РАСИЗМ И ГЕОПОЛИТИКА — НЕОТЪЕМЛЕМЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ МАОИЗМА - Идейно-политическая сущность маоизма - Воеводин С.А. и др. - Анархизм и социализм - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54. > 

    РАСИЗМ И ГЕОПОЛИТИКА — НЕОТЪЕМЛЕМЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ МАОИЗМА

    Наряду с тезисом об «опоре на собственные силы», интерпретированным в откровенно националистическом духе, маоизм с самого начала пытался использовать в своих великодержавных, гегемонистских целях то отчуждение и недоверие, которое веками складывалось между народами метрополий и колоний, между белыми и «цветными», между развитым Западом и отсталым Востоком под влиянием разбойничьей, грабительской политики капитализма. Эти реальные противоречия и сложности взаимоотношений между народами развитого региона мира и зоны бывшей колониальной периферии империализма китайские социал-шовинисты стремятся перенести на взаимоотношения национально-освободительного движения, с одной стороны, и рабочего класса нынешних цитаделей империализма и социалистических стран — с другой. В конечном счете такое стремление оформилось в лишенные классового содержания маоистские концепции о неких всеобщих противоречиях между «бедными» и «богатыми» нациями, между нациями, объединенными общим колониальным прошлым, и нациями, часть которых угнетала первые в прошлом, а часть продолжает это делать и теперь.

    Впервые расистские мотивы в борьбе маоистов за отрыв национально-освободительного движения от социалистических сил мира четко прозвучали в 1963 г. на Конференции афро-азиатской солидарности в Моши. Глава китайской делегации Лю Нин-и в беседе с советскими представителями заявил: «Странам Восточной Европы не следует вмешиваться в дела Азии и Африки... Мы сожалеем, что вы вообще сюда приехали, для чего вы тут нужны, это оскорбление движению солидарности афро-азиатских стран» [цит. по: 94, 45]. Китайские делегаты на конференции внушали представителям азиатских и африканских стран, что, поскольку русские, чехи, поляки — белые, «на них положиться нельзя», что они-де «всегда сговорятся с американцами-белыми» [там же].

    Расистская идеология вполне отчетливо проступала в первом развернутом документе маоистского «ультралевого» ревизионизма — «Предложении о генеральной линии международного коммунистического движения» (14 июня 1963 г.). В нем содержалась критика в адрес тех, кто якобы «под предлогом какого-то устранения перегородок, разделяющих людей по национальной принадлежности, цвету кожи и географическому принципу, стремится затушевать грань между угнетенными и угнетающими нациями, между угнетенными и угнетающими странами, сдержать революционную борьбу народов Азии, Африки и Латинской Америки» [333а , 14.VI.1963]. Этот документ инкриминировал международному коммунистическому движению стремление к сохранению «господства так называемой высшей расы над угнетенными нациями» [там же].

    На разделении народов по цвету кожи, по их прошлой судьбе и географическому принципу, а вовсе не на основе реальных классово-политических противоречий эпохи, предопределяющих формирование мировых противоборствующих лагерей, как раз и базировалась претензия маоистов на создание некоего «азиатского марксизма», относящаяся еще к середине 40-х годов. На этом же основывалась и предпринятая маоистами уже в конце 40-х — начале 50-х годов попытка разделить единый международный революционный опыт на западный и восточный, на опыт, практически полезный только для пролетариата империалистических государств или только для освободительных сил колоний и полуколоний.

    Стремясь скрыть гегемонистский смысл обособления опыта китайской революции, социал-шовинистические элементы в руководстве КПК спекулировали на том, что, мол, он накоплен китайским пролетариатом непосредственно в процессе длительных практических революционных действий в условиях, которые будто бы характерны для всей колониальной периферии империализма и которые якобы лишь умозрительно могут быть оценены пролетариатом и его партиями на Западе.

    Кстати сказать, такого рода спекуляции были вовсе не новы. С ними международное коммунистическое движение сталкивалось и в 20-е, и в 30-е, и в 40-е годы. Они отражали позиции мелкобуржуазно-националистических и шовинистических сил, так или иначе, в той или иной мере внедрявшихся в ряды коммунистов стран Востока. Мао Цзэ-дун и его единомышленники, будучи по преимуществу великодержавными шовинистами, естественно, прибегали к этим спекуляциям особенно настойчиво 10, последовательно и систематически привнося в них помимо национальной узости и эгоизма откровенно имперские представления о взаимоотношениях партий в международном коммунистическом движении, стремясь заполучить для себя какую-то отдельную, закрытую для других сферу влияния внутри данного движения 11.

    В упомянутых спекуляциях прежде всего видна попытка изобразить действительную специфику обстановки в зоне национально-освободительного движения как нечто непостижимое для «стороннего наблюдателя», каким маоисты стараются представить компартии Запада и социалистических стран Европы. В то же время приведенные выше суждения призваны изобразить международное коммунистическое движение как якобы склонное из-за «засилья» этих партий сосредоточиваться лишь на проблемах революции в развитых странах мира и рассматривать все вопросы мирового революционного процесса без должного понимания интересов и роли в особенности народов Азии и Африки. «Фактически и сейчас находятся люди, подобные тем, которых в свое время критиковал В. И. Ленин, — говорится в статье „Еще раз о разногласиях товарища Тольятти с нами”... — Как это ни странно, такие люди как чумы боятся революционной борьбы народов „зоны национально-освободительного движения”. Они считают, что если в их зоне, в их районе нет войны, то это уже означает, что во всей Поднебесной царит мир и спокойствие. Они лишь озабочены тем, как бы „искра” сопротивления угнетенных наций и народов в их районах не вызвала катастрофу, и эта озабоченность не дает им покоя» [319, 1969, №3-4].

    Неустанная борьба мирового социализма против экспорта контрреволюции, а также движение международного рабочего класса и других прогрессивных сил в защиту жертв империалистической агрессии, снабжение современным вооружением борющихся народов, постоянно осуществляемое странами социалистического содружества, — все это факты, которые «критики» из Пекина с самого начала сознательно игнорировали. Не отрицая их, они, однако, прибегли к откровенно провокационным рассуждениям по поводу того, что помощь, оказываемая борющимся народам, якобы намного ниже возможностей, которыми располагают Советский Союз и другие индустриально развитые социалистические страны. Ни реальные результаты этой помощи, выразившиеся, например, в успехах борьбы народов Индокитая против американской интервенции и борьбы арабских народов против израильской агрессии, поощряемой и поддерживаемой американским империализмом, ни самые высокие оценки значения интернациональной помощи, даваемые самими борющимися народами, естественно, не могли изменить позицию Пекина. Это и понятно: такая позиция возникла и развивалась под влиянием интересов и устремлений тех сил, для которых пренебрежение к фактам, субъективистское толкование жизненных реалий было и остается единственным способом самоутверждения, отстаивания своих реакционных целей и устремлений.

    Можно с полным основанием утверждать, что в наше время, когда связи между различными отрядами международного коммунистического движения неизмеримо расширились и окрепли, когда большинство компартий в зоне национально-освободительного движения располагает политически зрелыми и теоретически подготовленными кадрами, процесс обобщения революционного опыта, творческого развития на его основе марксистско-ленинской теории и принятия принципиальных установок по различным аспектам борьбы против империализма приобрел, как никогда прежде, глубоко интернациональный характер. По широте и активности участия коммунистов Азии, Африки и Латинской Америки в подготовке и принятии принципиальных решений международного коммунистического движения наше время является уникальным в истории организованного международного пролетариата. Периодически созываемые Совещания коммунистических и рабочих партий, разного рода региональные конференции коммунистов, систематические двусторонние встречи и контакты между компартиями, международное сотрудничество коммунистов в организации теоретических исследований по актуальным проблемам революции — все это обеспечивает весьма полное участие национальных отрядов международного коммунистического движения в обмене опытом, определении стратегии и тактики антиимпериалистической борьбы.

    Развитие этой черты международного коммунистического движения концентрированно отражает объективную неизбежность сплочения всех освободительных, революционных потоков современности вокруг международного рабочего класса, вокруг социалистического содружества.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.