Группа основоположников - Коммунистические руководители. От сына народа к учителю масс - Б. Пюдаль - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.

    Группа основоположников

    Речь пойдет о французских коммунистических руководителях, занимавших ответственные посты в 1934-1939 годах. Коммунистическими руководителями (в широком понимании, то есть членами Центрального Комитета, Политического Бюро, депутатами и сенаторами, генеральными секретарями, федеральными руководителями, постоянными представителями управленческих структур) становятся в этот период после жесткого и сложного отбора, который начался в 20-е годы на Конгрессе в Туре. В истории ФКП они представляют собой ключевую группу, стабильнее ее нет ни одной руководящей команды и, начиная с этой группы, основательно укореняется политическое долголетие, также контролируемое воспроизводство руководящей команды. В качестве примера отметим, что входят в эту группу Морис Торез, Жак Дюкло (бывшие еще в 1969 году кандидатами на президентских выборах), Вальдек-Роше, Гастон Плиссонье (ныне член Политбюро). Речь идет об основном ядре, члены которого добились того, чтобы «занять» посты, вложить в них всю свою биографию, также адаптироваться к ним, чем отчасти объясняется тот факт, что они станут идентифицировать себя исключительно с коммунистической институцией.

    Предварительно подчеркнем, что если социальные особенности коммунистических руководителей обязаны отчасти их объективным характеристикам, то также они являются плодом символической манипуляции, стремящейся навязать определение, складывающееся у представителей, в качестве верного отражения представляемых. Чтобы не стать жертвами этого представления, которое затушевывает настоящие особенности коммунистических руководителей, мы попытались очертить социальную специфику коммунистических руководителей с помощью показателей, позволяющих описывать их социальные и культурные траектории. Изучаются члены Центрального комитета, избранные на конгрессах в Вилербане (1936) и Арле (1937) (n = 57); совокупность депутатов и сенаторов коммунистов, избранных на всеобщих выборах в Национальное собрание 1936 года и на частичных выборах, проходивших вплоть до 1939 года (n = 77), генеральные секретари округа Сены (включая муниципальных секретарей Парижа), избранных между 1935 и 1937 гг. (n = 43). Всего 138 активистов, занимавших 177 постов, включая совмещение. Из этого социографического материала мы будем заимствовать только основные элементы, относящиеся к обучению и социальной и профессиональной мобильности этих руководителей.

     

    Статистический анализ показывает, что коммунистические руководители в основном успешно получали начальное школьное образование: почти 70% членов Центрального комитета 1936 года, как минимум 65% депутатов и сенаторов и 70% генеральных секретарей округа Сены имеют свидетельство о начальном или о более высоком уровне обучения в период, когда такой диплом подтверждал успешный школьный путь и позволял скромные надежды на социальное продвижение. Около 60% членов Центрального комитета после начального образования продолжали обучение в тех или иных школьных направлениях, при этом 35% оказывались в направлениях, «резервированных» для детей из народной среды и самых низких слоев средних классов: направление дополнительного обучения, начальная высшая школа, практическая школа торговли и промышленности. Аналогично дело обстояло среди депутатов, 30% которых обучались в указанных школьных направлениях, и только 13% получали полное среднее или университетское образование, занимая там часто положение стипендиата, то есть свободного кандидата.

    Составим два распределения имеющихся данных по социально-профессиональным категориям. Первое распределение фиксирует наиболее социально высокое занятие, которое выполнялось когда-либо за профессиональную карьеру (но непременно до политической карьеры). Второе распределение базируется на наименее социально продвинутом занятии. Они позволяют обнаружить значительные диспропорции (тем более существенные, что они оказываются сглаженными из-за плохого состояния источников). Рабочие (рабочие частного сектора и рабочие служб общественного назначения) представляют таким образом 63,7% депутатов и сенаторов коммунистов в случае первого тип распределений и только 42,9% во втором случае. Доля средних классов (мелкие торговцы, ремесленники, служащие, учителя или им подобные) составляют соответственно 20,8% и 38,9%, удельный вес высших классов (профессора, инженеры, свободные профессии, литераторы и артисты) равняются 9,1% и 14,3%. Хотя противоречие менее выражено для членов Центрального комитета, избранного в 1936, оно все же значимо: доля рабочих составляет 71,7% и 52,3%, доля средних классов 15,2% и 28,3%, доля высших классов 10,8% и 17,4%. Хотя эти перемещения в социальном пространстве необходимо связывать с школьным капиталом коммунистических руководителей, они не являют собой его простое переложение: некоторые активисты могут обладать высоким капиталом (свидетельство об элементарном образовании, степень бакалавра), и, однако, не использовать его профессионально. Например, депутат и член Центрального комитета Гастон Корнавэн является рабочим и имеет свидетельство об элементарном образовании. Хотя среди членов Центрального комитета относительно обоих типов распределений - больше рабочих, чем среди депутатов и сенаторов, активисты, его составляющие, обладают более значительным школьным капиталом. Учитывая, что в момент заключения германо-советского пакта Центральный комитет практически полностью останется верным ФКП, в то время как почти 30% депутатов и сенаторов воздержатся при голосовании, можно гипотетически заявить, что существенная часть членов Центрального комитета «отказывается» или считает «невозможным» использование своего школьного капитала в целях подъема вверх по социальной иерархии. Кроме того, прием в члены Центрального комитета зависит только от внутренней логики организации, тогда как выдвижение партией кандидатов коммунистов на получение мандатов депутатов подчиняется множеству факторов (помимо верности ФКП еще и известность в регионе, связанная с давностью накопленного кандидатом политического капитала, также социальная обстановка и т.д., иначе говоря, правила игры, внешние по отношению к непосредственно коммунистическому универсуму). Зная это, есть право полагать, что наиболее верные руководители той эпохи характеризуются не более низким, чем у депутатов, уровнем культуры, а более явно выраженным «увриеризмом».

    Это наблюдение может быть соединено с кратким анализом спектра политических позиций внутри Центрального комитета в зависимости от имеющегося школьного капитала. Члены Центрального комитета располагаются вокруг исключительно рабочего ядра секретариата Политбюро (рабочие, обладающие продолжительным начальным школьным капиталом) и рабочих активистов Политического бюро. Политические посты, предполагающие по своей природе иной культурный капитал, нежели капитал политический (директор «Юманите» и ее главный редактор, директор «Тетрадей большевизма», руководитель по международным вопросам, что предполагает знание иностранных языков и т.д.), оказывались занятыми интеллектуалами: Марсель Кашэн, Флоримон Бонт, Габриэль Пэри, Поль Вайян-Кутюрье, Жор Жаконьо. Нужно заметить, что недоверие по отношению к ним выражается в том, что им более долго отводится «временное» положение кандидатов или их статус понижается до внештатной работы (Джони Берлиоз). Напротив, политические посты, за исключением Политбюро, которые основаны на политическом капитале, присущем организации или политическому полю, тенденциозно заняты активистами рабочими, наименее наделенными продолжительным начальным школьным капиталом. Этих данных вполне достаточно для заключения о том, что именно в отношении к школьной системе и в связанном с ней социально-профессиональном включении в трудовую жизнь нужно искать некие социальные механизмы, которые лежат в основе карьер активистов.

    Относительно слабая социальная идентичность руководителей коммунистов, тип имеющегося школьного капитала, принадлежность к народным слоям (которой они обязаны в подавляющем большинстве своему социальному происхождению), совместно с семейной активистской идеологией, придают им совокупность общих черт, которые их роднят и объединяют. Те, кто называют себя рабочими, являются ими в меньшей мере, чем они заставляют в это верить, те, кто подчеркивают свою принадлежность к средним классам, то есть к фракциям наиболее низкого положения среди высших классов, получили к ним доступ только совсем недавно.

    Социальная дистанция, отделяющая лицензиата по философии Марселя Кошэна (сенатора, директора «Юманите») от рабочего металлурга Адриэна Лангюмье (депутата), при пристальном анализе оказывается существенно меньшей, если учитывать тот факт, что последний является обладателем двух частей степени бакалавра, первый, выходец из народной среды, не закончил своего образования по философии. То же самое рассуждение подходит для Жюльо Серетти (члена Центрального комитета, итальянца) рабочего металлурга и учителя, затем писателя, для Рено-Жана (депутата, члена Центрального комитета), крестьянина и преподавателя Практической школы промышленности и торговли в Ажене, для Фернана Гренье (депутат в 1937 г.), ученик булочника, затем помощник бухгалтера, для Луи Мангюина (постоянного представителя Северной федерации), рабочего и студент заочного инженерного института, для Люсьена Мидола (член Центрального комитета), выпускника Национальной школы искусств и ремесел, но занимавшего места рабочих и т.д. Те же, чей школьный капитал наиболее внушителен (Джони Берлиоз: преподаватель; Гастон Оге: дипломированный инженер в области сельскохозяйственной индустрии; Этьен Фажон: учитель; Флоримон Бонт: учитель геометрии; Жор Жаконьо: степень агреже по филологии), совместно с некоторыми активистами рабочими прошли теми же самыми узкими каналами подготовки, предназначенными для школьной элиты из детей народных слоев и средних классов (Морис Торез, Франсуа Бийу, Раймон Гюйо, Виктор Мишо и т.д.). Некоторые из ответственных лиц ФКП отличаются профессиональными качествами, позволившими им избежать или пытаться избежать профессий рабочих и достичь либо степени магистра, либо непрочной независимости ремесленника или мелкого предпринимателя. К тому же, стоит лишь учесть воздействие профессионального торможения, которое вызвано профсоюзной и политической ангажированностью (таков случай Бену Франшона, вынужденного отказаться от продвижения, или Пьера Семара, первого рабочего, ставшего секретарем ФКП), как обнаруживается более гомогенная, чем представлялось, когорта. Возглавляют эту когорту, из Центрального комитета, ряд интеллектуалов, прошедших полный университетский курс и происходящие из высших классов (Поль Вайян-Кутюрье, главный редактор «Юманите», депутат; Жоржа Коньо, преподаватель со степенью агреже; Марсель Кашэн со степенью лицензиата по философии; и напротив, Габриэль Пери, хотя и представляющий для партии безусловного интеллектуала, вынужден отставить планы на поступление в Высшую Эколь нормаль в результате семейных поворотов судьбы), и активисты рабочие, выходцы их народных слоев, которые окажутся вынужденными компенсировать свое отставание самообразованием, как самостоятельно, так и в рамках партии. Таким образом, Марта Дезрюмо, единственная женщин в Центральном комитете, вновь берется за чтение и письмо по случаю забастовки, которой она руководит, Огюст Лекер получает свое удостоверение о профессиональном обучении в армии, после того, как осознает необходимость владения культурным багажом для умелого ведения борьбы.

     

    Назначение на различные уровни представителей разных категорий руководителей внутри КП, дифференцированно распределение их в социальном пространстве в той или другой момент их профессионального пути, вскрывает процесс несостоявшегося, еле наметившегося, более или менее удавшегося социального восхождения, которое сочетается с противоположным движением, стремящимся «возвратить их на свои места», вернуть в свой класс. Именно этому двойному процессу они обязаны своим формированием и диспозициями, которые, в нужный момент они обратят в установку и умение быть коммунистом руководителем. Похоже, что политическое «осознание», переживаемое порой как откровение, является у них одним из возможных завершений в поисках идентификации, зафиксированные показатели которых относительно сверхобразования и перемещения в социальном пространстве

    образуют индексы. Из-за невозможности обратиться к биографическим интервью, автобиографические материалы, оставленные коммунистическими активистами и руководителями, образуют, без сомнения, для рассматриваемого периода, единственный источник, позволяющий анализировать эти поиски идентификации.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.