Глава 2. ЭТАПЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ МАОИСТОВ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА КПК В 1949-1957 гг. - Идейно-политическая сущность маоизма - Воеводин С.А. и др. - Анархизм и социализм - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34.  35.  36. > 

    Глава 2. ЭТАПЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ МАОИСТОВ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА КПК В 1949-1957 гг.

    С точки зрения периодизации экономической политики маоистов после 1949 г. можно выделить этапы тотальных наступлений и периоды «передышек», вынужденных отходов и выжидания.

    Как известно, 1949-1957 годы явились периодом значительных демократических социальных преобразований, восстановления и бурного развития производительных сил китайского общества. Большие успехи экономического развития Китая в этот период правомерно связывать с активностью огромных масс народа, пробужденных революцией. Освобожденные от оков феодализма и империализма, производительные силы Китая возрастали высокими темпами. Огромную роль на этом этапе сыграла советская экономическая помощь. Китайский народ, руководимый КПК, одерживал победу за победой, накапливая необходимый опыт экономического строительства. Во главе партии наряду с Мао Цзэ-дуном и его ближайшими единомышленниками стояли опытные лидеры китайской революции, подлинные интернационалисты и последователи коллективного опыта социалистических стран. Сразу после создания КНР маоисты в силу ряда причин (огромная экономическая помощь СССР, возрастающий авторитет партии и энтузиазм народа, на которых спекулировали Мао и его ближайшее окружение) были вынуждены временно отложить осуществление своих социально-экономических программ. К тому же ряд экономических процессов соответствовал и главным устремлениям Мао. Например, форсированная индустриализация, прежде всего создание основ современной военной промышленности, объективно работала и на один из его идеалов — создание мощного в военном отношении Китая.

    Какова же была роль Мао Цзэ-дуна в этот период в руководстве народным хозяйством страны? Несомненно, что его личный авторитет в партии и среди народа был велик. Очевидно, что решения и указания «председателя» накладывали серьезный отпечаток на всю партийную и хозяйственную деятельность в стране. Однако внимательное ознакомление с публичными и официальными документами показывает, что в период 1949-1957 гг. сам он практически не выступал по экономическим вопросам. Всю хозяйственную деятельность в стране осуществляли без него, руководствуясь лишь его выраженными в самой абстрактной форме общими установками. Среди важнейших программных документов по экономическому строительству следует отметить «Тезисы для изучения и пропаганды генеральной линии партии в переходный период», подготовленные ЦК КПК и опубликованные в качестве внутрипартийного документа в 1953 г. В этих «Тезисах...» была развернута широкая картина задач по строительству социализма в Китае, дан глубокий анализ внутренних проблем и противоречий переходного периода. Последующий ход событий внутри КПК свидетельствует, что этот документ не мог быть составлен Мао Цзэ-дуном. В нем содержится много идей, противоречащих маоистским. Первоначально «Тезисы...» были разосланы узкому кругу партийных руководителей. Рядовые члены партии практически о них не знали. После же появления ряда работ Мао Цзэ-дуна, затрагивавших вопросы экономического развития Китая, этот документ и вовсе был предан забвению. Таким образом, хотя хозяйственную политику КПК в указанный период в целом определял не Мао, было бы неправильно отрицать его попытки оказать влияние на ход экономического развития страны.

    В условиях, сложившихся в начале 50-х годов, Мао Цзэ-дун и его сторонники, составлявшие мелкобуржуазно-националистическое направление в КПК, были вынуждены согласиться с принятой Политбюро ЦК КПК в 1952 г. генеральной линией партии, которая предусматривала одновременное и постепенное решение основных задач переходного периода в течение довольно длительного времени — осуществление социалистической индустриализации и социалистических преобразований, создание материально-технической базы социализма и утверждение социалистических производственных отношений. Но, как это выяснилось впоследствии, маоисты отнюдь не отказались от своих собственных, «особых» взглядов на темпы, формы и методы решения основных задач переходного периода, от своей собственной «программы» экономического строительства.

    В течение 1953-1954 гг. Мао Цзэ-дун приложил немало усилий для укрепления своего единоличного влияния на дела партии и государства, используя для этого инспирированные им «дела» (например, «дело Гао Гана — Жао Шу-ши») и развертывавшиеся по его инициативе политико-идеологические кампании («критика Ху Ши», борьба против «контрреволюционной группы Ху Фэна» и др.), в ходе которых пострадали многие коммунисты, не разделявшие маоистских взглядов. Наряду с этим Мао Цзэ-дун постоянно подталкивал партию на отход от тех или иных положений генеральной линии, в частности на ускорение кооперирования китайской деревни.

    В течение 1953-1954 гг. под нажимом Мао задания по объединению крестьянских хозяйств в сельскохозяйственные производственные кооперативы несколько раз пересматривались в сторону их увеличения. А в 1955 г. он навязал партии новую политику в области кооперирования сельского хозяйства. На совещании секретарей провинциальных, городских и областных комитетов КПК в июле 1955 г. Мао Цзэ-дун выдвинул требование о значительном ускорении темпов объединения крестьян в кооперативы, предложив к концу 1957 — началу 1958 г. вовлечь в кооперативы 50% крестьянских хозяйств [см. 145, 27]. Те коммунисты, которые пытались отстаивать установку генеральной линии в вопросах кооперирования в деревне, были обвинены в «правоуклонистском оппортунизме».

    Вслед за тем в том же, 1955 г. было выдвинуто требование об ускорении социалистического преобразования кустарной промышленности и капиталистической промышленности и торговли. Примерно с октября 1955 г., когда состоялся VI пленум ЦК КПК седьмого созыва, маоистское крыло в руководстве КПК вопреки соответствующим установкам генеральной линии в переходный период навязало партии курс на максимальное ускорение темпов, форсирование кооперирования сельского хозяйства и кустарной промышленности и преобразования капиталистической промышленности и торговли. В своем выступлении «О борьбе против правого уклона и консерватизма» 6 декабря 1955 г. Мао Цзэ-дун уже прямо потребовал досрочно завершить преобразования и добиться досрочного выполнения главной задачи переходного периода не только в социалистическом преобразовании сельского хозяйства, но и во всех остальных областях социалистического строительства [см. 218]. Тогда же в предисловии к сборнику «Социалистический подъем в китайской деревне» Мао Цзэ-дун еще раз во всеуслышание заявил о необходимости более быстрого завершения социально-экономических преобразований в городе и деревне, увеличения масштабов и ускорения темпов индустриализации страны [см. 179, 6-8]. В январе 1956 г. он вновь отметил, что необходимо «увеличить темпы социалистических преобразований и строительства во всех областях. Примерно еще через три года социалистическая революция будет в основном завершена в масштабе всей страны» [333а , 27.I.1956].

    Руководство КПК под нажимом Мао Цзэ-дуна пошло в вопросе о темпах социалистических преобразований и социалистической индустриализации на коренной пересмотр ранее принятой генеральной линии, начало отходить от научно обоснованной программы строительства социализма.

    В течение второй половины 1955 — первой половины 1956г. в КНР под настойчивым нажимом сверху, исключительно быстрыми темпами, в основном были завершены массовое кооперирование крестьянства и кустарей и поотраслевое преобразование частнокапиталистических промышленных и торговых предприятий. Задачи, на разрешение которых первоначально предполагалось затратить две или три пятилетки, были «решены» уже на четвертом году первой пятилетки.

    Далеко не все китайские руководители, в том числе и наиболее крупные лидеры, были согласны с установкой Мао Цзэ-дуна на форсирование социалистических преобразований. Так, по сообщениям хунвэйбиновской печати, Лю Шао-ци в 1955 г. утверждал, что «без развития промышленности, без индустриализации в сельском хозяйстве невозможно осуществить коллективизацию», а выдвинутый Мао Цзэ-дуном план кооперирования назвал «утопическим аграрным социализмом». Чэнь Юнь, согласно материалам брошюры, в которой хунвэйбины «разоблачали» его «сто преступлений», на совещании секретарей провинциальных комитетов партии ориентировал их на то, что «преобразование [капиталистических] предприятий в государственно-частные должно закончиться к концу 1957 г. », хотя на дважды созванных в то же время Мао Цзэ-дуном совещаниях представителей национальной буржуазии последним давались установки в духе маоистской линии. В 1956 г. Чэнь Юнь говорил о «несвоевременности» преобразования предприятий в государственно-частные, о том, что «надо было не только действовать помедленнее, но и некоторые предприятия вовсе не было нужды превращать в совместно управляемые». Но здоровые реалистические силы не смогли противостоять Мао Цзэ-дуну и его сторонникам. Всякое сопротивление или несогласие с новым курсом подавлялось в ходе широкой «критики» «правого оппортунизма», развернутой в стране после VI пленума ЦК КПК, на котором дебаты и споры по этим вопросам закончились в пользу Мао и его сторонников.

    В докладе «О борьбе против правого уклона и консерватизма» Мао Цзэ-дун заявил, что по принципу «еще больше, еще лучше, еще быстрее» «можно осуществить строительство социализма, не оглядываясь все время на Советский Союз». И уже в начале 1956 г. наряду с форсированием социалистических преобразований в Китае стал широко пропагандироваться лозунг «Строить социализм по принципу „больше, быстрее, лучшее и экономнее”», лозунг, которому впоследствии суждено было превратиться в «новую» генеральную линию.

    В течение примерно первой половины 1956 г. Мао Цзэ-дун в ряде своих выступлений сформулировал целый комплекс националистических, волюнтаристских «установок», «китайских методов», а также попытался опорочить роль и влияние Советского Союза, его опыт социалистического строительства. Именно в этот период были выдвинуты «идеи» о «волнообразном развитии» экономики, о том, что Китай — это «чистый лист бумаги», что «бедность — это хорошо» и т.п. Особенно отчетливо различные стороны «нового курса» проявились в докладе Мао Цзэ-дуна «О десяти важнейших взаимоотношениях», сделанном 25 апреля 1956 г. на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК. В этом выступлении в целом уже были сформулированы основные позиции Мао по вопросу о стратегии в экономическом строительстве. Данный документ он считал началом борьбы за осуществление «новой» генеральной линии 2.

    В дополнение к «скачку» в социалистических преобразованиях в городе и деревне с начала 1956 г. под нажимом Мао Цзэ-дуна и его окружения стали предприниматься попытки осуществить «скачок» в индустриализации, форсировать темпы промышленного строительства. Среди партийных и хозяйственных работников, отстаивавших принятую ранее генеральную линию, этот курс получил название «слепого забегания вперед». Против него, как сообщали впоследствии в своих изданиях хунвэйбины, выступали не только партийные и хозяйственные работники на местах, но и многие китайские руководители «первого эшелона», такие, как Лю Шао-ци, Чэнь Юнь, Бо И-бо, Лу Дин-и и др. Чэнь Юнь в начале 1956 г. отмечал: «Современное положение характеризуется тем, что некоторые товарищи.., не считаясь с объективными условиями, приступили к планированию таких действий и упрямо взялись за осуществление таких дел, которые время еще не позволяет выполнить; надо поэтому бороться против „лихорадочного и слепого продвижения вперед”». А Бо И-бо говорил, что «капиталовложения в капитальное строительство на 1956 г. слишком значительны, масштабы намеченного строительства слишком велики», «не только трудно будет выполнить план капитального строительства, но может образоваться диспропорция во многих других отраслях, возникнуть искусственная напряженность». Однако эти выступления не смогли предотвратить проведение Мао Цзэ-дуном первого «опыта» по форсированию промышленного строительства, по «ускоренному осуществлению индустриализации».

    Однако необоснованно форсированное ускорение темпов и увеличение масштабов капитального строительства и промышленного производства имело серьезные отрицательные последствия для экономики Китая, сказавшиеся уже в 1956 г. В результате непомерного развития одних отраслей промышленности и отставания от них других усилилась имевшая место и раньше неравномерность их развития. Истощение финансовых и материальных резервов чрезвычайно осложнило проблемы материально-технического снабжения. Уже во втором-третьем кварталах 1956 г. в стране, несмотря на значительное увеличение производства, стала ощущаться серьезная нехватка проката, лесоматериалов и многих других видов оборудования и сырья. Несмотря на увеличение производства хлопчатобумажных тканей и некоторых других товаров первой необходимости, а также продовольственных товаров, в 1956 г. создалось напряженное положение и со снабжением населения предметами потребления. Главной причиной этого был чрезмерный рост числа рабочих и служащих, а также фонда заработной платы.

    Попытка поставить страну на рельсы искусственно форсированного экономического строительства, предпринятая в 1956 г., в этом же году и закончилась. Причины, по которым она закончилась «сравнительно благополучно» — «лишь» перенапряжением сил и истощением резервов, не приведя страну к более серьезному экономическому кризису, — состояли в том, что маоистам не удалось дополнить ее «массовыми движениями», навязав их широким массам трудящихся; что в течение нескольких предыдущих лет в народном хозяйстве страны были созданы определенные запасы и резервы; что еще более широкие масштабы в 1956 г. приняла экономическая поддержка со стороны Советского Союза; что здоровые силы, трезво мыслящие элементы в китайской компартии сумели увидеть всю опасность этой попытки и приостановить ее продолжение.

    Отрицательные последствия попытки «скачка» и связанные с ней забастовки и волнения на предприятиях и в учебных заведениях, волнения в деревне, имевшие место во второй половине 1956 г., серьезно ослабили позиции Мао Цзэ-дуна и его сторонников накануне VIII съезда КПК. На первой сессии этого съезда нашлись силы, сумевшие отвергнуть навязываемую Мао Цзэ-дуном «линию строительства». На совещании в Чэнду в марте 1958 г. сам Мао признавал, что «в 1956 г. сняли лозунг „Больше, быстрее, лучше и экономнее”» [218].

    Серьезные затруднения в промышленном строительстве и материально-техническом снабжении, стихийные бедствия, приведшие к еще большему отставанию сельского хозяйства, почти полное истощение государственных финансовых и материальных резервов — все это заставило правительство КНР при составлении плана на 1957 г. пойти на замедление темпов промышленного производства, снижение ассигнований на капитальное строительство и сокращение численности рабочих и служащих.

    Однако поражение маоистской линии на VIII съезде КПК вовсе не означало, что Мао Цзэ-дун и его группа утратили ключевые позиции в руководстве партией и государством. Потерпев неудачу на съезде, Мао Цзэ-дун сохранил очень сильные позиции и влияние в центральных органах партии и государства, что особенно сказывалось при проведении пленумов ЦК и различных совещаний, решения которых зачастую были прямо противоположны решениям съезда. При этом Мао отнюдь не отказался от «своей» собственной генеральной линии, от идеи «скачка» в экономическом строительстве. Уже на II пленуме ЦК КПК в ноябре 1956 г., т.е. вскоре после VIII съезда, была сделана попытка оправдать «скачок» 1956 г. В сообщении о работе пленума отмечалось, что «вложения в капитальное строительство и другие расходы в общем были правильными» [333а , 17.XI.1956]. А в 1957 г. Мао Цзэ-дун и его сторонники развернули широкое наступление на решения VIII съезда и тех, кто их поддерживал.

    В феврале 1957 г. на Верховном государственном совещании Мао Цзэ-дун выступил с речью «К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа», явившейся своего рода его собственной теоретической программой, не связанной с решениями VIII съезда и ни словом не упоминавшей о нем. В этой речи он, говоря «о пути дальнейшей индустриализации Китая», отметил, что «темпы индустриализации... не замедляются и даже, возможно, будут более высокими» [147, 47]. Дальнейшее развитие событий показало, что это были не просто прогнозы, а совершенно определенная целевая установка. В китайской печати была развернута пропаганда тезиса, согласно которому «после большого боя и продвижения вперед армия обычно нуждается в отдыхе и комплектовании для дальнейших действий», и прямо говорилось, что «1956 год был годом большого продвижения вперед, а 1957 год является годом передышки и комплектования, накопления сил и подготовки к более успешному движению вперед» [192, 13].

    Основное внимание Мао Цзэ-дуна и его окружения в 1957 г. было направлено на внутриполитическую, внутрипартийную борьбу с противниками выдвигавшегося им «нового курса», «новой генеральной линии». Прямой подготовкой к «большому скачку» была развернутая в стране «социалистическая революция на политическом и идеологическом фронтах» — жестокая чистка и преследование политических противников, осуществлявшиеся в ходе таких кампаний, как «пусть расцветает сто цветов, пусть соперничают сто школ», «движение за упорядочение стиля работы», «борьба с правыми буржуазными элементами», «движение за социалистическое воспитание» (которое проводилось среди сельского населения и на предприятиях), «борьба против правого консерватизма».

    Политическая борьба маоистов в 1957 г. была направлена на то, чтобы нейтрализовать и опорочить влияние и взгляды тех представителей партийных и хозяйственных кадров, которые более трезво и объективно оценивали возможности и насущные нужды китайской экономики, и тем самым обеспечить возможности для беспрепятственного проведения в жизнь авантюристической политики Мао Цзэ-дуна. С особенной очевидностью это проявилось в широко развернутой примерно с сентября 1957 г. кампании «борьбы против правого консерватизма». В ходе этой кампании, которая вместе с «движением за упорядочение стиля работы» велась прежде всего в партийных и государственных административных организациях, на государственных предприятиях, в учебных заведениях, к «правым консерваторам» причислялись все, кто возражал против осуществления новых волюнтаристских, авантюристических «курсов», «линий», «массовых движений». В результате маоистам удалось избавиться от многих своих противников. Число коммунистов, исключенных из партии или подвергшихся более суровым репрессиям, было довольно большим. «Правыми» были объявлены несколько кандидатов в члены ЦК КПК, а в высшем руководстве партийных комитетов 10 (из 27) провинций и автономных районов были «выявлены» и исключены из партии так называемые «антипартийные клики».

    Ожесточенное наступление на решения VIII съезда КПК и поддерживавших их коммунистов и руководителей настолько усилило позиции Мао Цзэ-дуна и его сторонников, что на III пленуме ЦК КПК, состоявшемся в сентябре — октябре 1957 г., Мао потребовал вернуться к лозунгу «Больше, быстрее, лучше, экономнее». В решении пленума указывалось на необходимость «придерживаться курса на ведение социалистического строительства по принципу больше, быстрее, лучше и экономнее». Там же Мао Цзэ-дун заявил, что Китай может «развиваться быстрее и лучше, чем Советский Союз» [218].

    По инициативе Мао III пленум принял решение о начале в конце 1957 г. «массового движения» за расширение ирригационного строительства — кампании, которая в известной степени положила начало «большому скачку». Несколько позже, в начале 1958 г., Мао Цзэ-дун говорил, что на III пленуме он «взял верх и воспрянул духом».

    В это же время в стране была развернута пропаганда целого набора вариантов курса Мао Цзэ-дуна «идти на двух ногах» и его призыва: «За 15 лет догнать и перегнать Англию по производству стали, чугуна и других важнейших видов промышленной продукции».

    В январе 1958 г. на совещании в Ханчжоу Мао Цзэ-дун вновь вернулся к оправданию и даже восхвалению «скачка» в 1956 г., заявив, что «без такого скачка... невозможно было бы выполнить пятилетку». Он указал на необходимость для Китая нового такого же «взлета» в промышленном производстве [см. там же].

    11-12 января 1958 г. состоялось совещание в Наньнине, на котором развернулась довольно острая борьба по вопросу о линии дальнейшего экономического строительства. Мао Цзэ-дун прибег к весьма откровенному нажиму на Политбюро и присутствовавших на совещании руководителей различных ведомств, и снова его политика не получила решительного отпора. А в конце января 1958 г., выступая на Верховном государственном совещании, он снова без какого-либо экономического обоснования подчеркнул, что существуют возможности ускорения темпов экономического развития.

    В феврале 1958 г. среди китайского руководства были распространены «60 тезисов о методах работы (проект)», автором которых был Мао Цзэ-дун. В этом документе нашли отражение как лозунги и задачи, выдвинутые им несколько раньше, так и некоторые новые положения. В целом в «60 тезисах...» были изложены многие основные моменты будущей генеральной линии. В частности, в них содержались требования добиться того, «чтобы повсеместно стоимость продукции промышленных предприятий... в течение 5, 7 или 10 лет превысила стоимость продукции сельскохозяйственного производства в данной местности»; «увеличить накопления и подготовить большой скачок в производстве» (это, пожалуй, первое употребление термина «большой скачок»); «перенести центр тяжести партийной работы на область технической революции» [там же]. Кроме того, в «60 тезисах...» были выдвинуты лозунги: «Дело десяти лет решается в первые три года»; «В течение трех лет изменить в основном облик большинства районов страны»; «Три года упорного труда». В этом документе Мао Цзэ-дун еще раз объявил, что «неравновесие — это всеобщая объективная закономерность... Неравновесие постоянно, абсолютно; равновесие временно, относительно» [там же].

    В первые месяцы 1958 г. подготовка к отказу от прежней генеральной линии партии и переходу к проведению иной экономической политики усилиями Мао Цзэ-дуна и его группы в основном была закончена.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34.  35.  36. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.