водяными матрасами, в спальнях, отделанных зеркалами. Ее солда­ты даже воевать не способны без наличия апельсинового сока и борделей. Много к чему была не готова кичливая и спесивая Америка, но зато всегда была готова грозить лю­бой стране, любому народу...

    Черные хлопья сажи летали над Нью-Йорком под­нимаемые весенним ветром с тысяч пожарищ по всему городу. На многих улицах работали бригады по очист­ке завалов, обгоревших машин. Полиция и националь­ная гвардия патрулировали места вчерашних схваток и побоищ. Санитарные машины увозили трупы убитых и сожженных людей. Армейские части морской пехоты заняли основные объекты города. За ночь из близлежа­щих крупных городов соседних штатов Пенсильвания, Нью-Джерси, Западной Вирджинии, Огайо, Кентукки и Индианы в Нью-Йорк и Вашингтон на транспортных самолетах, вертолетах и спецпоездах, было переброше­но почти 30 тысяч национальных гвардейцев и 18 тысяч морских пехотинцев. Прибыло и около 6 тысяч поли­цейских и агентов ФБР, которым предстояла гигант­ская работа по расследованию произошедшего мятежа негров, латиноамериканцев и арабов.

    В эту ночь мало кому удалось ускользнуть из активных деятелей сионистских и масонских организаций, располо­женных в Нью-Йорке и Вашингтоне. Нельзя было без со­дрогания смотреть на еврейские кварталы города, где словно гигантский каток прошелся по этой территории, совершив невиданные еще в истории Америки погромы и разрушения. Десятки тысяч зарезанных, порубленных за­стреленных, с проломленными черепами и сожженных до обуглившихся костей, останков людей валялись по ули­цам, во дворах, на лестничных пролетах, в лифтах, в своих домах и квартирах. Кто мог подсчитать количество не­винных жертв еврейского народа на фоне беспощадного уничтожения сионистов, их финансовых аферистов и шу­леров, гешефтмахеров и политических стряпчих, адвока­тов мафии, сутенеров и гангстеров?

    Во все времена и почти во всех странах своего прожи­вания еврейский народ, пожиная кровавые плоды своего алчного сожительства с фанатичным и неистребимым сионизмом, который всегда выходил сухим из всех переделок, оставляя отдуваться за себя кровавыми пузырями про­стых евреев. Но на этот раз в Америке, в самом логове сионизма, этот номер не прошел. На этот раз основной жертвой кровавой расправы черных американцев, веками угнетаемых в Америке, пали сионисты и масоны, их слуги и ставленники. К сожалению, погибли и простые люди, евреи, далекие от идеологических сатанистских догм ев­рейских раввинов, жестким диктатом навязывающих сио­нистские нормы поведения и жизни евреев среди других народов.

    Опустошающими были и экономические потери. Через неделю специалисты подсчитают, что только в Нью-Йор­ке эти потери составили более 900 миллиардов долларов. Это и разрушенные узлы электроснабжения, водопровода, канализации, десятки телекоммуникационных узлов свя­зи, сожженные виллы и особняки богачей, поврежденные и частично сожженные небоскребы банков, корпораций, страховых компаний, музеев, здания федеральных учреж­дений, шесть взорванных мостов и туннелей, тысячи раз­грабленных богатых магазинов, антикварных лавок, больших супермаркетов и универсамов, десятки тысяч ма­шин, сожженных на улицах города и в полицейских участ­ках, не говоря уже о гибели многих жителей города.

    Статистику о жертвах страшной мочи первыми опуб­ликует пресса, опередив официальные власти. Она вы­плеснет на население США кровавые итоги вечера 17 ап­реля и ночи 18 апреля 2006 года. Было убито и сожжено: 183628 ньюйоркцев из числа гражданского населения; 43402 погромщика и мятежника, в основном черных аме­риканцев; 27692 полицейских и 13774 национальных гвар­дейцев и морских пехотинцев; и 13611 трупов, которые не­возможно было опознать.

    Практически многие страховые фирмы, выжившие в процессе финансового кризиса, сейчас полностью обан­кротились, так как были обязаны выплатить наследникам погибших гигантскую сумму, превышающую 12,6 милли­арда долларов по докризисному уровню курса американ­ской валюты. Общее же число раненых, покалеченных и обожженных, которыми были забиты все клиники Нью-Йорка и близлежащих городов, превышало 220 тысяч человек. На эту часть людей еще добавлялось 4,5 миллиарда долларов страховки. Власти штата принимали все меры, чтобы хоть как-то стабилизировать жизнедеятельность населения. Уже работали пункты выдачи продовольствен­ных пайков, теплых одеял и курток. Гостиницы города и учебные заведения были превращены во временное жили­ще для тех, кто потерял свой дом, у кого все сгорело или было взорвано. У сотен тысяч жителей были психические расстройства.

    В основном пострадали богатые кварталы и люди вы­ше среднего достатка, которые ни в чем не нуждались. Но поскольку банки не работали, они не могли снять деньги со своих счетов, тем более что в городе не осталось ни од­ного неповрежденного банкомата, из которого можно бы­ло получить деньги по пластиковой карте. Более того, по­сле этой страшной ночи продавцы всех магазинов, ресто­ранов, кафе и прочих сфер обслуживания отказывались обслуживать клиентов по кредитным карточкам, опасаясь, что на счетах их клиентов могло не оказаться ни цента, так как банк мог уже быть банкротом. Все хотели полу­чить живые деньги и лучше не доллары, а евро, швейцар­ские франки или другую стабильную валюту мира.

    Через несколько дней новая и набирающая силу скан­дальная телекомпания “Телевижн Сити ньюс” показала страшные кадры резни в Стейтен-Айленде вечером 17 ап­реля. Расчлененные трупы, отрубленные головы и конеч­ности, объятые пламенем виллы, убитые, в странных скафандрового типа костюмах, террористы и полицейские, национальные гвардейцы и морские пехотинцы, найден­ные на месте трагедии японские самурайские мечи, допол­нялись комментариями журналистов и телеведущего этой передачи.

    А комментарии были о том, что это руководители сио­нистских и масонских организаций, державшие на корот­ком поводке президента, министров, сенаторов и вообще власть в США, довели страну до такого кошмара. Они го­ворили о том, что погромы шли под антисионистскими, а не аптиевреискими лозунгами, поэтому сионистские и ма­сонские организации обязаны за свой счет возместить ущерб, нанесенный городу, его предпринимателям и по­страдавшим жителям. Если этого не сделают власти штата и страны, то это сделает народ через судебные иски. Но тогда станет неизбежным и вопрос о преступной деятель­ности сионизма и масонства в нашей стране и зачем наро­ду власть, олицетворяющая мировой сионизм и масонст­во...

    Но продажные политики так ничего и не понявшие из событий прошедшей ночи, опираясь на закон о чрезвы­чайном положении, введенном в Нью-Йорке, закрыли этот телеканал, наплевав на закон о печати и провозгла­шенную свободу слова. Они еще не поняли, что после 17 апреля для них будет остро стоять вопрос не о потере до­ходов от взяток за услуги сионизму, а о их будущем. Уже 18 апреля в Нью-Йорке состоялся 200-тысячный митинг горожан с требованиями о запрете деятельности сионист­ских и масонских организаций в Америке, который охла­дил пыл лакеев сионизма во власти США.

    Был отменен и запрет на деятельность телекомпании “Телевижн Сити ньюс”, которая не намерена была про­щать антиамериканскую деятельность политиков США, вскормленных на сионистские подачки. Она не­медленно начала серию телерепортажей о продажности федеральной власти, о забвении интересов простых американцев и национальных интересов страны в поль­зу мирового сионизма и Израиля, которые и привели Америку к финансовому краху и распаду. Телекомпа­ния озвучила и показала политиков Америки, вскорм­ленных сионистским капиталом и требовала от Ва­шингтона и прокуратуры возбуждения уголовных дел против этих предателей. В Вашингтоне посыпались со своих постов многие высокопоставленные головы...

    3.

    19 апреля 2006 года. Калифорния

    Самый богатый штат США, валовой продукт которо­го превышал 1,212 триллионов долларов, по своему по­тенциалу мог самостоятельно занимать 11-ю строку в та­бели о рангах среди развитых стран мира. Теперь после глобальной природной катастрофы, он представлял жалкое зрелище. Разрушенные города и снесенные с лица земли городки и поселки, вспученные автострады и раздав­ленные мосты, залитые илом виноградники и превращен­ные в груды развалин корпуса некогда знаменитых на весь мир авиационно-космических и электронно-компьютер­ных фирм, разрушенные жилища и погибшие люди.

    В данном случае, как бы человек ни готовился к та­кой глобальной природной катастрофе, последствия все равно были бы ужасны. Спасти можно было только людей, вернее, только уменьшить количество неизбеж­ных жертв. Но для этого нужно было знать достовер­ные сроки землетрясения, эвакуировать максимально возможное число людей, вывести их из небоскребов и производственных корпусов. Но даже при всех этих ме­рах профилактики, потери бы уменьшились всего на 20-30 процентов. А то, что это произошло именно в самый тяжелый исторический период для США — было Божь­ей карой за огромные грехи, накопленные Америкой за последние века и особенно ХХ-й век.

    Численность погибших в Калифорнии от природной стихии составила ужасающую цифру в 1102119 погиб­ших и пропавших без вести. Это превысило даже число жертв самого большого землетрясения на земле, про­изошедшего в Китае в 1556 году, когда погибло 800000 человек. Без крова осталось более шести миллионов че­ловек. Жизнедеятельность штата была полностью па­рализована, а население пребывало в состоянии нерв­ного шока.

    В этой ситуации на страшную трагедию в Америке первыми откликнулись Россия и Китай. Однако их жест доброй воли, переданный через МИДовские каналы, ос­тался без внимания госдепартамента США. Но сенато­ры от Калифорнии Статфорд и Шен, бывшие в это вре­мя в Вашингтоне и узнавшие о предложениях России и Китая, были возмущены тупым политиканством госде­партамента и сразу же сообщили об этом в прессу и на телевидение. Сенатор Шен связался с губернатором Ка­лифорнии, который чудом остался жив, и сообщил о предложениях России и Китая.

    Губернатор немедленно связался с посольствами Рос­сии и Китая в Вашингтоне и выразил сердечную благо­дарность за проявленное понимание глубины произошедшей трагедии и желание помочь американцам в эту трудную минуту. Он обговорил все организационные стороны переброски оказываемой помощи и ее мар­шруты. Почти все крупные аэропорты и аэродромы во­енно-воздушных баз, способных принять крупные транспортные самолеты, были разрушены. Поэтому было решено грузы доставлять в столицу штата Сакра­менто, где аэропорт остался невредимым, а также в го­род Финикс в соседнем штате Аризона, находившимся в шестистах километрах от почти разрушенного Лос-Анджелеса. Оттуда грузы должны были доставляться в Калифорнию трейлерами, автобусами, вертолетами.

    Первые самолеты с медикаментами, теплой одеждой и продовольствием из России и Китая прибыли уже 19 апре­ля, а к вечеру этого дня уже начал работать воздушный мост между Сакраменто и Владивостоком, а также Финик сом и Шанхаем. Каждые тридцать минут в аэропортах этих городов приземлялись большие транспортные са­молеты с гуманитарной помощью. Россия и Китай со­вместно готовили караван из 60 больших транспортных кораблей для доставки в Калифорнию сборно-разбор­ных домиков, теплой одежды, одеял, медикаментов, продовольствия и необходимой техники для расчистки улиц городов от десятков тысяч разрушенных зданий и производственных помещений. У США все это было, но на доставку ушло бы не менее, недели, а здесь во многом все решало время, нужно было срочно спасать сотни тысяч раненых и покалеченных людей, быстро наладить санэпидемическую работу.

    Быстрее Вашингтона сработали власти соседних шта­тов. Первым из них откликнулся Техас, который уже 18 апреля направил караван грузов из 420 машин. А 19,20 ап­реля пошла помощь и из соседних штатов Орегон, Ва­шингтон, Невада, Аризона и Юта. Главный координатор республики Техас Джон Маккой связался 18 апреля с гу­бернатором Калифорнии и сообщил, что республика Те­хас выделяет Калифорнии безвозмездную помощь в раз­мере 200 миллионов евро, большие деньги при баснослов­но обесцененном долларе США, и пообещал в течение двух дней сформировать двадцатитысячный корпус доб­ровольцев для оказания помощи населению штата.

    Несмотря на то, что Техас и Оклахома отделились от США, техасцы были отзывчивыми людьми и понимали, что помощь они оказывают не ненавистному Вашингто­ну, а своим землякам, соседям, которые страдали от зара­зы сионизма не меньше техасцев. Тем более всем было по­нятно, что после такой глобальной катастрофы и беспре­цедентного ослабления США, нерешенных финансовых проблем, и проблем взаимоотношений с отделившимися штатами рассчитывать Калифорнии на мобильную по­мощь Вашингтона не приходилось. Но и самой Калифор­нии после такой трагедии было не подняться. Ее потери, по разным оценкам, составляли от 4,5 до 5,5 триллионов долларов.

    Губернатор Калифорнии понимал, что восстановить разрушенное быстро и без помощи соседей невозможно, на это понадобится как минимум 8-10 лет и эффективная помощь соседей, особенно богатого нефтью и газом Теха­са обнадеживала. Лелеял губернатор надежду и на инве­стиции России и Китая, соседней Мексики и далекой Япо­нии. Но это были дела завтрашнего дня, а сегодня нужно было срочно решать проблему с питьевой водой. Дефицит водных ресурсов штата уже давно представлял проблему, которая частично была решена в начале 80-х годов. Но беспрецедентный рост экономики и промышленного про­изводства штата за последние 20 лет, уже к началу ХХТ ве­ка сделал эту проблему одной из важнейших и острых. Поэтому губернатор и просил своих соседей направлять в первую очередь цистерны с питьевой водой и оборудова­нием для бурения артезианских скважин.

    Как политик, он прекрасно понимал мотивы штатов, вышедших из под контроля Вашингтона, и был с ними со­лидарен. Действительно, если Вашингтон ничему не нау­чился за этот страшный месяц, если он не очистится от скверны, Калифорнии придется идти путем Техаса и дру­гих штатов. Ведь и у них все было накалено, каждые два-три года по Лос-Анджелесу, Лонг-Бичу, Сан-Франциско и другим городам проносились погромы. Так дальше продолжаться не может, эту проблему нужно цивилизовано решать, иначе народ сам ее решит как в Нью-Йорке.

    Калифорния была необычным штатом Америки. Бу­дучи самой богатой, она имела и самую большую социальную напряженность. Численность выходцев из Азии, Мексики, Латинской Америки и чернокожего населения была уже больше, чем белых и для создания нормальных межнациональных отношений, подлинного равенства и терпимости, надо было решать вопрос сионистского экс­тремизма радикально и бесповоротно. Иначе катастрофы не миновать.

    4.

    23 апреля 2006 года. Республика Техас, Даллас

    Результаты голосования, на прошедшем вчера рефе­рендуме о создании республики Техас и ее отделения от США были просто потрясающи. Почти 74% голосовав­ших поддержали решение властей штата об отделении от Соединенных Штатов Америки и провозглашении своего независимого государства. Всю ночь электронная аппара­тура подсчитывала голоса и когда стало ясно, что народ отдал голоса за свободу, ликованию не было предела. Те­перь, согласно принятой 17 апреля Конгрессом поправки, легитимность их выбора была неоспорима, хотя техасцы готовы были и с оружием в руках отстоять свое право.

    Референдум проходил в Техасе, Оклахоме и части шта­та Нью-Мексико, куда на границу по реке Рио-Гранде Те­хас ввел свои войска. Поэтому, территория нового госу­дарства теперь составляла 1053530 квадратных километ­ров с населением в 27,7 миллиона человек. В новом госу­дарстве было чуть более семи миллионов чернокожих американцев, которых по совместному соглашению с ли­дерами Африкании, необходимо было переселить в это государство афроамериканцев, провозглашенное одно­временно с Техасом. А из Африкании в Техас должно бы­ло переехать около 13 миллионов белых американцев.

    Сложнейший и небывалый по масштабам процесс, Те­хас и Африкания планировали завершить к 30 декабря 2007 года. Специалисты двух стран уже работали над сис­темой своих законов, по которым переселение осуществ­лялось только по собственному желанию, без применения принудительных мер. Кроме этого было предусмотрено: защита имущественных прав; взаимная система компенсационных выплат со стороны страны, которую покидают, в виде отчислений в пенсионные и страховые фонды каж­дого государства и т.д. И Техас, и Африкания были полны решимости преодолеть на этом пути любые преграды, лишь бы обеспечить создание монорасовых государств.

    И Техас и Африкания обратились ко всем штатам Аме­рики, через сеть Интернет, телевизионные каналы и прес­су, приглашая белое и черное население переезжать в их государства, где перед ними откроются новые возможно­сти для своего самоутверждения, для начала новой жизни на новом месте. Для привлечения населения из других штатов и Техас и Африкания разработали широкую сис­тему выдачи переселенцам кредитов, ссуд и много различ­ных налоговых и социальных льгот, что безусловно долж­но было сделать этот процесс устойчивым и динамичным. По самым скромным оценкам аналитиков, Техас го­товы были добровольно покинуть 6,0-6,4 миллиона негров и латиноамериканцев. А приток белого населе­ния из Африкании был ориентировочно на уровне 11,5-12,0 миллионов человек. В то же время из других шта­тов Америки можно было ожидать притока еще 8-9 миллионов американцев. То есть, к 2008 году Техас мог насчитывать 40-42 миллиона жителей и стать четвер­тым по численности и экономическому потенциалу го­сударством в Америке после Соединенных Штатов со S68 миллионами, Бразилии со 152 миллионами и Мек­сики — с 92 миллионами человек.

    И тем не менее, несмотря на фантастическое ослаб­ление страны, от которой отошли: Техас с Оклахомой и половиной штата Ныо-Мексико с территорией в 1.053.530 квадратных километров; Южная Каролина, Джорджия, Луизиана, Миссисипи, Алабама, половина Арканзаса и небольшая часть западной Флориды, объе­динившиеся в государство Африкания с территорией в 706 тысяч квадратных километров; Христианская Аме­рика в составе штатов: Монтана, Орегон, Вашингтон, Айдахо и Вайоминг с территорией в 1279000 кв. кило­метров; и Новая Куба, то есть Флорида — с территорией в 141000 кв. километров — США, по своему экономиче­скому и особенно военному потенциалу оставались са­мым мощным государством в Америке с территорией в 6 184620 квадратных километров и с населением почти в 170 миллионов человек.

    Однако самым страшным для США была не потеря почти 3,23 миллиона квадратных километров территории и почти 104 миллионов человек населения, а утрата основ­ных энергетических ресурсов, которые находились на тер­ритории Техаса, Оклахомы, Луизианы и Миссисипи. Бо­лее 50% всех урановых рудников СИТА находилось в мя­тежном штате Вайоминг. Вашингтон был в шоке. Ведь на долю Техаса, Оклахомы, Луизианы и Миссисипи прихо­дилось 78% всей нефти и почти 90% всего газа, добывае­мого в США. Потери в любых отраслях можно было на­верстать, но потеря энергоресурсов могла отбросить стра­ну в конец шестерки развитых стран мира. Вашингтон, ес­тественно, не мог смириться с таким положением.

    Это прекрасно понимали и Верховный Координатор Техаса Джон Маккой и бывшие губернаторы Техаса и Ок­лахомы Генри Уитни и Мэл Скотт. Потребности остав­шейся части Соединенных Штатов в нефти составляли по­рядка 630-650 миллионов тонн и около одного триллиона кубометров природного газа. Значит, за ежегодный экс­порт энергоресурсов придется платить 110-115 миллиар­дов евро или 8,5 триллиона долларов, беспрецедентно упавших в цене после обвала рынка ценных бумаг и всех катастроф, обрушившихся на Америку. Сейчас за один ев­ро приходилось платить уже 77 долларов СИТА

    Такое положение может просто заставить США ре­шать проблему сепаратизма штатов военной силой. Об этом думали в Вашингтоне, об этом не забывали в столи­цах новых государств — в Далласе, в Новом Орлеане, в Майами, и в Сиэтле. Понимали это и в Европе, и в Рос­сии, и в Китае. И это понимание консолидировало всех в едином стремлении не дать Вашингтону развязать крова­вую бойню, в которой американцев заставили бы убивать американцев.

    Уже после принятия 15 апреля решения об отделении от США, Джон Маккой и губернаторы Техаса и Оклахо­мы поручили Джеку Робинсону, произведенному ими в трехзвездные генералы и ставшему министром обороны Техаса, а также генералу Уильяму Колдуэлу, возглавивше­му ЦРУ и Крису Ригалу, принявшему на себя руководство полицией республики, в течение пяти дней поставить под ружье все боеспособные силы для возможного отражения агрессии США.

    В то же время, на территории Техаса было введено чрезвычайное положение, и воинские части стали патрули­ровать улицы городов, чтобы не допустить никаких про­вокаций и еврейских погромов и не дать Вашингтону воз­можности обвинить новые власти Техаса в насильственном уничтожении граждан США. Тем не менее, ненависть к разного рода махинаторам и сионистам была такова, что началось массовое движение за их выселение из рес­публики. А после 19 апреля, когда Вашингтон принял ре­шение о введении экономической блокады против всех от­делившихся штатов, начался массовый исход явных сио­нистов из Техаса, которые агитировали всех евреев поки­нуть этот ненавистный им штат. Но такими уже стало большинство штатов Америки...

    А вот в Африкании не обошлось без кровопролития. После 15 апреля, в течение двух дней во многих городах южных штатов прошли еврейские погромы, хотя лидеры афроамериканских и мусульманских организаций призы­вали своих сторонников отказаться от насилия, объясняя, что не все евреи являются сионистами и активистами сио­нистских организаций, что сионисты есть и среди черных американцев. Но все было напрасно, почти 70 тысяч жертв и почти 154 тысячи покалеченных, стало итогом ярости угнетаемой части американского народа. Только к вечеру 17 апреля лидерам Африкании с помощью поли­цейских частей и воинских формирований удалось взять ситуацию под контроль, навести относительный порядок и обеспечить защиту кварталов, где преимущественно проживало еврейское население.

    Но передаваемые телевидением ужасы Нью-йоркской резни снова начали будоражить население южных штатов, и тогда лидер Африкании Майкл Шеннон обратился по местному телеканалу с обращением к еврейскому населе­нию с призывом покинуть Африканию, пока власти не возьмут ситуацию в городах под свой жесткий контроль. С 19 апреля из Луизианы, Алабамы, Миссисипи, Джорд­жии, Южной Каролины под усиленной охраной полиции начали формироваться специальные поезда, которые начали вывозить еврейские семьи в США, ее центральные штаты: Колорадо, Канзас, Миссури, Кентукки, Иллинойс, Айову, Дакоту, Висконсин... Задействованы были почти все транспортные средства, от самолетов до кораблей...

    Новые военные руководители Техаса, начиная с 15 ап­реля, спали урывками по 3-4 часа в сутки, но ко дню рефе­рендума 22 апреля Техас имел вооруженные силы из числа находившихся на их территории и вновь сформирован­ных, численностью 676 тысяч человек, полицию и волон­теров численностью 260 тысяч и подразделения своего ЦРУ и ФБР численностью 62000 человек. Это были бес­прецедентные усилия властей нового государства по ре­шимости любой ценой защитить свой выбор на свободу.

    Много проблем было с теми, кто служил в Техасе из других Штатов. По договоренности с Новым Орлеа­ном и Сиэтлом, парни, родом из новых государств, и служившие в Техасе, должны были оставаться здесь на службе в течение 3-х месяцев, после чего их отправляли на родину. Сразу отпустили только тех, кто родом был из Калифорнии и Нью-Йорка, так как у многих могли погибнуть родные или близкие люди, могло быть раз­рушено жилище. Те же, кто оставался, набранные во­лонтеры и добровольцы проходили жесткую муштров­ку. Уже с 18 апреля на полную мощь заработали заводы и предпринимательские структуры, задействованные в сфере производств вооружений и боеприпасов, начался срочный ремонт военной техники, ее профилактика и подготовка к ведению боевых действий.

    В рамках операции “Северная комета”, по договорен­ности между Маккоем и Смирновым, уже 16 апреля в Мексиканский залив вошли четыре больших транспорт­ных корабля под Панамским флагом, пять дней до этого дрейфовавшие у берегов Гондурасского порта Ла-Сейба. Утром 17 апреля они вошли в порт Корпус-Кристи и на­чалась разгрузка новейших 132 русских ракетно-зенитных комплексов “Комета”, от которых не мог быть неуяз­вимым ни один летательный аппарат в мире. Теперь Техас мог быть надежно прикрыт от авиации и ракет США, ес­ли Вашингтонские безумцы решатся на военную авантю­ру. Техас был готов, в таком случае, нанести и ответный удар. Все ракетно-ядерные комплексы Техаса были на боевом дежурстве, а авиация на базах ВВС загружена бое­комплектом под завязку.

    В ответ на ультиматум Вашингтона, прозвучавший из Белого дома 19 апреля, о введении экономического бойко­та, техасские руководители совместно с лидерами Африкании и Новой Кубы, в течение двух суток блокировали 112-ти мильный Юкатанский пролив между мысом Като-че в Мексике и мысом Сан-Антонио на Кубе, а также Флоридский пролив между Кубой и бывшей Флоридой, закрыв доступ любым кораблям США в зону Мексикан­ского залива. А в ночь с 20 на 21 апреля, по согласованию с правительством Панамы, они полностью блокировали Панамский канал, взяв его под свою защиту, как со сторо­ны Тихого океана, так и со стороны Карибского моря.

    Теперь кораблям США с тихоокеанского побережья, чтобы попасть в восточную часть страны, необходимо было огибать всю Южную Америку. И хотя США, прини­мая решение о бойкоте сепаратистских штатов, учитыва­ли все факторы, решение правительства Панамы пойти на соглашение с Техасом, Африканией и Новой Кубой было для Вашингтона полной неожиданностью. Ведь выводя свои войска из зоны Панамского канала в 2001 года, Аме­рика получила заверения Панамского правительства в своей лояльности Вашингтону и там был оставлен 3-ты­сячный контингент морской пехоты США сроком еще на 10 лет. И вот теперь такой провал.

    Жесткое противостояние вело к неизбежному военно­му столкновению, а значит к гражданской войне, неизбеж­ным результатом которой будет кровавая и бессмыслен­ная бойня. Россия лучше кого-либо знала, что это такое. После объявленного Вашингтоном 19 апреля экономиче­ского бойкота, Россия и Франция, по обоюдному согла­шению, дали команду своим командующим ВМС напра­вить к берегам США военно-морские эскадры, чтобы сво­им военным присутствием оказать на Вашингтон давле­ние и вынудить его отказаться от силового варианта раз­решения своих внутренних проблем. Политикам Европы и в самой Америке было понятно, что сионистское крыло в правительстве США постарается развязать в стране кровавую гражданскую бойню, спровоцировать американцев на новые еврейские погромы, чтобы они нуждались в защите мирового сионизма, чтобы белые уничтожали чер­ных, а черные — белых. Таким образом мировой сионизм мог бы отомстить американцам за крушение своих планов по завоеванию мирового господства,

    Как только 23 апреля в Европу пришли первые сооб­щения о положительных результатах референдумов в шта­тах, отделившихся от США и провозгласивших свою не­зависимость, Россия, Франция, Югославия, Германия, Ирландия, Ирак, Иран, Сирия, Индия, Вьетнам, Китай, Малайзия, Индонезия, Алжир, Ливия, Нигерия, ЮАР, Ангола, Сомали, Эфиопия, Бразилия, Аргентина, Перу, Чили, Колумбия, Мексика и Куба признали Техас, Новую Кубу, Африканию и Христианские Штаты Америки (ХША) — суверенными государствами.

    Это был невероятной силы удар для Вашингтона. Одновременно 27 государств всех континентов призна­ли не только де-факто, но и де-юре, независимость шта­тов, еще десять дней назад бывших территорией Соеди­ненных Штатов Америки. Это закрепляло на международном уровне распад Американской империи. Мир боялся как сионистское Политбюро бывшего Советско­го Союза, так и сионистских правителей США, кото­рые вознамерились управлять всем миром из Вашинг­тона, поэтому активно и способствовал крушению двух супердержав мира.

    Для подкрепления своих дипломатических решений необходимо было показать и решимость оказать военное давление на США. Вечером 19 апреля из французского Бреста под командованием адмирала Люсьена Жапризо к восточному побережью США вышла эскадра из 28 бое­вых кораблей во главе с авианосцем “Шарль де Голдь” и атомным ракетным крейсером “Жорж Помпиду” с зада­чей 23 апреля, в день проведения референдумов в отделив­шихся от Америки штатов, быть вблизи территориальных вод США. Весь путь от Бреста до Нью-Йорка был равен 3022 милям, а значит утром 23 апреля французская эскад­ра могла уже быть у берегов США

    Аналогичное задание получил и командующий Атлан­тической эскадрой адмирал Хоботов. Эту военно-мор­скую эскадру России, в составе 26 кораблей, возглавляли авианосец “Сибирь” с 60-го новейшими самолетами СУ-41 на борту и атомный ракетный крейсер “Минск”, имевший 20 самолетов с вертикальным взлетом и восемь вертоле­тов. Эта эскадра должна была занять зону акватории в районе Багамских островов, у южного побережья США. Перед отплытием на палубу авианосца “Сибирь” сели один за другим три истребителя, доставившие на его борт трех заместителей министра иностранных дел России, которым было поручено встретиться с главами Техаса, Африкании и Новой Кубы для вручения им послания президента Лобанова и согласования сроков визита в эти стра­ны правительственных делегаций России, для переговоров о торгово-экономическом сотрудничестве.

    Эскадра адмирала Хоботова, приняв на борт послан­цев МИДа, направилась к берегам Америки. Кроме авианосца и крейсера в состав эскадры входили: три эс­минца, четыре фрегата, четыре противолодочных ко­рабля, три вспомогательных и 10 атомных подводных ракетоносца типа “Двойная черная дыра”. Эскадра должна была преодолеть 2750 морских миль и ранним утром 23 апреля быть у цели. В пути к ней должна была присоединиться и патрулировавшая Атлантику эскадра из шести “Пираний”, нового русского чуда в подвод­ной мировой технике.

    В 6 часов 20 минут утра 23 апреля 2006 года, русская эскадра была уже у берегов Кубы. До 12 часов дня при­шлось ждать, пока поступят сообщения из новых госу­дарств Америки о результатах прошедших референду­мов, а из России прозвучит их официальное признание. Только после этого через спутниковую связь пошло со­гласование прилета полномочных представителей Рос­сии в Майями, Новый Орлеан и Даллас. В 13 часов 40 минут с авианосца “Сибирь” взлетел первый истреби­тель, взявший курс на Даллас, за ним взлетели и два других направившихся в Майями и Новый Орлеан. Та­кая же ситуация была и у берегов Христианских Шта­тов Америки. Такая быстрая, можно сказать молние­носная реакция России и ее дипломатические шаги, без­условно, давали мощную поддержку новым государст­вам в их самоутверждении, в первую очередь перед сво­им населением, а также перед лицом возможной агрес­сии США.

    5.

    23 апреля 2006 года, Канада, город Роберваль, вечер

    Современный 3-этажный особняк, стоящий прямо на берегу озера Сен-Жан, на окраине городка Роберваль, что в двухстах километрах от Квебека, еще на дальних подсту­пах был блокирован от посторонних двойным кольцом охраны, внешнее кольцо которой состояло из сотрудни­ков Канадской конной полиции, а внутреннее обеспечива­лось крепко сбитыми парнями в гражданской одежде, чью принадлежность определить было невозможно.

    Сегодня здесь собрались уцелевшие от Нью-йоркского кошмара руководители сионистских организаций Амери­ки, а также тех стран, где проживали наиболее многочис­ленные еврейские диаспоры, руководители тех всемирных организаций, которые под личиной еврейских названий скрывали свою сионистскую сущность: Всемирного Сио­нистского Конгресса, Союза сионистской молодежи, Кон­гресса европейских сионистов, Антидифамационной Ли­ги, Всемирного Совета еврейских женщин, Всемирного Совета еврейских трудящихся, Американского еврейского конгресса. Всемирной организации иудеев-ортодоксов, Всемирного конгресса еврейских журналистов, Всемирно­го Совета по социальному обеспечению евреев, Всемирно­му Совету еврейских студентов и многих других.

    Это была чрезвычайная сходка сионистов, у которых начала гореть земля под ногами. Разрушив с помощью США Советский Союз, они ставили главной задачей за­хват финансов и собственности страны в свои руки, чтобы потом, путем подкупа захватить всю власть в стране. Гло­бальной целью было мощное пополнение финансов за счет грабежа народа и богатств страны. Они это блестяще осу­ществили, но, как всегда, перегнули палку, и даже такой рабский народ, как в России, сумел взорваться и послать на плаху свою часть мировых отбросов и предателей. Но тем не менее, выкачанные сотни миллиардов долларов из России очень укрепили могущество мировых сионистских организаций.

    Но победное решение своих финансовых задач за счет ограбления России было Пирровой победой. Разрушением Советского Союза они нарушили мировой баланс сил, разбудили и активизировали сепаратистские процессы в мире, особенно в Соединенных Штатах Америки, своем насиженном гнезде. Во всех крупных странах, где прожи­вали обширные еврейские диаспоры, резко возросла анти­сионистская пропаганда, вскрывающая тайную и преступ­ную деятельность сионистов в этих странах, что и так уси­ливало ненависть к сионистам и евреям, их поддерживаю­щим и одобряющим их методы.

    К этому времени в мире сформировались объективные условия для свершения двух глобальных процессов: разру­шения агрессивной Империи Соединенных Штатов Аме­рики и нового передела мира. У многих крупных стран мира имелись свои нерешенные проблемы внутреннего порядка, раскалывающие единство этих стран, которые нельзя было разрешить иначе, чем только через силовое решение. Препятствием на этом пути была только жан­дармская политика обнаглевшей Америки, действовавшей по принципу древних: разделяй и властвуй. Поэтому, что­бы решить свои проблемы, ведущим странам мира нужно было ослабить Америку, тем более, что ситуацию там сио­нисты хорошо подогрели.

    И Америку опустили. Опустили не страны с их про­дажными политиками, скупленными сионистами на корню до шестого колена, а патриотически настроен­ная элита ряда крупнейших стран, имеющая большие деньги и влияние, которая по методам, применяемым сионистами, наказала Америку и помогла коренным американцам осознать, что единственный путь к спасе­нию народа и страны лежит через очищение от сиониз­ма, его влияния на Вашингтон. Америка созрела для та­кого исхода. Ее глобальные финансовые проблемы на внутренним уровне, социальная и этническая напря­женность, достигшие наивысшего накала, а также все­общая мировая неприязнь к ее диктаторским и алчным замашкам, делали крушение США неизбежным.

    Пятый час за плотно закрытыми дверями, в полной тайне не только от мировых средств информации, но и правительства Канады, шло совещание сионистских руко­водителей высшего ранга из всех ведущих стран мира, где были более-менее значимые еврейские диаспоры, способ­ные влиять на политику этих стран. После почтения памя­ти погибших в США сионистов, и особенно оплакиваемо­го руководителя Всемирного сионистского конгресса Са­муила Мирского, начались выступления с анализом поли­тической, экономической и финансовой обстановки в важ­нейших для сионистского влияния странах. Особенно тщательный анализ сделал руководитель сионистов Кана­ды Поль Маккензи. Он доложил об охвате сионистской идеологией еврейского и франкоязычного населения Ка­нады, уровень проникновения в важнейшие государствен­ные структуры страны, влияние на первых лиц государст­ва, финансовые возможности и пути их расширения.

    Затем, как бы для подведения итогов и определения первоочередных задач, слово взял ближайший соратник и заместитель погибшего в Нью-Йорке Самуила Мирского — Натан Гольденберг. Он много говорил о допущенных ошибках, о колоссальных финансовых потерях в США за последний месяц. Обсуждали все, кроме судьбы несчаст­ных евреев, не причастных к сионистским делишкам в Америке и ставших жертвой кровавой расправы обезумев­ших от ненависти американцев. Сантименты были не в ду­хе жестоких догм раввинов, цементирующих сионо-фашистскую расовую идеологию. Натан Гольдснберг ставил перед своими духовными сторонниками глобальные зада­чи не на год, не на десять лет, а на все XXI столетие. Он чеканил слова своей речи, словно вбивал гвозди в головы своих слушателей.

    “Мы знали, что закат Соединенных Штатов Америки близок, так как выжали из этой страны все, что могли. Ее система социального обеспечения была тем коньком, при помощи которого после 1948 года мы приводили к власти своих людей. Но за все нужно платить. Пирамидальная система социального обеспечения в США должна была рухнуть на рубеже 2015-2020 годов и похоронить амери­канский доллар как средство мирового платежа. Поэтому мы еще в 80-х годах прошлого века определили две стра­ны, в одну из которых мы могли бы перебазировать все институты мирового сионизма и мирового правительства для дальнейшей работы по управлению миром.

    Эти страны — Россия и Канада. После разрушения Со­ветского Союза процессы в России сначала пошли четко по нашим планам. Но, к сожалению, еврейские сионисты там оказались намного слабее русских сионистов, кото­рых нам вывести из-под удара было намного сложнее, так как народ их заклеймил предателями. Нам удалось отсечь патриотов России от общества, заклеймив их фашистами, но мы не учли скрытность ряда русских лидеров и в пер­вую очередь персону Лобанова. Итог вы знаете, в России мы потерпели сокрушительное поражение. И главной ви­ной здесь нужно считать самоуверенность и алчность ряда наших лидеров.

    Вы помните, выступая на общееврейском Конгрессе в Лозанне, в 1995 году я предупреждал, что перегибая палку в России, мы рискуем потерять не только страну с ее неис­черпаемыми богатствами и рабской рабочей силой, но и историческую перспективу на ближайшие 40-50 лег. Так все и получилось. Беда в России объяснялась еще и тем, что там существовал большой вакуум между поколениями наших людей. Старшее поколение было слишком лениво и трусливо, а молодое, слишком агрессивно, алчно и не­умно. Не было той средней по возрасту зрелой прослойки, которая своим опытом нейтрализовала бы личную алч­ность молодежи и направила их энергию в поэтапное и размеренное русло, как это мы делали в Испании с вось­мого века.

    Но с Канадой мы действовали более осторожней. Опла­чиваемые нами процессы создавали в Канаде не одну про­блему, а несколько. После референдума 2002 года, когда Квебек 52 процентами проголосовал за отделение от Ка­нады, именно еврейская диаспора помогла Оттаве повер­нуть этот процесс вспять, благодаря сфабрикованным на­ми документам, подтверждающим якобы фальсификацию при подсчете голосов.

    Мы провели серию переговоров с Канадским прави­тельством, где гарантировали им, что в случае предостав­ления нам участков земли и разрешения поселиться в провинции Квебек, сумеем в корне задушить сепаратистские тенденции в этой провинции. Более того, мы пообещали влить в экономику Канады более 100 миллиардов евро за период с 2006 по 2020 годы и получили полное согласие правительства. Квебек мы сделаем своим новым оплотом на весь XXI-й век. Это будет наша цитадель, наш басти­он, наш финансовый Центр МИРА.

    Главным врагом Канады мы сделаем Францию. Мы сделаем любые документы, подтверждающие, что Фран­ция ведет подрывную работу в вопросе отделения Квебека от Канады, мы заселим эту провинцию хоть папуасами, но превратим ее франкоязычную часть в ничтожное мень­шинство. Квебек — это более 1,5 миллионов квадратных километров, мягкий климат и чуть более 8 миллионов на­селения. Мы переселим сюда 4-5 миллионов евреев из США. Что это нам даст, я думаю, объяснять не нужно. Хочу напомнить только один маленький исторический факт. В 1644 году часть евреев из Бразилии переселилась в Суринам, бывший тогда Голландской колонией, и благо­даря созданной там Голландией свободе добилась не только высокого социального положения, но и экономи­ческого благосостояния. При том, что вся еврейская диас­пора Суринама составляла всего 1400 человек, они стали хозяевами страны. Вся торговля, эксплуатация золотых приисков, наиболее важные административные посты бы­ли сосредоточены в руках еврейской диаспоры.

    Мы стали слишком самоуверенны, слишком богаты, слишком ленивы, слишком мягкотелы, чтобы одерживать победы, а тем более удерживать добытое в смертельных схватках с гоями. За это мы наказаны, за это понесли та­кие мощные потери сначала в России, а затем в Соединен­ных Штатах. Мы снова должны стать безжалостными к нашим врагам и еще беспощадней к нашим вероотступни­кам евреям. Вопрос в XXI-м веке стоит так: “Быть и править или исчезнуть”. Поэтому мы не остановимся ни пе­ред чем и будем уничтожать всех, кто станет на нашем пу­ти, предначертанном нам Богом. Бог избрал нас, чтобы управлять этой планетой, населенной тупыми и ленивыми рабами. И мы должны быть Достойны этого великого предначертания.

    Мы не должны сейчас распыляться, так как наши силы временно подорваны. Мы должны быть экономными, ос­мотрительными, неутомимыми и беспощадными на пути достижения наших целей даже к евреям, если они стано­вятся на пути к конечной победе. Ни о каком мире между Израилем и Палестиной не может быть и речи. Мы преду­предим Израиль о нашем решении, в противном случае он не получит от нас ни одного евро.

    Отныне в мире у нас только пять главных врагов: США, Россия, Франция, Германия и Арабо-Мусульманский Союз Сирии, Ирака и Ирана. Все силы, все ресурсы, все, что мы имеем, мы должны бросить на борьбу с этими странами. За 15-20 лет мы не только восполним понесен­ные потери, но и обогатимся больше, чем за период 1950-2005 годы. США мы должны втянуть в войну с фашист­вующими расистами Техаса, ублюдочной Африканией, населенной черными рабами, тупыми латинос из Новой Кубы и пещерными христианскими фанатиками из Орего­на и Монтаны, Вашингтона и Айдахо. Мы должны столк­нуть Россию с Китаем, а Китай с США, а США со своими сепаратистами. Мы не дадим потухнуть ни одному пожа­ру на земле, Англии надо помочь наказать Францию, а против Германии нужно готовить турок и курдов, поля­ков и русских, чехов и сербов. Мы подорвем позиции США на Ближнем Востоке, мы оставим Америку без энер­гии, без наших финансов и поддержки.

    А к 2030 году мы должны превратить Квебек в финан­совый центр мира, а канадский доллар — в мировое сред­ство платежа, предварительно обесценив евро. И если сей­час в Канаде проживает 32 миллиона человек, то к исход­ному сроку мы должны переселить в нее со всего мира около 10 миллионов евреев и 12-15 миллионов тех, в ком есть хоть одна восьмая еврейской крови К 2030 году насе­ление Канады будет составлять 55-60 миллионов населе­ния, а Квебек с 16-18 миллионами должен стать еврейской провинцией Канады со всеми автономными полномочия­ми. Вот тогда мы покажем, что такое СИОНИЗМ!.

    В заносчивой голове Натана Гольденберга вряд ли могло уложиться, что среди собравшихся на этом эпо­хальном совещании, могут присутствовать и нормальные евреи, переосмыслившие историческую суть сионизма, созданного только для двух целей: разрушения и обогаще­ния за счет других народов. Греческий еврей Георгий Пополукос — председатель Европейского Союза еврейских кооператоров, был еще в 1992 году завербован француз­ской секретной службой, а Невиль Перельцвейг — руко­водитель Американской Лиги еврейских журналистов, был завербован в 1989 году еще советским КГБ, когда уез­жал из СССР в Израиль. Пробыв там три года, он затем переехал в Америку, где ему помогли быстро войти в ру­ководящую элиту американских сионистов.

    Через день полная информация о всем, что говорилось на совещании в Робервале уже была передана людям из французской и русской разведок, действовавших на терри­тории Канады. Еще через несколько дней эти материалы легли на столы руководителей этих разведок в Париже и в Москве. Сильно было искушение опубликовать все эти сионо-фашиствующие планы во всех газетах мира. В кон­це концов все определил профессиональный фактор — стараться держать любую ситуацию под своим контро­лем, чем потом бродить в потемках и искать нити к распу­тыванию очередных заговоров мирового сионизма.

    Не знал Натан Гольденберг и ведущие руководители мирового сионизма о готовящемся для них мощном ударе в Европе. Этот удар должен был разрушить их основу основ — влияние на властные структуры стран, где проживает еврейская диаспора. По совместной до­говоренности Германия и Франция, по примеру Рос­сии, вводила в своих странах с 1 мая 2006 года законы о запрете на профессию для некоренных народов. Но всем было ясно, что эти законы направлены против ис­пользования сионистами евреев в своих корыстных це­лях. Евреев лишали того статуса, из-за которого они становились объектами сионистского влияния и давле­ния, в части использования своего положения во вред стране, где они проживали.

    Теперь в Германии, во Франции, как и в России, зако­ном будет запрещено евреям, а также гражданам другой национальности, но женатым на еврейках или замужним за евреями, или имевшими кого-либо из родителей еврея­ми — работать в области финансов и экономики, образо­вания, средств массовой информации, военно-силовых и оборонных структурах, органах государственной власти, судах и прокуратуре, адвокатуре и юриспруденции. То есть, исключалась та сфера жизнедеятельности государст­ва, через которую сионисты при помощи еврейской диас­поры завоевывали власть в государствах, которые пусти­ли евреев к себе на постоянное проживание.

    Евреям оставили для их труда и творчества сферу про­мышленности, заводы и фабрики, шахты и сельские поля, сферу услуг и бытового хозяйства, транспорта и строи­тельства, то есть производственную сферу, в которой все­гда веками трудились все народы земли. Эта сфера дея­тельности была для сионистов непривлекательна, так как не давала возможности влиять на власть, осуществлять глобальные финансовые аферы и махинации, деформиро­вать общественное мнение стран своего проживания. Но вместе с этим эти страны брали всех евреев, трудящихся на благо этих стран, под свою защиту, не допуская никакой дискриминации в социальном обеспечении и гражданских свободах. Те же евреи, которые были замешаны в связях с сионистами или сами были сионистами, немедленно де­портировались в Израиль с конфискацией имущества в пользу национальных меньшинств этих стран.

    Более того, сионизм в этих странах, как и в России, становился запрещенным и по опасности стоял на пер­вом месте, опережая фашизм. Россия и Франция внесли предложение в Организацию Объединенных Наций о признании сионизма самой опасной политической идеологией, направленной против всего человечества и запрете его во всех странах, членах ООН. То есть, они вносили предложение вернуться к началу пятидесятых годов, когда ООН заклеймил сионизм и поставил его на одну доску с фашизмом.

    Но набирали силу и многие общественные организа­ции, в том числе и еврейские, которые начали вести большую пропагандистскую работу среди населения, разъясняя подрывную сущность сионизма и методику противостояния ему во всех сферах жизни. Борьба про­тив мирового сионизма обретала черты тотального ха­рактера, что вселяло надежду на положительный исход, если в этом важнейшем для человечества деле будет проявлена непреклонность и максимальная жесткость.

    6.

    24 апреля 2006 года, Москва

    Ответные меры Вашингтона на моментальное призна­ние почти тридцатью странами своих сепаратистов сразу не последовали. Было воскресенье. Хотя юридически ни­кто в мире их уже не мог считать сепаратистами, так как референдумы об отделении от США прошли в соответст­вии с принятой Конгрессом поправкой к конституции. Но Вашингтон после первого шока, когда миновала угроза взрыва атомных электростанций, теперь решил отыграть назад и не признавать отделение 14 штатов от основной территории страны.

    На появление у своих северо-восточных и юго-восточ­ных берегов французской и русской эскадр ВМС, Вашинг­тон вызвал двух послов этих стран и сделал им жесткую выволочку в прежних традициях, но послы дали такой же жестокий отпор и заявили, что ничего об этом не знают и не могут прояснить, так как сегодня воскресенье и в их МИДах никого нет. Придется подождать до завтра. Они действительно ничего не знали, так как и в Париже и в Москве послов решили не информировать вообще.

    Весь вечер воскресенья 23 апреля Госдепартамент рабо­тал без минуты отдыха. Готовились варианты завтрашне­го заявления Госсекретаря и выступление президента. Но пока Америка спала, сначала в Москве, а затем и в Пари­же, наступили утро понедельника 24 апреля. Россия пер­вой сделала необходимый шаг. В 10 часов утра по Мос­ковскому времени последовало заявление МИДа России, которое моментально облетело все телеграфные агентства мира и подняло с постели только заснувших президента и госсекретаря США. Россия хорошо усвоила в горбачевско-ельцинское лихолетье двойные стандарты, наглость и бес­пардонность Вашингтона и теперь платила тем же.

    Срочное сообщение ИТАР — ТАСС

    “Руководствуясь основными принципами гуманности, прав человека и его гражданских свобод правительство России 23 апреля 2006 года, после получения сообщений о результатах проведенных референдумов, в результате которых народы отделившихся от Америки штатов обрели свою государственность, признало новые государства: республику Техас, Африканию, Новую Кубу и Христиан­ские Штаты Америки и готово установить дипломатиче­ские отношения с ними на уровне посольств.

    В результате переговоров уполномоченных правительством России заместителей министра иностранных дел с руководителями новых государств Америки были опреде­лены сферы взаимных интересов, а также перспективы торгово-экономических отношений и культурных связей между нашими государствами. Достигнута предваритель­ная договоренность о предстоящем визите правительст­венных делегаций этих стран в Россию для подписания соответствующих соглашений, по которым через несколько дней начнут работу специальные комиссии с обеих сто­рон. Сотрудничество развернется в основном в области энергетических ресурсов, авиационно-космической техни­ки, электроники и оптико-волоконных систем связи, сель­скохозяйственному производству и мелиорации земель.

    В этой связи с 10 часов 24 апреля 2006 года по среднеев­ропейскому времени Государственный Совет России и Со­вет национальной безопасности приняли решение об объявлении республики Техас, Африкании, Новой Кубы и Христианских Штатов Америки зоной своих националь­ных интересов и на собираемой 28 апреля внеочередной сессии ООН поставит вопрос о гарантиях безопасности для новых государств Америки со стороны мирового со­общества, которое должны обеспечить право народов Америки самим решать свою судьбу.

    Соединенным Штатам Америки следует отказаться от имперских замашек прошлого и обеспечить соблюдение декларации прав человека, принести извинения черному населению Америки за 400-летний геноцид и возместить все материальные потери, понесенные этим несчастным народом, а также запретить в своей стране сионо-фашистскую расовую идеологию, исключить из своей политики штампы двойных стандартов”.

    Вашингтону казалось, что мир перевернулся. От такой беспардонности американские политики просто осатанели. Никто и никогда не осмеливался что-то диктовать или требовать от США. Поэтому уже ранним утром, когда в Москве близился вечер, а в Париже было 15 часов амери­канский президент объявил о том, что из всех стран, кото­рые признали сепаратистов, Вашингтон отзывает своих послов для консультаций, прекращаются торговые отно­шения, а фирмы Америки, которые нарушат это решение президента, будут наказаны в судебном порядке и понесут огромные штрафы.

    В Вашингтоне никак не могли понять, что они уже не та Америка, которая, используя дутую финансовую пира­миду под названием — доллар США, могла кому угодно диктовать свою волю. Пирамида лопнула, похоронив под собой и дутое финансовое могущество США. Это могуще­ство в основном формировалось за счет манипуляции с це­нами на готовую продукцию, которые непомерно завы­шались в США. Например, обычный молоток одного и того же типа в Европе стоил 6-10 долларов США, в роз­ничной гражданской торговле США — — он стоит, 20-25 долларов, а для военно-промышленного комплекса США — 60-90 долларов. Падение пирамиды было неизбежным, но так уж случилось, что все беды Америки слились во­едино: война в Нигерии, нефтяной кризис, компьютерная война диверсантов-хакеров против США, финансовый кризис с провоцированием крушения фондового рынка Америки и обесцениванием акций ведущих фирм страны, беспрецедентная девальвация доллара, массовый сепара­тизм полутора десятков штатов, кровавые беспорядки и погромы, нанесшие колоссальный ущерб и под занавес невиданный в мировой истории удар стихии по наиболее процветающему и богатому штату Калифорния, унесше­му миллион человеческих жизней и разрушивший его эко­номику. Такого глобального краха еще не знало ни одно государство на земле за всю историю человечества.

    * * *

    Вестибюль здания “Трейд Билдинг корпорейшн” был опутан траурными черными лентами. Сотрудники корпо­рации, известные банкиры, предприниматели, руководи­тели крупнейших фирм, кто лично знал Джона Столберга, чиновники из Вашингтона, сотрудники администрации президента пришли проститься с тем, кого они считали идеалом предпринимателя, обаятельным и душевным че­ловеком. Приехал даже вице-президент. Он передал супру­ге покойного и его сыновьям соболезнование от президен­та Соединенных Штатов и готовность оказать семье лю­бое содействие в любом вопросе.

    Затем вице-президент выступил с короткой прощаль­ной речью. Он говорил о том, что от рук вандалов погиб великий сын Америки, один из тех, кто сделал США бога­тейшей страной, что это был не только замечательный муж и отец, но и великий гражданин и патриот Соединен­ных Штатов, проявлявший заботу об их безопасности, что если бы США имели хотя бы один процент таких граж­дан, то никогда не произошло бы тех событий, которые обрушились на страну в трагичном апреле 2006 года.

    Гроб из вишневого дерева с обгоревшими останками тела Столберга был закрыт, так как показывать было не­чего и весь процесс прощания носил скорее ритуальный характер, а те, кто пришел с ним проститься, не мог бро­сить прощальный взгляд на тело того, кого любили и ува­жали. Через час прощания вся процессия потянулась к вы­ходу, а вице-президент США подошел к новому президен­ту “Трейд Билдинг корпорейшн” Сэму Келли, пожал ему руку и, прощаясь, сказал.

    — Президент Джоунс не забудет, что в тяжелую мину­ту финансового кризиса ваша корпорация и лично Джон Столберг первыми оказали поддержку министерству фи­нансов, своей стране. Мы надеемся, что в вашем лице Со­единенные Штаты будут иметь такого же достойного пат­риота страны, каким был Столберг. Сэм, я уверен, что для вашей корпорации всегда будут открыты двери админист­рации президента, можете рассчитывать и на мою личную поддержку.

    А за день до похорон Столберга собралось экстренное собрание Совета директоров “Трейд Билдинг корпо­рейшн”, на котором присутствовали жена Столберга с сы­новьями. Подавляющим большинством голосов президен­том на нем был избран Сэм Келли, бывший до этого пер­вым вице-президентом корпорации и ближайшим сподвижником Столберга. Сам Келли, он же Игорь Бекетов, туляк, 1954 года рождения объявился в Америке в 1996 го­ду, когда Столберг уже процветал в Нью-Йорке.

    Бекетова заметили в начале 90-х годов. Он быстро на­бирал вес в бизнесе и при этом избегал контактов с подоз­рительными организациями, не вступал в сделки с мафи­озными структурами и не светился рекламой. Однажды он невольно оказал помощь Службе внешней разведки. Бо­лее близкое знакомство показало, что он обладает хоро­шей деловой хваткой, отлично владеет английским язы­ком и ненавидит уродов, захвативших власть в стране-После нескольких контактов я беседы с одним из руко­водителей разведки, он дал согласие на сотрудничество и переброску его в Америку для дальнейшей работы. Не­сколько лет ему готовили легенду, сделали небольшую пластическую операцию, изменившую его облик, и в 1994 году нелегально направили в Грецию, как американского гражданина. После двух лет работы в Пирее, он возвра­щается теперь уже на легендируемую родину, в США. Сначала в Филадельфию, а затем переезжает в Нью-Йорк. В конце 1996 года его забирает к себе Столберг. В “Трейд Биддинг корпорейшн” он делает блестящую карьеру и в 2002 году становится вице-президентом, а в 2004 году — первым вице-президентом корпорации.

    Теперь Сэму Келли предстояло реализовать план, ко­торый они разрабатывали совместно со Столбергом. В не­го входила задача скупки федеральной собственности и недвижимости в наиболее стабильной и промышленно развитой части Америки, в штатах: Висконсин, Айова, Миссури, Иллинойс, Индиана, Пенсильвания, Мичиган, Огайо, Нью-Йорк. Они планировали скупить крупные па­кеты акций авиационных, космических, электронных фирм и телекоммуникационных систем связи США. Ак­ции упали в цене от 40 до 110 раз. За один евро приходи­лось теперь платить 88 долларов. Из такого кризиса Аме­рике придется выбираться не один десяток лет. Сейчас вы­игрывал тот, кто имел твердую валюту и запасы драгоцен­ных металлов и алмазов.

    “Трейд Биддинг корпорейшн”, со своими филиалами в 42-х странах обладала сейчас гигантским капиталом в 46,72 миллиарда евро и 10,67 миллиардов швейцарских франков в виде наличности, недвижимости и наиболее ли­квидных ценных бумаг крупнейших фирм Европы, Аме­рики и Азии. Корпорация вовремя освободилась от запа­сов долларов перед кризисом, потеряв при этом около 3,85 миллиардов. Но теперь она выиграла в сотни раз. Купив за 2,2 миллиарда евро 195 миллиардов долларов США, корпорация оказала большую поддержку мини­стерству финансов по покрытию затрат федерального правительства, в связи с произошедшими событиями в стране.

    Эти деньги выделялись под залог федеральной собст­венности резко упавшей в цене и под режим наибольшего благоприятствования к корпорации со стороны федераль­ного правительства. Сейчас на повестке дня у Сэма Келли стояла задача, поставленная Столбергом еще в 2005 году — “Купить для России немного Америки”. Это было бы хоть маленькой компенсацией России за тот беспреце­дентный грабеж, который Америка творила в их стране на протяжении почти всего двадцатого века. И Бекетов-Келли был полон решимости реализовать задачу Столберга с максимальной твердостью и непреклонностью, а возмож­ности для этого сейчас представлялись воистину неогра­ниченные.

    Правительство консерваторов в Великобритании вынуждено было уйти в отставку. Потеря Фолкленд­ских островов, блокада Испанией Гибралтара, разгул терроризма в городах Англии, восстание ирландцев в Северной Ирландии, требующих свободы и объедине­ния с Дублином, сепаратизм шотландцев и беспощад­ное уничтожение парашютистов в Белфасте и Лондондерри, неумолимо вело Великобританию к сдаче пози­ций или к гражданской войне.

    У лейбористов снова появился шанс вернуть себе крес­ло премьер-министра. Популярность их нового лидера Генри Колкрейта вознеслась неимоверно. Он первым сре­ди английских политиков понял, что их общество устало жить в постоянном страхе перед взрывами ирландских террористов. Его идея предоставления Северной Ирландии свободы и возможности воссоединения с Дублином в обмен на договор о стратегическом партнерстве с Ир­ландской республикой, находила в сердцах британцев полное одобрение, так как это был бы первый шаг на пути успокоения общества и устранения опасности возникнове­ния гражданской войны.

    До референдума в западной части Польши, которую заняли немецкие части бундесвера, оставалось менее трех месяцев. Немецкие части полностью перекрыли границу от Балтики по Висле до города Торунь и далее на юго-запад до Познани, Вроцлава, а от него по Одеру и его притоку Ныса-Клодзка до границы с северной ча­стью Чехии и землями занятых ими Судет. Германия действовала предельно корректно. Все военные части Польши на этой территории были разоружены и интер­нированы. С польской полицией немцы не только со­трудничали, но и оказывали ей всестороннюю помощь. Руководствуясь желанием найти убийц немецких солдат и переселенцев, Германия выделила специальные средства для увеличения зарплаты польской полиции почти в три раза. Началась перепись населения для вы­явления малообеспеченных слоев населения для выдачи им субсидий и пособий гуманитарной помощи. Парал­лельно велась мощная пропагандистская компания, по которой всем жителям, кто считал себя немцами, уста­навливалась ежемесячная выплата денежных пособий на срок от одного года до пяти лет в размере до 200 евро в месяц.

    Началась поголовная запись поляков в немцы. Польша резко выступала против таких методов околпачивания на­селения и обращалась в ООН, Совет Европы, НАТО, ОБ­СЕ, к правительствам Великобритании, Франции, США и России. Все было безрезультатно. Совет Безопасности ООН принимал резолюции, обязывающие Германию вы­вести свои войска из Польши, но Россия и Франция не­медленно накладывали вето на это решение, мотивируя, что в Польше произошло массовое убийство немецких граждан и она не способна найти убийц, поэтому Германия имеет полное право держать там свои войска до пол­ного выяснения совершенного преступления и защиты там своих граждан.

    НАТО также принимало резолюции, но не предпри­нимало никаких практических шагов против своего главного члена, тем более что жандармская дубинка США была сломана. О Совете Европы и ОБСЕ и гово­рить было нечего. Они понимали, что давление на Гер­манию, которую активно поддерживали и Россия и Франция, было бессмысленно. В кулуарах своих огром­ных холлов и комнат отдыха они откровенно говорили польским дипломатам, что больших дураков, чем их политики, они не встречали. Кто же сорится с могуще­ственными соседями, вопрошали они, имея в виду Рос­сию? Теперь и полякам было ясно, что не веди они себя по отношению к России нагло и бесцеремонно, не было бы никаких немецких войск в Польше и нового раздела ее территории.

    Польша сейчас вкусила все плоды своего подлого пре­дательства России в тяжелые для нее времена. Туповатые дилетанты от политики, воцарившиеся во властных каби­нетах Варшавы, не пошли по надежному и проторенному пути Финляндии в ее взаимоотношениях с Россией. Нет, они затолкали Польшу в подстилки НАТО, сделав посу­домойкой Америки. Польша сделала свою ставку на из­вечных врагов Европы — Соединенные Штаты и Великобританию и проиграла. Иначе и быть не могло.

    * * *

    Китай полностью блокировал весь Тайвань. 462 бое­вых корабля блокировали остров с севера, востока и юга, перекрыв для судоходства Тайваньский пролив. Острову был предъявлен ультиматум: “До 1 мая признать юрис­дикцию Китайской народной республики над островом.” В противном случае, Китай это ясно дал понять, на остров начнется вторжение, для чего готовилось более шестисот семидесяти десантных судов.

    С крушением США, руководящей верхушке Тайваня стало ясно, что ждать помощи неоткуда, а военное вторжение Китая вызовет финансовый кризис и мощный отток инвестиций. Неизбежная в таких случаях па­ника обрушит денежную единицу и вызовет коллапс в экономике. Тем более, что затевать военное противо­стояние против континентального Китая, это безумие. Оставался единственно разумный выход. Повести переговоры с правительством Китая о его гарантиях част­ной собственности и иностранных инвестиций в эконо­мику Тайваня. Но в этом был заинтересован и сам Ки­тай. Ведь он не собирался разорять Тайвань, это ведь была его территория.

    К концу срока ультиматума как раз должны были высвободиться суда переправлявшие в Калифорнию гу­манитарные грузы для китайской диаспоры в этом по­луразрушенном штате Америки. Вместе с грузами ехали и несколько сотен тысяч китайцев для оказания помо­щи на месте с задачей осесть на этой земле и готовить почву для притока в этот штат порядка двух миллио­нов китайцев. Эта миграция шла не только с корабля­ми, прибывающими из Китая прямо в Калифорнию, но и из соседней Мексики.

    Для восстановления разрушенных землетрясением и тайфуном городов Калифорнии требовалось дополни­тельно около двух миллионов рабочих рук, поэтому вла­сти Калифорнии смотрели на эту миграцию, закрыв глаза — главное сейчас было быстро восстановить разрушенное и восполнить погибших новым притоком иммигрантов. До катастрофы в Калифорнии уже проживало более семисот тысяч китайцев, а с учетом миграции, на которую рассчитывал Китай, диаспора китайцев к 2007 году могла насчи­тывать около 2,5 миллионов человек и стать доминирую­щей, не считая коренного населения.

    Уже неделю шли тяжелые бои в южной Турции. В ночь с 17 на 18 апреля, мощная военная группировка курдов, используя всю свою вертолетную и бронетанковую техни­ку, смяв отряды турецкой жандармерии и военных частей, тремя колоннами стремительно устремилась на север рес­публики к намеченному рубежу. От Биреджика у границы с Сирией по реке Евфрат до водохранилища у города Элязыг курды прошли с короткими боями за полдня и начали спешно укреплять водный рубеж усеивая берега минными полями и волнами рулонов колючей проволоки Бруно, со­оружая укрепленные пункты и устанавливая ракетно-зенитные комплексы.

    Турция имела разведданные о подготовке курдов к вооруженному мятежу, но не знала, где это выступление будет и в какие сроки. Данные о численности вооружен­ных сил курдов были очень занижены. Курды сами специ­ально давали утечку информации, но такую, которая бы ввела турок в заблуждение. Первые же налеты турецкой авиации на позиции курдов по водному рубежу Евфрата, мгновенно отрезвили Анкару. За первые два часа опера­ции курдами было сбито 13 турецких истребителей-бом­бардировщиков F-18. Туркам стало понятно, что отдель­ными военными операциями им не выбить курдов с заня­тых ими позиций, тем более, что река являлась естествен­ной и очень надежной преградой. Необходимо было гото­виться к настоящей военной акции.

    Но и курды понимали, что у них появился шанс, тот единственный исторический шанс, когда реально появи­лась возможность решить проблему своей государствен­ности для 22-х миллионного народа. Они четко просчита­ли свои силы и возможности и очень грамотно разработа­ли план операции. Главным в этом плане было занять та­кие рубежи на местности, которая сама бы своим релье­фом играла роль защитного рубежа. Это резко усиливало возможности курдов удерживать свои позиции в противо­стоянии с турками.

    Сейчас территория, которую заняли курды, была дос­таточной для динамичного развития курдского народа. Протяженность границы с Турцией составляла чуть боль­ше 900 километров, причем большая часть была защище­на естественными водными преградами. Сухопутная гра­ница там составляла всего 230 километров, причем более половины проходило в гористой местности. Такое поло­жение давало курдам большое преимущество перед воору­женным натиском турок, тем более что курды были пол­ны решимости драться до последнего солдата, так как по­нимали, что с ними будет в случае их поражения. Живыми турки никого не оставят.

    * * *

    Невиданная по размаху и численности манифестация и митинг более 600 тысяч евреев собравшихся на площади Бегина в Тель-Авиве в знак протеста против курса полити­ки, проводимой правительством Амира Шапиро, вызвал в Израиле большой переполох. Наиболее здравомысля­щая часть израильского общества не хотела больше жить в постоянном страхе из-за авантюристической политики своего премьера, который отдавал предпочтение силе, а не разуму, расистским догмам раввинов, а не демократиче­ским принципам.

    Народная партия Израиля, возглавляемая выходцем из России Марком Грабовским и опирающаяся на ог­ромную диаспору русских евреев, которые по уровню образованности и своей культуре намного превосходи­ли коренных израильтян, более года вела непримири­мую борьбу с политикой премьера Шапиро. Это прави­тельство выбрало путь силовой конфронтации с пале­стинцами, а не путь тяжелых, упорных и не очень при­ятных переговоров, который мог прекратить террори­стические акции палестинцев против жителей Израиля. В ответ на пули Шапиро при разгоне палестинских де­монстраций, гремели взрывы на улицах израильских городов, лилась кровь невинных евреев.

    Протест диаспоры русских евреев был поддержан и ко­ренными израильтянами, противниками экстремистской партии “Ликуд”, возглавляемой премьером Амиром Ша­пиро. Евреи конца ХХ-го и начала XXI-го века лучше по­нимали опасность сионизма, чем предыдущие поколения. Им все ясней становилось, что пока существует идеологи­ческая обработка раввинами евреев, пока сионистские ор­ганизации будут втягивать евреев, проживающих в других странах, в деятельность, направленную против этих же стран, до тех пор в мире будет стоять перед евреями во­прос “Быть или не быть?” До тех пор их будут ненавидеть в странах их компактного проживания.

    Именно Народная партия Марка Грабовского, объеди­нив всех здравомыслящих евреев повела борьбу за освобо­ждение от пут сионизма. Главные сионистские руководи­тели и раввины организовали травлю Грабовского по всему миру. Они объявили его отщепенцем, агентом КГБ-ФСБ, вероотступником, грязной плебейской свиньей, де­шевым политиканом. Еще десятком нецензурных выраже­ний он был оскорблен в прессе. Но Грабовский не спасо­вал. При поддержке друзей предпринимателей он заполу­чил контроль над одной из влиятельных газет Израиля “Едиот ахронот” и создал несколько новых газет и два журнала. С этими средствами массовой информации его партия начала мощную пропагандистскую кампанию, главными лозунгами которой были: “Мир за землю”, “Нет диктату раввинов и сионистов”, “Вернем уважение к евреям”.

    Именно благодаря мощному наступательному давле­нию на экстремистскую политику партии “Ликуд”, а так­же событиям, произошедшим в Америке, особенно крова­вой резне сионистов и евреев в Нью-Йорке, протест более 600 тысяч израильтян Тель-Авива и других городов стра­ны 23 апреля 2006 года вынудили правительство Амира Шапиро уйти в отставку 24 апреля. Впереди у еврейского народа были не просто выборы, а борьба не на жизнь, а на смерть с мировыми сионистскими организациями, опу­тавшими евреев земли, словно паутиной, идеей мирового господства. Но многие евреи понимали бредовость таких идей. Ведь и коммунизм, и фашизм, оплодотворенные сио­низмом, выдвигали бредовые идеи мирового господства, чем это закончилось, хорошо известно. Народная партия Марка Грабовского не хотела, чтобы теперь под личиной демократии мировой сионизм мостил себе дорогу к миро­вому господству, устилая ее трупами евреев.

    7.

    25 апреля 2006 года, Москва, Горки-6

    К президентской резиденции в “Горки-6” одна за дру­гой подъехали четыре правительственных лимузина в со­провождении двух президентских джипов “Чероки-Экстра” с охраной. Приехавшие вышли из машин и пошли к подъезду. Сегодня здесь президент России Петр Лобанов принимал руководителей спецслужб России и легендарно­го человека Илью Коровина-Столберга.

    Конфиденциальность этой встречи была обусловлена тем, что Столберг был известной личностью не только в США, но и на Западе, где его фотографии часто появля­лись на обложках известных журналов мира, а в Соеди­ненных Штатах продолжало работу его детище — “Трейд Билдинг корпорейшн”. Этой корпорации еще предстояло сделать много важных дел во имя защиты мира на земле и ослабления потенциальных возможностей США по развя­зыванию военной авантюры против молодых государств Америки.

    В Кремле Коровина-Столберга мог случайно встре­тить кто-либо из правительственных чиновников, тех, кто вел дела с США, и, безусловно, не только знал, ка­кое место занимает Столберг в экономике Америки, но и читал в прессе о его трагической смерти в Нью-Йор­ке. Поэтому, чтобы исключить даже такую случайность, и решено было провести встречу в загородной резиден­ции президента. На встречу также приехали: начальник администрации президента и его первый помощник, директор Службы Внешней Разведки, председатель ФСБ, начальник Главного Разведывательного Управ­ления Генерального Штаба, Секретарь Совета нацио­нальной безопасности и куратор Столберга от СВР с 2001 года — генерал Алексей Мазуркевич.

    Лобанов даже вышел встречать гостей в холл и сразу же направился к Коровину-Столбергу. Он крепко обнял и расцеловал человека, который сделал для России больше, чем миллионы ее чиновников за последние 50 лет. Не вы­пуская его из объятий, Лобанов взволнованно говорил:

    — Дорогой вы наш, Илья Сергеевич, как мы рады ви­деть вас, наконец, на родной земле. Мы победили! Мы по­бедили все-таки, победили благодаря вашей титанической работе. Нас не сломили, не задушили, не смогли заду­шить. Подавились Россией, как когда-то татары, затем Наполеон и Гитлер. Теперь захлебнулась и сионистская Америка. И у этих двух великих сыновей России от обуре­ваемого счастья и торжества победы над мировой мразью текли слезы по щекам и гулко стучали сердца.

    Это были слезы радости и счастья от реванша России, одержавшей величайшую победу над мировым монстром ненависти, насилия и смерти. Эти слезы великих людей вобрали в себя все горе русского народа, перенесенного им за проклятый ХХ-й век, слезы торжества, что умыли вар­варскую, подлую и наглую Америку, которая за спасение Россией ее целостности в XIX-м веке безжалостно надру­галась и ограбила Россию в 20-30-е годы и 80-90-е годы двадцатого столетия. Что ж, долг платежом красен. И ес­ли бы это не произошло сейчас, в начале XXI века, то не­минуемо произошло бы позже. Ведь борьба добра со злом не прекращается на земле ни на один день.

    Застолье у президента длилось более 6 часов, во время которого Лобанов засыпал Столберга вопросами об Аме­рике, о потенциальных возможностях Техаса, Африкании, Западных штатов, объединившихся на основе чистоты ре­лигиозной веры, о положении сионизма и масонства в Америке, об интеллектуальной элите, отток которой из объятой хаосом Америки, приобретал обвальный харак­тер, о социальном расслоении американского общества, о ястребах США погубивших свою страну, о возможностях Америки развязать гражданскую войну против отделив­шихся штатов, о возможных путях помощи американско­му народу, если тот сможет очиститься от пут мирового сионизма. Лобанов всегда разделял понятия американско­го народа, создавшего своим трудом великую страну и американской элиты, которая, как когда-то и российская, презирала свой народ и паразитировала на нем.

    Президент предложил Коровину-Столбергу стать его экономическим советником по реализации реформ возро­ждения России.

    — Безусловно, придется немного изменить вашу внеш­ность и закамуфлировать ее, но мы постараемся и так осо­бенно вас не светить. Нельзя пока раскрывать вас, чтобы не навредить деятельности вашей корпорации в США и нашим людям, работающим там. Сейчас главное — при­везти вашу семью в Россию, обустроить все ваши домаш­ние дела, хорошо отдохнуть, осмотреться, немного поез­дить по стране, а уж потом за работу.

    Дважды Герой России Илья Коровин, как и президент, понимал, что борьба с мировым сионизмом только начи­нается и в Америке одержана только первая победа, но это победа в сражении, пусть и крупнейшим в истории, но ц сражении, а не в войне. А чтобы победить мировой сионизм, нужно было лишить его питательной среды — путей обогащения и пополнения своих финансов, при помощи которых он, как и преступная мафия, путем подкупа за­воевывал свое господство во всех странах.

    Мировое сообщество уже разрабатывало планы по пе­реселению всех желающих евреев в одно место. Осущест­вить то, что на словах пропагандировали сионисты, но де­лали все наоборот. Евреи им были нужны в других стра­нах для того чтобы иметь там опору в виде пятой колон­ны, помогающей захватывать контроль над этими страна­ми в свои руки. Поэтому с Египтом уже велись перегово­ры о выделением им для Израиля 60 тысяч квадратных ки­лометров на Синайском полуострове вдоль побережья Красного моря в обмен на предоставление Египту через ООН 20 миллиардов евро безвозмездной помощи и 30 миллиардов кредита сроком на 20 лет.

    Такое решение кардинальным образом разрядило бы обстановку во многих странах и показало бы всему миру, действительно ли евреи хотят обрести свое место в мире, в виде целостного и достаточного государства для своего полноценного развития или он может суще­ствовать только среди других народов, осуществляя миссию, предначертанную ему сионизмом. В зависимо­сти от этого и решалась бы его судьба. Деньги для ком­пенсации Египту за потерю части своей территории, должны были изъять у сионистских организаций, час­тичный вклад должны были сделать еврейские банки­ры, а одну треть должен был оплатить Израиль в тече­ние 30 лет.

    Концептуальные основы такого предложения разраба­тывались еще в 2003-2004 годах Джоном Столбергом, Джоном Маккоем и ненавистником мирового сионизма, еврейским банкиром Натаном Голдмеером, владевшим двенадцатым по своей финансовой мощи банком Амери­ки. Голдмеер, как и многие другие умные евреи понимал, что мировой сионизм решал вопросы не еврейского наро­да, а вопросы еврейской элиты и масонства, помешанных на идее мирового господства и торжества их расы. Но ХХI-й век, век торжества супертехнологий во всех сферах, — это не дремучий ХХ-й век, век бомб и ракет, где все мож­но было держать под контролем. Сейчас степень риска по выживаемости человечества резко увеличилась, как увели­чилось и поле его уязвимости.

    Нельзя было исключить ситуацию, когда какая-ни­будь группа радикально настроенных людей, мстя сио­низму, не попытается уничтожить еврейское государст­во и дать толчок к тотальному уничтожению евреев во всем мире. Голдмеер для себя твердо решил: похоро­нить сионизм ради спокойствия и мира для еврейского народа. Он всем говорил, что не похоронив сионизм, мы не вернем уважение к еврейскому народу, не обезо­пасим его судьбу. Его просто бесила ортодоксальность дремучей идеологии, которая не смогла трансформиро­ваться в беспрецедентно изменившийся мир, тем более, что многие народы уже выработали методы борьбы с приемами сионизма досконально изложенными в зна­менитых “Протоколах сионских мудрецов”, ставших известными всему миру и своей сутью подтвердившими методы их работы против других народов.

    Юрий Смирнов смотрел на звезду Героя России, кото­рой он был награжден вчера президентом России Лобано­вым, и не испытывал восторга или пьянящего чувства соб­ственного величия. Скорее им овладевали другие чувства. Чувства торжества от одержанной победы. Нет, не побе­ды над сионизмом США, в ней он нисколько не сомневал­ся, так как лучше других понимал, что все глобальные и великие процессы на земле вершили ИНДИВИДУАЛЬ­НОСТИ, которые, используя свои возможности, потенциал своих народов и стран, вершили мировую историю. Имен­но человеческая индивидуальность, ее гений, ее прозорли­вость, ее талант, ее целеустремленность и двигали челове­ческую цивилизацию и прогресс. И только потому, что в России ХХ-го века эту индивидуальность всегда топтали, она и находилась в униженном положении, хотя любая страна с ее богатствами, могла бы стать раем на земле.

    Народ и ресурсы любого государства всего лишь инст­рументы в руках таких индивидуальностей, которые, есте­ственно, не массовое явление и появляются лишь пару раз в столетие, но именно в эти периоды мировая история получает мощный толчок либо для своего развития, либо для трагедии, отбрасывающей целые страны в историче­ское небытие. Ведь индивидуальность несет в себе не толь­ко положительный заряд. Если бы на земле не было зла, то не было бы и борьбы. А ведь борьба является движу­щим фактором поступательного движения в развитии ми­ровой цивилизации.

    Первая четверть XX-го века выплеснула целую плеяду великих политиков и злых демонов, которые вздыбили че­ловечество. Именно борьба этих сил и позволила челове­честву за полсотни лет преодолеть расстояние, в своем развитии и техническом прогрессе, равное предыдущим пяти столетиям. Как бы не оценивали эти фигуры отдель­ные страны, народы или группы людей, но их величие, ро­ковое или прогрессивное неоспоримо. Серыми упырями и бесцветными лидерами, которыми запрудилось человече­ство почти всех стран во второй половине XX века, никак не назовешь Ленина, Троцкого и Сталина в России, Руз­вельта — в Америке, Гитлера, Геринга и Гиммлера — в Германии Муссолини — в Италии, Франко — в Испании, Мао Цзэдуна и Чан Кайши — в Китае, Черчилля — в Великобритании.

    Та эпоха, со своими трагедиями и победами человече­ства, сменилась серостью и бездарностью лидеров второй половины ХХ-го века. Как и в природе не может быть по­стоянно высоких урожаев, так и в процессах воспроизводства человечества Всевышний правит свой бал. И как ни парадоксально, но именно в последние, смрадные годы XX века на свет появятся те, кто будет вершить миром в первую треть XXI-го века. Такие люди уже появились в России, Германии, во Франции. Именно они дадут новый толчок развитию мировой цивилизации в первой полови­не XXI века, заложат концептуальные основы нового мировоззрения о путях развития всего человечества.

    Эти мысли Смирнова невольно вернули его в про­шлое российской истории, когда отменой рабства, име­нуемого в России крепостным правом, и своими рефор­мами Александр II дал России мощный заряд потенци­альной энергии для преобразования страны. Ведь имен­но в этот период в России появилась целая плеяда та­лантливых государственных деятелей, предпринимателей, купцов, ученых и инженеров, художников и писате­лей, мыслителей и творцов.

    За период 1890-1900 годы Россия удвоила свой эко­номический и промышленный потенциал. Следующее удвоение произошло с 1901 по 1913 годы. Это было бес­прецедентным явлением в мире для такой крупной страны. За 23 года вместо одной России, стало четыре! Среднегодовые темпы роста производства за 23 года составили 7,7%. Россия устремилась в будущее, к про­грессу и благополучию.

    Но близорукость и мягкотелость монархии, не вняв­шей заветам своих предков о том, что у России не может быть друзей, все погубили. Раковые метастазы сионизма и масонства уже проникли во все поры государства Россий­ского. Западу сильная Россия была не нужна, потому что сильная страна, страна независимая. А если Россия станет независимой, то прекратится поток дешевого сырья в их, беспредельно нищие сырьевыми ресурсами, страны. Госу­дарственная власть и монархия не сумели в начале века жесткой рукой править Россией, пока она не окрепнет, не воспитает поколение талантливых технократов и полити­ков, пока не вытащит народ из невежества, пока не соз­даст мощный класс средних собственников, способных за­менить дебильно ленивое племя помещиков и землевла­дельцев, стригущих купоны, пока не превратит интелли­генцию в патриотов своей страны.

    А враги России знали, как лучше использовать наши недостатки и пороки, чтобы душить нас руками своего же народа. Все эти приват-доценты, свободные художники, дешевые литераторы и несостоявшиеся поэты, проповед­ники философских абракадабр и просто неудачники, вго­няя себя в раж словоблудия о революции и свободе, равен­стве и братстве, хлопали в ладоши террористам-уголовни­кам, которые, взрывая чиновников, грабя банки и разру­шая государственность, называли это революционной борьбой. Могла ли правящая и образованная элита Рос­сии спасти страну? Никогда! Эти люди были действитель­но страшно далеки от народа. Они даже между собой об­щались не на родном, а на французском языке. Смирнов не мог найти в мире более дебильной элиты, таким путем утверждавшей свою собственную неполноценность.

    А в покоренной стране сионистская власть осуществля­ла жесткую кадровую политику, не пропуская в высшие эшелоны власти талантливых и умных русских людей, не­сущих в себе генетическое начало патриотизма, любви к своим предкам, своей великой истории. Ведь давно извест­но, что умными и патриотами не становятся, ими рожда­ются. Образованными становятся. Но образованность не воссоздаст гены патриотизма, она лишь расширяет умственные возможности человека. Нельзя быть патриотом наполовину или на одну четверть. Ты либо патриот, либо обыватель, либо враг.

    Обуревающие Смирнова эмоции в большей степени были связаны с торжеством победы русского народа над своими слабостями, недостатками и пороками, с гордо­стью за тех лидеров, которые смогли спасти Россию у са­мого края пропасти, которые железной рукой сумели от­сечь раковые метастазы, жертвую частью, ради всего це­лого. У евреев не было своей территории, где они могли бы осмотреться после рабства и изгнания из Египта, пото­му Моисей и водил их по пустыне 40 лет, чтобы вымерло поколение, несущее в себе генотипы рабства, с рабами не построить свободное государство. Из них не сделать гор­дого и независимого народа. У России, в отличие от дру­гих стран было все, не было только национальной элиты. Поэтому главной задачей президента Лобанова и прави­тельства России стало воспитание этой элиты из тех, кому было в это время 15-20 лет. Работа эта была начата еще в 2000 году.

    Те, кому в то время было более 20 лет, сразу же выпада­ли из контингента, из которого можно было вырастить будущую народную элиту общества — тех, кто станет руко­водить страной в 2020 — 2050 годах, кто должен будет по­вести государственный корабль России после Лобанова и Лобаченко. Те, кто был старше, уже впитали в себя ядови­тые бациллы бездуховности и дебильности, процветавших в страшное ельцинское лихолетье, когда народ разлагали 24 часа в сутки. Эти не будут отдавать себя служению Рос­сии. Телевидение тотально приучало их жить на халяву, а не трудиться в поте лица. Их кумирами были голые девки, телешоумсны и ворье с золотыми цепями на бычьих шеях. Их научили презирать свою родину и восторгаться дебильной Америкой, разрушившей дом и жизнь их родите­лей. Нет, надежда тогда была на тех, кому только 10-15 лет. Эти еще не успели стать олигофренами в душах и му­тантами в сердце. Они смогут сделать прорыв в будущее, они станут героями России и своего народа.

    Смирнов был уверен в успехе Лобанова, в успехе наро­дов России. Лобанов сумел уже вдохнуть веру в народ, убедить его в обладании неисчерпаемыми возможностя­ми, в том, что народ России несет в себе мессианство, кото­рое уже не раз спасало неблагодарные народы и человече­ство от гибели. Теперь предстояло спасти Россию и свой народ.

    Декабрь 1997 — март 1998 г.

    Москва

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.