Политическая интеграция - Конфликтогенные очаги политического поля Украины - А.С. Филатов - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 6      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.

    Политическая интеграция

    Процессы социокультурной и политической интеграции не просто взаимосвязаны, но дополняют друг друга настолько, что иногда бывает очень сложно отличить один от другого. Это видно, допустим, на примере формирования политической нации. И все-таки у каждого из этих процессов имеются свои специфические особенности. Если для социокультурной интеграции характерно формирование связей и общих традиций культурных учреждений, этнических и конфессиональных образований, то политическая интеграция предполагает прежде всего установление и развитие связей политических институтов.

    Политическая интеграция означает процесс и состояние связанности отдельных дифференцированных политических институтов и организаций социальной системы. Одной из своих целей она предполагает формирование общего политического пространства, в рамках которого может осуществляться деятельность отмеченных институтов и организаций. В настоящее время такое политическое пространство в Крыму не сформировалось и, более того, существуют реальные факторы, ведущие к конфликтам различной степени интенсивности и направленности. Свидетельством этому являются некоторые характерные моменты политической жизни Крыма.

    В Крыму существуют организации, которые открыто игнорируют нормы формирования общего политического пространства. Как уже отмечалось, «меджлис крымско-татарского народа» до сего дня является юридически незарегистрированной организацией, но при этом претендует на роль единственного представителя татарской этнической группы в Крыму. Более того, на основе провозглашенного им тезиса о «коренном народе», «меджлис» произвольно самоопределяется в качестве государствосозидающего института и фактически уже сейчас возлагает на себя функции органа этнократического государства. Такая позиция ведет к политической дезинтеграции и препятствует созданию политического пространства в Крыму.

    Запрет в 1996 году государственными органами Украины деятельности крымских политических партий способствовал дезорганизации политического пространства в Крыму. В то же время политически деструктивная деятельность «меджлиса» не только не встречает надлежащей оценки со стороны украинских государственных органов, но и находит фактическую поддержку, выраженную, в частности, образованием «Совета представителей крымско-татарского народа при Президенте Украины». Поддержка действующим законодательством и государственными службами общеукраинских политических организаций в Крыму также деформирует крымское политическое пространство, тем, что заставляет крымские политические силы камуфлировать свою деятельность. Все это, в конечном итоге, «загоняет болезнь внутрь».

    Статус Крыма постепенно трансформируется в автономную область, которая будет создаваться и функционировать по этническому признаку. Для этого уже много сделано и делается. Еще 21 сентября 1994 года в Конституцию Украины были внесены изменения, которые давали возможность Верховному Совету Украины досрочно прекращать деятельность Верховного Совета Крыма. После этого последовали конкретные действия. 17 марта 1995 года в соответствии с «Законом Украины о политической и правовой ситуации в АРК» была отменена Конституция Республики Крым и упразднена должность Президента Крыма. Впоследствии, 21 октября 1998 года, была принята другая Конституция, теперь уже Автономной Республики Крым. Фактически это есть не Конституция, а Устав автономной области. Вот некоторые его положения:

    Верховный Совет АРК подчинен Верховному Совету Украины

    Любой нормативно-правовой акт ВС АРК может быть приостановлен Президентом Украины, если тот увидит в нем противоречия Конституции Украины

    Совет Министров АРК и его высшие должностные лица подконтрольны Кабинету Министров Украины

    Назначение на должность и отставка председателя Совета Министров АРК должны быть согласованы с Президентом Украины

    Председатели местных государственных администраций при осуществлении своих полномочий ответственны перед Президентом и Кабинетом Министров Украины

    Главные управления внутренних дел, службы безопасности, прокуратуры, налоговой инспекции в Крыму непосредственно выведены из подчинения органов управления автономией и полностью подконтрольны соответствующим структурам в Киеве; ни ВС АРК ни Совмин не в состоянии даже участвовать в назначении начальников этих управлений.

    К этому можно добавить вообще курьезное положение украинских законотворцев, в соответствии с которым Верховный Совет Крыма, равно как и Верховный Совет Украины, должен именоваться в русской редакции так же как и в украинском языке – Верховной Радой. В своем «реформаторском пыле» украинские депутаты даже не вторглись, а вломились в сферу лингвистики, переплюнув всех вместе взятых глуповских градоначальников М. Салтыкова-Щедрина. Вот уж посмеялся бы великий русский сатирик над такими казусами! Да и другой великий русский писатель Н. Гоголь вряд ли бы остался безучастным к подобным несуразицам, с учетом его любви и высокой оценки русского языка. Хотя это замечание и похоже по форме на «лирическое отступление», однако и в этом факте явно просматривается определенная технология разложения автономного статуса Республики Крым.

    Следующим шагом деавтономизации Крыма по территориальному признаку стало создание «Совета представителей крымско-татарского народа», который стал совещательным органом при Президенте Украины. При том, что никакие другие этнические группы такого статуса не имеют. Это уже совершенно очевидный акт в направлении превращения Крыма в этническую автономию.

    Отмеченные препятствия формированию общего и открытого политического пространства в Крыму не только способствуют распространению дезинтеграционных тенденций в обществе, но и порождают условия для потенциальных социальных конфликтов. В этом же плане следует рассматривать политику руководства Верховного Совета и Совета Министров Крыма. Деятельность этих органов ориентирована в соответствии с интересами центральных украинских государственных структур и, в известной степени, – «меджлиса». При этом они практически игнорируют другие, прежде всего русские, крымские организации. Тем самым создается почва для политической конфронтации, которая может проявить себя в ближайшее время. Ее задержка во многом объясняется социальной дезорганизацией большинства крымского населения, неспособного пока отстаивать свои интересы на уровне и с помощью политических институтов.

    Относительное социальное и в определенной степени политическое спокойствие в Крыму вытекают из состояния общего социально-психологического застоя, который на самом деле чреват очень тяжелыми последствиями. Фактически нынешняя власть в Крыму использует это состояние в ущерб будущему общества. Однако, все может очень быстро измениться в сторону – худшую как для власти, так и для общества. С учетом нынешних социальных потребностей, обусловленных состоянием общественного сознания, появление политического лидера с атрибутом социальной харизмы может «взорвать» ситуацию. К тому же, социальная стагнация провоцирует рост маргинального слоя, который обеспечивает проявление различного рода политических авантюр. Последние ведут к социальным конфликтам и нестабильности. Отмеченный социальный застой в Крыму объясняется двумя основными причинами, имеющими явно этническую окраску.

    Во-первых, тотальная социальная дезорганизация и политическая индифферентность титульной (если угодно – славянской) нации на территории всего постсоветского пространства. Крым здесь не исключение. Русские и украинцы в Крыму не имеют «моторной» организации, типа «меджлиса», которая смогла бы аккумулировать их интересы и выразить политическую волю. Во многом это связано с отмеченными дезорганизацией и индифферентностью, но есть в том вина и самих русских организаций, которые пока не в состоянии предложить обществу четкую интегрирующую программу и покончить с существующей раздробленностью. Единственной русской организацией, которая выделяется в Крыму среди прочих, является Русская община Крыма. Но и она, несмотря на крупные культурно-исторические проекты, не может похвастаться соответствующей потенциалу русского населения степенью влияния – политического, социального, экономического.

    Во-вторых, курс на этническую изоляцию татарского населения Крыма, которого придерживается руководство курултая и «меджлиса». Сдерживающим фактором политической активности «меджлиса» выступает пока незначительное количество татарского населения в Крыму. Как только его численность достигнет 30-35 %, то латентные и камуфлируемые ныне требования «меджлиса» обретут форму активного политического радикализма. Тогда проводимая украинским государством «политика уступок» послужит катализатором реализации скрываемой пока идеи «крымско-татарской государственности» в Крыму.

    ***

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 6      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.