Возражения технофобам - Радость революции - Кен Нэбб - Революция - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 44      Главы: <   35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.

    Возражения технофобам

    Нынешняя автоматизация часто добивается не большего, чем лишения работы нескольких людей, интенсифицируя режим остальных; если какое-то время и выигрывается этими "экономящими труд" средствами, обычно оно тратится на равно отчуждённое пассивное потребление. Но в освобождённом мире компьютеры и прочие современные технологии можно будет использовать для избавления от опасных или скучных работ, освобождая всех для более интересной деятельности.

    Игнорируя эти возможности и питая понятное отвращение к современному использованию многих технологий, некоторые люди рассматривают саму "технологию" в качестве основной проблемы и стоят за возврат к упрощённому образу жизни. Находится под вопросом насколько он должен быть упрощён, т.к. недостатки можно обнаружить в любой эпохе, и разделительная черта отодвигается всё дальше в прошлое. Некоторые, считая виновницей всех бед Индустриальную Революцию, распространяют отпечатанные на компьютерах оды ручным ремёслам. Другие, усматривая первородный грех в изобретении сельского хозяйства, чувствуют, что мы должны вернуться к обществу охотников-собирателей, хотя и не имеют ясных идей насчёт того, как быть с современным населением планеты, которое невозможно было бы содержать при такой экономике. Третьи, чтобы не проиграть, представляют красноречивые аргументы в пользу того, что развитие языков и рациональной мысли было реальным источником наших теперешних проблем. Четвёртые утверждают, что весь род человечески настолько неисправимо погряз во зле, что он должен альтруистически самоуничтожиться во имя спасения глобальной экосистемы.

    Все эти фантазии содержат так много явных противоречий, что вряд ли нужно детально критиковать их. Они имеют сомнительное отношение к действительным обществам прошлого и по сути никакого отношения к возможностям настоящего. Даже если предположить, что жизнь была лучше в одной из предыдущих эпох, мы должны начинать оттуда, где мы сейчас. Современная технология настолько переплетена с нашей жизнью, что её использование нельзя было бы внезапно прекратить, не вызывая этим глобального хаоса, который уничтожил бы миллионы людей. Послереволюционные люди возможно решат уменьшить человеческое население и избавиться от определённых отраслей промышленности, но этого нельзя сделать за ночь. Нам нужно серьёзно продумать, как мы будем решать практические проблемы, которые возникнут в промежутке.

    Если дело когда-то дойдёт до таких практических вопросов, я сомневаюсь в том, чтобы технофобы действительно захотели бы уничтожить моторизованные кресла-каталки; или отключить гениальные компьютерные системы, позволяющие физику Стивену Хоукингу общаться с миром несмотря на полный паралич; или позволили бы женщине умереть при родах, если бы её можно было бы спасти техническими процедурами; или приняли бы возрождение болезней, которые ежедневно убивали или постоянно превращали бы в инвалидов большой процент населения; или отказались бы от посещения людей из других частей света или общения с ними если они не находятся на расстоянии пешей прогулки; или спокойно бы смотрели на то, как люди умирают от голода, в то время как их можно спасти глобальными поставками пищи.

    Проблема заключается в том, что эта всё более входящая в моду идеология отвлекает внимание от реальных проблем и возможностей. Упрощённый манихейский дуализм (природа есть Добро, технология есть зло) заставляет людей игнорировать сложные исторические и диалектические процессы; ведь насколько легко обвинять всё подряд в некоем изначальном зле, в чём-то типа дьявола или первородного греха. То, что начинается как реалистичные сомнения в излишней вере в науку и технологию, заканчивается как отчаянная и даже ещё менее оправданная вера в возвращение первобытного рая, терпя неудачу в превращении современной системы во что-либо отличное от абстрактного, апокалиптичного пути [5].

    Технофилы и технофобы едины в том, что рассматривают технологию в отрыве от прочих социальных факторов, различаясь только своими в равной степени упрощёнными заключениями о том, что новые технологии автоматически улучшают или автоматически отчуждают. Пока капитализм отчуждает всё человеческое производство, превращая товары в автономные единицы, не поддающиеся контролю своих создателей, технологии будут способствовать этому отчуждению и усиливать его. Но когда люди освободятся от этого господства, у них не будет проблем с отказом от тех технологий, которые наносят вред в пользу более полезных.

    Определённые технологии, очевидным примером которых является ядерная энергия, в самом деле настолько безумно безопасны, что их несомненно придётся оставить. Многие другие отрасли промышленности, производящие абсурдные, устаревшие или ненужные товары, конечно, автоматически прекратят своё существование с исчезновением своих коммерческих обоснований. Но у многих технологий (электричество, металлургия, рефрижераторы, водопроводы, грамзапись, фотография, телекоммуникации, инструменты, ткани, швейные машинки, сельскохозяйственное оборудование, хирургические инструменты, анестезия, антибиотики, из дюжин прочих примеров, приходящих на ум), как бы дурно их ни использовали сейчас, очень мало присущих им недостатков, если таковые и имеются. Их нужно просто использовать более разумно, ставя их под общественный контроль, внося экологические улучшения, и используя их в гуманных, а не в капиталистических целях.

    Другие технологии более проблематичны. Они всё ещё будут нужны до определённой степени, но их вредные и иррациональные аспекты будут отбрасываться, как правило с их последующей заменой. Если взять автомобильную индустрию как целое, включая её широкую инфраструктуру (фабрики, улицы, шоссе, бензозаправки, нефтяные скважины) со всеми её неудобствами и побочными расходами (автомобильные пробки, парковка, техобслуживание, страхование, ДТП, загрязнение окружающей среды, урбанистическое разрушение), ясно, что любому количеству альтернативных методов будет отдаваться предпочтение. Фактом остаётся существование этой инфраструктуры сейчас. Новое общество, т.о. несомненно будет продолжать использовать существующие автомобили и грузовики в течение нескольких лет, в то же время сосредотачиваясь на более разумных способах транспортировки, постепенно заменяя их по мере их износа. Личные транспортные средства с экологически безвредными двигателями будут использоваться неопределённое время в сельских местностях, но большая часть нынешнего городского движения (с некоторыми исключениями, такими как грузовой транспорт, пожарные машины, скорая помощь и такси для инвалидов) могут быть заменены различными формами общественного транзита, позволяя превратить многие улицы и шоссе в парки, сады, площади и велосипедные дорожки. Самолёты сохранятся для межконтинентальных путешествий (по необходимости) и для определённых видов срочных перевозок, но упразднение наёмного труда оставит людям много времени для более досужих видов путешествий: корабли, поезда, велосипеды, пешие прогулки.

    Здесь, как и в других областях, будет зависеть от заинтересованных людей, захотят ли они экспериментировать с различными вариантами, чтобы установить наилучший из них. Как только люди смогут определить цели и условия их собственной работы, у них естественным образом появятся всевозможные идеи, которые уменьшат объём работы, сделают её более безопасной и приятной; и эти идеи, более не лицензируемые и не охраняемые ревниво, в качестве деловых секретов, будут быстро распространяться и вдохновлять на дальнейшее улучшение. С исчезновением коммерческих мотивов, люди помимо чисто количественных измерений рабочего времени также смогут уделять должное внимание социальным и природоохранным факторам. Если, скажем, производство компьютеров в данный момент включает в себя чёрную работу или вызывает загрязнение окружающей среды (хотя и гораздо меньшее, чем классические индустриальные дымовые трубы), нет причин думать, что нельзя выработать лучшие способы как только люди заинтересуются этим, очень может быть, именно через разумное использование компьютерной автоматизации. (К счастью, чем более однообразна работа, тем легче её автоматизировать.)

    Основным правилом будет упрощение основных предприятий с тем, чтобы облегчить оптимальную гибкость. Техника будет становиться более униформной и понятной, так чтобы люди с минимальной общей подготовкой смогли осуществлять строительство, техобслуживание, перестройку и прочие операции, для которых раньше нужна была профессиональная подготовка. Основные инструменты, приборы, сырьё, машинные части и архитектурные прототипы видимо будут стандартизироваться и производиться массово, оставляя всю более тонкую работу небольшим предприятиям, а окончательные и потенциально самые творческие аспекты индивидуальным пользователям. Как только время перестанет быть деньгами мы сможем, как надеялся Уильям Моррис, быть очевидцами возрождения трудо-интенсивных ремёсел и искусств: радостное производство в дар людей, которые заботятся о своих произведениях и о людях, которым они предназначаются.

    Некоторые общины возможно захотят сохранить разумное количество (экологически безвредной) тяжёлой технологии; другие могут предпочесть более простой образ жизни, хотя и с использованием технических средств для поддержания этой простоты или для чрезвычайных ситуаций. Солнечные генераторы и спутниковые телекоммуникации, например, позволят людям жить в лесах, не испытывая нужды в электроэнергии или телефонных линиях. Если наземная солнечная энергия и другие обновляемые источники энергии окажутся недостаточными, огромные солнечные рецепторы с орбиты смогут струить вниз практически неограниченные количества экологически чистой энергии.

    Большинство регионов Третьего Мира, волей судьбы, расположено в том поясе, в котором солнечная энергия может быть наиболее эффективной. Хотя их бедность и послужит причиной некоторых первоначальных затруднений, их традиции кооперативной самодостаточности плюс тот факт, что им не будут препятствовать устаревшие индустриальные инфраструктуры, даст им компенсирующие преимущества, когда дело дойдёт до создания новых, экологически безвредных структур. Выборочно обращаясь к развитым регионам за любой информацией или технологиями, которые они сами сочтут необходимыми для себя, они смогут избежать ужасной "классической" стадии индустриализации и накопления капитала и приходить напрямую к пост-капиталистическим формам социальной организации. Влияние необязательно будет односторонним: одни из самых прогрессивных социальных экспериментов в истории осуществлялись во время испанской революции неграмотными крестьянами, жившими в условиях, схожих с условиями стран Третьего Мира.

    Людям из развитых регионов также не понадобится принимать как должное муторный переходный период "заниженных ожиданий" для того, чтобы дать менее развитым регионам возможность поравняться с собой. Этот банальный предрассудок исходит из той фальшивой предпосылки, что большинство современных товаров желательно и необходимо, на том основании, что больше для других означает меньше для нас самих. В реальности, революция в развитых странах немедленно упразднит такое множество абсурдных товаров и забот, что даже если поставки определённых товаров и услуг будут временно урезаны, люди будут всё же лучше обеспечены, чем теперь, даже материально (в дополнение к тому, что они будут намного лучше обеспечены в "духовном" смысле). Как только их собственные насущные проблемы будут решены, многие из них начнут с энтузиазмом помогать менее удачливым людям. Но эта помощь будет добровольной, и большая её часть не повлечёт за собой каких-либо серьёзных самопожертвований. Для того, чтобы дарить свой труд или стройматериалы, или архитекторские знания, с тем, чтобы другие смогли построить себе дома, например, вовсе не понадобится разрушать свой собственный дом. Потенциальное богатство современного общества состоит не столько в материальных благах, сколько в знаниях, идеях, техниках, изобретательности, энтузиазме, сострадании, и других качествах, которые будут увеличиваться по мере их распространения.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 44      Главы: <   35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.