Дело Буана - Коммунистические руководители. От сына народа к учителю масс - Б. Пюдаль - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы: <   5.  6.  7.  8.  9.  10.

    Дело Буана

    Учитель, выходец из рабочего класса, Морис Буан был одним из главных коммунистических руководителей Шера с 1920 по 1929 год, год, когда он был казнен. Этот отрывок из брошюры, которую он опубликовал в 1929 г. с целью придать гласности историю своего исключения, позволяет увидеть ожесточенную борьбу, которую во имя их принадлежности к рабочему классу ведут «органичные интеллектуалы» с интеллектуалами по образованию, в частности, с учителями, которые, впрочем, им очень близки. Действительно, конкуренция между руководителями рабочими и руководителями из мелкой буржуазии, между органическими интеллектуалами и интеллектуалами по образованию разыгрывается на двойном регистре культурной компетенции и активистской этики. Морис Буан легитимирует свою руководящую позицию, ограничивая рабочего (добросовестного, честного, лояльного, скромного, искреннего революционера с классовым, но инстинктивным сознанием, с неуклюжей манерой письма) подчиненными постами (секретарь ячейки или сотрудник журнала). Этой культурной преграде коммунисты рабочие противопоставляют увриеризм, уполномочивая против Буана того среди себя, у кого самый высокий школьный капитал Гастона Корнавэна. «Это ни для кого не секрет: интеллектуалы были постепенно почти полностью устранены из Коммунистической партии. Этот любимый конек был импортирован во Францию к 1923 году в виде русских тезисов. Он себя оправдывает, похоже, следующей причиной: все интеллектуалы проникнуты буржуазным духом. На основании этой аксиомы любой, будучи интеллектуалом, становится подозрительным. Из этого следует, что для того, чтобы быть вне подозрений, посему, чтобы сохранить максимальные шансы доступа к постам и кандидатурам, активист должен суметь предстать во внешнем облике рабочего. Я процитирую в качестве примера бывшего депутата-коммуниста от Шера гражданина Корнавэна. У этого крепкого малого нет даже простого Диплома об образовании и Удостоверения о продолжительном начальном обучении. Однако он провел половину жизни в партийных школах и в Палате депутатов. Какое это имеет значение! Несколько лет работы на пиротехническом предприятии в Бурге (т.к. я исключаю годы обучения, которые посвящены как занятиям, так и ручному труду) делают его на всю оставшуюся жизнь безупречным «рабочим». И он дорожит этим! Никто сильнее, чем гражданин Корнавэн, не поносит интеллектуалов! В то время я не испытывал ни малейшего недоверия, причем в такой степени, что именно благодаря одной уловке с моей стороны гражданин Корнавэн вкусил славу своего первого кандидатства в депутаты. Видно, как политическая партия может разыгрывать это неизменное состояние недоверия по отношению к интеллектуальным элементам. Под предлогом формирования своих кадров из рабочих Коммунистическая партия ведет борьбу за устранение наиболее серьезной и опасной разновидности карьеризм . Бескорыстный, скромный, лояльный рабочий ничему не возражает (ничего не говорит). Он мог бы стать превосходным секретарем ячейки. Он мог бы сотрудничать с газетой партии. Он умеет в кругу семьи или среди близких друзей с четкостью отстаивать свои идеи. Однако он молчит, поскольку в ячейке есть другие, пользуясь чужим выражением, гораздо зубастее его. Именно они клеймят позором тех интеллектуалов, которые вносят шатания в рабочее движение ради того, чтобы добиться получения мандатов. Они выставляют грудь вперед, утверждая, что только они представляют пролетариат. Скудость их мысли скрывается за звучными словами и напыщенными неологизмами, образующими каркас модных фраз: рационализация, дифференциация, нормализация, процесс, конъюнктура... Я внес в Коммунистическую партию этот первородный грех. Я был интеллектуалом. Приличный простой интеллектуал. Но, в конечном счете, все-таки интеллектуал. (...) Сын бедных родителей, выросший в среде рабочего класса, я полагал себя настолько неотъемлемой его частью, что считал опрометчивым и безумным искать здесь слабину. Итак, я ставил мою партию на такую высоту, что я не мог помыслить о том, что увриеристская зависть стала ее дорогой, как в низах, так и в верхах...»

    M. Boin. Pourquoi et comment j’ai été exclu du Parti Communiste, Bourges, Imprimerie centrale, 1929, pp. 11-12.

     

    Пер. с фр. Г.А. Чередниченко

    * Перевод выполнен по B. Pudal Les dirigeants communistes. Du "fils du peuple" à «l’instituteur des masses» // Actes de la recherche en sciences sociale, 1988/71-72, p.46-70.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы: <   5.  6.  7.  8.  9.  10.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.