ТРАКТОВКА МАОИЗМОМ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ И СОЦИАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ - Идейно-политическая сущность маоизма - Воеводин С.А. и др. - Анархизм и социализм - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32. > 

    ТРАКТОВКА МАОИЗМОМ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ И СОЦИАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

    Учение о классовой борьбе В. И. Ленин справедливо называл основой марксизма, центром тяжести всей системы воззрений К. Маркса. Классовая борьба — это закон развития классово-антагонистического общества. Она возникает вместе с расколом общества на классы и проходит через все антагонистические формации вплоть до революционного свержения эксплуататорского строя и построения социализма.

    Подчеркивая значение антагонизма для прогрессивного развития классового общества, К. Маркс писал: «Без антагонизма нет прогресса. Таков закон, которому цивилизация подчинялась до наших дней. До настоящего времени производительные силы развивались благодаря этому режиму антагонизма классов» [2, 96].

    О классовой борьбе как двигателе исторического прогресса в антагонистических обществах говорил и В. И. Ленин: «По учению социализма, т.е. марксизма (о немарксистском социализме нельзя теперь и говорить серьезно), действительным двигателем истории является революционная борьба классов; реформы — побочный результат этой борьбы, побочный потому, что они выражают неудачные попытки ослабить, притупить эту борьбу и т.д. По учению буржуазных философов, двигатель прогресса — солидарность всех элементов общества, сознавших „несовершенство” того или иного учреждения. Первое учение — материалистично, второе — идеалистично. Первое — революционное. Второе — реформистское. Первое обосновывает тактику пролетариата в современных капиталистических странах. Второе — тактику буржуазии» [30, 263].

    Если в борьбе против феодализма главной революционной силой была буржуазия, объединявшая вокруг себя все угнетенные массы, то в борьбе против капитализма эта роль переходит к рабочему классу. Всемирно-историческую освободительную миссию рабочего класса обосновали К. Маркс и Ф. Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии». Последующая история человечества полностью подтвердила гениальный вывод основоположников научного коммунизма. Эта роль будет сохраняться за рабочим классом вплоть до полной победы коммунизма на всей планете.

    «Главная движущая сила революционного преобразования мира — рабочий класс, самый последовательный революционный класс... — говорится в Программе КПСС. — Осуществляя историческую миссию революционного преобразователя старого общества и созидателя нового строя, рабочий класс становится выразителем не только своих классовых интересов, но и интересов всех трудящихся. Он, естественно, выступает как гегемон всех сил, борющихся против капитализма» [99, 9].

    Основоположники научного коммунизма показали, что рабочий класс ведет классовую борьбу в трех главных направлениях и соответственно в трех формах: в экономике, политике и идеологии. Высшей формой классовой борьбы является социальная революция.

    Вопросу идейного воспитания в этой борьбе В. И. Ленин всегда придавал огромное значение, ибо от правильного его решения зависит успех всего революционного дела. «Вопрос стоит только так... — говорил он. — Поэтому всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной» [28, 39-40].

    Как свойственно всем ревизионистам, маоисты без умолку твердят, что они-де верные и последовательные приверженцы марксистско-ленинской теории классовой борьбы, что они всегда стоят за «классовый подход» к анализу явлений.

    Во всех пропагандистских статьях маоистов подчеркивается, что классовая борьба является движущей силой общественного развития. Однако толкование ими принципа классовой борьбы является, по существу, милитаристским. Не социальную революцию, а войну они объявляют высшей формой классовой борьбы. «Войны, — писал Мао Цзэ-дун, — являются высшей формой борьбы — формой, к которой прибегают для разрешения противоречий между классами, нациями, государствами, политическими блоками на определенном этапе развития этих противоречий» [146, т. 1, 307-308]. «Война, — утверждал он в другом месте, — есть высшая форма борьбы между нациями, государствами, классами, политическими блоками для завоевания победы» [там же, 325].

    Таким образом, если следовать его рассуждениям, то не война — одна из форм борьбы классов, а сама классовая борьба является частным случаем, одной из форм войны. Поэтому не война как социальное явление подчиняется законам классовой борьбы, а, напротив, классовая борьба подчиняется законам войны. Опираясь на эту антинаучную концепцию, Мао Цзэ-дун развил свою особую теорию революции, суть которой выражена в широко рекламируемом лозунге: «Винтовка рождает власть».

    Как и все мелкобуржуазные идеологи, маоисты понимают революцию лишь как политический переворот, как смену власти.

    Экономические предпосылки революции остаются у них в тени. Поэтому созидательная сторона социалистической революции, составляющая ее главную отличительную особенность по сравнению с буржуазной революцией, ими совершенно игнорируется, в то время как разрушительная сторона революции выступает у них на первый план.

    Вопрос о политической власти марксизм действительно считает коренным, главным вопросом революции. Именно в зависимости от того, к какому классу переходит государственная власть, определяются и руководство революцией, и сознательное участие в ней масс, и ее перспективы, и вопросы внутренней и внешней политики государства. Сам факт перехода государственной власти из рук одного в руки другого класса и есть первый и основной признак революции.

    Для рабочего класса завоевать власть в классовой борьбе в современных условиях — значит свергнуть диктатуру буржуазии, сломать ее государственную машину и установить диктатуру пролетариата. Последняя необходима для того, чтобы подавить сопротивление свергнутой буржуазии и организовать строительство социализма. Это может сделать только рабочий класс, опирающийся на прочный союз с крестьянством. Но завоевание власти рабочим классом вовсе не сводится к вооруженной борьбе или гражданской войне. Маоисты всячески поносят идеи о возможности мирных способов завоевания власти, называя их «парламентским кретинизмом», «предательством» дела рабочего класса. Они извращают четкие положения В. И. Ленина о возможностях «мирного развития революции». Такую возможность в 1917 г., между февральской и Октябрьской революциями, как известно, он считал вполне реальной (хотя и «крайне редкой»). Вместе с тем В. И. Ленин подчеркивал и исключительное значение возможности мирного перехода к социализму.

    Из того, что в силу исторических причин мирный ход социалистической революции в России не состоялся, вовсе не следует вывод (как это утверждают маоисты), будто мирный путь дискредитировал себя и оказался вообще несостоятельным. Напротив, анализируя конкретные обстоятельства, при которых открывалась возможность перевести революционный процесс преобразования России на мирные рельсы, В. И. Ленин сделал вывод, что избежать кровопролития в революции возможно только при непременном условии, если против буржуазии и других сил контрреволюции будет создан единый фронт всех демократических сил, который, взяв власть в свои руки, парализует деятельность контрреволюционных сил [см. 52, 222].

    Дальнейшее размежевание классовых сил в борьбе партий за власть могло происходить мирным и демократическим путем. «Внутри Советов, — отмечал В. И. Ленин, — борьба партий за власть может идти мирно, при полном демократизме Советов» [там же, 223].

    Ленинской теории социалистической революции маоисты противопоставляют свою концепцию, ориентирующую исключительно на вооруженную борьбу, на так называемую «революционную войну», считая эту форму универсальной, пригодной для всех стран. «Центральной задачей революции и высшей ее формой, — безапелляционно утверждал Мао, — является захват власти вооруженным путем, т.е. решение вопросов войной. Этот революционный принцип марксизма-ленинизма верен повсюду; он безусловно верен как для Китая, так и для других государств» [220, 65].

    Маоисты не принимают в расчет наличие или отсутствие революционной ситуации, степень революционной зрелости объективных и субъективных условий, расстановку классовых сил. Если и говорится о революционной ситуации, то ее понимание сводится к наличию недовольства и озлобления масс, вызванных политикой правящих кругов. Маоисты оправдывают и считают даже положительным явлением усиление гнета, насилия, репрессий по отношению к массам на том-де основании, что это усиливает революционные настроения.

    Объявив вооруженную борьбу универсальным путем социальной революции для каждой страны, независимо от конкретных исторических условий, маоисты, естественно, и подготовку революции связывают не с длительной и систематической работой в массах, в процессе которой выковывается политическая армия революции, а лишь с созданием повстанческих отрядов.

    Марксизм-ленинизм подходит к анализу характера революции с классовых позиций. При определении характера революции и соответственно расстановки классовых сил он учитывает уровень экономического развития страны, степень политической зрелости и организованности рабочего класса, его способность возглавить революцию. В соответствии с этим различается два этапа революции: буржуазно-демократический и социалистический. В. И. Ленин всесторонне разработал условия перерастания первого во второй. Опыт русских революций дал блестящее подтверждение ленинскому учению о переходе от одного этапа революции к другому.

    Маоисты не проводят четкого различия между буржуазно -демократической и социалистической революциями ни с точки зрения их качественной стороны, ни с точки зрения стратегии и тактики рабочего класса.

    Маоистская концепция революции отдает авантюризмом. Не случайно они так уповают на войну, без которой, по их мнению, победа революции невозможна. «Кое-кто над нами иронизирует, — заявлял Мао, — называя нас сторонниками „теории всемогущества войны”. Да, мы сторонники всемогущества революционной войны. Это не плохо, это хорошо, это по-марксистски» [там же, 66].

    На IX съезде КПК в отчетном докладе было приведено высказывание Мао Цзэ-дуна, широко пропагандировавшееся официальной китайской прессой: «Что касается вопроса о мировой войне, то существуют только две возможности: или война вызовет революцию, или революция предотвратит войну» [319, 1969, №5, 28]. Но так как маоисты отрицают революционные возможности рабочего класса капиталистических стран, то они делают упор на мировую войну. В докладе Чжоу Энь-лая на I сессии ВСНП четвертого созыва, состоявшейся в январе 1975 г., эта мысль была усилена заявлением о том, что в настоящих условиях «фактор войны нарастает».

    Попытка изобразить «марксистской» свою милитаристскую концепцию социальной революции имеет целью придать ей авторитет и общетеоретическую значимость, однако вся ливня поведения маоистов за последние полтора десятилетия разоблачает их как врагов марксизма. Они рьяно выступают против всех инициатив Советского Союза и других социалистических стран по ослаблению международной напряженности, против мероприятий, связанных с ограничением и полным запрещением ядерного оружия и других средств массового уничтожения, против курса социалистических стран на мирное сосуществование с государствами капиталистической системы, пытаются парализовать все их усилия по предотвращению новой мировой войны.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.