Глава первая. Ядерный шантаж “Черных камикадзе”. - Крушение Америки. Книга вторая. Возмездие - Юрий Козенков - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.

    Глава первая. Ядерный шантаж “Черных камикадзе”.

    1.

    16 апреля 2006 года, Нью-Йорк, вечер

    В 21 час 12 минут вашингтонского времени, не только Соединенные штаты, но и весь мир, облетело сенсацион­ное зловещее сообщение, заставившее застыть от ужаса десятки миллионов американцев. В этот час телеканал “Си-Эн-Эн”, как всегда опередивший своих конкурен­тов, прервал свою программу передач и сделал следующее сообщение:

    “Сегодня, 16 апреля 2006 года, ориентировочно в 20 ча­сов 30 минут, двумя группами террористов-негров, были захвачены атомные электростанции, расположенные в пригородах крупнейших городов страны — Нью-Йорка и Чикаго. Они грозятся взорвать ядерные реакторы, если правительство США не выполнит их требования, связан­ные с предоставлением независимости черному населению Америки на территории южных штатов США.

    Пока нет подробностей об участниках захвата атом­ных электростанций, но достоверно известно, что они на­зывают себя “Черными камикадзе”, на манер японских летчиков-смертников в годы второй мировой войны, ко­торые потопили немало кораблей США. Пока ясно одно, что взрыв ядерных реакторов таких крупных электростан­ций, какие расположены в северном пригороде Нью-Йорка, и в южной пригородной зоне Чикаго, способен привес­ти к гибели миллионов наших сограждан.

    Мы надеемся, что правительство Соединенных Шта­тов и лично президент страны примут все меры для урегу­лирования этой страшной ситуации мирным путем, мы ве­рим, что для них жизнь десятков миллионов американцев дороже политических амбиций и имперских стремлений. Мы сейчас пытаемся связаться с лидерами террористов, чтобы передать вам более подробную информацию. Связь с Белым домом уже установлена, но мы пока не получили от них никаких вразумительных объяснений. Просим со­блюдать выдержку и спокойствие, никакой паники. Мы уверены, что президент и правительство страны найдут мирный и безопасный выход. Будьте с нами, мы скоро бу­дем снова в эфире...”

    Захват атомных электростанций, расположенных в крупнейших мегаполисах Америки — Нью-Йорке и Чи­каго, был козырной картой лидеров черных американ­цев в борьбе с Вашингтоном за свою свободу, за созда­ние своего государства и его отделение от США. И Майкл Шеннон, идейный вдохновитель и организатор всей работы по созданию государства черных амери­канцев, и лидер Всеамериканской Лиги “Чернокожие братья” — Уильям Старк и духовный вождь движения “Мусульмане Америки” — Абрахам Перри, еще в начале своей подготовительной работы в 2000-2001 годах по­нимали, что против силовой акции Вашингтона им не устоять. Сионистские правители Америки не пожалеют крови черных американцев.

    Они долго искали тот рычаг, при помощи которого можно было бы загнать Вашингтон в угол и таким обра­зом вынудить его на мирное решение вопроса о самоопре­делении черных американцев. Так была разработана опе­рация по захвату двух атомных электростанций, располо­женных в самых густонаселенных районах Америки. Майкл Шеннон понимал, что захватить электростанции извне было невозможно, так как эшелонированная систе­ма их охраны это полностью исключала. Оставалось еще несколько путей. Одним из наиболее эффективных ему по­казался захват этих станций изнутри.

    В течение трех лет на электростанции внедряли своих людей, в охрану, в технический и обслуживающий персо­нал. А так как текучесть кадров там была предельно низ­кой, то и внедрить туда за это время удалось не многих. На нью-йоркской станции было внедрено 16 человек и на Чикагской — 13 человек. За 2004-2005 годы, используя сво­их людей в охране, во время их дежурств, на территории атомных электростанций были пронесены: взрывчатка, детонаторы, электронные часовые механизмы, стрелковое оружие, которое заносилось в разобранном виде и там со­биралось и самое главное — тритиевые капсулы, для усиле­ния последствий радиоактивного заражения.

    Захватом нью-йоркской атомной электростанции руко­водил Чак Бенсон, чернокожий капитан, бывший "зеленый берет", а сейчас служивший в охране станции. В операции также участвовали Стив Кларк и Бэрт Найт — профессио­нальные военные, служившие в свое время в морской пе­хоте. Джим Рой, капрал, служивший в конце 90-х годов на авианосце “Риджуэй” и Глория Митчелл, служившая ра­нее в нью-йоркской полиции. Будучи профессиональными военными, они даже без особой подготовки знали, как нужно захватывать объекты и их удерживать. Еще 11 уча­стников захвата станции были сугубо гражданскими ли­цами. Но все они прошли соответствующую подготовку под руководством Чака Бенсона.

    Все 16 человек были чернокожими американцами. Они решили не привлекать к этой операции белых, чтобы из­бежать непредвиденных ситуаций или возможного преда­тельства. В последние дни перед захватом станции Бенсон посчитал, что можно не рисковать жизнями 11 человек из числа гражданской части их группы, так как пяти человек было достаточно, чтобы захватить и блокировать корпус, где располагался ядерный реактор. Операция началась ровно в 20 часов, синхронно с операцией в Чикаго. В про­тивном случае, после захвата одной станции на всех ос­тальных ввели бы особые меры контроля даже за персона­лом станций на всей территории США.

    Вся пятерка захвата, кроме специальной амуниции имела револьверы с пулями, начиненными нервно-паралитическим ядом слабой концентрации. Такая пуля, попадая в человека, парализовала его двигательные функции на 1,5-2 часа. Это входило в план Бенсона, чтобы никого не убивать, а только временно вывести из строя. Операция захвата длилась всего 11 минут и прошла без каких-либо осложнений.

    Охрана, дежурившая у входа в зал центрального пуль­та управления, не особо удивилась, увидев своих коллег из охраны — Бенсона, Кларка и Найта, появившихся в не­урочное время. Тут же последовали выстрелы по ногам охранников, и они уже через минуту лежали неподвижны­ми на полу у двери, ведущей в зал, где располагался пульт управления станций.

    Ворвавшись в зал, они согнали шестерых операто­ров, дежуривших у пульта управления работой энерго­блоков станции, в комнату, предназначенную для хра­нения различных запасных блоков на случай срочного ремонта аппаратуры станции. Комната без окон служи­ла наилучшим образом для изоляции персонала на все необходимое время.

    Заблокировав двери зала центрального пульта и оста­вив на дежурстве Берта Найта, Бенсон и Кларк устреми­лись к лифту. Спустившись на первый этаж, они соедини­лись с ожидавшими их Джимом Роем и Глорией Митчелл. Быстро миновав помещение с циркуляционными насосами, они выскочили в коридор, ведущий в галерею, соеди­няющую энергоблоки атомной электростанции, где и стоял реактор. Вход в галерею охраняли двое охранников, которые не ожидая нападения от своих коллег, были за­хвачены врасплох. После двух выстрелов они также оказа­лись парализованными.

    Но на станции уже прозвучала всеобщая тревога. Бенсон и Кларк закрыли бронированные двери, веду­щие из коридора в галерею. Рей и Митчелл бросились к настенным ящикам с комплектами пенотушителей по­жара, выволакивая из потайных ячеек взрывчатку и тритиевые капсулы. Кларк, Рой и Митчелл, одев защит­ные комбинезоны, войти в зал первого реактора, что­бы установить взрывчатку и капсулы, которые после взрыва могли многократно увеличить численность жертв предстоящей катастрофы.

    А Бенсон, взяв портативную рацию связался с главным центром охраны нью-йоркской станции.

    — Полковник Льюис, говорит капитан Бенсон, — раз­дался в эфире его голос. — Бригада “Черные камикадзе” захватила центральный пульт управления станцией, за­минировала ядерный реактор и начинила взрывчатку тритиевыми капсулами. Думаю, вам не нужно объяснять, что это означает и к каким последствиям приведет при взрыве. Через тридцать минут мы снова выйдем в эфир и предъявим наши требования к правительству США, поэтому нам нужен прямой контакт с телевиде­нием и прессой.

    Вы знаете, что я слов на ветер не бросаю, и тем не менее предупреждаю, что все находящиеся со мной соратники, прежде чем пойти на эту операцию, добровольно приняли решение уйти из жизни, если этого потребует обстановка. Поэтому, не совершите глупостей. Более того, очистите от персонала и охраны блоки 6, 9, 10, 12, коридоры, ведущие к ним и лифты. Все и так работает в автоматическом ре­жиме. Если нам удастся договориться с Вашингтоном и все разрешится благополучно, останутся живы десятки миллионов людей. Мы подключились к видеосистеме станции, не отключайте ее, так как мы должны видеть все, что делается вокруг нас, и через нее связаться с прессой и телевидением.

    — Я вас понял, Бенсон, — прозвучал в ответ голос пол­ковника Джима Льюиса, бывшего в свое время в охране Лос-Аламосского Центра ядерных исследований США, а теперь руководивший охраной этой атомной станции. — Мы не предпримем никаких действий, противоречащих вашим требованиям, но сообщите, чего вы хотите, каковы ваши требования. Мы будем ждать ответа.

    — Через тридцать минут вы об этом узнаете, готовьте прессу и телевидение.

    Мы прерываем нашу программу для срочного сооб­щения о требованиях террористов, захвативших атом­ные электростанции, — объявила диктор телекомпании “СИ-ЭН-ЭН”.

    — Десять минут назад мы завершили запись требований террористов, захвативших атомные электростанции под Нью-Йорком и Чикаго, вот их требования:

    “Мы, “Черные камикадзе”, подразделение специально­го назначения свободного государства черных американ­цев “Африкания”, захватили сегодня вечером две атомные электростанции под Нью-Йорком и Чикаго. Нами зами­нированы ядерные реакторы и в зоне взрыва сосредоточе­но 36 тритиевых капсул. При взрыве реакторов они в де­сятки раз усилят поражающее действие радиоактивного заражения. Зона поражения охватит территорию радиу­сом 320-400 километров. Только от взрыва в районе Нью-Йорка может погибнуть от двух до трех с половиной мил­лионов человек. Численность же пораженных радиоактив­ным заражением достигнет от 20 до 25 миллионов.

    После такого взрыва с тритиевой начинкой, над терри­торией диаметром в 200 километров от эпицентра взрыва не сможет жить ничего живого в течение 30 лет. Это было бы заслуженной карой Америке за смерть, кровь и горе, слезы и унижения миллионов черных американцев за 400 лет, на этой проклятой для нас земле. Но мы не хотим не­винных жертв. Мы не хотим зла ни белым американцам, ни людям другой расы, проживающим на этой террито­рии. Мы ненавидим сионистов, которые завозили нас в Америку и продавали в рабство, которые теперь под ви­дом наших друзей натравливает нас на белых, а белых на черных, тем самым отвлекая и тех, и других от их закулис­ных сделок с продажным Вашингтоном и полному захва­ту власти в Соединенных Штатах.

    Как вы помните, еврей Мариус Реваже, пожалуй, дал наиболее точную оценку деятельности своих соплеменни­ков в нашей стране. В конце 90-х годов он сказал: “Мы — незваные гости. Мы — разрушители. Мы берем ваш при­родный мир, ваши идеалы, ваше назначение и разрушаем их. Мы принесли раздоры, смятение и разочарование в ва­шу жизнь. Кто знает, какой великой и славной могла бы быть ваша судьба, если бы мы оставили вас одних”.

    Для них наша страна не родина, а место проживания. Они выкачивают из Америки все соки для своего обога­щения, для содержания Израиля и евреев, съезжающихся со всего мира в Америку. Они держат нашу жизнь под контролем от рождения до самой смерти. Пресса и телеви­дение, церковь и школы, все под их неусыпным контро­лем, чтобы через них калечить души американцев. Не зря Иосиф Шапиро похвалялся в свое время, что “законодате­ли вкуса, служители музеев, директора, меценаты, деканы университетских факультетов, собиратели и критики — по преимуществу евреи. В искусстве “гои” определенно со­ставляют меньшинство”.

    Они самые отъявленные расисты. Они с потрохами ку­пили продажный Конгресс и Сенат, они покупают и управляют президентами и министрами Америки, дикту­ют США какую внешнюю политику нужно проводить. Мы не желаем больше жить в такой стране. Поэтому чер­ные американцы и решили создать свое государство и от­делиться от Соединенных Штатов. Наш ультиматум пра­вительству США заключается в следующем:

    1. Власти США не предпримут ни одной акции военно­го характера против штатов, решивших отделиться и об­рести независимость. Причем независимо Техас это или наше новое государство Африкания, или западные штаты Америки;

    2. Народ этих штатов должен иметь право самостоя­тельно, на референдуме, решать свою судьбу. Поэтому Конгресс США должен до 19 часов 17 апреля 2006 года принять поправки к закону, чтобы народ штатов имел право самостоятельно решать свою судьбу;

    3. При любой попытке военного воздействия Вашинг­тона на стремящиеся к отделению штаты мы взорвем атомные электростанции, и вся ответственность за милли­онные жертвы ляжет на Вашингтон;

    4. После разрешения кризиса нам должны обеспечить беспрепятственный вылет в Новый Орлеан.

    При невыполнении наших требований мы взорвем атомные электростанции, а чтобы у какого-нибудь сукина сына из Вашингтона не зародилось сомнение в нашей ре­шимости пойти на самопожертвование, мы сделаем ряд убеждающих шагов, и первый из них произойдет через 10 минут. Итак, мы даем Вашингтону 20 часов, до 19 часов завтрашнего дня. Время пошло.”

    — Мы передали дословную запись требований террори­стов. И вот только что, к нам в студию, поступило сообщение, что в 23 часа, в Нью-Йорке, в Манхеттене, на пере­сечении 23-й улицы и 6-й Авеню, страшным взрывом бы­ло разрушено здание, где размещалась штаб-квартира масонов Нью-Йорка и Всеамериканская ассоциация еврей­ской молодежи. Террористы подтвердили Вашингтону, что они не шутят. От взрыва пострадало еще семь зданий. Счастье, что взрыв произошел в позднее время и обош­лось без жертв.

    По сообщению наших корреспондентов из Вашингто­на, в Белом доме президент страны собрал правительство, чтобы выработать единственно правильное решение для разрешения кризиса с захватом атомных электростанций. Пока мы не можем сообщить вам каких-либо коммента­риев высших чиновников страны на сложившуюся ситуа­цию. Совещание у президента продолжается. Будем наде­яться на здравый смысл как правительства, так и террори­стов. Мы просим вас сохранять выдержку и спокойствие. У нас есть время, чтобы заставить правительство найти мирный выход из этой страшной ситуации.

    Оставайтесь с нами, мы будем ежечасно сообщать вам о новых подробностях и любых, изменениях в ситуации вокруг Нью-Йорка и Чикаго.

    2.

    17 апреля 2006 года, Ирак, город Мосул.

    В Нью-Йорке царило ночное оцепенение, когда в Иракском городе Мосул закончилось длившееся с пере­рывами почти десять часов совещание представителей ру­ководства Сирии, Ирака. Ирана с лидером Курдской ра­бочей партии — Джамалем Балаяни. Это совещание и принятые на нем решения должны были коренным образом изменить всю ситуацию в этом регионе.

    22-миллионный курдский народ проживал на терри­тории четырех основных стран: Турции, Сирии, Ирака и Ирана. Более трех лет шла кропотливая работа ливийско­го миллиардера Фуада Берази и родственника иранского премьера — Саддама Масуда с политическими руководите­лями Сирии, Ирана и Ирака о предоставлении небольшой части своих территорий для создания самостоятельного курдского государства. Но это было возможно только в том случае, если и Турция, где проживала большая часть курдов, пошла бы на такой шаг, проявив милосердие к не­счастному народу.

    Но все попытки общественных и политических деяте­лей Сирии, Ирака и Ирана склонить Турцию к цивилизо­ванному и демократическому пути решения этой наболев­шей проблемы, отвергались ею без рассмотрения. А идти на одностороннее выделение части своих земель для обра­зования курдского государство было чревато тем, что у Турции появлялся плацдарм, куда можно было вытеснить своих 12 миллионов курдов. Это создало бы непредсказуе­мые проблемы на границах Сирии, Ирака и Ирана с Тур­цией. Не помогли в этом вопросе и обращения ООН к правительству Турции. Оставался только последний вари­ант — силовой.

    После крупных боевых схваток с турецкими властями в 1999-2000 годах, курды проделали огромную работу по созданию своей государственности. Во-первых, произош­ла консолидация курдских сил сопротивления. Демокра­тическая партия Курдистана и Патриотический союз Кур­дистана запятнали себя сотрудничеством с Америкой, для которой курды были лишь разменной монетой для реше­ния своих проблем. Поэтому уже в 2001 года произошло объединение всех патриотических сил курдов вокруг Курдской рабочей партии, А с 2002 года курды, при помо­щи своей диаспоры за рубежом и друзей, начали готовить и обучать свои кадры за границей. Шла подготовка спе­циалистов в области государственного устройства, эконо­мики, образования, медицины и, конечно, военного дела.

    В 2005 году, на территории временно выделенной Си­рией, Ираком и Ираном под будущее курдское государст­во, курды имели 72-ч тысячную армию, прошедшую бое­вую подготовку на территории Афганистана, участвуя в боях против талибов на стороне правительства. Курдская армия была сейчас хорошо экипированной и вооружен­ной. Достаточно сказать, что у курдов на вооружении бы­ло 360 современных танков, 464 бронетранспортера, 1726 тяжелых грузовиков для переброски войск, 118 ракетных установок залпового огня “Смерч”, 132 усовершенство­ванные ракетные установки “Зевс-2”, значительно превосходившие когда-то популярные “Стингеры” и 38 русских ракетных комплексов “Игла-СМ”, от которых не мог спа­стись ни один самолет.

    Авиационные силы курдов были невелики. Всего 16 разнотипных самолетов, но зато вертолетный парк был очень значительным, что было особо важным при ведении боевых действий в горах. Курды имели 62 десантных и 56 боевых вертолетов, оснащенных современным ракетным оружием. Все деньги собранные курдами за рубежом у своих соплеменников пошли на закупку вертолетов, кото­рые в горах обеспечивали 50-60% успеха.

    Особой гордостью курдов был гвардейский корпус, состоящий из трех бригад общей численностью 18 ты­сяч человек, который мог на равных потягаться с зеле­ными беретами хоть США, хоть Великобритании, а также десятитысячный корпус смертников, состоящий из 1000 диверсионный групп, готовых пойти на смерть ради выполнения поставленной боевой задачи. Послед­ним элитным подразделением был шеститысячный кор­пус стражей курдской революции, которые выполняли функции службы безопасности. Таким образом, общая численность вооруженных формирований курдов со­ставляла 106000 великолепно подготовленных бойцов на уровне современной армии.

    Кроме этого, курды имели 289 тысяч молодых и обу­ченных резервистов из числа курдской молодежи, которая прошла двухгодичную боевую подготовку. Все они уже прошли боевое крещение в непрекращающихся стычках с турецкой армией. Но курдские лидеры не вводили в столк­новения с турками свои основные силы, они готовили им сюрприз в качестве тщательно разработанной и подготов­ленной операции на территории Турции.

    Безусловно, Турция знала о приготовлениях курдов, ко­торые велись на севере Сирии, Ирака и Ирана. Американ­ские спутники-шпионы, бороздившие космические про­сторы, засекали все что только двигалось на территории Сирии, Ирака и Ирана и, естественно, передавали эти дан­ные туркам. Несмотря на резкие протесты Турции в адрес Сирии, Ирака и Ирана о том, что на их территории гото­вятся курдские террористы, все размеренно и четко шло по плану Саддама Масуда и Фуада Берази, участников Цюрихской восьмерки, готовившей и участвующей в опе­рации “Северная комета”.

    На удивление, Турция в конце XX и в начале XXI ве­ка стала совершать много ошибок. Пользуясь разруше­нием Советского Союза, а затем ослаблением России, она начала вести активную подрывную работу против России на Кавказе, поддерживала и оказывала помощь чеченским террористам, забывая, что у палки два кон­ца. Если у нас есть чеченцы, то Турции не следовало за­бывать о своих курдах, о кипрской проблеме, о напря­женных отношениях с Грецией и целом ряде других проблем внутриполитического плана. Кусая Россию, она не задумывалась о том, что та за десять минут мо­жет превратить всю Турцию в выжженную ядерную пустыню.

    Не прибавилось ума у них и после смерти Ельцина и прихода к власти в Москве новых людей, патриотов и прагматиков, которые сразу перекрыли Турции клапан челночной торговли, которая приносила ей ежегодно только из одной России более десяти миллиардов. Со­шла постепенно на нет и предпринимательская деятель­ность, особенно в области строительства. Россия жест­ко поставила условия роста экономических взаимосвя­зей в зависимость от политической лояльности и сдер­жанности на Кавказе, который был и оставался зоной национальных интересов России и где она будет теперь при случае давать хорошего пинка тем, кто начинает нагличать и забывать манеры хорошего тона. Такой пинок Турция получила в 2004 году, когда в России объявили, что Турция стала страной нежелательной для русских туристов и Анкара потеряла только от рус­ских туристов более трех миллиардов долларов. А в це­лом, от свертывания челночной торговли, туризма, строительного бизнеса и снижения общих объемов тор­говли на государственном уровне Турция теряла более 18 миллиардов долларов в год. Было о чем подумать.

    Теперь разгорался и курдский фитиль. В феврале кур­ды провели общенациональные выборы президента курд­ского народа. Им стал руководитель Курдской рабочей партии и Главнокомандующий всеми вооруженными си­лами — Джемаль Балаяни. Долгих шесть месяцев тысячи посланцев Курдского комитета по избранию президента, от селения к селению шли в народ, агитируя его за Балая­ни и собирая подписи населения. На территории Турции это проводилось тайно, и тем не менее турецкой полиции удалось захватить более 60-ти таких посланцев и посадить их в тюрьму.

    Но процесс этот остановить уже было невозможно. Подумать только, 22-миллионный народ, проживавший на положении изгоев на территории четырех государств, не имел ни государства, ни автономии. Избранный прези­дентом всех курдов Балаяни назначил премьер-министра и основных министров правительства. После долгих со­гласований и переговоров, наконец, был подписан мемо­рандум, по которому Сирия выделяла курдам для созда­ния своего государства территорию общей площадью 8000 квадратных километров на севере страны. На грани­це с этой областью Ирак выделял 11000 и Иран — 13000 квадратных километров. Это была область на восток от озера Урмия до границы с Турцией.

    Но эта территория прерывалась турецкой территорией, то есть курдской частью Турции от Иракского поселка Эз-Зибора, до границы с Ираном. Эта территория могла пе­рейти под юрисдикцию курдов только в том случае, если Турция выделит часть своей территории на юге страны, где проживало более 12 миллионов человек, либо курды сами провозглашают на этой территории свое государст­во. То есть, вопрос ставился конкретно. Если курды не смогут решить вопрос выделения им земли с правительст­вом Турции, то они должны решить этот вопрос воору­женным путем.

    Курды понимали, что с жестокими турецкими властя­ми не договоришься и поэтому готовились на турецкую жестокость теперь ответить тройной жестокостью. Они пять лет готовились к настоящей войне с Турцией и поэто­му области, которые, по их мнению, принадлежали кур­дам, они изучили до мельчайших подробностей. Они пла­нировали вернуть себе юго-восточную часть Турции, от границы с Сирией по реке Евфрат до впадения в водохра­нилище вблизи города Элязыг и далее от него по реке Му­рат до города Татван на озере Ван. Дальше граница должна пройти по южной оконечности этого озера до одноименного города Ван, и далее по железной дороге до са­мой границы с Ираном.

    Эта область Турции, где проживали курды, составляла около 80 тысяч квадратных километров. Таким образом, с учетом земель, выделяемых Сирией, Ираком и Ираном, 22-х миллионный курдский народ мог создать свое госу­дарство на территории общей площадью почти 110000 квадратных километров, что вполне могло бы обеспечить нормальное расселение всего народа и его экономическое развитие. Ради осуществления этой многовековой мечты курдские лидеры готовы были начать эту борьбу не на жизнь, а на смерть.

    3.

    17 апреля, 2000 года, Нью-Йорк

    Сразу же после первого сообщения “СИ-ЭН-ЭН” о за­хвате террористами атомных электростанций, началась паника. Уже через час цена билетов на любые авиарейсы подскочила в 5-6 раз. Все спешили покинуть Нью-Йорк. Авиакомпании, ловя момент, не думая, что сами могут ис­париться в ядерном кошмаре, спешили урвать свой кусок жирной наживы. Задействовали все, что могло летать, не думая о безопасности. Они срочно арендовали самолеты у соседних штатов и даже в Канаде. Подталкивало их и то, что если все образуется и завтра все же откроют биржу, доллар упадет в 1,5-2 раза, а сейчас еще можно было ус­петь конвертировать выручку в другую валюту через Ка­наду или европейских коллег.

    Патологическая жажда наживы, этот привитый сиони­стами вирус, разъевший со временем мораль, совесть и ми­лосердие американцев, срабатывал даже в эти страшные часы ожидания ядерного Апокалипсиса для восточной части Америки. Все билеты на поезда были также распро­даны, а автострады, идущие из Чикаго и Нью-Йорка бы­ли запружены потоком машин в одном направлении. Обе­зумевшие от страха люди покидали родные места. В ос­новном это был средний класс, который по своему поло­жению не мог знать, чем завершится эта трагедия, ибо ис­точником его информации всегда были только средства массовой информации. Не бежали из города только бед­ные и богатые. Бедным нечего было терять, а богатые и сверхбогатые знали, что президент пойдет на компромисс с террористами, чтобы не допустить трагедии. Тем более что все богатые особняки были оборудованы атомными бомбоубежищами с полной системой жизнеобеспечения.

    Экстренно собралось и правительство в Канаде. Ведь в случае взрывов на атомных станциях, а от Нью-Йорка до Торонто и Оттавы было всего порядка 500 километров. Южная часть Канады и ее крупнейшие города оказались бы в активной зоне радиоактивного поражения. Премьер-министр Канады уже дважды разговаривал с президентом Америки и просил его принять все меры, исключающие ядерную катастрофу.

    “Ликуй Америка! За что боролась на то и напоро­лась. Теперь пришел твой черед дрожать от страха пе­ред возмездием тех, кого ты столетиями жесточайше эксплуатировала, убивала, унижала и презирала. А они, черные исполины, твои изгои, делали тебя вели­кой, завоевывая золотые олимпийские медали, прослав­ляя твое имя на весь земной шар. Золотые негритянские голоса и талантливые композиторы создавали шедевры музыкального творчества и искусства. А весь мир, за­мирая от блаженства, повторял: “Америка, Америка, Америка...” Твои черные дети, которые всегда были только пасынками, во всем мире демонстрировали твою военную мощь, навязывая другим странам и на­родам волю твоих сионистских заправил, вселяя страх и боль от одного упоминания слова — “Америка”, но при этом они всегда оставались только пушечным мя­сом. Наступало время Судного дня...”

    На территорию заброшенных складских помещений, расположенных в Восточном Гарлеме Нью-Йорка, где Медисон-авеню упирается в Гарлем Ривер Драйв на Манхеттене, один за другим въехали три джипа. Фары погас­ли и из машин вышли Риверо Эндрюс, Томас Роудс и Майкл Стэнли, окруженные телохранителями. Это были неформальные лидеры негритянской молодежи Гарлема, Бронкса и Куинса, не очень респектабельных районов Нью-Йорка. Встречавшие их Риджуэй и Маклосски бурно приветствовали своих друзей.

    Они прошли к заброшенному шестиэтажному корпусу, в котором на удивление еще работал лифт. Через минуту они вышли из лифта прямо в огромный зал на пятом эта­же, бывший, видимо, когда-то конторским помещением для складских работников. Из большой группы людей, со­бравшихся в зале, отделился атлетически сложенный па­рень со смоляными волосами, немного смахивающий на индейца. Это был Джеймс Блейк — лидер нью-йоркских “Ангелов Ада”, боевой группировки, объединяющей и черных, и индейцев. Это они наводили ужас на богатых американцев, наживших свои миллионы на аферах и пре­ступлениях. Перед их жестокостью содрогалась даже ви­давшая виды полиция.

    Они вершили свой страшный суд над всеми, кто созда­вал расовую разграничительную линию в обществе, грабя при этом их всеми доступными и недоступными способа­ми. Кто сознательно делал из чернокожих и индейцев из­гоев общества, кто несправедливо осуждал их за мелкие провинности, кто избивал их в полицейских участках, кто несправедливо увольнял их с работы. Но главным объек­том все же были еврейские аферисты, наживающие на об­мане миллиарды долларов и считающие черных и индей­цев людьми второго сорта.

    Огромные суммы, которые они изымали у казнимых ими жертв, шли на помощь бедным и обездоленным черным американцам и индейцам. Закупали им продук­ты, одежду, строили школы для них, помогали церкви. У Блейка в Нью-Йорке была целая армия, почти 6000 человек молодых, атлетических и закаленных негров и индейцев, которые днем “качались” и тренировались, закаляя свой дух и тело, а ночами совершали свои бое­вые вылазки.

    Блейк не работал на нью-йоркскую мафию, но когда те обращались к нему за помощью или с просьбами и он брался за дело, то выполнял его точно и скрупулезно. За это его уважали, и никто не позволял себе стычек с его людьми. Был случай в 2002 году, когда он еще был в Нью-Йорке новичком, на него наехали латиноамериканцы из банды “Южные быки”. Тогда убили шестерых его парней, ошибочно приняв за тех, кого они искали. И хотя у Блейка тогда в Нью-Йорке было всего 50-60 парней, он, поте­ряв еще 16 человек, заставил трепетать весь город. За 23 дня он уничтожил 67 членов и лидеров банды “Южные быки” и сам, дважды раненый, едва ушел от полиции. У всех жертв его расправ были отрублены головы и конеч­ности. Все это он багажом отправлял на телестудии и в ре­дакции крупнейших газет. Таким образом, эта жестокость стала достоянием гласности, а полиция начала охоту на “Ангелов Ада”. Но главная цель была достигнута. С эти­ми сумасшедшими Ангелами Ада теперь никто не хотел связываться даже за деньги.

    Море пролитой крови создало ему беспрецедентную рекламу, как человеку, который за своих людей готов вы­резать весь Нью-Йорк. К нему сразу потянулись люди, и его организация стала стремительно расти, хотя он и вел тщательный отбор. С тех пор его побаивалась не только мафия во всех ее обличьях, но и полиция города, которая так и не смогла раздобыть его фотографию. Поэтому, в лицо его не знали. Имелась только информация о том, что у него на плечах были татуировки, два орла. Один сделан черной тушью, другой — красной. Этим он как бы роднил две униженные расы Америки: черных американцев и ин­дейцев. Через два года у него уже была целая армия.

    В отличие от различных молодежных банд Нью-Йор­ка, которые занимались грабежами ради наживы, торго­вали наркотиками, содержали притоны и публичные до­ма, деятельность его организации носила осмысленный характер. Никто из членов его организации “Ангелы Ада” не занимался грабежами в обычном понимании это­го слова, не употреблял наркотиков и не имел с ними дела, не пьянствовал и не проводил время в его бессмысленной трате. Он обучил свою армию восточным единоборствам и виртуозному владению японским самурайским мечом и ножами. Его парни специально тренировались снайпер­ской стрельбе из револьверов, карабинов, помповых ру­жей и автоматов.

    Если они стреляли в переделках, то из каждых шести выпущенных пуль, пять находили свою цель. Особое ме­сто занимала общефизическая подготовка и тренировки на выносливость. Порой казалось, что он тренирует аме­риканский спецназ. Дисциплина была жесточайшей, а на­казание за отступление от нее — неотвратимым. Каждый из Ангелов Ада знал, чтобы с ним не случилось, его семью или родных Блейк не забудет, всем поможет.

    Организация Блейка была прекрасно вооружена и тех­нически экипирована. Он знал, где брать для этого день­ги. У него было собрано огромное досье на выходцев из России, в основном русских, евреев и их выкрестов, кото­рые в свое время хорошо ее пограбили, а после смерти Ельцина успели из России скрыться. Именно их он отсле­живал, копил информацию на их образ жизни, привычки и распорядок дня, внедрял в их окружение обслуживаю­щий персонал от белых до черных и хорошо им платил за информацию. А потом наступал день, когда он приходил вершить свой суд, и очередная жертва умирала под удара­ми самурайского меча. Как правило, не щадили никого из семьи и близких каждой жертвы.

    Никто не знал, откуда это пристрастие у Блейка к сво­им жертвам-евреям и русским, как он выходил на этих сверхбогатых клиентов. Но если бы кто-то смог заглянуть в его бумаги, то увидел бы странную для них картину. В его многочисленных досье были и евреи, и русские, кото­рых он не трогал. Это тоже были выходцы из России и: Советского Союза, но прибыли они в Америку с неболь­шими капиталами в 50 тысяч долларов, а это говорило о том, что это были деньги не от грабежа и афер, а зарабо­танные, хотя и не без мелких прегрешений. Большие день­ги в России заработать было невозможно, для этого уже нужно было слиться с властью для проведения определен­ных гешефтов и афер, или заниматься откровенной уголовщиной. Сам же Блейк вел очень скромный образ жиз­ни. Никто и никогда не видел на нем никаких золотых це­пей или перстней, утверждающих неполноценность своих владельцев и заполняющих эту пустоту...

    Никто и никогда не смог бы в Джеймсе Блейке опо­знать молодого парня, садящегося в темно-синий микроав­тобус с двумя женщинами и девочкой далекого 9 октября 1999 года у входа в Венский ресторан “Бизон”. Да, это был Текильбаев, бывший заместитель начальника службы безопасности президента Казахстана, который сумел со своим сослуживцем и другом взорвать президентское гнез­до на острове Эльвира, в Эгейском море и ускользнуть то­гда от полиции, потеряв при этом друга.

    Тогда его жену Розу и жену погибшего друга Ирину Жукусову с дочкой срочно отправили самолетом в Рос­сию, где их должны были обустроить как беженцев, а Текильбаева, разыскиваемою полицией Греции, срочно пе­реправили в небольшое местечко под Веной, где ему сде­лали небольшую пластическую операцию, полностью из­менив его облик. Ему сделали надрезы век, чуть убрав рас­косость и округлив глаза. Путем хирургической пластики сделали нос с горбинкой. Теперь он больше походил не на восточного человека, а скорее на американского индейца, что особенно подчеркивала широта скул.

    Он начал отращивать волосы и, зачесывая их назад, за­вязывал в пучок, как это делают многие индейцы. Ника­ких усов или бороды. А пока ему готовили легенду для внедрения в Америку и готовили асе необходимые для этого документы, он с нелегальной разведкой России про­вел операцию по захвату бывшего министра финансов Ка­захстана Марка Тарковского, который в 1999 году сбежал из республики, переведя заранее на подставную фирму 62 миллиона долларов, предназначенных для закупки обору­дования, необходимого при нефтяных разработках. Ради спасения своей семьи Тарковский, а теперь уже Михель Тауберг, гражданин Австрии, перевел в течение недели 47 миллионов долларов на счета указанных ему подставных фирм. Это было практически все, что осталось на его сче­тах. Но случился непредвиденный случай. Еще не опра­вившийся от стрессовых ситуаций при выполнении своей операции на острове Эльвира, Текильбаев в состоянии аф­фекта убил Тарковского и всю его семью. И не просто убил, а отрезал ему голову...

    Это убийство наделало много шума в Вене, и полиция вышла на переводы фирмой Тарковского огромных сумм, но фирмы — получатели этих денег — уже испарились. Так стало понятно, что это не просто убийство с целью грабе­жа, а тщательно продуманная акция. Это во многом спутало планы нелегалов, которые хотели использовать Текильбаева еще в ряде операций в Австрии. Самого же Текильбаева в стрессовом состоянии срочно переправили в горное местечко Трайзе в 80 километрах от Вены. Жесто­кость Текильбаева мог понять только тот, кто видел, как умирают от голода дети и при этом пируют властные по­донки, ограбившие свой народ.

    Прошло еще пять месяцев, за которые Текильбаева на­таскивали на азах нелегальной работы и прочих премуд­ростях, прежде чем он, теперь уже американский индеец Джеймс Блейк, уроженец города Бойсе, административно­го центра штата Айдахо, гражданин Соединенных Шта­тов Америки, был переправлен сначала в Мексику, а отту­да через Эль-Пасо в Техасе, в Нью-Йорк, где всегда было легко затеряться. Его здорово натаскали в Австрии на американский сленг, что было несложно с его хорошим знанием английского языка. Он быстро вписался в коман­ду, которой негласно руководили люди Столберга, и уже через пару лет стал играть активную роль в Нью-Йорке.

    За период с 2002 по март 2006 года он сумел выпотро­шить 617 подонков, сумевших награбить в ельцинской России более 17 миллиардов долларов. Около 14 милли­ардов, в виде ценных бумаг и наличности на счетах в бан­ках, удалось изъять, а Столберг, переведя все в европей­скую валюту, сумел вернуть их в Россию. Еще на два мил­лиарда было недвижимости, которую постепенно реали­зовывали и вкладывали деньги в подставные фирмы, создававшиеся в рамках операции “Северная комета”. Была одна сложность. С Текильбаевым-Блейком ничего не мог­ли поделать, чтобы запретить ему кровавые расправы над его жертвами. Однажды у него вышла стычка с одним из доверенных людей Столберга.

    На жесткую выволочку по поводу очередной кровавой расправы он не сдержался и наорал на советника Стол­берга. “Кого вы защищаете, эту падаль, который мало то­го, что ограбил народ на 136 миллионов долларов, он еще и растлевал детей, — говорил Текильбаев об очередной жертве. — Этот подарок десятилетних голодных девочек за еду заставлял заниматься с ним оральным сексом, этот по­донок содержал гарем из 9 малышек в возрасте от 10 до 13 лет. На, смотри, — и Блейк швырнул советнику Столберга пачку фотографий из своего тайного досье, на которых расчлененный им подонок был заснят, видимо, скрытой ка­мерой. — Что вы понимаете, сидя в теплых кабинетах? Вы хоть раз в жизни видели глаза голодного ребенка?.”

    Много чего он тогда сказал на встрече с советником Столберга, не зная его самого. Железная аргументация Текильбаева-Блейка загоняла в угол этих холеных людей, хоть и работавших на Россию, но никогда не знавших, что такое голод, горе или несчастье людей, обворованных подонками, незащищенных своим государством. Советник Столберга тогда ошарашенный его жестким отпором; молча выслушал монолог сорвавшегося с тормозов Блейка: “Что вы можете понимать в том, как человек умирает от голода, замерзает в холодном и неотапливаемом доме, когда для отопления уже сожжены все книги и мебель? Что вы понимаете вообще в людском горе, когда от бе­зысходности мать убивает своих детей, чтобы избавить их от мучений? Когда новорожденного младенца мать выну­ждена сдавать в приют, так как у нее в груди нет молока от голода? Да этих ублюдков, которые ограбили этих лю­дей, надо живыми сжигать со всеми их выкормышами!.”

    Но Текильбаев-Блейк не сжигал их, он рубил их саму­райским мечом. Поймать его полиции не удавалось, так он пользовался огромной любовью обездоленной и уни­женной части населения Нью-Йорка — негров, латиноаме­риканцев, азиатов. Да и белые относились к нему с извест­ной долей почтения. Все попытки сионистов Америки выйти на его след, даже при помощи больших денег, за­канчивались неудачей. Согласившихся служить сионистам отлавливала созданная Блейком служба безопасности при активной помощи евреев, бывших в свое время на службе КГБ и после переезда в Америку продолжавших помогать России. Естественно, что люди Блейка взаимно помогали им. Выявленных же предателей из своей среды Ангелы Ада вешали, как правило, на фонарных столбах, при этом, им в глотку заталкивали камень, обернутый сто долларовой банкнотой, в знак предательства.

    Блейк довел до совершенства свое мастерство конспи­рации и гримировки. Парики, накладные бороды и усы, перевоплощение в монахов, калек, женщин и нищих, по­могало ему запутывать ищеек полиции и ФБР. Ему приходилось несколько раз на месяцы исчезать из Нью-Йорка. Он имел несколько паспортов и массу других документов, отлично сделанных при помощи людей Столберга и их связей с полицейскими чинами. Сейчас назрели горячие деньки и работы Блейку было невпроворот. А завтра предстоял день “X” для сионистов Нью-Йорка и Блейк со­брал на встречу всех лидеров и вожаков этнических груп­пировок Нью-Йорка, для координации общих действий, для разделения сфер деятельности на завтрашний день, чтобы не упустить ни фешенебельных квартир и загород­ных вилл, ни банков и богатых магазинов сионистов, ни редакций их газет и журналов, а также для принятия пре­вентивных мер против полиции Нью-Йорка, которая мог­ла им помешать в осуществлении задуманной и долго подготавливаемой операции.

    * * *

    Блейк подошел к вошедшим в зал Эндрюсу, Роудсу и Стенли.

    — Привет, Риверо, Томас и Майкл, — обратился он к во­шедшим и с каждым непременно обнялся. Проходите и располагайтесь, — сказал им Блейк. Когда все расселись, Блейк обратился к собравшимся.

    — Братья мои, нам всем выпал исторический шанс, ко­торый подворачивается, может быть? один раз в жизни. Мы можем завтра стать богаче на несколько миллиардов долларов, если грамотно распределим свои силы и тща­тельно все спланируем.

    Лидеры и вожаки негров, латинос, китайцев, японцев, вьетнамцев, индейцев, мусульман, кубинцев, пуэрторикан­цев, мексиканцев и группы вожаков ряда белых группиро­вок американцев слушали Блейка, открыв рот, так как зна­ли, что он слов на ветер не бросает, а значит, и впрямь дела предстоят грандиозные и денежные.

    — В наших рядах около 70 тысяч активных бойцов, и из других штатов съехались наши друзья численностью еще 50-55 тысяч человек. Это фантастическая сила, которая при грамотном управлении может превратиться в полу­миллионную армию вершителей народного правосудия. Нашим лозунгом должен стать девиз: “Взять награбленное!”; всех, кто станет у нас на этом пути, мы должны без­жалостно уничтожить.

    Завтра, в 18 часов будет отключена электроэнергия по всему Манхаттену, части Бруклина и Куинса. На восста­новление электросетей ремонтным бригадам понадобится от 3-х до 4-х часов. Но мои парни станут на их пути, и го­род до рассвета будет в наших руках. Никакого освеще­ния, никакой сигнализации, никакой мобильности поли­ции. Все банки, все ювелирные магазины, все торговые центры, все шикарные дома, виллы, машины — все в на­ших руках. Но! — Тут Блейк предупредительно поднял вверх указательный палец своей правой руки.

    И глотки, готовые единым радостным возгласом из­дать ликующий глас, застыли в немом ожидании услы­шать то, что может помешать их торжеству.

    — Мы должны нейтрализовать полицию, чтобы све­сти возможные потери к минимуму. Вот план полицей­ских участков всего Нью-Йорка, — и Блейк кивнул Стиву головой.

    И в этот момент погас свет в зале, а на огромной бо­ковой стене появился диапозитивный кадр с огромной картой Нью-Йорка, пестревшей красными кружками полицейских участков города. Свет снова зажегся, и Блейк поднял вверх руку с пачкой листов бумаги.

    — А вот список домашних адресов полицейских чи­нов, всех участков полиции Нью-Йорка. Нам нужно завтра днем провести массовый захват семей начальни­ков полицейских участков или их заместителей, а затем предъявить им ультиматум, что если полицейские оста­нутся на своих участках, а их машины не будут сновать по улицам города, а станут на приколе в своих парках, то утром следующего дня мы всем вернем их семьи це­лыми и невредимыми...

    До четырех часов утра собравшиеся распределяли между своими группировками полицейские участки, блоки и кварталы улиц и районов города, банки, круп­ные ювелирные и антикварные магазины, крупные уни­версамы и торговые центры, дома и виллы богачей, ли­деров сионистских организаций, финансовых нувори­шей и аферистов, сверхбогатых адвокатов и юристов, биржевых брокеров и владельцев страховых компаний, владельцев крупных фирм, компаний, торговых цен­тров, ресторанов и казино.

    Было условлено о том, что данные об отключении электроэнергии можно будет сообщить своим людям только за час до выхода на операцию. Во всей этой опера­ции ужасало только то, что завтра, в 19 часов, а точнее, уже сегодня, так как уже наступило раннее утро 17 апреля, заканчивался срок ультиматума, предъявленного “Черны­ми камикадзе” правительству США. Об этой проблеме все говорили Блейку, на что он логически разложил всю сло­жившуюся ситуацию вокруг атомных станций своим еди­номышленникам.

    — Как вы думаете, сколько дней продержится президент и его министры, если они допустят взрывы атомных стан­ций и останутся ли они сами в живых после этого? И по­том, люди, захватившие атомные электростанции, по со­общениям телевидения, не сумасшедшие или фанатики, а боевики, выполняющие боевую задачу. Поэтому, если вы­полнят их требования, то никаких взрывов не будет. А Ва­шингтон, скорее всего, постарается их обмануть. Им пой­дут навстречу, выполнят их условия и примут поправки к закону об отделении штатов от США по волеизъявлению народа, но когда минует угроза взрыва станций, они отыграют назад. Ведь не зря самые богатые остались в го­роде. Но ненависть к властям и сионистам такова, что нельзя осуждать людей, которые угрозой атомного взры­ва, хотят получить свободу от них и Вашингтона.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 13      Главы: <   5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.