Некоторые выводы - Конфликтогенные очаги политического поля Украины - А.С. Филатов - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 6      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.

    Некоторые выводы

    Проведенный ситуационный анализ позволяет сделать выводы, что среди основных проблем, препятствующих интеграции в крымском обществе и провоцирующих социально-политические конфликты, можно, рассматривать следующие:

    Разрушение, вследствие распада СССР, единой социокультурной системы, органичным компонентом которой был Крым, привело к возникновению дезинтеграционных процессов, охвативших всю исторически сложившуюся социальную общность.

    Попытки утвердить административными методами украинский язык в качестве единого средства общения приводят к силовому ограничению использования русского языка, как на Украине, так и в Крыму. Такая позиция государственных органов Украины препятствует процессам социокультурной интеграции, прежде всего в Крыму.

    Существуют двойные стандарты формирования политического пространства Крыма, которые провоцируют социально-политическую и этно-конфессиональную напряженность. Это выражается в официальной поддержке государственными органами Украины юридически незарегистрированной организации «меджлис крымско-татарского народа».

    Запрет в 1996 году государственными органами Украины деятельности крымских политических партий способствовал дезорганизации политического пространства в Крыму. В результате был остановлен диалог между крымскими политическими силами, который сейчас проходит под диктовку украинских политических партий, действующих в Крыму и имеющих здесь свои региональные отделения.

    Ограничение полномочий Крыма, который только формально сохраняет статус автономии, порождает внутреннюю оппозицию, которая от скрытых форм противостояния государственной политики готова перейти к открытому противодействию.

    Данные выводы создают почву для некоторых рекомендаций, которые могли бы способствовать в той или иной степени снятию социального напряжения и устранению ряда причин социально-политических конфликтов в будущем. Предлагаемые рекомендации можно рассматривать также в виде социальных гипотез, которые фиксируют наиболее актуальные с точки зрения конфликтогенности сферы крымской жизни.

    Развитие интеграционных процессов в Крыму зависит от социальной интеграции как минимум в пределах Украины и полноценно в рамках общего социокультурного пространства в границах территории бывшего Советского Союза.

    Одним из основных инструментов социокультурной интеграции может стать решение о придании русскому языку на Украине статуса другого (а не второго) государственного языка и официальное закрепление за ним функции средства межэтнического общения.

    В сложившейся политической ситуации, с учетом ориентации высшего государственного руководства Украины на пропорциональную систему выборов, вероятна высокая степень поддержки крымским населением принятия (или восстановления) Закона о крымских политических партиях.

    Статус Крыма постепенно трансформируется в автономную область, которая будет создаваться и функционировать по этническому признаку. Принятая 21 октября 1998 года Конституция Автономной Республики Крым фактически является Уставом автономной области, ничем не отличающим Крым от любой другой области Украины. Следовательно, необходимо вернуться к рассмотрению и принятию Договора о разграничении полномочий между Автономной Республикой Крым и Украиной, который обеспечит условия регионального развития.

    *****

    Наряду с этим, обнаруживают себя признаки и особенности, свойственные, с одной стороны, для транзитного (переходного) общества, частью которого является население Крыма, и, с другой стороны, для зоны Пограничья, сформировавшейся в последнее десятилетие в Центрально-Восточной Европе.

    Социальные, экономические, политические и культурные трансформации, происходящие в новой геополитической конфигурации, каковой является пограничье Центрально-Восточной Европы, не просто характерны и для Крыма, но проявляются здесь наиболее рельефно вследствие особого геополитического расположения Крымского полуострова и социокультурных доминант, характерных для различных групп его населения. Крым как территория и как субрегиональное сообщество находится в зоне притяжения и европейского, и постсоветского (евразийского) пространства, пожалуй, в большей степени, чем другие субрегионы Пограничья. Здесь достаточно четко обнаруживают себя зоны институционального взаимодействия и противоречий:

    христианской и мусульманской культур,

    Западного и Восточного Христианства,

    традиционного Ислама и Ваххабизма,

    НАТО и Российской Федерации,

    США и Российской Федерации,

    Российской Федерации и Украины,

    Российской Федерации и Турции,

    Турции и Украины,

    Турции и Саудовской Аравии,

    Запада и Востока Украины;

    а также сферы социокультурного диалога и противоборства:

    обустраивающихся в Крыму депортированных (главным образом крымских татар) и сложившейся к настоящему времени социальной структуры,

    православных и мусульман,

    представителей русской культурной среды и сторонников украинского социокультурного обособления,

    сторонников самопровозглашенного органа крымских татар «меджлиса» и его противников (как с той, так и с другой стороны присутствуют представители различных этнических групп),

    местного населения и трансплантируемой с материковой Украины номенклатуры,

    сторонников Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата и доминирующей в Крыму Украинской Православной Церковью Московского Патриархата,

    православных и служителей нетрадиционных культов (прежде всего, Церкви Свидетелей Иеговы),

    организаций женской инициативы и маскулократических социальных институтов.

    =============================

    Отмеченные конфликтогенные очаги свидетельствуют о двух основных политических проблемах Украины. Первая связана с явно затянувшимся поиском национально-государственной идеи, способной объединить западные и восточные украинские земли. То, что делалось до этого можно оценить как неудачный проект формирования украинской нации на базе субкультурных и в какой-то степени субэтнических особенностей западно-украинских регионов, точнее – Галичины. И события на площади Независимости в Киеве в конце 2004 года показали не становление, а окончательное фиаско этого проекта, конечно, если он подразумевал формирование не западно-украинской нации, а именно единой политической украинской нации.

    Вторая проблема возникает вследствие отсутствия эффективной модели государственного устройства, что проявляется пока только на отдельном региональном уровне Крыма. Но уже сейчас эта проблема выходит за рамки Крыма и распространяется на другие регионы Украины – Новороссию (Одесская, Николаевская и Херсонская области), Запорожский край (Запорожская и Днепропетровская области), Донбасс (Донецкая и Луганская области) и Слобожанщину (Харьковскую, Полтавскую и Сумскую области). В этом перечне возможно рассматривать и Закарпатскую Русь (Закарпатская область), которая пока находится в состоянии латентного пробуждения.

    Несмотря на видимую разницу двух основных очагов конфликтогенности на Украине, у них есть достаточно много общего. Вряд ли стоит ранжировать универсальные признаки украинской конфликтогенности, но первое, что следует назвать – это этнокультурное размежевание и межконфессиональные противоречия. Источником таких социально деструктивных процессов и в крымском и в украинском конфликте выступает одна из сторон, которая претендует на особые функции и заглавную роль в формировании государственных устоев. И в том, и в другом случае одна из этнических групп (в Крыму – татары, на Украине – галичане) требует для себя статус титульной, государствообразующей нации. С небольшим оттенком для Украины, что галичане открыто не демонстрируют свою исключительность, а скрывают свои претензии под присвоенной функцией политического просвещения всего населения Украины и культурного – украинского этноса.

     

    Филатов Анатолий Сергеевич, руководитель Центра этно-социальных исследований при кафедре политических наук Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, кандидат философских наук, доцент

    Телефоны: (0652) 325-5-68, 51-60-16 (доп. 124), 23-03-35; +3 8 066 786-90-35

    Телефакс: (0652) 325-5-68; e-mail: asfilatov@rambler.ru; web-site: www.ps.crimea.com

     

    *** В подтверждение сказанного, могу сослаться на данные опроса, проведенного в Интернете надо предполагать «меджлисовским» сайтом  qirimtatar.by.ru. По результатам этого опроса лишь 3,8% посетителей сайта видят статус Крыма в качестве вилайета в составе Турции. И это опрос среди политически ангажированных «меджлисом» крымских татар! Чего уж тогда говорить о позиции, которая может быть выявлена при корректном социологическом опросе крымско-татарской части населения Крыма.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 6      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.