ОТРИЦАНИЕ ГЕГЕМОНИИ МЕЖДУНАРОДНОГО РАБОЧЕГО КЛАССА В МИРОВОМ ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ - СТЕРЖЕНЬ МАОИСТСКОЙ «ТЕОРИИ РЕВОЛЮЦИИ» - Идейно-политическая сущность маоизма - Воеводин С.А. и др. - Анархизм и социализм - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51. > 

    ОТРИЦАНИЕ ГЕГЕМОНИИ МЕЖДУНАРОДНОГО РАБОЧЕГО КЛАССА В МИРОВОМ ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ - СТЕРЖЕНЬ МАОИСТСКОЙ «ТЕОРИИ РЕВОЛЮЦИИ»

    Марксизм-ленинизм установил, что международный рабочий класс и его главное завоевание — мировая система социализма — находятся в центре современной эпохи, что «они являются залогом победы в борьбе за мир, демократию, национальное освобождение, социализм и прогресс человечества» [104, 46], что в союзе антиимпериалистических сил направляющая, руководящая роль, гегемония принадлежит им. Только при условии такой гегемонии мировое антиимпериалистическое движение в конечном счете приобретет подлинно социалистический характер, завершится победой социализма в мировом масштабе. Наиболее полно гегемонию международного рабочего класса в общемировом революционном процессе выражает социалистическая система. В ее возникновении и развитии проявилась роль пролетариата как могильщика капитализма, как носителя идей научного коммунизма и единственно последовательного борца за их воплощение в действительность.

    Рассматривая противоречие между социализмом и капитализмом в качестве главного противоречия эпохи, марксизм-ленинизм соответственно этому видит в социалистической системе решающую силу революционного преобразования мира. «Главная отличительная черта нашего времени состоит в том, что мировая социалистическая система превращается в решающий фактор развития человеческого общества», — говорится в Заявлении международного Совещания коммунистических и рабочих партий 1960 г. [там же, 39]. Очередной международный форум коммунистов в 1969 г. записал в своем итоговом документе, что «мировая система социализма является решающей силой в антиимпериалистической борьбе» [102, 301].

    Понятно, что от укрепления позиций социалистической системы прямо и непосредственно зависят успехи и конечные результаты борьбы всех других отрядов мирового освободительного движения. В связи с этим в Заявлении 1960 г. подчеркнуто: «Силы мирового социализма решающим образом содействовали борьбе народов колоний и зависимых стран за освобождение от гнета империализма. Социалистическая система стала надежным щитом независимого национального развития освободившихся народов» [103, 64]. В свою очередь, Совещание 1969 г. отметило: «Мировая система социализма является решающей силой в антиимпериалистической борьбе. Всякая освободительная борьба находит ничем не заменимую поддержку с ее стороны, и прежде всего со стороны Советского Союза... Опираясь на свою непрерывно растущую экономическую и оборонную мощь, мировая система социализма сковывает империализм, ограничивает его возможности осуществлять экспорт контрреволюции» [102, 301, 304].

    Прямо и непосредственно конфронтируя с империализмом в политической, экономической, военной, идеологической областях, являясь могучей опорой, вдохновителем и застрельщиком всех и всяких революционных и общедемократических международных движений, определяя генеральное направление общественного развития человеческого общества, мировой социализм выступает как сила, наиболее последовательно, систематически, всесторонне и эффективно подрывающая позиции капитализма. Из всех революционных сил современности только социализм ведет борьбу и нанесет поражение капитализму в главной сфере человеческой деятельности — в сфере материального производства.

    Все это и определяет историческую миссию стран победившего социализма. Они выступают во главе не только социалистических сил мира, но и всех прогрессивных сил современности не по чьей-то прихоти, а вследствие той объективной роли, которую они играют в современном мировом развитии.

    Гегемония международного рабочего класса, мирового социализма в освободительном процессе нашей эпохи вовсе не означает какого-то командования из некоего единого центра, руководства с помощью пресловутого «жезла», о котором говорят маоисты, или тайного нажима «руки Москвы» на революционные силы той или иной страны, о чем более полувека твердит антикоммунистическая пропаганда. Эта гегемония означает только одно: международный рабочий класс, реально существующий социализм, выражая и последовательно отстаивая самые прогрессивные идеалы, чаяния трудящихся масс и народов, борющихся за социальное и национальное раскрепощение, за мир на земле, неизбежно сплачивают вокруг себя все освободительные силы планеты, придают их движению целеустремленность, вовлекают их в борьбу против общего врага — капитализма, являющегося главным источником социальной несправедливости, национального гнета, захватнических войн и угрозы всеобщей термоядерной катастрофы.

    Уже в своих первых открытых выступлениях против генеральной линии международного коммунистического движения маоисты вполне определенно отвергли марксистско-ленинское учение о гегемонии международного рабочего класса в мировой революции. В одном из ответов на Открытое письмо ЦК КПСС к партийным организациям, всем коммунистам Советского Союза от 14 июля 1963 г. китайское руководство писало: «ЦК КПСС в Открытом письме истолковывает отношения взаимной поддержки между социалистическим лагерем, рабочим движением капиталистических стран, с одной стороны, и национально-освободительным движением — с другой, в том смысле, будто национально-освободительное движение должно находиться под „гегемонией” социалистических стран и рабочего движения метрополий. Он даже заявляет, что такое утверждение якобы „основывается” на ленинской идее о гегемонии пролетариата» [338, 22.Х.1963].

    В том же ответе китайское руководство утверждало: «Наши взгляды совершенно ясны: в национально-освободительном движении необходимо отстаивать гегемонию пролетариата и в то же время создать широкий антиимпериалистический единый фронт. Что же тут в конце концов неправильно?» [там же].

    Действительно, что же во всем этом неверно?

    Прежде всего бросается в глаза явная противоречивость позиции пекинских критиков: с одной стороны, они как будто признают необходимость гегемонии пролетариата в национально-освободительном движении, ограниченном рамками отдельных стран, а с другой — отвергают гегемонию международного рабочего класса в мировом революционном процессе. Мотивировка такой противоречивой позиции также более чем противоречива. Оказывается, с точки зрения маоизма союзнические отношения и взаимопомощь между классами в ходе национально-освободительной борьбы в рамках отдельной страны допускают гегемонию того или иного класса, в частности пролетариата, а те же самые отношения и взаимопомощь между основными потоками мирового освободительного движения уже не допускают ее. Оказывается, китайское руководство признает различие исторической роли и места классов в революционной борьбе, осуществляемой в рамках отдельной страны, и отрицает это различие, когда речь идет о той же борьбе в мировом масштабе.

    Это уравнивание роли различных классовых сил в мировом освободительном процессе, на первый взгляд как бы отражающее некое повышенное внимание к национальному моменту, на деле есть мелкобуржуазно-националистическое извращение объективной исторической сущности взаимосвязей и взаимозависимости между основными силами мировой революции. Это уравнивание явилось для маоистов шагом к выдвижению в 1965 г. тезиса о том, что национально-освободительное движение выступает главной антикапиталистической силой, т.е. все же шагом к признанию международной гегемонии, но только не рабочего класса, а крестьянской, мелкобуржуазной массы, которая по самой своей классовой сути не способна к подлинному революционному преобразованию и переустройству мира.

    Как и в других случаях, маоизм в вопросе о гегемоне освободительного движения прибегает к ссылкам на фальсифицированный опыт китайской революции, абсолютизируя его, подгоняя всю мировую обстановку под обстановку полуфеодального полуколониального Китая: «Если рассматривать вопрос в мировом плане, то Северная Америка и Западная Европа могут быть названы „мировым городом”, а Азия, Африка и Латинская Америка — „мировой деревней”... В известном смысле нынешнюю обстановку в мировой революции можно охарактеризовать как обстановку окружения города деревней», — говорится в одном из установочных произведений маоизма середины 60-х годов [338, 3.IX.1965].

    Это утверждение полностью игнорирует то, что, например, в странах Латинской Америки лица наемного труда составляли в 1960 г. 55%, а в 1970 г. — уже 61% самодеятельного населения и что Южноамериканский континент невозможно даже в «известном смысле» включать в так называемую мировую деревню. Но это не самое существенное. Главное здесь состоит в том, что «окружение» империализма происходит без какого-либо участия мировой социалистической системы. Она, как и рабочий класс метрополий, попросту игнорируется. Это и понятно, ибо, как утверждали маоисты, «противоречие между революционными народами стран Азии, Африки и Латинской Америки, с одной стороны, и империализмом во главе с США — с другой, стало главным противоречием современного мира» [338, 9.Х.1965].

    В другом аналогичном документе подчеркнуто: «Развитие и разрешение этого противоречия имеет ключевое значение в деле содействия развитию и разрешению других основных противоречий... Для марксистов-ленинцев чрезвычайно важно вскрыть это главное противоречие среди сложных, переплетающихся между собой противоречий современного мира и крепко ухватиться за него. Только тогда они смогут правильно определить главного врага и наметить направление главного удара в современном мире, определить, на кого следует опираться и кого следует сплачивать вокруг себя, выработать правильную стратегию и тактику» [223, 9].

    Действительно, для коммунистов крайне важно вскрыть главное противоречие эпохи. И оно было вскрыто марксизмом-ленинизмом и стало основой для выработки стратегии и тактики международного коммунистического движения задолго до появления маоизма. Еще в тезисах и докладе по национальному и колониальному вопросам II конгрессу Коминтерна В. И. Ленин писал: «Взаимные отношения народов, вся мировая система государств определяются борьбой небольшой группы империалистских наций против советского движения и советских государств, во главе которых стоит Советская Россия. Если мы упустим это из виду, то не сможем поставить правильно ни одного национального или колониального вопроса, хотя бы речь шла о самом отдаленном уголке мира. Только исходя из этой точки зрения, политические вопросы могут быть правильно поставлены и разрешены коммунистическими партиями как в цивилизованных, так и в отсталых странах» [74, 242].

    Это ленинское положение о борьбе социализма с капитализмом как о синтезирующем моменте всего мирового развития в современную эпоху служит единственно верным, установленным на основе научного анализа революционной практики и безусловно подтвержденным в ходе развития этой практики критерием для определения взаимосвязи и взаимозависимости между основными потоками всемирного освободительного движения. Поэтому любые попытки руководствоваться в этом вопросе другими критериями были и остаются выражением ревизионизма, проявлением устремлений, враждебных интересам международного рабочего класса, всех революционных сил современности.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.