Преимущества и ограничения ненасилия - Радость революции - Кен Нэбб - Революция - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 44      Главы: <   12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22. > 

    Преимущества и ограничения ненасилия

    "Вся история прогресса человеческого общества показывает, что все уступки, сделанные его августейшим требованиям были порождены борьбой. . . . Если нет борьбы, нет и прогресса. Те, кто исповедует свободу, но пренебрегает агитацией, являются людьми, которые хотят урожая, не распахивая земли. Они хотят дождя без грома и молний. Они хотят океана без ужасного шума его многих вод. Борьба может быть моральной; или физической; или моральной и физической, но она должна быть борьбой. Власть ничего не уступает без требований. Никогда не уступала и никогда не уступит."

    -Фредерик Дуглас

    Любой, кто обладает знанием истории, понимает, что общества не изменяются без упорного и часто варварского сопротивления тех, кто находится у власти. Если бы наши предки не обращались к насильственному бунту, большинство тех, кто сейчас самоуверенно порицают его были бы до сих пор слугами и рабами.

    Рутинное функционирование этого общества несёт в себе гораздо больше насилия, чем любая возможная реакция против него. Представьте себе всю ярость, которую вызвало бы радиальное движение, казнившее 20,000 противников; а ведь это консервативная оценка количества детей, которых современная система заставляет умирать от голода каждый день. Колебания и компромиссы позволяют этому текущему насилию длиться вечно, вызывая в тысячу раз больше страданий, чем одна решительная революция.

    К счастью, современной, настоящей революции большинства понадобилось бы очень мало насилия, чтобы нейтрализовать лишь те элементы правящего меньшинства, которые пытаются путём насилия удержать собственную власть.

    Насилие не только нежелательно само по себе, оно вызывает панику (а значит подверженность манипуляциям) и пропагандирует потребность в военной (а значит иерархической) организации. Ненасилие подразумевает более открытую и демократическую организацию; она стремится к спокойствию и состраданию, чтобы положить конец злополучному циклу ненависти и мести.

    Но мы должны стараться не делать фетиш из этого. Обычное возражение, "Как вы можете способствовать миру насильственными методами?", не более логично, чем говорить тонущему человеку, что если он хочет выбраться на сушу, он не должен прикасаться к воде. Стремясь разрешить "непонимания" путём диалога, пацифисты забывают, что некоторые проблемы основаны на объективных конфликтах интересов. Они недооценивают подлость врага, преувеличивая собственную вину, упрекая самих себя даже в "яростных чувствах". Эта кажущаяся частной практика "быть свидетелем" на самом деле превращает активиста в пассивный объект, "ещё одного человека, выступающего за мир", который (как солдат) выставляет своё тело на линию огня, бросив весь личный анализ или экспериментирование. Те, кто борется с идеей захватывающей и героической войны, должны бросить это пресмыкающееся, нищенское выпрашивание мира. Определив свою цель как выживание, пацифистам нечего было сказать тем, кому по душе глобальное уничтожение, как раз из-за того, что их тошнит от повседневной жизни, которую превратили в простое выживание, тем, кто видит в войне не угрозу, а желанный уход от скуки и мелочных тревог.

    Пацифисты, ощущая, что их стремление остаться незапятнанными не выдерживает испытания реальностью, как правило намеренно избегают информации о прошлой и нынешней социальной борьбе. Несмотря на то, что они зачастую способны на интенсивное изучение и стоическую самодисциплину в своей личной духовной практике, они видимо полагают, что исторических и стратегических знаний на уровне Ридер'с Дайджест будет достаточно для их "общественной деятельности". Подобно человеку, надеющемуся избежать травмирующих падений путём упразднения закона притяжения, им кажется проще воображать нескончаемую моральную борьбу против "жадности", "ненависти", "неграмотности", "ханжества", чем бросить вызов конкретной социальной структуре, которая на деле культивирует эти качества. Под нажимом, они иногда жалуются, что радикальная борьба несёт в себе сильные стрессы. Это действительно так, но странно слышать подобные утверждения от тех, чья духовная практика по идее должна учить людей справляться с проблемами с отрешённостью и душевным покоем.

    В Хижине дяди Тома есть замечательный момент: когда квакерская семья помогает нескольким рабам бежать в Канаду, появляется ловец рабов с Юга. Один из квакеров наставляет на него ружьё и говорит: "Друг, ты здесь не нужен". Я думаю это самый правильный тон: в нём нет ни ненависти, ни даже презрения, но есть готовность сделать то, что необходимо в данной ситуации.

    Реакции против угнетателей понятны, но те, кто в них увяз рискуют стать порабощёнными ментально и физически, прикованными к своим хозяевам "цепями ненависти". Ненависть к боссам частично передаёт ненависть людей к самим себе за все те унижения и компромиссы, которые они принимают, втайне понимая, что боссы существуют только благодаря тому, что подчинённые мирятся с ними. Даже в ситуации, когда кто-то прыгает из грязи в князи, большинство людей на позициях власти, не шибко отличается в своих действиях от любых других людей на тех же позициях, с теми же новыми интересами, соблазнами и страхами.

    Энергичные контратаки могут научить силы врага уважать вас, но они также плодят антагонизмы. Всепрощение иногда побеждает врага, но в других случаях оно просто даёт им шанс зализать раны и нанести новый удар. Не всегда легко определить лучшую политику в разных обстоятельствах. Люди пострадавшие от особенно порочных режимов естественно хотят видеть виновных наказанными; но слишком много мести служит знаком для других нынешних и будущих угнетателей, что они также должны биться насмерть, так как им нечего терять.

    Однако, большинство людей, даже наихудшие соучастники системы, пойдут в том направлении, в котором дует ветер. Лучшей защитой против контрреволюции будет не вынюхивание прошлых преступлений людей или потенциальных будущих предательств, но углубление повстанчества до тех пор, пока в нём не будут участвовать все.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 44      Главы: <   12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.