КОЧЕГАР ПАРОВОЗА Э 293 - Жизнь Ленина - М. П. Прилежаева - Анархизм и социализм - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 77      Главы: <   37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47. > 

    КОЧЕГАР ПАРОВОЗА Э 293

         Хорошо, что Центральный Комитет партии  постановил  укрыть  Ленина.  На

    другой день, как он ушел из дому, прискакали юнкера с обыском. Перерыли  все

    вещи. Штыками шарили под кроватями. Искали Ленина.

         А Ленин жил в шалаше у Разлива. Ничего бы, да комары не  давали  покоя.

    Тучи комаров. День и ночь грызли.

         - От Временного правительства спасся, а  от  комаров  спасения  нет,  -

    говорил, весь искусанный, Владимир Ильич.

         Или  припустят  дожди.  Тогда  сиди  в  шалаше.  Костер  зальет  -   не

    разожжешь, и чаю вскипятить негде,  не  погреешься  горяченьким.  Трудновато

    приходилось. Но Владимир Ильич голову не вешал. Работы  у  Владимира  Ильича

    было  без  краю.  Писал   статьи,   обдумывал   книгу.   Руководил   съездом

    большевиков.  В  Петрограде  собрался  VI  съезд  большевистской  партии.  К

    Владимиру Ильичу тайно приезжали товарищи. С  ними  Владимир  Ильич  посылал

    свои советы и указания съезду.

         Владимир  Ильич  говорил:  надо  готовить   вооруженное   восстание   и

    пролетариату с беднейшим крестьянством брать власть. Вот  какую  грандиозную

    задачу поставил Владимир Ильич перед съездом! Съезд согласился с  Лениным  и

    принял решение готовить восстание.

         "В эту схватку наша партия идет  с  развернутыми  знаменами...  настает

    смертный час старого мира" - так было написано в воззвании съезда.

         Буржуазное Временное правительство боялось  и  ненавидело  Ленина.  Оно

    понимало, что вождь партии - Ленин. Это Ленин ведет так смело  и  решительно

    партию. В погоне за  Лениным  буржуазное  правительство  поставило  на  ноги

    сотни сыщиков. Была у полиции знаменитая собака-ищейка по имени Треф, так  и

    ее пустили по следу за Лениным.

         Стало рискованно жить в шалаше. Да и  лето  шло  к  осени.  Ночи  стали

    студеные, длинные. Зарядили дожди. Угрюмо супился насквозь вымокший лес.

         И ЦК партии постановил перевести  Ленина  из  шалаша  в  другое,  более

    отдаленное место. Во что бы то ни стало уберечь вождя партии!

         ...Однажды Емельянов чуть свет  явился  на  Оружейный  завод.  Прямо  к

    начальству. Но разве сыщется такое начальство, чтобы с  зарей  поднялось  на

    работу? Конечно, и в помине начальника не  было.  Емельянову  того  и  надо.

    Знакомый караульный разрешил войти  в  кабинет.  Для  караульного  Емельянов

    придумал причину, на самом же деле ему  нужно  было  раздобыть  пропуск  для

    перехода  границы  Финляндии.  Некоторые  заводские  рабочие  жили  тогда  в

    финских местностях, так им  начальник  выдавал  такие  пропуска  на  проезд.

    Пропуска у него на столе валялись кое-как, в беспорядке. Емельянов, что  под

    руку попалось, загреб -  и  в  карман.  И  к  Ленину  в  шалаш.  Превратился

    Владимир Ильич  в  Константина  Петровича  Иванова.  Начисто  обриты  усы  и

    бородка, подрисованы брови. Надет парик. Из-под надвинутой  кепки  упали  на

    лоб пряди волнистых волос. Совершенно на себя  не  похож  сделался  Ленин  -

    Надежда Константиновна и та не сразу узнала бы.

         Поздним вечером оставили шалаш у Разлива и отправились  в  путь,  через

    лес, к железной дороге. Вели Владимира  Ильича  Емельянов  да  двое  финских

    товарищей.  Вначале  шли  благополучно,  только   уж   очень   было   темно,

    по-осеннему. Шли гуськом узкой тропкой. Ветви  бьют  по  лицу.  Вдруг  стали

    спотыкаться о кочки. Тропка исчезла. Деревья поредели. А кустарник  разросся

    чаще, непроходимее. И что это? Что это?.. Потянуло дымом. Костер или  где-то

    пожар? С каждым шагом дым  ядовитее.  Трудно  стало  дышать.  Слепли  глаза.

    Владимир Ильич остановился, взялся за грудь.  Грудь  разрывалась  от  кашля.

    Идти невозможно.

         - Свернем, - сказал Емельянов. - Горит торф на болоте.

         Ничего нет страшнее  и  коварнее  торфяного  пожара!  Огонь  тлеет  под

    землей, раскаляется, ползет дальше. И вдруг взовьется ввысь бушующий  столб,

    все сжигая и уничтожая кругом.

         "Что  наделал!  На  пожар  завел  Ленина.  Неужто  погубим?"  -   думал

    Емельянов.

         - Владимир Ильич, за мной! Товарищи...

         Они задыхались. Брели в клубах  белого  дыма.  Как  слепые.  На  ощупь.

    Спотыкались. Падали. Поднимались, снова брели.

         Но вот дым стал редеть. Дым оставался в стороне, позади. Под ногами  не

    шатались больше зыбкие  болотные  кочки.  Вырвались  из  горящего  торфяного

    болота! Вырвались наконец. Убежали от пожара. Спаслись.

         Измученные, они сели на землю  отдохнуть.  Дрожали  ноги  от  слабости.

    Емельянов мучительно себя корил. Страшно подумать, что могло быть...

         А назавтра ночью,  в  час  пятнадцать  минут,  к  станции  Удельной  из

    Петрограда подошел дачный поезд. Поезд направлялся в  Финляндию.  Машинистом

    был финн Гуго Ялава. Он был большевиком, жил в  Петрограде.  Он  любил  свой

    испытанный паровоз Э 293, с черной, расширенной  кверху  трубой  и  круглыми

    горячими боками. На  Удельной  Гуго  Ялава  остановил  паровоз  у  переезда.

    Выглянул  на  волю.  Так  и  есть.  Возле  переезда  стоял  человек,  курил;

    вспыхивал светляком  в  темноте  огонек  папиросы.  Другой  читал  у  фонаря

    газету. Так  было  условлено.  Провожающие  -  один  курит,  другой  читает.

    Значит, все в порядке. Сейчас покажется Ленин. "Где же он?" -  забеспокоился

    Гуго Ялава.

         В эту секунду к паровозу быстрой походкой подошел невысокий  коренастый

    рабочий. В кепке. Каштановая прядь упала из-под  кепки  на  лоб.  Взялся  за

    поручни, подтянулся, залез на паровоз:

         - Здравствуйте. Я Константин Петрович Иванов. К вам в кочегары.

         - Здравствуйте, товарищ кочегар, - приветствовал Гуго Ялава.

         Владимир Ильич,  а  это  был  он,  сбросил  пальто  и,  как  заправский

    кочегар, принялся укладывать возле топки в  клетку  дрова.  Паровоз  коротко

    свистнул, заработали шатуны. Побежал мимо лес.

         До станции  Белоостров  доехали  без  забот.  Станция  Белоостров  была

    пограничной.  Едва  поезд  остановился,  по  вагонам  началась  проверка   у

    пассажиров  документов.   Заверещали   свистки.   Вдоль   поезда   торопился

    кондуктор, раскачивая в темноте фонарем. Слышались крики, брань.

         - Как бы к нам на паровоз  не  пожаловали,  -  с  опаской  сказал  Гуго

    Ялава. - Хоть и с пропуском, а все от сыщиков лучше подальше.

         - Какой же выход? - спросил Ленин.

         - Найдем, - сказал машинист.

         Спрыгнул на рельсы, живо отцепил паровоз  и  погнал  на  всех  парах  к

    водоразборной колонке. Будто надо воды набирать.

         Первый звонок. Сыщики из пограничной охраны  все  шныряли  по  вагонам.

    Кого-то искали. Кого-то куда-то вели. Вся станция была в возбуждении.

         Второй звонок. Паровоз у колонки  не  тронулся.  Только  за  минуту  до

    отправления Гуго  Ялава  подвел  свой  293-й  к  вагонам.  Прицепил.  Третий

    звонок. Паровоз озорно засвистел. "Остались с носом, голубчики!"  -  дразнил

    сыщиков машинист Гуго Ялава.

         И  поезд  помчался  дальше.  Ночь  летела  навстречу.  Летело  звездное

    августовское небо. Владимир Ильич  высунулся  из  паровозной  будки.  Свежий

    ветер ударил в лицо.

         Скоро они были в Финляндии.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 77      Главы: <   37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.