Конфликт регионов - Конфликтогенные очаги политического поля Украины - А.С. Филатов - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 6      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.

    Конфликт регионов

    Думаю, не ошибусь, если скажу, что для многих избирателей президентская кампания 2004 года на Украине имела характерную особенность, которая может быть выражена слоганом: «Выборы без выбора». Большинство из этих многих решили проблему старым «дедовским» способом, по принципу «из двух зол выбирают меньшее!» Но остались и те, кто предпочел нравственный подход и расширил альтернативу от двух до трех взаимоисключающих возможностей, решив, что из двух зол не выбирают ни одно. Понятно, что на индивидуальном уровне найти вариант решения в данной ситуации было гораздо легче. Труднее, гораздо труднее это сделать на уровне организации или, тем более, страны. Как правило, в последнем случае быть против двух оставшихся кандидатур на президентских выборах для многих солидных структур непозволительная роскошь и логика их деятельности, особенно когда речь идет о государственных структурах, приводит к необходимости выбора одного из двух кандидатов, но не иначе. И это объясняется вовсе не безнравственностью государственных и иных руководителей, а строгим политическим правилом, возможно даже законом: действовать в соответствии с социальными интересами институтов, которые они представляют.

    По этим причинам все влиятельные политические игроки современного гео-пространства заняли определенную своими интересами позицию в отношении украинских выборов и сделали ставки на конкретного кандидата. То, что геополитические интересы ведущих мировых центров разнятся, давным-давно секрет Полишинеля. А там, где интересы, там конфликтная или как минимум предконфликтная ситуация. Украина относится к тем мировым регионам, где противоречия мировых центров обнаруживают себя достаточно рельефно. Но, острота ситуации возникает в связи с тем, что в этом геополитическом противоборстве сама Украина «разводится» на две оппонирующие друг другу структуры. Президентские выборы 2004 года особенно наглядно продемонстрировали такой «развод».

    Несмотря на то, что оба основных кандидата на президентский пост стремились позиционировать себя вне основных геополитических векторов на Украине, особенно активно в финальной части кампании подчеркивали украинские приоритеты в своей будущей политики, каждый из них небезосновательно ассоциировался с определенными мировыми центрами. Ющенко был сориентирован на США и в связи с этим на Европейский Союз, который пока еще остается в фарватере американской геополитики, как бы ни пытался дистанцироваться от этой «привязки». Хочу обратить внимание, именно сориентирован, а не ориентировался. Янукович, как представитель действующей власти до 21 ноября, вошел в российский вектор в силу самой логики существования Украины на современном этапе. Российский фактор в современной геополитике, несмотря на явно затянувшийся кризис российской государственности, все еще остается достаточно весомым. И признание после второго тура выборов Президентом Украины Януковича Китаем, наряду с Российской Федерацией, достаточно серьезное тому свидетельство. Таким образом, как бы штабы Ющенко и Януковича ни пытались выглядеть самодостаточными, они де-факто действовали в координации с основными геополитическими игроками.

    Не будем оценивать сейчас детали политических технологий двух основных штабов – Ющенко и Януковича, – в этом плане есть о чем поговорить, так как штабисты того и другого и привлеченные ими политтехнологи наделали массу ошибок. У нас сегодня немного другая цель и она выражена заглавием этого раздела статьи. Однако о двух принципиальных ошибках обоих штабов сказать все-таки стоит. И вот почему: они связаны именно с геополитической проблематикой и с формированием конфликтного поля; более того, скорее всего эти ошибки и породили политический конфликт, который пока лишь обозначен, но может быть реализован с катастрофическими последствиями для Украины. Причем, что любопытно, по форме технологические ошибки вроде бы совершенно различаются, но по негативным результатам в сфере электоральной поддержки они одинаковы и для команды Януковича, и для команды Ющенко.

    На начальной стадии президентской кампании Ющенко позиционировали прежде всего в качестве оппозиции действующей власти, но такой оппозиции, которая строится на национально-демократических ценностях. Использование эпитета «национальные» применительно к понятию демократических ценностей многих смущало на Востоке. К тому же, тесный контакт Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко, с ее «олигархическими страницами» биографии, вызывал сомнение в демократических устремлениям руководства Блока «Наша Украина». В общем, Ющенко активно работал на своем электоральном поле, но не достиг продуктивности в работе со своими потенциальными противниками в ином электоральном окружении.

    Штаб Януковича в работе по организации электоральной поддержки поступил профессионально безграмотно: кандидата от действующей власти на начальной стадии президентской кампании стали позиционировать на поле основного политического противника. Вот два характерных примера. Вначале, еще весной, Янукович заявил, что готов обеспечить расселение в Крыму 100 тысяч крымских татар, если у него будут соответствующие полномочия (намек на президентский пост). Среди татар это заявление энтузиазма в отношении Виктора Януковича не вызвало (может потому, что столько желающих приехать вовсе не наберется, а может из-за того, что потенциально прибывающие – это непроизвольная конкуренция уже прибывшим в действующей системе разнообразных льгот и материальной помощи). А вот абсолютное большинство населения Крыма явно «поперхнулось» от таких заверений кандидата, претендующего на статус общенационального руководителя. Еще более грубый пассаж в режиме такой же работы на поле противника допустил представитель штаба Януковича господин Выдрин (известный своей провальной кампанией партии «Яблуко» на выборах в Верховный Совет Украины в 2002 году), который ничтоже сумняшеся в программе одной телекомпании (если не ошибаюсь, «5 канала») заявил, по сути, следующее: Янукович чуть ли не антироссийский кандидат, потому что, дескать, в Донецкой области нет российского капитала и соответственно российских инвестиций, Янукович, мол, не позволяет этого, а вот в Ивано-Франковской области широко разворачиваются российские инвестиции (подтекст, что Ющенко, как кандидат, поддерживаемый в западном регионе, стоит за проникновением российского капитала на Украину).

    Потоптавшись на электоральном поле противника, не получив ни на йоту ожидаемой поддержки, команда Януковича повела себя на манер отечественного киногероя: «подайте, подайте…, да пошел ты!» Таким образом, возник парадокс, когда и Янукович, и Ющенко разными путями пришли к похожим по существу, хотя и разным по оформлению, политико-географическим и социокультурным ограничениям. Самым очевидным результатом этих ошибок стал тот факт, что ни Ющенко, ни Янукович не стали общеукраинскими лидерами. Во многом это связано именно с технологическими просчетами.

    Символично, что обнаруживший себя культурно-цивилизационный разбег двух основных кандидатов на президентское кресло явился следствием не только некачественных политических технологий, но и влияния внешних факторов. Нет оснований считать, что якобы Ющенко ставленник США или ЕС, а Янукович – Российской Федерации. Скорее всего, даже наверняка, они самостоятельные игроки на украинском политическом поле, однако и само поле не является самодостаточным, да и игроки не достаточно сильные, чтобы полагаться лишь на свои собственные ресурсы. Потому и тот и другой используют, особенно активно на последней стадии кампании, внешние ресурсы. А вот то, что специфические социально-политические аттракторы деятельности каждого вывели их на разных геополитических игроков факт совершенно очевидный. Ющенко, вследствие его отторжения официальной политической элитой, был сориентирован на американский геополитический вектор, а Янукович, по причине отторжения действующей президентской власти от американо-европейской политической элиты, стал ориентироваться на поддержку Российской Федерации и пророссийских структур. И, может быть, это как раз является характерным признаком государственного строительства в современной Украине.

    Со всей очевидностью разнополюсное позиционирование Ющенко и Януковича проявилось во время известных переговоров с участием представителя Европейского Союза, президентов Польши и Литвы и Председателя Государственной Думы Российской Федерации. Х. Солана, как представитель ЕС, Президент Польши А. Квасневский и Президент Литвы В. Адамкус открыто поддерживали позицию В. Ющенко. С другой стороны, Председатель Государственной Думы Российской Федерации Б. Грызлов, в соответствии с решениями российского руководства, был на стороне действующей власти и Януковича.

    Эта ситуация как две капли воды похожа на ту, что сложилась на Украине в середине XVII века, когда здесь пересеклись интересы Европы в лице Римской Католической Церкви (прообраз современного ЕС), Речи Посполитой (вот вам современные Польша и Литва) и Российского государства. Мы можем задать вопрос: где же США? Формально они сейчас, конечно же, присутствуют, но фактически их на Украине нет, как и 350 лет назад. А то, что присутствует Сорос, то это вовсе не американское государство. Тем более что Буш и Сорос политические противники, сродни Януковичу и Ющенко. Отсутствие американского правительства на украинском геополитическом перекрестке объясняется, скорее всего, тем, что В. Путин и Дж. Буш просто договорились о распределении интересов в этом регионе. Примечательно, что Президент США оценил выборы на Украине как фальсифицированные, но не уточнил с чьей стороны. Потому что цифры в 96% процентов в Донецкой области и около 93% в Луганской области у Януковича и по 93,5% в Ивано-Франковской и Тернопольской областях у Ющенко одинаково настораживают. А ЕС присутствует по двум причинам: либо все-таки США используют эту структуру, чтобы не нарушать своих договоренностей с Российской Федерацией, либо европейцы начали свою собственную игру, чтобы произвести отстройку от США и позиционировать себя на континенте в корреляции с РФ. Последний вариант для Федерации более удобный, т. к. в силу энергетической зависимости и стремлении видеть в лице российского руководства партнера в отношениях с США, лидеры ЕС, главным образом, Германия, не будут занимать слишком жесткую позицию в украинском кризисе.

    Что касается ролей Польши и Литвы, то всем понятно, что они теперь даже не Речь Посполитая, а имеют не одного, а двух хозяев – Европейский Союз и США. Так что их политика сугубо марионеточная. Достаточно вспомнить как Президент Польши «открывал» Л. Кучме выезд в Европу и мир, после знаменитого «кассетного скандала». Тогда А. Квасневский принял Кучму, чтобы символизировать, что после усилий В. Путина по защите украинского президента, Запад смягчил свою позицию. Да и на упоминавшемся «примирении» Ющенко и Януковича Квасневский очень тепло обнимал Кучму, как бы извиняясь: что поделаешь, послали…

    С учетом того, что ни Ющенко, ни Янукович (подчеркну еще раз) наверняка не являются банальными проводниками интересов Берлина (или Брюсселя) и Москвы, соответственно, а пришли к поддержке этих структур вынужденно, они оказались в весьма затруднительном положении. Теперь уже речь идет не об уступке команды Ющенко или команды Януковича, а 1) либо побеждает Запад Украины либо Восток (в силу фактического позиционирования обоих лидеров) и 2) либо Российская Федерация сохраняет возможность развивать свои геополитические интересы на Украине либо она делает еще один, после Прибалтики, «реверанс» в сторону Европейского Союза и, конечно же, США.

    К концу президентской кампании стало понятно, что противоборство Януковича и Ющенко создает патовую ситуацию. Патовость ситуации выражалась тем, что победа любого из них означала принесение в жертву целостности страны не только как территориально-географического и социокультурного понятия, но и как конкретного политико-территориального явления. То есть того, чего по действующим правилам политической игры приносить в жертву нельзя. Победа Ющенко означает потерю востока и юга Украины, а теперь (во многом вследствие политтехнологических ошибок штаба Януковича и также по причине активной пропаганды, на уровне манипуляции общественным сознанием, штаба Ющенко) уже победа Януковича приводит к изоляционизму запада и центра Украины.

    Специфическим оттенком этой патовой ситуации было еще то, что ни тот ни другой из основных кандидатов не были готовы к поражению. А это очень важно в условиях демократических выборов. Даже в условиях, далеко не демократических, начала 90-х годов во время выборов первого украинского Президента каждая из основных сторон – и Кравчука, и Черновола – была готова к поражению. В. Черновол потому, что даже на западе Украины у него не было серьезного социального ресурса, а Л. Кравчук – по причине общей деморализации бюрократического аппарата, своей основной социальной базы. На следующих выборах в 1994 году опять оба кандидата были принципиально готовы к поражению. Л. Кравчук доказал свою готовность передачей властных полномочий после поражения в президентской кампании, а Л. Кучма вообще шел на те выборы, чтобы представляемый им промышленный корпус мог занять наиболее выгодную для себя позицию в последующих переговорах с действующей властью.

    Если нет готовности к поражению на выборах, то сами выборы превращаются в фарс, в смысле грубой шутки над избирателями. Кто-то один из основных кандидатов либо оба единственным итогом выборов считает свою собственную победу. В этой ситуации уже неважно, что будут решать избиратели, победа определяется в штабах кандидатов – то ли техникой подсчета голосов в избирательных комиссиях, то ли организацией акций гражданского неповиновения. Используется не технология избирательной кампании, а техника политического спектакля под названием «Как я побеждаю на выборах». Думается, что все украинские избиратели, вольно или невольно, оказались втянутыми в этот политический спектакль.

    В силу патовости политической ситуации с двумя непримиримыми кандидатами возникают несколько сценариев по выходу из нее. Раскол страны видится менее вероятным, т. к. нет серьезных политических игроков заинтересованных в таком развитии событий – ни внутри Украины, ни за ее пределами. Уверен, что РФ такой исход явно не нужен, ибо он повлечет за собой необходимость использования колоссальных ресурсов (экономических, прежде всего) для нормализации жизни в восточных регионах Украины, а к этому Федерация просто не готова. Остается один выход, который, возможно, планировался заранее и который мной отмечался с сентября. Президентом остается Кучма. В период президентской кампании это самый оптимальный способ решения проблемы, прежде всего для команды Ющенко и для западных интересов также. Предположить, что при разворачивающихся событиях восток и юг Украины примут президентство Ющенко мало вероятно, в крайнем случае, менее вероятно, чем то, что запад и центр Украины согласится с продлением срока полномочий Кучмы. Для Януковича такое развитие вполне приемлемо, потому что он и его окружение остаются при прежних интересах. А возможно, если принять точку зрения, что был некий план выборов без выбора, то он готов именно к этому.

    Такой вывод возникал сразу после 21 ноября и оптимальность «выхода к Кучме», как бы кто не относился и к нему, как политическому деятелю, и к его окружению, все еще остается актуальной и после т. н. переголосования второго тура. Думаю, что это будет актуальным даже после объявления результатов политического переголосования новым составом Центризбиркома. Почему же эта оптимальность до сих пор не была реализована и существуют реальные основания считать, что она не будет реализована вовсе? Одна из причин видится в клановости окружения Кучмы, их (и его в том числе) ориентации не на интересы общества, а на свои внутриклановые интересы. Но есть и другое видение. Л. Кучма, естественно под влиянием американско-европейской политической элиты, решил повторить «подвиг» М. Горбачева и без сопротивления, не используя силовые структуры там, где были все основания сделать это (в ответ на блокирование и захват оппозицией правительственных и административных зданий), перевел развитие политических событий в мирную «оранжевую революцию». Допускаю, что по прошествии некоторого времени кто-то из политологов и политиков будут видеть в таком поведении Президента Украины его главное и решающее достижение. Если в качестве альтернативы умиротворенческой политики Л. Кучмы видеть перевод развития событий в форму открытого вооруженного противостояния (неважно кого с кем – то ли силовых структур с оппозиционными формированиями, то ли сторонников Ющенко со сторонниками Януковича), то, безусловно, действующая власть поступила самым правильным образом. Если же исключать альтернативу вооруженного конфликта как заведомо непродуктивную для обеих сторон, то позиция Президента в период ноябрьско-декабрьских политических беспорядков выглядит как минимум ущербной для общества.

    Ущербность бездействия политической власти Украины опасна в данной ситуации тем, что сторонники Ющенко не составляют даже относительного большинство в украинском обществе и оппозиционная им сторона с таким же основанием и усердием может использовать методы гражданского неповиновения. Тогда возникают условия перманентного конфликта, что чревато самыми непредсказуемыми и социально опасными способами его разрешения. Действия сторонников Ющенко не несли бы угрозу перманентного конфликта, если общество было бы консолидировано. Но имеющиеся реальные этно-культурные, социально-экономические, идеологические и конфессиональные противоречия, да к тому же спровоцированные по ряду параметров самим окружением претендента на президентский пост, заставляют усомниться в возможности достижения социального единства украинского общества в этих условиях.

    Обосновывая прогнозы дальнейшего развития событий необходимо помнить, что в отличие от функционирования любой другой системы, общество не просто более сложная структура, но такая структура, когда все ее разноуровневые элементы (от личности до больших социальных групп) и сама она в целом, обладают способностями моделировать процессы окружающей среды и реализовывать созданные модели на практике. Иными словами, речь идет о влиянии на социальные процессы человеческой воли, то, чего в рамках других живых систем нет. Отсюда возникают допущения, связанные с таким свойством социальной системы, отмечаемым социальной синергетикой, как состояние бифуркации. Социальная бифуркация склонна испытывать на себе сильное, зачастую определяющее влияние человеческой воли (или безволия), потому любые прогнозы могут быть поливариантными. Иными словами социальное прогнозирование это вариантность допущений, но не предвидение развития событий. Потому я не ставлю своей целью предсказать политические ходы того или иного действующего лица или организации, а могу говорить только о возможном направлении развития общества (социальном аттракторе) при условии определенных действий политических акторов.

    Относительно оценки возможного развития этого вида конфликта необходимо исходить не от персональных позиций Ющенко и Януковича и даже не из установок их политического окружения, а из тех реальных социальных противоречий, которые свойственны различным сегментам украинского общества. Спецификой таких сегментов является то, что они классифицируются по территориально-географическому признаку, хотя подобного рода классификация в своем основании имеет этно-культурные, мировоззренческие и в определенной степени конфессиональные отличия. Этно-культурные ориентиры обусловливаются не только субэтническими признаками (допустим, галичане на западе и одесситы на юго-востоке Украины), но и социокультурными предпочтениями (для тех же галичан – западно-европейский вектор, а для крымчан – российский).

    Территориально-географически политическое пространство Украины дифференцируется на три основных блока сегментов: западный, центральный и юго-восточный. Западный блок включает Львовскую, Ивано-Франковскую, Тернопольскую, Волынскую, Ровненскую, Черновицкую области. Центральный – Хмельницкую, Винницкую, Житомирскую, Киевскую, Черниговскую, Черкасскую, Сумскую, Полтавскую и Кировоградскую области. Юго-восточный блок это Республика Крым, Одесская, Николаевская, Херсонская, Запорожская, Днепропетровская, Луганская и Харьковская области. Единственным исключением в принципе политико-географического позиционирования регионов является Закарпатская область. Она за счет особенностей в мировоззренческих позициях и этно-культурной сфере «перемещается» в центральный блок.

    Для западного и юго-восточного блоков характерно доминирование политической идеологии в мировоззренческих и этно-культурных ориентирах, идейные доминанты в состоянии подчинить себе социально-прагматические требования. В то время как для центрального блока определяющими являются социально-прагматические требования, которые замещают идейные установки, хотя иногда могут проявлять себя и в форме идеологии. Для социальных сегментов центрального блока политического пространства Украины идеология второстепенна. Последняя 2004 г. президентская кампания на Украине такую второстепенность, на мой взгляд, показала в позиции А. Мороза, получившего наибольшую поддержку именно среди электората центрального блока. Программные установки лидера украинских социалистов акцентировали внимание на решении конкретных социальных проблем.

    Идейные основания любого социального конфликта являются самым мощным его катализатором. Потому в рассматриваемом виде структурно-функционального конфликта основными противоборствующими сторонами выступают западный и юго-восточный блоки. Центральный блок может поддерживать любую из сторон, в зависимости от своих социально-прагматических требований. Население этих регионов мало внимания обращает на идейные ценности, оно будет поддерживать любую идеологию, если увидит в ней способ решения своих социальных проблем. В силу кинетического состояния противоборства западного и юго-восточного блоков, определяемого степенью социальной мобилизации, притязания сторон уравновешиваются.

    В данной ситуации и, пожалуй, с конца 80-х годов прошлого века западно-украинский блок наиболее активно позиционирует себя в политическом пространстве Украины. В основе этой активности лежит субэтническая идеология, которая создавалась с конца XIX века в среде малороссийской интеллигенции Российской Империи и западнорусской (или червонорусской) интеллигенции Австро-Венгерской Империи. В результате была оформлена идеология украинства, составными частями которой стали украинский язык, идея украинской державности, ведущей отсчет, как минимум, со времен Киевского княжества Древней Руси, принцип этнического своеобразия украинцев и их коренное отличие от великорусов и белорусов. В этом направлении было сделано очень много за прошедшее столетие, во многом благодаря непосредственной и опосредованной поддержке самых различных структур: австро-венгерского императора Иосифа, инициировавшего этноукраинское движение в Галиции в противовес москвофильским организациям западных русских, Российской академии наук, которая поддержала дифференциацию украинского языка, советского правительства (сделавшего больше всех), обеспечившего формирование украинской государственной территории и культивацию украинского языка. Вследствие этого к концу XX века на Украине сформировалась социально активная субэтническая общность со своей идеологией и вытекающими из нее целями и задачами, которые она намерена решать в соответствии с собственными групповыми интересами по заданным сценариям. Эти качества позволяют этой группе организованно структурироваться, мобилизовывать социальные ресурсы и выступать в качестве реального политического агента, идеологически, как минимум, доминировать в украинском политическом пространстве. Хотя потенциально юго-восточный блок на порядок превосходит западный в социально-экономическом и культурно-технологическом плане. Но пока политически проигрывает вследствие отсутствия завершенной идеологической базы, а также по причинам недостаточной структурированности социального поля, нечеткой политической функциональности и низкой организованности.

    В конфликте западного и юго-восточного блоков центральный блок социальных сегментов политического поля Украины выполняет функцию не то, чтобы баланса, а скорее балласта, перетягивающего весы в пользу одного из них. Так было в 1994 году, когда Л. Кучма одержал победу в президентской кампании над Л. Кравчуком, когда последний пытался опереться на поддержку западно-украинского блока. Так стало и в 2004 году, когда В. Ющенко смог уравнять свои шансы в президентской борьбе с В. Януковичем, благодаря привлечению на свою сторону значительной части электората центрального блока. Однако не следует забывать, что Ющенко имеет поддержку населения центрального блока до тех пор, пока он воспринимается как прагматик и, главное, критик ущербной для общества социальной политики властей. Ситуация может очень резко поменяться и Ющенко потеряет эту поддержку, а значит лишится более 4 миллионов голосов, когда в общественном мнении центрального блока он будет восприниматься как ответственный за социальное неблагополучие. Также надо иметь в виду, что абсолютное большинство населения центрального блока находится в пределах российского социокультурного вектора, что обусловило требования Мороза включить в договор поддержки Ющенко во втором туре голосования пункт о первоочередном развитии и укреплении связей с Российской Федерацией и Белоруссией. Хотя идеология для центрального блока второстепенна, но она при известных обстоятельствах может проявить себя. Другими словами, если социально-прагматические ожидания не оправдаются, тогда второстепенная позиция (идеологическая) сформирует новые уже антиющенковские социальные настроения.

    Исход этого вида конфликта в данной ситуации определяется двумя факторами:

    способностями юго-восточного блока использовать имеющийся социально-экономический и культурно-технологический потенциал и мобилизовать социальные ресурсы на поддержку своих идейных ценностей,

    поддержкой центрального блока и устойчивостью его социально-прагматических предпочтений.

    В ближайшей перспективе в качестве средства и формы организации диалога между различными сегментами украинского политического пространства может стать переход от унитаризма к федерации. Федеративное устройство Украины рассматривается в качестве способа достижения баланса интересов, как между различными регионами государства, так и между регионами, с одной стороны, и центральными органами власти, с другой. Федеративное устройство страны позволяет учитывать специфику ее регионов, обеспечивает реализацию важнейшего демократического принципа делегирования полномочий граждан и региональных сообществ государству. Особо актуальным федеративное устройство становится для стран, территории которых включают в себя регионы с различными социальными традициями и этно-культурными стандартами. Именно к такой категории стран относится Украина. Опыт современных демократий показывает, что федеративное устройство государства является одной из важнейших гарантий соблюдения прав граждан в социальной, культурной, экономической, научной, политической и других сферах общественной жизни. К числу таких государств мы можем отнести Российскую Федерацию, Соединенные Штаты Америки, Федеративную Республику Германию, Швейцарию. Украина, провозгласившая своей целью вхождение в сообщество мировых демократических государств, обязана учитывать и использовать в своей практике либеральные ценности и методы государственного строительства.

    Сопоставляя все «за» и «против» федерализма на Украине, мы можем прийти к впечатляющему преимуществу федеративного устройства государства. «За»: специфика регионов, права регионов, делегирование полномочий, когда возможности регионов должны быть реализованы в рамках их компетенции. Традиции современной демократии – это тоже «за». Против федерализации я нашел только одно – угроза распада страны. Те, кто выдвигает этот довод в качестве аргумента против федерализации как минимум жонглируют понятиями. Невозможно отождествить федерализацию с сепаратизмом, когда это абсолютно разные понятия. По сути, федерализация служит упорядочению и укреплению отношений регионов страны, а противодействие федерализации, в этом смысле, ведет к разобщению, провоцирует сепаратизм.

    В более отдаленной перспективе разрешение конфликта возможно путем корреляции идейных ценностей западно-украинского и юго-восточного блоков. Одним из принципов корреляции может стать формирование украинской политической нации. В этом случае существенной трансформации должна быть подвержена идеология украинства или как ее чаще называют – украинская национальная идеология. В настоящее время феномен «украинства» культивируется как претензия на альтернативу Русскому Миру. Однако, если кто-то хочет формировать на Украине политическую нацию, то она не может состояться без русской культуры, русского языка и русского этноса.

    Все иные способы решения структурно-функционального (применительно к политической системе и государственно-территориальному устройству Украины) конфликта, вступившего в активную фазу своего протекания, видятся малоэффективными, в смысле малопродуктивными. Хотя и могут быть при определенных обстоятельствах кратковременно эффектными, в смысле впечатлительными.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 6      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.