С ЦЕРКОВЬЮ ПРОТИВ АТЕИСТОВ - КПРФ на запасном пути российского капитализма - О. Шеин - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 32      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.

    С ЦЕРКОВЬЮ ПРОТИВ АТЕИСТОВ

    «Я считаю, что государство должно

    поддерживать Церковь и морально, и материально»

    (Г.Зюганов)

    В марте 1991г. И.Полозков заявил: “Церковь и компартия имеют грани соприкосновения для совместных действий”. А чуть позже, в июле 1991г. авторы “Слова к народу” обратились к “Православной Церкви, медленно после всех избиений встающей из гроба... и не находящей достойной опоры в сильной державной  власти”, осуществляя яростное клерикальное нападение на атеистическую политику СССР и пообещав РПЦ государственную поддержку, то есть ликвидацию принципа отделения государства от церкви.

    Программа КПРФ называет “религиозные объединения всех традиционных конфессий” в числе своих не то сегодняшних, не то потенциальных союзников. И под номером первым в этом списке РПЦ.

    Консервативная, неповоротливая позиция. Неужели одни конфессии лучше других своей “традиционностью”? Не отношением к политике властей, не характером постулируемых ценностей, не практикой реальной жизни, а “традиционностью”? Да, становится понятно, почему так невзлюбил Геннадий Зюганов протестантов - ведь лютеранство и кальвинизм, выступившие вначале против костров инквизиции, выступили против вековых традиций христианского мира. А это - серьезное преступление, которому нет прощения в сердце “первого коммуниста России”. “Господь неизбежно воздаст должное гражданину России, который идет против интересов Нации и Государства”,- вещает прагматик А.Подберезкин, который пока еще, слава небесам, не находится у власти и потому может грозить противникам только загробными неприятностями.

    Во время выборов 1996г. кандидат в президенты Г.Зюганов откровенно заявил, что государство должно поддерживать православную церковь морально и материально, т.е. возродить, по сути, десятину, чтобы общество, в котором христиан меньше, чем атеистов, было обязано кормить за свой счет десятки, а то и сотни тысяч морализирующих проповедников воинствующего мракобесия.

    Причина? - она двояка. С одной стороны, провозглашается историческая и моральная роль церкви (даже не религии как системы учений и верований, а именно церкви - институту духовной власти) в формировании российского общества: “терпеливому окормлению (каков слог, не всякий такое скажет - “окормлению!”) РПЦ русский народ - как уникальная духовная общность - обязан самим фактом своего появления на свет”, “до сих пор мы продолжаем черпать нравственную крепость из этого духовного колодца”, “именно РПЦ является важнейшей исторической опорой нашего национального самосознания и главной выразительницей “русской идеи” в той форме, которая отшлифована десятью веками нашей государственности», «противопоставление науки и религии, сопровождавшееся насилием (надо полагать, речь о сожженных русских еретиках?), не принесло блага никому. Пора даже самым воинствующим атеистам понять, что есть разные формы познания мира” и пр.

    С другой стороны, Церковь нужна КПРФ для поддержания контроля над обществом: «главным воспитателем народа всегда была, помимо школы, церковь. Поэтому [вот почему!] политика государства должна быть направлена на поддержание усилий Русской Православной Церкви и других традиционных для России конфессий по упрочению духовности и нравственности в обществе». Воспитывать неразумный, развращенный атеистическим вольнодумием народ - вот в чем задача Церкви. Зюганов ставит РПЦ на один уровень со школой, то есть уравнивает мистику и науку, веру и знание.

    Напомним некоторые из канонических, признанных обязательными для верующих, положений «Нового завета»: «будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым» («Первое соборное послание Петра», 2 - 13, 14), «рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу» («Ефсянам», 6-5), «жена да учится в безмолвии, со всякой покорностью» («Первое послание Тимофею», 2-11), «рабов увещевай повиноваться своим господам, угождать им во всем, не прекословить» («Титу», 2 - 9), «кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» («Евангелие от Матфея», 13-12). Христианство провозглашает духовное закрепощение человека труда «господами» и «правителями» как безусловную обязанность верующих. Пока Церковь не отказалась от этой своей задачи, ей нечего рассчитывать на нейтральные отношения с коммунистами. Ни один здравомыслящий человек, тем более коммунист, выступающий за свободу верований, не говорит о запрете культов, разрушении церквей, ограничении священников и верующих в правах. Однако РПЦ нужно другое - не сосуществование с атеистами и взаимная критика (которая нам, кстати, полезна), а психологический контроль над обществом. Поэтому любую критику в свой адрес, даже просто отказ человека от веры в Христа, даже цитирование новозаветных книг атеистами чиновники от религии воспринимают как преступление и заговор. Еще бы - «кто не с нами, тот против нас». Этот лозунг, который фальшиво пытаются навесить большевикам и вообще коммунистам, на деле восходит к Евангелию от Матфея (12-30). Отсюда и патологическая, неконтролируемая ненависть отцов церкви к революциям и восстаниям, особенно к Октябрьской революции в России.

    Практически сегодня черпание из духовного колодца выглядит следующим образом. Свидетельствует отец Дмитрий Дудко: “Помню неподдельную радость Зюганова после беседы с митрополитом Иоанном. Зюганов открыто заявлял, что он христианин”. Чтобы понять причины радости Геннадия Андреевича, стоит привести несколько цитат из статей Иоанна, в обилии публиковавшихся из года в год в “Советской России”: “мрачная советская действительность”, “огромный концлагерь”, “происходила не борьба “труда с капиталом”, торжествовали не эти глупые, рассчитанные на невежество масс лозунги, а была самая настоящая, цинично откровенная борьба жидовства с христианством”, “первые десятилетия советской власти оказались временем широкомасштабного антирусского геноцида”, “бездна ада разверзлась на земле - ужасы  революции превзошли все, что могли измыслить человеческое предвиденье”, “несостоятельность большевистских теорий доказана самой жизнью”, “всеобщее прямое избирательное право - явление аморальное и разрушительное” и т.д. и т.п.

    Пообщавшись с духовным колодцем, Зюганов пришел к выводу, что “коммунистическая партия не вправе лишать своих собственных членов провозглашенной в Конституции свободы совести. В какого кто Бога верит - это личное дело каждого. Для меня Бог - это Добро, Правда, Справедливость, Красота”. В отличии от романтического Геннадия, для прокурора Светланы Горячевой Бог имеет не пантеистические черты, а традиционно христианские, без вычурных выдумок о Красоте и Справедливости: “я должна признать, что огромной ошибкой коммунистов был отказ от Церкви, от Православия”.

    Заместитель Зюганова по партии Виктор Зоркальцев стал президентом Европейской межпарламентской ассамблеи православия (ЕМАП), а спикер ГосДумы и другой лидер КПРФ Геннадий Селезнев без стыдливых обиняков заявил, что ходит в церковь и опирается на помощь Бога. Как он согласует свои духовные искания с Программой партии, “руководствующейся развивающимся марксистско-ленинским учением и материалистической диалектикой”, - одно из многих таинств народно-патриотической души. Аман Тулеев два года назад православным себя еще не считал и говорил так: “верующим себя пока не назову, но иду к вере”.

    В.И.Ленин считал, правда, несколько иначе - “мы требуем, чтобы религия была частным делом по отношению к государству, но мы никак не можем считать религию частным делом по отношению к нашей собственной партии.” Еще бы, ведь партия - часть общества, и если ты не согласен с партийной программой, то можешь не вступать в организацию.

    Вопрос не только в том, что во всяком классовом  обществе церковь была и остается институтом идеологического закрепощения человека, приучая его к мысли о данной свыше власти, о необходимости мирного полуживотного существования, готовности к унижению во  имя и ради последующего вечного существования. Вопрос еще и в том, что наука, научный социализм и бог несовместимы, что религия постулирует иррациональность, непредсказуемость и неопределенность мира. Человечество не самостоятельно, оно лишь объект воздействия трансцендентных, непознаваемых, находящихся на более высоком порядке сил. А поэтому и пытаться объяснить историческое развитие человечества с рациональной позиции нельзя. Прошлое, настоящее и будущее лишаются какого бы то ни было смысла, отношения собственности, внутриобщественные противоречия, демократизация социума, самоуправление трудящихся превращаются во вторичные и малозначимые факторы, поскольку не могут преодолеть общей кармы, заданной Богом.

    И очень показательно, что слово «атеизм» Зюганов, Белов и иные пастыри КПРФ употребляют только с негативным подтекстом - «воинствующий», «оголтелый»,  «закоренелый». О научном атеизме они предпочитают помалкивать, поскольку хорошо знают, что в публичных дискуссиях клерикалы всегда терпели поражение от атеистов, твердо стоящих на позициях науки и диалектического материализма. Еще бы, ведь клерикалы ищут свои аргументы в слепом доверии, берут только те факты, которые им выгодны, всячески избегают прямого разговора, а атеисты анализируют весь доступный прямому или опосредованному восприятию мир. Да и сама партия КПРФ, как мы неоднократно могли убедиться, весьма похожа на церковь, где вера подменяют разум, а преданность верховным вождям заменяет союз единомышленников, в котором нет магистров и подданных.

    Все это было бы в идеологии “коммунистов” КПРФ так, если бы руководители КПРФ действительно верили в потусторонние силы. Но вся штука заключается в том, что как хорошие буржуазные политики, они глубоко безразличны и к богу, и к дьяволу, и к теоретическому багажу марксизма, и к жизненным невзгодам трудящихся. Они живо реагируют только на одно: кормушку в рамках нынешней системы, ради достижения которой можно и свечку в руки взять, и в церковь сходить.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 32      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.