Кризис ФКП и воспроизводство руководящего корпуса - Коммунистические руководители. От сына народа к учителю масс - Б. Пюдаль - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.

    Кризис ФКП и воспроизводство руководящего корпуса

    Кризис, объектом которого сегодня является ФКП, заставляет поставить вопрос о воспроизводстве того самого корпуса руководителей и кадровых коммунистов, которые были в период с 30-х по 50-ые годы притягательной группой, к которой присоединялись и с которой идентифицировались, в разной степени и с различной силой, активисты, приверженцы, симпатизирующие и избиратели. Отчасти этот кризис является кризисом комплектования, в котором есть аналогии с кризисом воспроизводства сельского духовенства и преподавательского состава. Основанием этого сближения может быть тот факт, что сельский священник и светский преподаватель как и истинный интеллектуал коммунист обладают рядом свойств, которыми они обязаны гомологии условий их социального производства. И те и другие смогли воспользоваться возможностью получить продолжительное начальное школьное образование, полностью разработанное и контролируемое той институцией, что их кооптировала, благодаря их народному происхождению, селекции, объектами которой они были, и тому, что их заметили. Эта институция открывала перед ними только горизонты преданной службы, которая использовала их отношение к знанию, одновременно продвигая их к социальным позициям, наделенным определенным престижем. Тем самым, эта институция, предписывая священнические и преподавательские поприща, приводила в действие социальные механизмы, аналогичные механизмам, которые предопределяли призвание «профессионального революционера», краткий анализ которого мы уже дали.

    В каждом случае можно отметить, что настоящая «жизненная дисциплина «составляла ядро подготовки, предоставляемой семинарией, Эколь нормаль или центральными школами ФКП (или более точно всей ФКП как школой). Характер предназначения, который имеют занятия сельского священника и учителя, так же как и «коммунистическое блаженство» свидетельствуют об успехе этих конкурирующих систем продвижения и подготовки. Впрочем, весьма красноречив тот факт, что у коммунистов руководителей часто пути скрещивались с карьерами учителя или священника, которые на тот момент их личной биографии могли стать возможными или вероятными, явно предполагаемыми. Например, Жан Шэнтрон открыто пытался подавать совместно прошения наместо учителя и место кюре, которые, и то и другое, предполагали бы по окончании цикла элементарного образования продолжение учебы в одном случае в семинарии, в другом в цикле высшего начального образования.

    Кризисы, затронувшие параллельно занятие учителя и занятие священника, своими причинами частично обязаны совокупности перемен, коснувшихся школьной системы, и их воздействию, которое дифференцированно согласно собственной логике соответствующих полей. Демократизация доступа к среднему образованию и структурное деклассирование, связанное с относительным обесцениванием званий системы образования, привели к ослаблению власти учреждений, специализирующихся в комплектовании по выходе из элементарного начального цикла школьных элит, имеющих народное происхождение, и в результате привели к истощению источника комплектования, где эти учреждения находили своих приверженцев. В случае Церкви кризис объясняется крушением священнического призвания, в случае начального образования кризисом пополнения состава и феминизацией преподавательских кадров, которая связана с повышением показателей социального происхождения, с ростом социальной и культурной дистинкции от учеников и серией перемен в отношении к занятию. В таком ракурсе уместно задать себе вопрос об особом воздействии, которое эта совокупность перемен могла оказать на условия воспроизводства руководителей и коммунистические кадры.

    Селекция истинных интеллектуалов коммунистов главным образом характеризуется «преданным» комплектованием из рабочих, особенно в отношении ключевых постов в руководящих инстанциях (федеральные секретари, секретариата ФКП, Политбюро). В 1982 первые секретари федераций ФКП часто были почти на 60% выходцами из рабочего класса. Однако, если попытаться обдумать в соотносительных понятиях это воспроизводство идентичности среди кадровых коммунистов и руководителей, можно обнаружить некоторые скрытые черты, которые касаются модификации критериев комплектования. С одной стороны, как уже было показано, если среди руководителей рабочих из группы основателей было меньше рабочих, чем они на том настаивали, они вынуждены были захватить посты, которые их преемники уже унаследовали. Этот захват постов на протяжении 20-х и 30-х годов предполагал интенсивную подготовку в плане самообразования и политического обучения, равно как и постоянные внутренние конфликты. В нем участвовали активисты, закаленные в социальных битвах, которые смогли обрести неоспоримую политическую власть среди различных рабочих сообществ, в которые они устремились (рабочие окраины, шахтерские поселки и т.д.). Сложный процесс селекции, продуктом которого они были, учитывал совокупность специфической политической компетенции, основанной не только на их установках соответствия «сталинизированной» коммунистической партии, но и их способностях руководить борьбой и организовывать сообщества, представителями которых они стали. Их преемники унаследовали от этого коллективного политического капитала, и отчасти смогли сэкономить на приобретении политических компетенций, необходимых для поддержания и главным образом активирования этого коллективного капитала; определенное их число унаследовало почти семейно посты, завоеванные их предшественник ми, и эта передача достояния совершается внутри относительно закрытого социума. Было бы исключительно красноречиво, в том плане, в каком здесь идет изложение, проанализировать истинные семейные системы связей, в частности, в коммунистических муниципалитетах, которые предполагают множество политических, муниципальных постов, постов в ассоциациях и предприятиях ФКП. С другой стороны, будучи сильными в определении политической линии, эти приверженцы усвоили привычку использовать интеллектуалов на вспомогательных постах для обеспечения работы по поддержанию политической организации, как на уровне управления предприятиями, прессой коммунистической партии, так и муниципалитетами, одновременно оставляя исключительно за собой политический контроль этой деятельности и ее соответствия политической линии, определению которой они содействовали. Критерии селекции руководящих кадров прогрессивно акцентировали этические способности и, в частности, преданность партии. Именно в этом ракурсе стоило бы задать вопрос о судьбе такого активиста как Жоржа Марше, неучастие которого в Сопротивлении во время войны не стало помехой его продвижению наверх, в то время как ряд деятелей, которые, на против, участвовали в Сопротивлении и полагали возможным получить благодаря своему «героическому» прошлому право на голос внутри партии, были отстранены. Однако, начиная с 60-х годов, эти руководящие кадры были вынуждены приступить к политической работе по обновлению коллективного капитала, который они унаследовали. Распад рабочих сообществ, морфологические трансформации в социальной категории рабочих, перемены в локализации политического поля, крушение советского мифа, изменения в отношении и политике многочисленных субъектов политики все сдерживало обновление коллективного капитала, который, отчасти, был доверен интеллектуалам и который затрагивал совокупность сфер деятельности ФКП. Эта политическая работа включала также целую серию теоретических и политических приспосабливаний, которые сопровождали и узаконивали этот процесс (отказ от «диктатуры пролетариата», признание альтернативы, Союз левых сил, выработка новой политической линии в области культуры и искусства, переработка учебника истории ФКП, признание сталинских «преступлений», еврокоммунизм и т.д.). В значительной своей части эта работа по обновлению коллективного капитала была обеспечена политическим корпусом коммунистов, выходцев из доминируемых фракций культурного и интеллектуального поля. Как это показал Стефан Куртуа при изучении социально-профессионального состава делегатов конгрессов ФКП с 1956 по 1985 гг.: «Мы присутствуем при крутом переломе тенденции на уровне состава политического корпуса коммунистов: если рабочие в него вливались в массовом количестве перед войной и еще в 50-е годы, то в середине 70-х они оказались заменены работниками неручного труда». Именно этой тенденциозной гегемонии политического корпуса нерабочих, которые явно более образованы и наделены многочисленными ресурсами, легко обращаемыми в политическое продвижение, руководство ФКП вынуждено противостоять, по мере того, как оно замечает угрозу, и когда становится очевидным, что оно не извлекает никакой выгоды из всего дела обновления и более того, оно предстает как последний заслон, который надо опрокинуть. Исключительно во имя преданности («Мы обрели вновь нашу особенность, и это главное!» , Жорж Марше, «Европа-1» , 18 июня 1987) и в опоре на корпус истинных интеллектуалов руководство ФКП предпринимает попытки уничтожить позиции, занятые их претендентами.

     

    Можно проиллюстрировать этот процесс, взяв в качестве примера карьеру активиста Антуана Спира. После завершения высшего образования, полученного в Высшей Школе коммерции, отвечая желанию своих родителей и несмотря на то, что сам он желал, как и его отец, стать преподавателем философии, Антуан Спир отказывается от профессионального будущего, к которому был предназначен. Недавний член ФКП, он адресует руководству Партии свою просьбу о приеме на работу и прилагает все свои дипломы. Кризис рынка в издательском деле, который особенно чувствительно задевает издательства ФКП, толкает администраторов к тому, чтобы принять Антуана Спира в «Социальное издательство» с тем, чтобы он употребил свои знания на службу рационализации управления и коммерческого распространения коммунистической литературы. Ему, естественно, не хочется замыкаться на этих функциях, точно таких, от каких он только что отказался, и он предлагает свои услуги в разработке «Социальным издательством» издательской политики, иначе говоря, участие в подборе авторов, также определение приоритетных тем. Усилия по изменению содержания своей должности, которые он предпринимает, приводят к тому, что он вступает в прямую конкуренцию с директором «Социального издательства», бывшим рабочим судоверфей в Сиота, который в свою очередь находится в прямом подчинении у Люсьена Сева, профессора философии и члена Центрального Комитета. Он дает ему не очень то лестный потрет в книге, которую он посвящает описанию своей карьеры освобожденного партийного работника. После долгой череды конфликтов, в которых Антуан Спир завоевывает легитимность политической роли, которую он желает сделать своей, он вынужден уволиться. Начав свою карьеру с проекта трансформации «Социального издательства» в издательство, сопоставимое с «Издательством Рьюнити» (престижное издательство итальянской коммунистической партии), Антуан Спир вынужден оставить свою работу после того, как его лишают «привилегии» первым вскрывать ежедневную почту «Социального издательства», также добавляют к названию его должности директор определение «коммерческий» с тем, чтобы подчеркнуть пределы его поля деятельности.

    Многочисленные конфликты того же порядка следовало бы проанализировать в обрисованном здесь ракурсе. Можно было бы показать, как на всех уровнях активистской иерархии и в разных областях деятельности ФКП (пресса, муниципалитеты, ячейки, территориальные организации, федерации) претендентам удавалось нарушать и смещать границы в разделении труда внутри ФКП, используя 70-х годов и тем самым прямо ставя вопрос о легитимности рабочих дирекций. В рамках этой гипотезы воспроизводство корпуса руководителей из рабочих кадров, основанное отныне предпочтительно на «духе партии» , в той исторической обстановке, в которой на глазах все более и более уходит из под ног социальная база, на которой была выстроена коммунистическая идентификация, может быть обеспечено только ценой исключительно тех, кому было поручено политическое дело по обновлению сообщества партийцев. Тогда можно задаться вопросом, разве не приведет защита краткосрочных жизненных интересов руководителей к «последующей ликвидации целиком всего предприятия».

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.