Коммунистические руководители. - Коммунистические руководители. От сына народа к учителю масс - Б. Пюдаль - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.

    Коммунистические руководители.

    Французская коммунистическая партия (ФКП) отличается от всех других политических образований исключительно высокой долей рабочих в составе своих кадровых политиков. Вопреки тому, что вероятность осуществлять политическую власть увеличивается по мере подъема вверх по социальной иерархии, ФКП удалось противостоять тенденциозному выдавливанию из политического поля, жертвами которого как правило становятся представители народных классов. Эта черта обязана политике отбора, продвижения и формирования рабочих кадров, которая восходит к периоду большевизации ФКП (1924) и которая с тех пор не переставала быть предметом неусыпного бдительного внимания со стороны руководящих инстанций этой партии. Всякий раз, когда подобная бдительность не срабатывала под воздействием высокого прилива принимаемых в партию, который грозил привести к преобладанию другого тип пополнений (1936-1938; 1944-1947; 1970-1978), руководство ФКП без промедления пресекало этот приток, пытаясь использовать с выгодой его политические результаты (проникновение в новые сегменты политического пространства, использование во время избирательных компаний новых сторонников и т.п.) Эта дискриминирующая черта является отличительным знаком ФКП, ярлык «рабочий» кочует по всем формам коммунистической пропаганды, от общепринятых выражений («рабочая партия», «партия рабочего класса») до поучительных биографий («Сын народа Морис Торез, От завода до Национальной Ассамблеи», Гюстава Ансара), социалистических романов («Ты будешь рабочим» Жоржеты Гоген-Дрейфюс, 1934) и, в целом, всех более или менее сдержанных форм прославления рабочих. Франсис Понж не без основания полагал, когда отмечал, что в словаре персоналий Сталин фигурировал бы «во френче и фуражке», которые его столь показательно отличали от других.

    В отличие от этих разнообразных славословий противники ФКП и многочисленные аналитики также отмечают, явно или скрыто, но уже о знаком минус, данную характеристику коммунистических активистов и руководителей, подчеркивая их посредственность и их «некультурность», клеймя их «ошибки во французском языке», иронизируя над их «тяжеловесностью» и «примитивными мыслями». Их стараниями коммунистические деятели превращены в аппаратчиков, обреченных на «тотальное» подчинение Партии, «загипнотизированных» несбыточными картинами, воплощению которых они содействуют. Целая фабрика образов часто с неосознанными социальными коннотациями навязывает видение этих «рядовых людей» как людей «аппарата», «из мрамора», с «дубовым языком», способных только «механически» и послушно повторять речи институции. Таким образом, многие аналитики еще сильнее обесценивают элиту рабочих, которая стал объектом брани с тех пор, как стал претендовать на участие в политической игре. Как отмечает Мишель Офферле по поводу историографии ФКП «большинство аналитиков выстроили объект, являющийся плодом социологического воображения (несбывшаяся любовь, прославление, отвращение, подчеркнутое дистанцирование), подобное построение снимает основной вопрос, связанный с пониманием тех условий, которые позволяют социально (и политически) нелегитимным агентам длительно удерживать руководство важной политической организацией, а также пониманием того, каков результат этого продолжительного и неправдоподобного удерживания руководящих позиций». Может быть эта нарочитая слепота происходила от того, что отсутствовали исторические исследования, объектом которых стал бы анализ социальных детерминант, определяющих карьеры активистов, и сложные механизмы приспособления диспозиций, которые сложились по ходу социальной биографии этих активистов к требованиям и правилам функционирования коммунистического универсума. Если привлечь ряд элементов социографии коммунистических руководителей 30-х годов и критически проанализировать биографические и автобиографические материалы, можно показать, каким образом доступ к профессиональной политической деятельности ответственных работников часто разрешает противоречия их личной социальной биографии, предрасполагая их к служению институции, которая сумела воздать им должное. По завершении такого анализа, возможно, будет казаться не столь удивительной та структурная слаженность, которой подпитываются взаимные разоблачения, когда каждый в слепоте другого находят «право» на свою собственную слепоту и связанные с этим выгоды.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.