Глава вторая. Калифорнийский апокалипсис. - Крушение Америки. Книга вторая. Возмездие - Юрий Козенков - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.

    Глава вторая. Калифорнийский апокалипсис.

    1.

    17 апреля 2006 года, Нью-Йорк, утро

    Счастье, что Столбергу после завершения всех подго­товительных дел к открытию биржи удалось хорошо вы­спаться и иметь свежую голову. С вечера 16 апреля, когда “Си-Эн-Эн” передало сообщение о захвате черными террористами атомных электростанций под Нью-Йорком и Чикаго, Столберг не находил себе места. Он трезво пони­мал, что стоит одной глупой голове в Вашингтоне заарта­читься и может разразиться катастрофа, какую американцы даже представить себе не могли.

    Столберг понимал, что взрыв ядерного реактора, на­чиненного тритиевыми капсулами, создаст трагедию в сотню раз более страшную, чем Чернобыльская в Со­ветском Союзе, на Украине. Соединения трития в мо­мент взрыва ядерного реактора приведет к возникнове­нию большого количества нейтронов, что резко усилит процесс ядерной реакции. А эта реакция, в свою очередь, выплеснет дополнительные нейтроны в новые капсулы трития, что повлечет за собой уже термоядер­ную реакцию. Итогом может быть трагедия, которая унесет миллионы жизней, а десятки миллионов сделает калеками, которые будут умирать долгой и мучитель­ной смертью. Он был потрясен таким поворотом собы­тий, которые не только не планировались, но даже и не обсуждались. После некоторых размышлений он понял, что руководители черных общин южных штатов, зая­вивших о создании своего государства Африкания и отделении его от США, не были до конца уверены в воз­можности своей победы в случае вооруженного подав­ления их попытки со стороны Вашингтона. Поэтому они, очевидно, и готовили этот страшный вариант, как свой последний аргумент. Да, это не Техас, где все четко было спланировано, подготовлено и проведено. Там все было схвачено, повсюду были свои люди. Белых внедрить к белым, конечно, проще...

    Столберг не мог понять одного: откуда негры раздобыли тритий. Поскольку он применялся в мик­роскопических дозах для циферблатов часов, прице­лов для оружия, разных приборов, то, естественно, возникала и проблема приобретения его в большом количестве, то есть в десятках граммов. Это ведь был самый дорогой материал на земле. В 2005 году один грамм трития стоил 62000 долларов. Далекий от ядерной физики, он вспомнил пояснения профессора Фуллера в Колумбийском университете, когда он был там в прошлом году на благотворительном вечере по случаю чествования выпускников этого пре­стижного учебного заведения.

    Джон Столберг от имени “Трейд Билдинг корпо­рейшн” пожертвовал тогда университету пять миллионов долларов. В процесс дискуссии по ядерной физике, ядер­ному оружию, опасений в связи с возможностью его подпольного изготовления целым рядом стран, Фуллер до­вольно популярно объяснил ряду спонсоров университета азы расщепления атомного ядра и Столберг отчетливо вспомнил этот ликбез.

    — Самым простым элементом в природе является водо­род, — говорил тогда Фуллер. — В его атоме содержится протон, частица с положительным зарядом, и электрон, частица с отрицательным зарядом. Так вот, если мы к ато­му водорода присоединим нейтрон, не имеющий заряда, то получим уже дейтерий. А если добавим еще один ней­трон — получим тритий. За счет дополнительных нейтро­нов атомный вес трития в три раза больше атомного веса самого водорода.

    Так вот, основой ядерного оружия как раз и являются нейтроны. Освобождаясь от атомов, к которым их присоединяли, нейтроны, вылетая наружу, бомбардируют другие атомы и освобождают новые нейтроны, в результате чего образуется цепная реакция, при кото­рой выделяется огромная энергия. Тритий является крайне важным, так как атом водорода ведь не содержит ни одного нейтрона, отличается крайней неустой­чивостью и способностью к распаду с определенной скоростью. Период полураспада трития составляет 12,3 года. Если в атомную бомбу ввести тритий, то допол­нительные нейтроны, вольющиеся в первоначальную реакцию распада, ускорят распад массы плутония или урана в десятки раз.

    Вспомнив эту несложную взаимосвязь трития с атом­ными делами, Столберг ясно осознал, что такое ускорение распада урана позволит намного эффективней использо­вать тяжелые расщепляющие материалы, в результате че­го количество жертв в таком густонаселенном районе, как Нью-Йорк и прилегающих к нему городах, увеличится в несколько раз, не говоря уже о тех, кто станет калеками и будет долго и мучительно умирать.

    * * *

    Сегодня утром Столберг переговорил с вице-президен­том страны и просил его повлиять на решение президента в пользу мирного решения назревавшей ядерной катаст­рофы, хотя ему понятно было, что в Вашингтоне это по­нимают не меньше его. Правительство утром все же при­няло решение не открывать биржу и банки и заморозить их работу еще как минимум на неделю, о чем ему и сооб­щил министр финансов. Его аналитики просчитали, что сепаратистские выступления с учетом захвата террориста­ми атомных электростанций опустят доллар до отметки 28-32 доллара за один евро, а ценные бумаги десятков ты­сяч фирм превратятся в макулатуру.

    Однако министерство финансов США уже не могло, как раньше, диктовать свои условия другим странам в об­ласти финансовой политики. Биржи других стран будут работать, может с укороченным днем, с техническими пе­рерывами, но все же будут работать, а значит будут сбра­сывать доллары и американские ценные бумаги, казначей­ские обязательства США. Правительству страны было из­вестно, что уже с 2003 года Европа, Россия, многие азиат­ские страны. Южная Америка и страны Африки, ориенти­рующиеся на Европу, стали делать запасы валюты в евро, постепенно освобождаясь от американского доллара и создавая новые проблемы американской экономике.

    Великобритания, Япония, Южная Корея и Канада, из числа наиболее развитых стран, оставались до 2005 года приверженцами долларовых расчетов. Но в 2005 году, особенно после неудач в войне с Нигерией, и эти страны стали больше ориентироваться на евро, а не на доллар. Поэтому все неурядицы США с началом 2006 года и раз­витием нефтяного кризиса, подтолкнули практически все страны не ставить на одну лошадь, тем более что фаворит явно захромал.

    На биржах, которые продолжали работать, доллар ка­тился вниз, о чем свидетельствовали колонки цифр быст­ро мелькавшие на мониторах в кабинете президента “Трейд Билдинг корпорейшн”. Стол Столберга был зава­лен свежими газетами “Вашингтон Пост”, “Нью-Йорк таймс”, “Дейли ньюс”, “Уолл-стрит джорнэл”, “Стар” ...

    Все они пестрели дюймовыми заголовками о захвате тер­рористами атомных электростанций, о крахе фондовой биржи, о беспрецедентном падении курса доллара, о тыся­чах банкротств и обесценивании акций крупнейших кор­пораций Америки, о сепаратистах Техаса и западных шта­тах, о кровавых схватках в Северной Каролине и Арканза­се и черном мятеже на юге США, о конце света, который якобы наступил.

    Как в прессе, так и на телевидении практически не бы­ло сообщений из-за рубежа, потому, что не хватало эфирного времени и газетных полос, чтобы сообщать о про­блемах и экстремальных событиях в самой Америке. Та­кие сногсшибающие события, как захват Аргентиной Фолклендских островов или ввод немецких войск в запад­ную часть Польши из-за убийства солдат бундесвера и в Судетскую область Чехии, освещались одним-двумя абза­цами и полуминутными репортажами на телеэкранах. Америка была занята своими проблемами, в которых по­хоже увязла надолго. Ведь даже введение Испанией блока­ды Гибралтара, с требованием к Англии о его возврате под юрисдикцию Испании, занял в “Вашингтон Пост” всего четыре строки...

    Правительство, при поддержке крупных предприни­мателей и банкиров страны, решило создать мощный финансовый кулак объемом почти в 900 миллиардов долларов. Из оставшегося золотого запаса в 4870 тонн, 3000 тонн решали выбросить на рынок, что безусловно еще больше снизило бы цены на золото, но позволяло получить дополнительно около 230 миллиардов, уже сильно похудевших долларов. Из федеральной резерв­ной системы должно было быть задействовано 175 мил­лиардов и на 490 миллиардов выпускались казначей­ские обязательства под гарантию федеральной собст­венности в виде земель, недвижимости, государствен­ных предприятий.

    Предприниматели и банкиры, обеспокоенные судьбой Америки, своих фирм и капиталов, готовы были приобре­сти у федерального правительства казначейских обяза­тельств на сумму 320 миллиардов. Таким образом, Мини­стерство финансов за текущую неделю, к понедельнику, 24 апреля, должно было сконцентрировать в своих руках 725 миллиардов долларов и иметь на 170 миллиардов казна­чейских обязательств для из реализации за рубежом. К этому времени планировалось разрешить проблему с тер­рористами, захватившими атомные электростанции, пу­тем их умиротворения и начать тягучие переговоры с се­паратистами, постепенно организовывая вокруг них бло­каду. К этому времени должен начаться процесс снижения паники на биржах и поиска более эффективных путей вы­хода из экономического тупика.

    Вторым этапом, запасным, была продажа недвижи­мости и активов в странах Азии, Европы, Латинской Америки и Африки, которыми владели государствен­ные структуры США. А это выражалось гигантской суммой в 1,3 триллиона долларов. Эти активы были стабильны и в евро были на уровне 320-350 миллиар­дов. Так что у США были шансы выйти из трагическо­го положения. Таковы были выкладки аналитиков Ми­нистерства финансов США. Но как говорится, человек предполагает, а бог располагает,

    Ни президент, ни госсекретарь, ни министр финансов, ни ФБР и ЦРУ еще не знали, что в их планы суждено вме­шаться Господу Богу. И черный вторник Америки одиннадцатого апреля, переросший в черный уик-энд 15-16 апреля, став “Блэк Уик” — черной неделей Америки, дол­жен был завершиться страшной трагедией, которая окон­чательно закрепит крушение могущества Соединенных Штатов в начале XXI века.

    2.

    17 апреля 2006 года. Калифорния, утро

    В то время как в Нью-Йорке, Чикаго и окружающих их городах заканчивался рабочий день и паника населения не очень ослабла даже после выступления президента сараны в 10 часов по вашингтонскому времени, о том, что они по­ложительно решат вопросы, поставленные террористами, захватившими атомные электростанции. Люди скупали продукты, сметая запасы супермаркетов и мелких лавчо­нок, видимо не отдавая себе отчет, что если атомные стан­ции взорвут, то им уже никакие продукты будут не нужны. Полиция Нью-Йорка и Чикаго вела усиленное патру­лирование улиц.

    В Калифорнии день только приближался к полудню. Последние два дня 15 и 16 апреля были здесь очень напря­женными. В связи с сепаратистскими выступлениями Те­хаса и других штатов, особенно штата Орегон, гранича­щего на севере с Калифорнией, по Сан-Франциско и Лос-Анджелесу прокатилась волна беспорядков и еврейских погромов с большим числом жертв. Но полиция, при под­держке национальной гвардии самым жестоким образом пресекла их, застрелив при этом более 130 зачинщиков беспорядков и арестовав при этом более 6 тысяч человек.

    С утра 17 апреля в городках Калифорнии, окружаю­щих Лос-Анджелес и Сан-Франциско, стали зализывать раны стихийного бунта. А вот в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско атмосфера оставалась напряженной. Тем не менее, городские службы уже начали убирать сожженные машины, вставлять стекла в разбитые окна витрин и раз­бирать сожженные магазинчики, хоронить убитых... По­скольку основная масса людей была на работе или занята последствиями недавних погромов, то на странное поведе­ние собак, кошек, птиц на улицах, могли обратить внима­ние разве что пожилые люди, пенсионеры, находившиеся дома, да бродяги и нищие на улицах, с удивлением смот­ревшие на скуливших и мятущихся животных.

    Было 11 часов 41 минута по лос-анджелесскому вре­мени, когда, казалось, огромный молот расколол землю надвое. Гигантский удар подземной стихии невиданной силы, мощностью в 9,2 балла по шкале Рихтера, обру­шился на землю Калифорнии. Казалось, разверзся ад. В течение трех минут произошло семь мощнейших под­земных толчков сокрушительной силы. Первый толчок силой в 9,2 балла, потряс до основания территорию Мексиканского полуострова Нижняя Калифорния и штата Калифорния США, неся разрушения и смерть. Этот толчок сильно нарушил монолитность сейсмо­стойких фундаментов больших небоскребов на двухтысячекилометровом побережье Калифорнии Северо-Американского континента и в его глубине.

    Через семь секунд, короткое мгновение при таких ката­строфах, последовал второй удар, удар-убийца, ибо его сила достигала невероятного уровня в 9,6 балла в сопро­вождении невиданной плотности смерча, рушащего небо­скребы, ломающего как спичечные коробки огромные здания, сметая мосты и эстакады, сминая туннели, прессуя подземные хранилища нефти и газа превращая их в море огня, круша самолеты на земле и сплющивая их в лепеш­ки, а составы поездов — в груды металлолома, поднимаю­щего легковые автомобили на высоту в 50-80 метров и от­туда швыряющим их в разверзнувшуюся пучину. Человек в этом аду был подобен муравью, он даже не успевал по­молиться Богу, прося у него отпущения грехов.

    После второго удара стихии, с интервалом в 15-30 се­кунд, последовало еще пять подземных толчков силой в 7,8; 6,7; 4,6; 4,4; и 3,7 балла по шкале Рихтера. То, что уце­лело после страшных первых двух толчков, добивалось последующими. Смерть, кровь, разрушения и пожары пронеслись по огромной территории, еще несколько ми­нут назад бывшей богатейшим штатом Америки, кузни­цей ее суперэлектроники, авиации и перспективных кос­мических разработок.

    От мощнейших ударов подземной стихии с океана на сушу обрушились гигантские волны высотой в 40 метров. В считанные минуты водяным смерчем они сме­ли все живое и неживое на прибрежной полосе Кали­форнии США от мыса Аргуэльо, смяв там Тихоокеан­ский ракетный полигон Военно-морского Флота Аме­рики, до Лос-Анджелеса, стерев в порошок золотую ку­рортную полосу Калифорнии, превратив расположен­ные там городки в мусорные свалки.

    Хребет Санта-Инес несколько погасил фронтальную атаку смерча, не дав ему проникнуть вглубь штага. Но со стороны Лос-Анджелеса, принявшего на себя первые уда­ры подземной стихии и неспособного погасить последо­вавший за этим смерч, мощнейшая энергия плотно сжа­тых стихией воздушных масс ринулась в знаменитую Си­ликоновую долину, сердце электронной индустрии Соеди­ненных Штатов. От Бейкерсфилда до Стоктона и Сакра­менто на севере штата смерч выкосил вдоль линии желез­ной дороги десятки малых городов, сметая на своем пути сотни производственных корпусов, десятки тысяч зданий и сотни тысяч коттеджей. Рушились корпуса электронных фирм, предприятий ракетно-космической и авиационной промышленности, лазерно-оптической техники, ракетные и военно-воздушные базы. Лос-Анджелес и его район, принявшие на себя всю страшную силу подземной стихии, был разрушен на 45-50%. Особенно пострадали небоскре­бы дедовой части. Уцелели в основном сейсмостойкие не­боскребы средней этажности в 25-35 этажей и оказавшиеся внутри расположения крупных небоскребов. Они оказа­лись закрыты для удара смерча, после подземных толчков, более высокими башнями в 40-70 и выше этажей. Сильно пострадали корпуса авиакомпаний “Локхид” и “Дуглас” и крупнейшего ракетно-космического консорциума “Титаниум Аэроспейс”, расположенного в Лонг-Бич по со­седству с Лос-Анджелесом. Убытки только этих трех фирм могли составить более 115 миллиардов долларов. По сути дела эти компании надо было создавать заново.

    По Сан-Диего, мексиканским городам Тихуана и Мехикали смерч лишь скользнул. Основные разруше­ния в них были получены от подземных толчков. А по американской Калифорнии разрушения шли одной ли­нией почти до мыса Мендосино. На севере Калифорнии наибольшие разрушения пришлись на Сан-Франциско и прибрежные города. Подвергся разрушению и знаме­нитый мост “Золотые ворота” в Сан-Франциско. Ок­ленд пострадал значительно меньше, так как находился не на самом побережье.

    Вся беда была в том, что удар стихии пришелся на ра­бочее время, когда люди сидят в своих офисах или нахо­дятся в заводских корпусах. А первые два мощных толчка разрушили именно, эти здания. Жилье же в Калифорнии было на 70% — одно-двухэтажные коттеджи, где легко бы­ло спрятаться в подвалах или подземных гаражах от смер­ча, который последовал за подземными толчками. А из небоскреба или даже двадцатиэтажного здания не выско­чишь в одну минуту, тем более что из-за обрыва электро­сетей лифты остановились, превратившись в железные гробы для погибающих людей. Цепь землетрясений, про­катившаяся за последний десяток лет по Тихоокеанскому побережью двух континентов, замкнула свой страшный оборот на побережье США глобальной катастрофой, ка­ких мир еще не видел. И как бы по злому року судьбы, ровно через сто лет природа обрушила на Американскую Калифорнию, и в первую очередь, на Лос-Анджелес, еще более страшный и безжалостный удар, чем в 1906 году. Карающая десница Всевышнего словно вершила свой бес­пощадный приговор людям за их смертные грехи на этой благодатной земле, которую они превратили в Содом и Гоморру. Словно как в древние века, когда Господь про­лил дождь, серу и огонь на жителей города Содома, отли­чавшихся нечестием и развратом, оставив там только пе­пел и камни, так и в начале XXI века он напомнил земным грешникам о суде Божьем за грехи и забвение христиан­ских заповедей.

    И словно в подтверждение этого стихия стерла с лица Калифорнии лживый и развратный Голливуд, воспетый грешниками двуликий олимп, где они создавали порно­графическую стряпню и злодейские кровавые поделки, воспевая не христианские добродетели, а сатанизм и жес­токость. Но обмануть легко людей. Бога не обманешь. Стихия разрушила особняки и виллы лжекиногероев в Пасадене, Глендейле, Биверли-Хиллс...

    Так уж судьбой было определено, что подлые приемы правителей Америки против своих конкурентов и сопер­ников из других стран, бумерангом ударяли по американ­скому народу. Всем известный шведский Нобелевский ко­митет по премиям за высшие мировые достижения в раз­личных сферах человеческой деятельности, в том числе и в науке, был полностью под контролем сионистов США, которые, используя любые методы, проталкивали в Нобе­левские лауреаты своих кандидатов, особенно часто дис­криминация велась по отношению к русским ученым, многие из которых первыми делали великие открытия, а их заокеанские коллеги широко практикуя плагиат выхва­тывали из-под носа русских первые места и лидерство в областях, где те делали мировые открытия.

    Выдающийся сейсмолог академик Суровцев, разрабо­тавший уникальную методику определения районов зем­летрясений, их сроки и мощность, не стал публиковать ни­чего из своих работ, а создав частную фирму, принимал заказы, в том числе и от других стран, исключив, правда, из этой категории Швецию и США. Фирма делала по­трясающие расчеты и предсказания грядущих землетря­сений. Погрешность его расчетов по срокам составляла от 3 до 6 дней, а мощность до 0,3 балла по шкале Рихте­ра. Лучшие же американские прогнозы имели по време­ни погрешность от четырех до восьми недель, а по мощности — 1,2 балла.

    Не имея возможности что-либо украсть из идей и от­крытий Суровцева, так как он специально не печатался, а только выступал на симпозиумах и конгрессах, тща­тельно дозируя информацию и пропуская такие науч­ные форумы, если они проходили в США, Америка, тем не менее, пыталась заманить его в страну приглашения­ми известных американских ученых. Но Суровцев дал себе клятву, что его нога не переступит никогда порог Америки, этой воровки интеллекта и талантов, как он назвал ее на обеде в Париже, который давала Французская Академия наук в его честь.

    Но американцы решили его все же перехитрить. Они через своих европейских марионеток выдвинули Суров­цева через Совет Европы кандидатом в нобелевские лауреаты, внеся ради этого изменения в положение о том, что кандидатов в лауреаты выдвигают националь­ные Академии наук. Но Суровцев знал, что для этого ему придется опубликовать целый ряд работ, из кото­рых американцы сумеют выудить его секреты. Тогда Суровцев заявил, что он уже имеет высшую награду для человека науки, Государственную премию России, страны, которая во все века давала миру великие от­крытия и изобретения. А Нобелевская премия его не интересует, так как Нобелевский комитет уже давно стал марионеткой США и потерял свое лицо, превра­тившись в политическую организацию служения Запа­ду, а не мировой науке, культуре, литературе.

    Так американцы оказались с носом, не сумев обмануть русского ученого и завладеть его уникальной технологи­ей. То, что в Калифорнии произойдет сильное землетрясе­ние, они предсказывали в предыдущем году несколько раз. Не оправдался и следующий прогноз на 22 января 2006 года, и на 26 марта. И хотя власти штата и люди готовились к стихии, укреплялись насыпи и дамбы, плотины и мосты, с населением проводились учения о мерах помо­щи и поведении в момент землетрясения, избежать боль­ших человеческих жертв можно было, только зная о сро­ках катастрофы заранее, за несколько дней. А так — у людей уже выработался принцип привыкания, и бдительность резко ослабла. Так случилось и в последний раз, когда не оправдался очередной прогноз американских сейсмологов о землетрясении 26 марта. Люди вообще уже перестали реагировать на любые прогнозы. И те, кто из страха уез­жал на время ожидаемой катастрофы, сейчас уже верну­лись ничему не веря. Тем более что другие страшные про­блемы захлестнут американцев. Они думали о потерянных состояниях, о террористах, угрожающих ядерной катаст­рофой, о вакханалии сепаратизма и грозящем распаде Америки, о неравенстве, о наркомании, о своих обычных человеческих проблемах, о том, как им жить дальше в ус­ловиях финансового краха и обвально обесценившегося доллара.

    В этот час величайшей трагедии Америки, почти никто не знал, что в пучине океана, в смерчевом потоке, погибло не только два флота США в количестве 67 боевых кораб­лей шедших от Тайваня к портам Калифорнии, но и 216 военных и торговых кораблей, находившихся в прибреж­ной зоне. Остались целыми или немного поврежденными только 38 кораблей, находившихся в доках.

    Землетрясение прокатилось волной и по гигантскому разлому Северо-Американской литосферы, проходящей через Нью-Йорк от самого Тихого океана. Но до Нью-Йорка волна земной стихии докатилась уже погасшей до величины в 3,7 балла по шкале Рихтера и не принесла ни­каких разрушений, кроме легкой паники. И хотя линия ак­тивного сдвига горных пород, по заключению американ­ских сейсмологов проходила через Нью-Йорк, разделяя Бруклин и Куинс и, пересекая 14-ю улицу под Ист-Ривер, в районе Юнион-Сквера, выходила к Бродвею на Манхеттене, городу землетрясения можно было не опасаться, так как Нью-Йорк стоял на скале.

    И пока оставшиеся в живых в Калифорнии приходили в себя от пережитого шока, осознавали масштабы произо­шедшей катастрофы, вытаскивали из-под завалов погибших и раненых близких, друзей или сослуживцев, финал трагедии был еще впереди. Было только 12 часов 25 минут дня, как многие заметили, что небо вдруг начало сереть, а горящие факела огня на разрушенных бензоколонках, ра­зорванных нефте- и газопроводах, от пожаров в горящих зданиях, начали еще больше подчеркивать внезапно сгу­щающиеся сумерки, надвигающиеся с юга от Лос-Андже­леса. Приближалась вторая часть страшной драмы.

    Еще две недели назад, метеорологические спутники НАСА начали давать информацию о мощных потоках океанских течений, идущих с западной части океана к бе­регам Мексики и одновременно усиливающейся мощи пассатов, идущих вдоль берегов Перу и от Коста-Рики и Никарагуа. Они, как бы торпедируя воздушные потоки, идущие вслед за океанскими течениями к Мексике, оттес­няли их к северу, к Калифорнийскому побережью США, завихряя их и увеличивая дисбаланс температур воздуш­ных и морских масс.

    Но глобальные нарушения в работе компьютерных сетей Америки и сбои в космической связи не позволи­ли проследить за фазами нарастания страшного для Америки явления, природного феномена Эль-Ниньо, обрушивающегося каждые два-три года на Америку ги­гантскими смерчами, наводнениями и тайфунами. Как ни странно, Эль-Ниньо, или “мальчик”, как назвали это явление природы перуанские рыбаки еще в далекие времена, обычно зарождался в декабре, в период Рож­дества, раз в два, три или семь лет. И хотя в декабре 2005 года были отмечены признаки его зарождения в 1800-2000 километрах на запад от Перуанского побере­жья, но “мальчик” тогда так и не родился.

    И вот неслыханное дело, в апреле месяце, спровоцированное глубинными процессами разогрева земной коры в глубинах Тихого океана, параллельно с вызревающим землетрясением, началось мощное прогревание гигант­ских океанских пластов воды на территории превышаю­щей размеры Европы. Океанская зона в этой области про­грелась на 6-7 градусов выше окружающей ее воды. А холодная вода, более плотная, чем теплая, провоцировала гигантское, послойное перемещение огромных масс воды.

    Естественно, что в этот процесс вовлекаются и воздуш­ные массы, резко меняя атмосферное давление и направле­ние воздушных потоков. Вся эта масса движется на восток и обычно идет к берегам Перу, а там растекается по обе стороны от экватора. Но на этот раз, в силу смещения по времени его обычного возникновения, более мощные по­токи пассатов от берегов Чили и Перу торпедировали его на север, в сторону Американской Калифорнии.

    Уже в 15 часов 30 минут небо над Лос-Анджелесом ста­ло почти черным. Многие оставшиеся в живых люди, не понимая, что происходит, с ужасом смотрели на темное небо, ожидая конца света. Те, кто вел праведный образ жизни и верил в Бога, молились и плакали. Стрессовые удары по психике американцев за последнюю неделю бы­ли слишком велики, а последствия землетрясения и смерча столь ужасны и опустошительны, что люди не совсем аде­кватно оценивали то, что видели их глаза, ощущали руки, чувствовали сердца и души.

    А Эль-Ниньо, уже в 13 часов 23 минуты обрушился на центральную часть Мексиканской Калифорнии и, сметая все на своем пути, вкручиваясь, как штопор, в бутылоч­ную пробку, все еще набирая силу и мощь, устремился к Сан-Диего, Тихуане и Мехикали. Ураган поднял часть вод Калифорнийского залива и обрушил миллионы тонн воды на эти города, сметая то, что уцелело от землетрясе­ния. В 16 часов 46 минут Эль-Ниньо накрыл Лос-Андже­лес, уничтожая все, что еще уцелело после землетрясения и смерча. Спутники НАСА фиксировали этот тотальный апокалипсис, который по своей всесокрушающей мощи можно было сравнить с пожарным, направившим мощ­ный, поток воды из брандспойта на скопление крохотных муравьев и их норок. Этот брандспойт, увеличенный в миллион раз, прошелся по всей Калифорнии фронтом ши­риной 350-400 километров, от горного хребта Сьерра-Невада до Тихоокеанского побережья Калифорнии.

    Пройдя в течение 4-х часов от Сан-Диего на юге, до гор Кламат севернее озера Шаста на севере Калифорнии, Эль-Ниньо, на площади в 300 тысяч квадратных километ­ров, выкосил косой смерти многих из тех, кому судьба подарила жизнь после страшного землетрясения, доразрушив и добив то, что еще оставалось ценным на этой земле. Наверное, даже ядерная война не нанесла бы таких унич­тожающих ударов, какие были подвластны природной стихии. Счет жертв шел уже на миллионы, а убытки на триллионы долларов.

    Не только Америка, но и весь мир содрогнулся от этой, самой страшной трагедии на земле за период времени от рождества Христова. Самое гигантское землетрясение в 1556 году в Китае, унесло тогда жизни 800 тысяч человек. Эта катастрофа 2006 года была намного глобальней и ужасней. Она усугублялась еще тем, что Американская Империя трещала по швам, обанкротившись в своей чело­веконенавистнической политике к странам, не идущим у нее на поводу. Америка не могла, в катастрофической для нее ситуации, оперативно и в должном объеме оказать по­мощь своим пострадавшим гражданам. Чем же ответят народы других стран на трагедию людей Американской Калифорнии, которые тоже хлопали в ладоши со всей Америкой своим солдатам, убивающим мирных жителей других стран, навязывая ракетами свою волю?.

    3.

    17 апреля 2006 года. Флорида, вечер

    Общепризнанным лидером кубинских эмигрантов в Америке бы Хорхе Мас Каноса, которого предполага­ли воцарить на троне Кубы после устранения Фиделя Кастро. Но ему не суждено было дожить до того дня, когда кубинцы Америки смогут торжествовать. Он умер еще в 1997 году. Но его лидерство подхватил один из его соратников, юрист по образованию. Орландо Макгрегор. Именно он со своим другом Хуаном Камингсом, командовавшим отрядами, созданными ЦРУ из кубинских эмигрантов, ставший полковником мор­ской пехоты США, возглавили все дееспособные орга­низации во Флориде.

    А когда весной 2004 года умер кубинский вождь Фи­дель Кастро, Куба не распалась и народ не взбунтовал­ся, как об этом мечтали американские ястребы, а наоборот, сплотилась вокруг его брата, Рауля Кастро, возглавившего республику и борьбу своего народа за свободу и независимость. Еще в 2002 году наступил прорыв блокады Кубы, совпавший с кризисом ООН, когда эта организация приняла решение сменить место прописки с США на Францию.

    С 2002 года к активно работавшим с Кубой Кана­дой, Россией, Испанией и Китаем, присоединились: Португалия, Италия, Франция, Германия, Югославия, Греция и ряд азиатских стран. Инвестиции широким потоком устремились на Кубу. А проводимая Фиделем Кастро либерализация экономики, с введением права частной собственности и защиты иностранных инвести­ций, за три года вывели экономику из кризиса. После утверждения Рауля Кастро как лидера Кубы, у амери­канских кубинцев рухнули последние надежды вернуть­ся на остров. И тут судьба им подарила исторический шанс обрести подлинную свободу для своей диаспоры в Америке, насчитывающей только во Флориде около одного миллиона кубинцев, а с латиноамериканцами их численность там дошла до двух миллионов человек. Привлеченные черными лидерами Луизианы для совме­стной борьбы за отделение от Америки и создание сво­его независимого государства, они после событий на Кубе 2004 года повели свою игру. Они решили тайно готовить захват власти в свои руки и создать во Флори­де свое, отдельное от афроамерикаицев, государство. Латиноамериканцы стали их надежными союзниками. В конце 2005 года Майкл Шеннон и Уильям Старк, во­шедший в Цюрихскую восьмерку, как заместитель Род­жера Бетвуда, убитого в начале 2005 года, и Джон Маккой в Техасе, получали отрывочную информацию о двойной игре, которую ведут Орландо Макгрегор и Хуан Камиигс. Маккою удалось тогда убедить черно­кожих лидеров не обострять отношения с кубинцами, иначе можно было на будущее получить очень опасных врагов, которые в самый неподходящий момент могут подставить ногу. Даже если они, захватив Флориду, провозгласят ее своим государством, то это намного лучше, чем они с властями США опрокинут всю ситуа­цию в приграничных с ними Алабаме и Джорджии, что сделает невозможной победу афроамериканцев на юге Соединенных Штатов.

    Пусть даже они отколят Флориду от содружества юж­ных штатов, но получив при этом не кровавую разборку в вопросе, кому будет принадлежать Флорида, а помощь, вы получите надежного соседа на своей южной границе протяженностью более 500 километров. Более того, овла­деть Флоридой, — объяснял им Маккой, приехав в Новый Орлеан, — будет не так просто, она нашпигована различ­ными военными базами и специальными объектами, кото­рые охраняют десятки тысяч морских пехотинцев и зеле­ных беретов.

    Напротив, как бы вам не было обидно за предательст­во кубинцев, нужно понять и их. Почти полвека они жи­вут в Америке изгоями, вдали от своей родины, от своей земли, куда им дорога заказана. Поэтому, вам лучше им помочь, если у них обострится обстановка. Иначе, если сломят их, то из Флориды Вашингтон нанесет потом мощ­ный удар по Алабаме и рассечет надвое ваше объединен­ное государство и без особого труда расправится с вами.

    Первым оценил жестокий прагматизм Маккоя Майкл Шеннон. Он потом сумел убедить в этом и Уильяма Старка, молодого лидера Всеамериканской Лиги “Чернокожие братья” и Абрахама Перри, духов­ного вождя движения “Мусульмане Америки” и других лидеров черных общин США. Лучше иметь надежного соседа и потерять какую-то часть территории, которую бы хотелось иметь в своем составе, чем погубить исто­рический шанс вырваться из объятий Вашингтона и создать свое независимое государство.

    * * *

    После провозглашения своего государства — “Новая Куба”, Хуан Камингс, захвативший почти все военные ба­зы, дислоцированные во Флориде, при помощи нервно-паралитического газа и своих боевых отрядов, поднял 40% всей авиации в воздух для патрулирования воздушно­го пространства Флориды, блокировав все подступы к ней. Он два года готовил своих летчиков к такой опера­ции. Были закрыты все аэропорты, включая и международный в Майами. Все системы ПВО, которые удалось за­хватить на этот час, приступили к боевому дежурству, готовые сбить любую цель в небе Флориды.

    Но в 16 часов 46 минут произошла трагедия. Пока не удалось захватить секретную базу “MX-12”, расположен­ную на юг от города Гейнсвилла, где базировались два авиакрыла сверхсовременных бомбардировщиков “B-3M”. Каждый такой самолет стоил свыше 600 миллионов долларов. Баснословные деньги затрачивались не зря. Са­молеты этого типа, в отличие от перехваленных “В-1” с технологией “Стеле” были действительно невидимы для радаров и обладали беспрецедентной автономностью ле­тать с дозаправкой в воздухе без посадок 96 часов подряд, то есть четверо суток.

    Эти бомбардировщики были оснащены самой со­вершенной системой лазерного наведения на цель и бомб и ракет. Практически все, что изрыгало чрево “B-3M”, попадало точно в цель. Изготовленные на авиационных заводах компании “Локхид” в Лонг-Бич вблизи Лос-Анджелеса, их сначала перегоняли на базу ВВС под Канзасом, а там уже обкатывали. После налета 60 часов, их перегоняли на южные базы ВВС США, для контроля за просторами Атлантики и всей акватории Южной Америки. Первые два авиа­крыла разместили во Флориде, на новой сверхсекрет­ной, построенной только в 2004 году базе ВВС под Гейнсвиллом, Следующие два авиакрыла должны были разместить на базах вблизи Сан-Антонио и Хьюстона в Техасе.

    Все попытки сходу захватить базу ВВС под Гейнсвиллом окончились неудачей. Люди, внедренные Камингсом на базу, в том числе и кубинские пилоты, не смогли обес­печить ее захват изнутри. Слишком неравные были силы кубинцев и внутренней охраны базы. Ценой собственной жизни им удалось повредить шасси у четырех бомбарди­ровщиков, что делало невозможным их взлет и уход из этого опасного района. Охрана базы, потеряв половину своего состава, все же сумела уничтожить кубинцев, а ко­мандир авиакрыла неповрежденных самолетов “B-3M” полковник Чак Мортон отдал команду на взлет. Он сумел связаться с Пентагоном и получил добро на перегон их на базу ВВС под Канзас-Сити, чтобы они не достались мя­тежникам, так как ситуация во Флориде обострялась с ка­ждым часом. А поскольку уверенности в том, что базу удастся отстоять, не было, то оставшейся охране дали ко­манду подготовить самолеты с поврежденными шасси к взрыву.

    А в это время по команде полковника, экипажи са­молетов подготовленных к взлету, бросились 'занимать свои места. Вот Брюс Эллиот первым из своего экипа­жа бросился к кнопке экстренного запуска двигателей. Еще не все пилоты успели устроиться в своих боевых местах и пристегнуть ремни, как двигатели начали свои обороты. А охрана едва успела погрузить последние ящики с секретной информацией в виде документации и чертежей. Ведущие предполетную подготовку и воору­женная охрана отринули от бомбардировщиков “B-3M”, двигатели которых мощно набирали обороты. Авиакрыло “B-3M” должно было сопровождаться ше­стью истребителями “F-18R”.

    А пока база, блокированная со всех сторон военизиро­ванными частями кубинцев, пуэрториканцев и белыми от­рядами мятежников, под руководством полковника мор­ской пехоты Диаса Ростоу, теряла своих последних защит­ников под снайперским огнем восставших. Понимая, что самолеты могут улизнуть у них из-под носа, Ростоу был полон решимости похоронить их на базе, но не дать им улететь. У кубинцев, окруживших базу, было 16 портатив­ных ракетных установок “Зевс-М” типа земля-воздух, что делало проблематичным увод самолетов из Флориды. Но командир авиакрыла “B-3M” не исключал наличие таких ракет у мятежников и разработал свой план выхода из этого кольца.

    Первыми поднимались 12 боевых вертолетов “Апач-RX” и, атаковав мятежников вокруг базы, должны были вызвать огонь ракетных установок на себя и уничтожить их. В это время взлетали истребители “F-18R” и добивали цели на земле, если вертолеты не полностью выполнят свою задачу. Только после этого путь для бомбардиров­щиков “B-3M” был открыт.

    Но и кубинцы были не простаки. Полковник Диас Ростоу прошел огонь и воду во многих горячих точках планеты, куда ЦРУ бросало кубинские формирования как пу­шечное мясо. Поэтому те, кто уцелел, были действительно настоящими дьяволами, презирающими смерть. Как толь­ко на базе взревели .двигатели “B-3M”, стало ясно, что ян­ки готовятся угнать самолеты в США. Предсмертные сло­ва капитана Алекса Рамиреса, возглавлявшего кубинскую группу на самой базе: “Прощайте, мы в кольце, почти все погибли, да здравствует Новая Куба?”, — и треск пулемет­ных очередей, еще стояли в ушах Ростоу. Это были по­следние слова их группы по рации.

    Понимая, что на базе сейчас царит паника, а летное поле готовится изрыгнуть в небо воздушных убийц, Ростоу дал команду по рации Раулю Эспинозе, коман­довавшему минометными расчетами. Буквально через тридцать секунд заухали 36 минометных расчетов, рас­положенных вокруг базы. Из 12 вертолетов сумели взлететь только семь, из них два сразу же были подби­ты из портативных ракетных установок. Но оставшиеся пять вертолетов, прежде чем их уничтожили, обильно выкосили своим огнем ряды мятежников. Более 200 трупов кубинцев и пуэрториканцев остались навечно лежать на земле вокруг базы.

    И в этот момент, когда на базе гремели взрывы от мин и уже полыхали два бензохранилища, взлетели первые два “F-18R” и сразу за ними показался первый “B-3M”. Именно в него и угодили сразу две ракеты. Произошедший взрыв потряс всю территорию базы. Взлетевшие чуть раньше “ F-18R” были всего в 600 фу­тах от взорвавшегося бомбардировщика. Поэтому взрывная волна достала и их. Мощнейший взрыв бое­комплекта подбитого “B-3M” почти совпал со взрывом склада ракет на базе, куда очевидно попала мина. Смерч взрывной волны разметал самолеты, готовящие­ся к взлету, как щепки. Взрывались баки с горючим, а затем и боекомплекты, уничтожая на базе все, что по­падало в их зону. Задача захвата самолетов была не вы­полнена, но и США они не достались. Из почти 1300 кубинцев, атаковавших базу, в живых осталось не более 300 человек, в том числе и полковник Диас Ростоу. Сча­стье, что на базу еще не завезли ядерное оружие, иначе катастрофа могла стать глобальной...

    * * *

    А в это время Орландо Макгрегор и Хуан Камингс за­вершили разработку полного блокирования последнего очага сопротивления в городах Тампа и Лейкленд. Обста­новка в Сент-Питерсберге и Клируотере была уже полно­стью под их контролем и таким образом Тампа — один из больших портов Америки и самый крупный во Флориде, был полностью отрезан от Мексиканского залива. На подходе были корабли, посланные из Техаса с латиноамериканцами.

    Макгрегор лучше других понимал, что история дала им один единственный шанс создать свое государство и таким путем освободиться от вечной зависимости от Вашингтона, который то помогает им, то бросает их на про­извол судьбы, когда мировая конъюнктура меняется. Они перестанут быть людьми второго сорта, обретут не только равноправие, но и свободу.

    Макгрегор хорошо знал историю не только Кубы, но и Америки, в том числе и Флориды. Открытая испанцами в 1518 году, она на протяжении трех веков принадлежала Испании, за исключением короткого периода с 1763 по S783 годы, когда ее захватила Англия. Но с начала XIX века на эту территорию стали предъявлять права Соеди­ненные Штаты, оккупировавшие сначала западную часть Флориды в 1810 году, а затем и восточную, в 1818 году. ГИТА в 1819 году вынудили ослабленную войной с Напо­леоном и понесенными потерями Испанию подписать до­говор, по которому она уступала США всю Флориду. Те­перь они вынудят США уступить, а точнее вернуть Флориду ее испаноязычному населению...

    Относительная легкость захвата Флориды насыщен­ной военными базами и спецчастями, объяснялась мно­гими факторами. Наиболее дееспособное население Флориды, молодое и агрессивное, составляли в основ­ном кубинские и латиноамериканские эмигранты, нег­ритянская молодежь, которая стекалась в этот южный штат поживиться за счет богатых и престарелых белых бездельников, которые селились в этом райском уголке в преддверии заката своей жизни. Поэтому отпора бе­лого населения Флориды бунту эмигрантов и не могло быть. С началом сепаратистских событий они поза­крывались на своих виллах и в коттеджах, надеясь на полицию, что та их сумеет защитить.

    А во все военные подразделения, в охрану баз ВВС и ВМФ, Макгрегор несколько лет внедрял своих людей, в том числе и своих сторонников среди белых американцев, ненавидевших режим Вашингтона. Все это Макгрегору сделать было не сложно, так как кубинцы зарекомендова­ли себя отчаянными парнями, а работа их боевых отрядов на ЦРУ была лучшей рекомендацией для внедрения на важнейшие военные объекты. И третьим важным факто­ром было то, что более 70% всех жителей Флориды было сосредоточено в четырех районах: в Майами и прилегаю­щих к нему Корал-Гейблсе, Майами-Бич, Хайалиа, Холливуде и Форт-Лодердейле, где проживало более 3,5 мил­лиона человек; в Сент-Питерсберге, Тампе, Клируотере, Лейкленде и Плант-Сити, сконцентрировавших в себе слившуюся городскую и пригородную зоны с численно­стью населения переваливший в 2005 году за 3,0 миллиона человек; а также в Джексонвилле на востоке северной час­ти Флориды у границы со штатом Джорджия и в Таллахаси — административном центре штата Флорида на западе северной части полуострова.

    Сегодня днем, когда в 12 часов 20 минут Макгрегору поступило сообщение от полковника Роберта Мэндоса, устремившегося после захвата Таллахаси на запад и оста­новленного черными командос у моста через реку Апала­чикола, ему стало ясно, что может возникнуть междоусоб­ный конфликт, грозящий опрокинуть всю ситуацию. Пол­ковник передал, что алабамцы захватили западную часть Флориды, которая на две трети закрывала им доступ к Мексиканскому заливу с северной части штата. Алабамцы заявили, что эта территория теперь принадлежит Африкании, и называют Макгрегора предателем.

    Макгрегор дал указание полковнику Мэндосу рассре­доточить свои части вдоль берега Апалачиколы от Чаттахучи, на стыке границы штатов Джорджия и Алабама с Флоридой, и до городка Апалачикола на берегу Мекси­канского залива, превратив ее в водный рубеж западной границы Новой Кубы. Он понимал, что попытка отбить 10-12 тысяч квадратных километров территории, может обернуться кровавой междоусобной схваткой с неграми, что сведет на нет все их усилия по захвату Флориды и соз­данию своего государства. А в случае интервенции США рассчитывать на помощь соседей уже не придется.

    Система захвата Флориды, построенная на плане бес­предельной жестокости к любому сопротивлению их це­лям, дала свои плоды. Сегодня вечером Макгрегор дол­жен был объявить по месггной телесети состав правитель­ства, о времени проведения референдума об отделении от США, о вводе новой денежной единицы — новокубинско­го реала, порядке обмена долларов на реалы и статусе доллара как иностранной валюты, о защите прав частной собственности...

    После ряда встреч с Джоном Маккоем еще в 2003 году, Макгрегор понял, что три вещи нужно сделать цивилизо­вано, чтобы победа, если ей суждено будет осуществиться, потом могла быть признана другими странами, а ситуа­ция в новом государстве стала подконтрольной новым властям. И главным здесь было проведение референдума, ибо воля народа от Бога является высшим законом для любой нормальной власти и дает право обеспечить вы­полнение этой воли любыми доступными способами.

    А как обеспечить положительное решение на референ­думе Макгрегор знал. Уже с утра сегодняшнего дня все ра­диостанции, телеканалы и компьютерные центры Флори­ды передавали сообщения на всю Америку с призывом ко всем кубинцам, белым, латиноамериканцам, проживаю­щим в других штатах, ехать во Флориду строить новую жизнь, свое государство. Введение же новых денег позво­ляло взять под контроль всех граждан и всю экономику. Более того, введение новых денег резко сужало возможно­сти финансового удушения со стороны Вашингтона. А за­щита частной собственности и иностранных инвестиций успокаивала население и показывала другим странам, что новая власть будет жестко придерживаться международ­ных финансовых основ.

    Макгрегор опасался только открытого военного вмешательства Вашингтона и поэтому готовился к худ­шему варианту — гражданской войне. Хотя трезвый рас­чет показывал, что Америке начинать одновременно войну со многими штатами, вышедшими из-под ее контроля просто невозможно. Скорее всего, она начнет их бить по одиночке, но и ей для этого нужно время. Воз­можно, все решит акция парней захвативших атомные электростанции, тогда передышка будет основательной и можно будет консолидироваться всем штатам, отделившимся от США и создавшим свои государства. К этому времени Калифорнийский Апокалипсис еще не наступил, а когда трагедия произойдет, Макгрегору станет ясно, что их победа состоялась...

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.