ВСЕГДА В БОРЬБЕ - Жизнь Ленина - М. П. Прилежаева - Анархизм и социализм - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 77      Главы: <   67.  68.  69.  70.  71.  72.  73.  74.  75.  76.  77.

    ВСЕГДА В БОРЬБЕ

         Врачи опасались, не повредило бы Владимиру  Ильичу  диктование  статей.

    Владимир Ильич, дайте отдохнуть голове! Не думайте о государственных  делах.

    Оставьте деловые статьи.

         Ни за что!

         Но переспорить докторов не  так-то  легко.  Пришлось  Владимиру  Ильичу

    пуститься на хитрости.

         - Буду диктовать не статьи, а дневник.

         Провел  докторов.  Уступили:  диктуйте.  Впрочем,   наверное,   доктора

    понимали:  не  про  погоду  будет  этот  дневник.  Разве  запретишь   Ленину

    заботиться о судьбе созданного им  государства?  Владимир  Ильич  нервничал,

    совсем не мог уснуть, когда ему не разрешали диктовать.  Доктора  разрешили.

    Только осторожно. Полчаса, сорок минут в день. Не больше.

         И в назначенный час  приходила  стенографистка  Володичева.  Записывала

    иногда страничку в день, а то две или три. В этих  страничках  был  заключен

    мудрый  План  дальнейшего  устройства  нашего   общества.   Владимир   Ильич

    критиковал  недостатки.  Советовал,  как  лучше   наладить   государственный

    аппарат. Как сохранить в Коммунистической партии единство и  дружбу.  Больше

    всего боялся Ленин, чтобы в партии не вышло разлада.

         В постели, больной, долгие часы обдумывал Владимир Ильич  каждую  мысль

    для своих статей. Каждое слово.

         Статьи Ленина печатались в  "Правде".  Рабочие  люди  читали,  делились

    между собою:

         - Правильно Ильич про нашу жизнь понимает. Чего  мы  и  не  видим,  все

    увидал!

         И радовались:

         - Видно, здоровье у нашего Ильича идет на поправку.

         Вдруг... Был мартовский день. Весело  светило  весеннее  солнце.  Вовсю

    чирикали воробьи на бульварах и  в  скверах.  Пенистые  ручьи  шумно  бежали

    вдоль мостовой. Все в природе говорило о жизни и радости. Но люди,  открывая

    в это утро, 14 марта, газету, становились хмуры и пасмурны.  Люди  толпились

    на улицах возле щитов  и  витрин  для  газет.  Всюду  наклеены  были  листы.

    "Правительственное сообщение".

         Если правительственное,  значит,  что-то  серьезное.  Не  случилось  ли

    несчастья какого?

         "Бюллетень о состоянии здоровья Владимира Ильича.

         За последние  дни  в  состоянии  здоровья  Владимира  Ильича  произошло

    значительное ухудшение..."

         Черные буквы кричали: случилось, несчастье  случилось...  "Значительное

    ухудшение". Страшно читать. Люди отходили понурив головы.

         Сумрачно было в этот день в рабочих цехах.

         - Ильич-то наш, эх! - вздохнет старый рабочий.

         Молодые не верили, что надвигается грозное.

         - Нет, не станут зря бюллетень выпускать, - сокрушались старики. -  Эх,

    Ильич!

         А Владимиру Ильичу было плохо. Беспощадно наступала  болезнь.  Владимир

    Ильич потерял речь. Что может быть  горше!  Ленин  умолк.  Не  слышно  стало

    живого, немного картавого, быстрого говора.

         Круглые сутки дежурили в  квартире  Владимира  Ильича  доктора.  Наука,

    талант, искусство медиков вступили в сражение за его  жизнь.  Вся  страна  с

    надеждой следила. Утром люди спешили к газете, прочитать бюллетень.

         Вечер! Весенний ветер колышет красный  флаг  над,  зданием  Совнаркома.

    Что там, в кремлевской квартире?

         Вечер. Кончились дневные труды и хлопоты. Тысячи  людей  с  мучительным

    беспокойством ищут в вечерних газетах: что в кремлевской квартире?

         Тихо в комнате Владимира Ильича.  Из  столовой  доносится  мерный  стук

    маятника.  Там  дежурная  медицинская  сестра.  А  возле   постели   Надежда

    Константиновна.

         Владимир Ильич поднял тяжелые веки. "Ты здесь, Надя?"

         Надежда Константиновна понимала все, что он хотел сказать  и  спросить.

    Говорила с ним, будто слыша ответ.

         - Тебе получше сегодня, - уверенно сказала она.

         И Владимиру Ильичу показалось,  что  и  правда  получше.  И  глаза  его

    ответили: "Да".

         - Ты вылечишься. Доктора говорят, всю  волю  надо  на  помощь  позвать.

    Собери всю волю, Володя.

         "Собираю", - ответил глазами Владимир Ильич.

         - Ты всю жизнь боролся за счастье народа. Поборись теперь за себя.  Для

    народа же, для революции. Изо всех сил поборись!

         Снова Владимир Ильич ответил понятно для Надежды Константиновны: "Да".

         Нестерпимая жалость ее пронзила. Слезы больно  подкатили  к  горлу.  На

    секунду она обессилела. Справилась. И заботливо, с лаской:

         - А сейчас пора отдохнуть.  Поспи,  чтобы  силы  набраться.  Все  будет

    хорошо. Усни. Я не уйду. Я буду рядом сидеть.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 77      Главы: <   67.  68.  69.  70.  71.  72.  73.  74.  75.  76.  77.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.