КПРФ - ПРАВАЯ БУРЖУАЗНАЯ ПАРТИЯ - КПРФ на запасном пути российского капитализма - О. Шеин - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 32      Главы: <   27.  28.  29.  30.  31.  32.

    КПРФ - ПРАВАЯ БУРЖУАЗНАЯ ПАРТИЯ

    Так к какой же части политического спектра относится КПРФ?

    Является ли КПРФ коммунистической партией? - вся ее идеология, вся ее практика, выступления всех ее вождей однозначно свидетельствуют: у КПРФ нет ни малейшего пересечения с теми основными положениями научного социализма, которые были впервые изложены в «Принципах коммунизма» и впоследствии развиты в “Манифесте коммунистической партии”, “Критике Готской программы”, “Государстве и революции” и других фундаментальных работах Маркса, Энгельса и Ленина. Коммунисты выступают за уничтожение частной собственности - КПРФ против. Коммунисты выступают за отмирание государства - КПРФ является партией правоверных государственников. Коммунисты стоят на материалистических позициях - КПРФ везде и всюду тащит за собой идеалистические воззрения, причем как по содержанию (для нее мир - место пресечения воль элит), так и по форме (декларируемое православие). Коммунисты не видят различий между пролетариатом разных наций и выступают за объединение наемных работников своих и зарубежных стран в единой борьбе против капиталистов - КПРФ за союз русского пролетариата с русской буржуазией против Запада и против “сепаратистов” внутри России. Коммунисты не просто полагают, что общество раздроблено на классы с непреодолимыми противоречиями, но и что снять эти противоречия может только диктатура пролетариата - КПРФ отрицает не только диктатуру пролетариата, но и классовую борьбу. КПРФ не является коммунистической организацией.

    Является ли КПРФ социал-демократической партией? - известно, что ее лидеры и духовные вожди неоднократно высказывали именно такое мнение. Зюганов минимум дважды - на встрече с московскими коммунистами в декабре 1993г. и в телеинтервью в марте 1994г. - говорил, что целесообразна замена “коммунистического” ярлыка на “социал-демократический”. Став позже более осторожным в публичных выступлениях, Зюганов, однако, даже в 1996 г. заявлял, что КПРФ должна “основываться на лучших (то есть? - авт.) идеях и достижениях коммунистического, социалистического, социал-демократического и народно-освободительного движений”. Ближайшего помощника Зюганова Валентина Купцова социал-демократом считают почти все - от зарубежных СМИ до отечественных политиков самой разной ориентации. Сопредседатель НПСР А.Подберезкин, как человек осторожный в высказываниях, говорит об “устойчивой трансформации КПРФ в сторону реальной жизни. Социал-демократических в том числе...”

    Но западная социал-демократия не является неким аморфным течением. У нее есть определенные взгляды и определенные принципы:

    (а) западная социал-демократия тесно связана с рабочим движением и во многих странах являет собой объединение реформистских (но действующих!) профсоюзов;

    (б) западная социал-демократия не числит в своих союзниках фашистов и правых консерваторов типа Ле Пена;

    (в) западная социал-демократия выступает за снятие национальных границ, расовых предрассудков и не прибегает к риторике о “Великой Германии”, “геополитической миссии Великобритании” и пр.;

    (г) западная социал-демократия действительно выступает за демократические права - на профсоюзы, забастовки, партии, митинги, национальное самоопределение, альтернативную военную службу, свободу вероисповедания, передвижение и пр.

    Конечно, по любой из этих позиций отдельные партии в отдельное время могут и отступить, но именно отступить, а не уйти раз и навсегда. Уход с этих позиций означает перерождение социал-демократических организаций в организации буржуазные.

    КПРФ же вообще никакого отношения не имеет к рабочему движению, зато тесно связана с крайне правыми группами типа “Русской партии” и взаимодействует даже с РНЕ. КПРФ выступает за национально ограниченную “Великую Россию”, противопоставляя ее всему остальному миру, поощряет карательную экспедицию в Чечне, заключает союз с Православной церковью против “нетрадиционных религий”, а по сути, против атеизма, требует моратория (запрета) на антигосударственную деятельность и пр.

    То есть, вопреки расхожему мнению, КПРФ не является социал-демократической, реформистской партией, а ее лидеры не являются оппортунистами. Оппортунизм - явление, существующее внутри рабочего, пролетарского движение, суть которого состоит в приспособлении к правилам буржуазной игры, принесении коренных интересов в жертву мелкому торгашеству за частные уступки, подмене борьбы за упразднение самой системы отчуждения работника от средств производства борьбой за улучшение условий продажи рабочей силы. КПРФ по отношению к пролетарскому движению выступает внешней силой, она никогда не была частью пролетарского спектра, всегда обслуживая интересы класса собственников. Чтобы стать оппортунистом, надо вначале быть коммунистом. К коммунизму же КПРФ всегда испытывала стойкий иммунитет, поэтому критиковать ее лидеров за «отступничество» и «предательство» идеи просто нелепо.

    Очевидно, что КПРФ не находится и в перечне либерально-буржуазных партий, ибо само слово “либерализм”, равно как и либеральная практика в духе Явлинского-Гайдара, вызывает у лидеров партии яростное отторжение и непримиримую критику. По всем своим взглядам, по позициям, по реальной политической деятельности КПРФ стоит на консервативном, правом фланге.

    Все изложенное выше позволяет нам прийти к выводу: “Коммунистическая партия Российской Федерации” - буржуазная, право-консервативная партия. Сейчас она представляет интересы широких слоев: от маргинализированных пенсионеров, когда-то бывших начальниками, шовинистов любого социального статуса, оставшейся не у дел почвеннической интеллигенции, не успевшей за ритмом капиталистических реформ части номенклатуры, определенной части рабочих до директоров крупных АО, государственных чиновников и боссов банковского капитала. Рабочая составляющая, однако, весьма невелика и даже в условиях подъема КПРФ во время президентских выборов 1996г. не превышала 20%. Значительная доля приходилась на ИТР (23%), учителя, врачи и военнослужащие составляли около 13%, остальная масса была представлена преимущественно пенсионерами. То есть, с позиции социального состава эта партия не имеет ярко выраженной ориентации, а представляет собой обычную окрошку, свойственную буржуазным партиям.

    При этом, однако, КПРФ явно выражает интересы не рабочих, а именно директоров и чиновников. Союз с ними предполагался с самого начала, но условия для него созревали постепенно, а не сразу. Сейчас количество перешло в качество. КПРФ не ставит задачей смену существующей системы. Зюганов говорит не о свержении власти, а о “врастании” во власть. И это ему удалось. Руководство КПРФ уже стало частью российского истеблишмента. Оно вместе с режимом Ельцина рука об руку управляет страной.

    То обстоятельство, что за КПРФ идет часть рабочих, особенно наиболее отсталых и малоквалифицированных сельхозрабочих, не стоит преувеличивать. Значительная часть трудящихся всегда, в силу своей культурной неграмотности, специфического положения в экономике, национальных особенностей, всегда голосует за буржуазные партии. Так, в НСДАП в 1930г. доля рабочих составляла 28% и была даже выше, чем в КПГ, а за британских консерваторов в 1945-74гг. голосовало от 31 до  40% рабочих.

    Консервативная, антирабочая политика КПРФ приводит к постепенному разочарованию в партии у трудящихся. Самым наглядным подтверждением тому стало пятикратное сокращение численности партии в период перерегистрации 1997г.: с 540 до 108 тысяч человек. Наиболее серьезное падение произошло в Адыгейской, Кабардино-Балкарской, Калмыцкой, Хакасской, Хабаровской, Астраханской, Камчатской, Костромской, Магаданской, Мурманской, Новгородской, Сахалинской и Тамбовской организациях КПРФ. Три региональные организации - Кемеровская, Калининградская и Брянская - вообще раскололись и в настоящее время дезорганизованы.

    Такое падение не означает пятикратного падения влияния партии на выборах, поскольку происходит партийная перестройка: на место добровольных агитаторов приходят оплачиваемые сотрудники, буржуазия готова обеспечить финансирование избирательных кампаний, государственные и частные СМИ подыгрывают Зюганову для поддержания репутации «оппозиционера», у «народных патриотов» появились даже средства для прямого подкупа избирателей во время выборов, о чем они без стеснения пишут. Все это позволяет руководству КПРФ компенсировать потерю 80% членов партии.

    Конечно, у буржуазии есть разные кланы, и не случайно для придания устойчивости политической системе капитализма в развитых странах сформировалась двухпартийная модель, в которой почти одинаковые политические группировки чередуются у кормила власти, подчас прибегая к жестким и грубым нападкам друг на друга, но при этом всегда оберегая самое главное -  Государственную Систему.

    КПРФ как политическая партия находится в процессе своей эволюции. Будучи ядром “народно-патриотического” блока она становится вторым, наряду с “партией власти” ядром системы политического балансирования. Ее окончательное становление не произошло в силу того, что сама общественная модель нынешней России не обрела устойчивости. От мелкобуржуазного подъема через умеренный консервативный режим к авторитаризму - таким образом развивается нынешняя российская государственность.

    Степень авторитаризма зависит не только от буржуазии, но и от пролетариата. Сами по себе капиталистические партии и стоящие за ними слои финансистов и промышленников имеют в силу своей  особенной роли в общественном положении различные интересы: одни из них наживаются на экспорте, а другие на импорте, одни контролируют финансовые потоки и кровно заинтересованы в высокой процентной ставке, а другие приобрели заводы и хотят эту ставку понизить, одни имеют капиталовложения в сельском хозяйстве, другие в транспорте, третьи в обрабатывающей промышленности, а четвертые в сырьевом комплексе. И на все это налагается широкомасштабное противоречие между мелкой буржуазией и буржуазией крупной.

    Установление авторитарного режима означает, что многим капиталистическим кланам придется пожертвовать частью своих возможностей и прибылей, притом некоторым кланам в особенности, поскольку ликвидация буржуазно-демократических свобод лишит их возможности политического лоббирования через парламенты. Поэтому буржуазия не спешит с установлением диктатуры. Подвигнуть ее на это могут только чрезвычайная внешняя или внутренняя обстановка, когда ситуация поставит в повестку дня само ее существование в России.

    Однако при любом развитии событий капиталистический класс будет продолжать авторитарное наступление на права  трудящихся. Будет урезать свободы и права, ликвидировать возможности для проведения легальных акций протеста, вытеснять путем бюрократического регламентирования немногих левых и рабочих депутатов из органов власти. И как показала жизнь, КПРФ в этом действии выступает на переднем фланге. Эта партия уже стала частью российской власти. Поддерживая, хотя и все с более возрастающим трудом, благодаря правительственным средствам массовой информации, репутацию “народной”, она под прикрытием общенародных интересов выполняет роль ударной силы в деле борьбы против рабочего коммунистического движения и независимых профсоюзов.

    Как емко заметил откровенный А.Подберезкин, в связи с участием народно-патриотической оппозиции во Власти это “качественное изменение ситуации возлагает на лидеров НПСР историческую ответственность за будущее всей нашей Родины... Встать вровень с этой мерой ответственности - значит поставить интересы Государства и Нации выше интересов класса, а тем более - интересов партий”

    “Народные патриоты” без обиняков говорят, что намерены принести права  трудящихся в жертву спокойствию капиталистического государства.

    Их основная задача - предотвращение революции:  “существует несколько возможностей дальнейшего развития событий, - пишет Зюганов. - Наиболее опасная из них состоит в том, что... обострение обстановки выльется в стихийный анархический бунт, по сути - в “войну всех против всех” за передел остатков общественного богатства. Партия должна быть готова к такому повороту событий. Если предотвратить подобный поворот не удастся, ее задача будет заключаться в том, чтобы придать стихийному движению возможно более организованный характер, направить его в русло сознательной борьбы трудящихся за свои коренные интересы,  сохранение государства и стабилизацию общества”. Причем под «стихийным бунтом» Зюганов имеет в виду именно революцию масс, сравнивая нынешнюю ситуацию с преддверием 1917-го года: «вопрос заключается в том, на каком этапе развития смуты мы находимся и можно ли ее остановить, не дожидаясь, пока самые темные страсти, таящиеся на дне народной души, толкнут массы на восстание «против всякого государственного порядка, во имя анархии». В 1917 году ни царское правительство, ни Керенский сделать этого не сумели».

    Каким образом это сделать? - «ничто не мешает высшим государственным институтам [то есть контролируемой «народными патриотами» Думе и «демократическому» президенту] заключить своего рода общественный договор, - пишет лидер КПРФ,- и добровольно принять на себя дополнительные обязательства по сотрудничеству... нужно создать из представителей всех ветвей власти особый орган для согласования интересов и координации усилий. Альтернативой станет лишь безжалостная война всех против всех».

    КПРФ в лице своего первого руководителя открыто предлагает правящему режиму создать единый антирабочий фронт, вместе выступить для подавления стихийного освободительного движения масс, не говоря уже о движении организованном. В этом союзе режиму отводится роль ведущего, прибегающего к репрессиям органа, а НПСР - роль успокоителя и дезорганизатора трудящихся, выдающего мелкое торгашество, проводимое в собственных интересах, за отстаивание народных прав. КПРФ в парламенте проголосовало и за «антинародное» правительство, и за «грабительский» бюджет, выторговав взамен неприкосновенность своей фракции и обещание получить доступ к эфиру. Но чем, в таком случае, КПРФ отличается от «Демвыбора», НДР или ЛДПР, которые также голосуют за существующие порядки, получая взамен различные льготы.? - Отличие только в том, что НДР и «Демвыбор» меньше лгут, не изображают из себя красную оппозицию, не пытаются изнутри развалить и уничтожить движение трудящихся. Поэтому КПРФ намного опаснее и намного больше приносит вреда для пролетариата, чем все прочие буржуазные партии, вместе взятые.

    Итак, предотвратить “стихийный анархический бунт”, под которым Зюганов имеет в виду ни что иное, как революцию, а если сделать этого не удастся - направить движение в русло стабилизации и сохранения существующего государства, - вот основное задание для КПРФ, данное классом капиталистов.

    Коммунистическая идеология - идеология свободы, человеческого достоинства, развития и самосовершенствования всех членов общества. Это - идеология высшей демократичности и высшего гуманизма, идеология общества, опирающегося на разум, а не веру, солидарность, а не конфронтацию, устремленность в будущее, а не возрождение средневековых сословий.

    КПРФ не союзник и не попутчик коммунистов, а противник. Задачей прогрессивного движения является разоблачение и устранение с политической сцены этой реакционной партии отечественных филистеров. Враг у коммунистов общий и КПРФ работает в союзе с этим врагом, буржуазией, работает против пролетариата для укрепления диктатуры буржуазии. Достаточно вспомнить, что именно фракция КПРФ утвердила премьером Черномырдина, что фракция КПРФ провалила импичмент Ельцину, что КПРФ выступала с ультраимпериалистических позиций во время войны в Чечне, что официальным лозунгом партии провозглашено «самодержавие, православие, народность», что Зюганов откровенно называет расстрел левых радикалов в октябре 1993г. полезным делом. Что же до т.н. «рядовых коммунистов», то раз они поддерживают свою партию, то коммунистического в них не больше, чем в Зюганове. То есть в них коммунистического нет ничего.

    Пора понять простую мысль: пока КПРФ в глазах масс идеологически не разоблачена и политически не уничтожена, говорить об освобождении рабочего класса от гнета капитала в России не приходится. Поэтому борьба с КПРФ не менее важна, чем борьба с НДР или ЛДПР. Большевики лишь потому удержали власть в 1917г., что сорвали маски с меньшевиков и прямо, на протяжении многих лет, обличали тех как пособников буржуазии. Различие между меньшевиками и зюгановцами состоит в том, что первые все-таки были представителями рабочих, организовывали Советы, находились в ссылках и эмиграции, призывали к революции, а КПРФ является классической партией капиталистов и для капиталистов, партией борьбы с рабочими, партией контрреволюции.

    Поэтому позиция ОФТ России - никакого сотрудничества с зюгановцами, беспощадная идеологическая борьба с зюгановщиной - является абсолютно выверенной и правильной. И дело не только в КПРФ. Очевидный вред коммунистическому движению России приносят те товарищи, которые в силу желания достичь тактических результатов идут на сближение с Зюгановым, т.е. жертвуют стратегическими задачами ради минутной (весьма сомнительной) выгоды. Исторический опыт свидетельствует: те, кто пытается наладить мосты сотрудничества с реакцией, сам в итоге уходит с марксистских позиций и скатывается в оппортунистическое болото, начинает объективно служить буржуазии.

    Задача формирования современной пролетарской коммунистической партии России, т.е. партии, построенной на принципах научного подхода к действительности, инициативы трудящихся, пролетарского интернационализма, партии, организованной на основе коллегиальности и демократического централизма, а не единоначалия - такая задача может быть решена лишь при условии, когда слова старого пролетарского гимна - «добьемся мы освобожденья своею собственной рукой» - обретут реальное содержание и люди перестанут искать спасителей в лице очередных вождей, а сами возьмутся за дело свержения капиталистической системы угнетения и подавления свободы. КПРФ с ее идеологией «наведения порядка сверху» стоит на пути такого движения и потому неминуемо должна быть сметена. Вместе с ней, а то и раньше, в историческое прошлое уйдут те, кто, якобы критикуя КПРФ, на деле всегда готов предать коренные интересы наемных работников России ради сиюминутной сделки с Зюгановым.

    КПРФ на запасном пути российского

    капитализма

    Компьютерный набор и верстка - Астраханская организация Объединенного Фронта трудящихся России.

    Печать -

    Заказ № __________

    Замечания и предложения, заявки на электронную и типографскую версии просьба направлять по адресам:

    - г.Астрахань, 414040, а/я 84, Шеину О.В.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 32      Главы: <   27.  28.  29.  30.  31.  32.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.