МАОИЗМ О ЕДИНСТВЕ И БОРЬБЕ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ - Идейно-политическая сущность маоизма - Воеводин С.А. и др. - Анархизм и социализм - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28. > 

    МАОИЗМ О ЕДИНСТВЕ И БОРЬБЕ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ

    Противоположности только тогда составляют диалектическое противоречие, когда они берутся в движении, во взаимной связи, в переходе друг в друга. Мао Цзэ-дун, претендующий на трактовку противоречия с позиций диалектического материализма, на деле стоит на позициях метафизики. У него нет ясного понимания сущности диалектических противоположностей. В этом отношении характерно его определение категории противоположности: «Всем противоречивым сторонам в определенных условиях свойственно не-тождество, поэтому они и называются противоположностями» [146, т. 2, 452-453].

    О содержании, вкладываемом Мао в категорию «тождество», речь пойдет ниже. Пока же, уточняя его определение противоположности, перефразируем его приведенное выше высказывание: «Противоположно то, что не тождественно». Абсурдность этого определения видна уже из того, что оно снимает формулу о тождестве противоположностей, которую сам Мао неоднократно употребляет. Вместе с тем оно хорошо раскрывает извращенное понимание Мао Цзэ-дуном внутреннего механизма действия противоречия.

    Противоположности, которые в его трактовке составляют противоречие, как уже отмечалось, являются застывшими формально логическими полярностями: верх — низ, легкое — трудное, левое — правое, притяжение — отталкивание, победа — поражение, правда — неправда, счастье — беда, жизнь — смерть и т.п.

    Противоположности такого рода противопоставляются друг другу лишь внешним образом, не заключают в себе перехода друг в друга и, следовательно, не содержат диалектического противоречия. Какое, например, диалектическое противоречие может быть между такими формальными противоположностями, как наличие и отсутствие, приобретение и лишение, которые приводит Мао? [см. 146, т. 2, 454]. Отвечая на этот вопрос, уместно привести слова К. Маркса, сказанные им еще в 1844 г.: «Противоположность между отсутствием собственности и собственностью является еще безразличной противоположностью; она еще не берется в ее деятельном соотношении, в ее внутреннем взаимоотношении и еще не мыслится как противоречие, пока ее не понимают как противоположность между трудом и капиталом... Труд, субъективная сущность частной собственности, как нечто исключающее собственность, и капитал, объективированный труд, как нечто исключающее труд, — такова частная собственность, как развитая до степени противоречия форма указанной противоположности, а потому как энергичная, напряженная форма, побуждающая к разрешению этого противоречия» [6, 585].

    Мао Цзэ-дун конструирует мнимые «противоположности», такие, например, как народ — враги, человек — оружие и т.д., к которым можно было бы присоединить бесконечный ряд других аналогичных пар: лодка — река, пища — животное и т.п. Но к каким бы заклинаниям он ни прибегая, объективного диалектического противоречия из таких «противоположностей» возникнуть не может. Между тем для субъективистских манипуляций и софистики они являются подходящим материалом.

    Нелепость рассуждений Мао Цзэ-дуна о противоположностях еще четче выступает наружу, когда он пытается раскрыть категорию единства противоположностей: «Единство противоположностей возможно лишь в определенных, необходимых условиях. Без определенных, необходимых условий не может быть никакого единства» [146, т. 2, 457-458].

    Прежде всего из приведенного рассуждения вытекает, что Мао признает процессы или какие-то этапы развития процессов, в которых отсутствуют противоположности, а следовательно, в них отсутствуют и противоречия, двигающие развитие этих процессов. При этом отмечаются даже какие-то этапы вызревания условий, при которых возникают те или иные противоположности: «Если в процессе развития явления уже созрели определенные, необходимые условия, то возникают определенные противоположности, причем эти противоположности (пара или больше) взаимообусловлены и превращаются одна в другую» [там же, 458].

    Свой тезис об образовании единства противоположностей лишь в определенных условиях Мао Цзэ-дун иллюстрирует соотношением категорий «теория» и «практика», которые, в его представлении, существуют как самостоятельные стороны противоречия и, лишь следуя друг за другом, чередуясь, создают тем самым единство противоположностей. Такое понимание единства теории и практики не имеет ничего общего с диалектическим материализмом, ибо науке неизвестны явления и процессы, в которых отсутствовали бы противоречивые тенденции и силы, обусловливающие движение, развитие этих явлений.

    Мао Цзэ-дун не проводит различия между категориями «единство» и «тождество». Они для него взаимозаменяемы во всех случаях. Более того, он не только отождествляет единство с тождеством, но и под последнюю категорию подводит также «взаимозависимость», «взаимообусловленность», «взаимосвязь», «взаимодействие». Все это, по его словам, «различные термины для одного и того же понятия» [там же, 451].

    Содержание тождества противоположностей, согласно трактовке Мао, заключается в следующих двух положениях: «1) каждая из двух сторон любого противоречия в процессе развития явлений предполагает существование другой, противоположной ей стороны, причем обе стороны сосуществуют в едином; 2) каждая из двух противоположных сторон в определенных условиях превращается в свою противоположность» [там же].

    Что касается первого пункта, якобы раскрывающего содержание категории «тождество», то он представляет собой типичную тавтологию, ибо заключение уже содержится в посылке. Также тавтологично утверждение, что в противоречии, состоящем из двух сторон, обе стороны сосуществуют в едином. Если принять во внимание, что единство у Мао равнозначно тождеству, то, следуя его логике, определение тождества сведется к формуле: тождество противоположностей есть такое состояние противоречия, в котором противоположности находятся в состоянии тождества. Второй пункт сводится к постулированию формальной взаимопревращаемости противоположных сторон друг в друга.

    Согласно учению В. И. Ленина, противоположности не могут существовать иначе, как в единстве друг с другом. Но единство противоположностей не есть еще их тождество. Говоря о «единстве противоположностей», В. И. Ленин в качестве синонимов «единства» приводил термины «тождество», «совпадение», «равнодействие». В другом месте он, употребляя формулу «тождество противоположностей», пояснял, что можно было бы употребить термин «единство», так как «различие (курсив наш. — Авт.) терминов тождество и единство здесь не особенно существенно. В известном смысле оба верны» [43, 316-317].

    Следовательно, в диалектике «единство» и «тождество» — однородные, но не идентичные термины. «Единство», «тождество», «совпадение», «равнодействие» — термины, выражающие взаимодействие противоположностей, взятое в различных отношениях (времени, пространства, уровня развития и т.д.). Задача диалектики как науки и состоит в том, чтобы выяснить, «как могут быть и как бывают (как становятся) тождественными противоположности, — при каких условиях они бывают тождественны, превращаясь друг в друга» [там же, 98].

    Как видим, тождественность противоположностей является условием превращения их друг в друга.

    Мао Цзэ-дун даже не ставил перед диалектикой задачи выяснения условий взаимоперехода противоположностей, хотя и претендовал на диалектическую постановку вопроса о тождестве противоположностей и знаком с приведенным выше высказыванием В. И. Ленина. На вопрос, как могут быть, как становятся тождественными противоположности, Мао приводил свое «исчерпывающее» объяснение: «Да в силу того, что их существование взаимно обусловлено» [146, т. 2, 453].

    Таким образом, вместо анализа конкретной ситуации, необходимость которого неоднократно подчеркивал В. И. Ленин, Мао Цзэ-дун просто отсылал к законам формальной логики, согласно которым существование противоположных сторон в противоречиях типа верх — низ, притяжение — отталкивание, победа — поражение, счастье — несчастье и т.п. подразумевается самим определением каждой из сторон.

    Мы видим два коренным образом различных подхода к вопросу о тождестве противоположностей. У В. И. Ленина тождественность противоположностей предшествует их превращению друг в друга, а у Мао Цзэ-дуна, наоборот, превращение противоположностей друг в друга является предварительным условием их тождественности.

    Попытки Мао подтвердить историческими «фактами» теоретические выводы о тождестве противоположностей оказались несостоятельными. В работе «Относительно противоречия» он утверждал, что в Советском Союзе в результате Октябрьской революции и социалистических преобразований частной собственности буржуазия и пролетариат якобы превратились друг в друга, т.е. перешли каждый в положение своего антипода. Аналогичное объяснение дается им и социалистическим преобразованиям сельского хозяйства в Советском Союзе, которые якобы были возможны благодаря тому, что «между частной и общественной собственностью существует мост, ведущий от одного берега к другому; в философии это именуется тождеством, взаимным превращением, взаимным проникновением» [там же, 454]. Эта концепция тождества противоположностей пронизана релятивизмом. «Мостом» между капитализмом и социализмом может быть только социалистическая революция, которая отнюдь не создает условий для «взаимного превращения» частной собственности в общественную и наоборот, а создает условия только для полной и безвозвратной ликвидации частной собственности и учреждения на ее месте общественной социалистической собственности.

    Маоисты свою концепцию тождества противоположностей использовали для спекулятивных клеветнических утверждений, будто в СССР и других социалистических странах реставрирован капитализм.

    Мао Цзэ-дун извращенно трактовал и ленинскую формулу об относительности единства и абсолютности «борьбы» противоположностей в диалектическом законе единства и борьбы противоположностей.

    Согласно диалектическому материализму, противоположные стороны любого явления, процесса находятся не только в единстве, но и в борьбе между собой. Борющиеся стороны проникают друг в друга, зависят одна от другой, т.е. находятся в состоянии диалектического единства. Таким образом, как единства противоположных сторон не может быть без борьбы, так и «борьбы» между ними не может быть без их единства. Единство противоположностей проявляется в их борьбе. Поэтому В. И. Ленин говорит, что развитие есть борьба противоположностей. Познать явления в их самодвижении, в их спонтанном развитии, в их жизни — значит познать их как единство противоположностей. Говоря об абсолютности борьбы взаимоисключающих противоположностей, выражающей такую общую закономерность объективного мира, как движение, развитие, и об относительности их единства, выражающего конкретное соотношение и взаимодействие сторон противоречия в каждый данный момент, В. И. Ленин сделал очень важное замечание: «Отличие субъективизма (скептицизма и софистики etc.) от диалектики, между прочим, то, что в (объективной) диалектике относительно (релятивно) и различие между релятивным и абсолютным. Для объективной диалектики в релятивном есть абсолютное. Для субъективизма и софистики релятивное только релятивно и исключает абсолютное» [43, 317].

    Мао цитирует высказывание В. И. Ленина о соотношении единства и борьбы противоположностей, в котором говорится, что «единство (совпадение, тождество, равнодействие) противоположностей условно, временно, преходяще, релятивно. Борьба взаимоисключающих противоположностей абсолютна, как абсолютно развитие, движение» [там же]. Но он сознательно замалчивает упомянутое выше замечание, в котором подчеркивается отличие диалектики от различных форм субъективизма.

    Современные китайские софисты абсолютизируют различие между единством и борьбой противоположностей. Единство, по их мнению, может быть только относительным, а борьба — только абсолютной. Отсюда полный разрыв между двумя сторонами закона единства и борьбы противоположностей, метафизическое противопоставление их друг другу. Журнал «Хунци», подводивший итоги философской дискуссии в Китае по вопросу о сущности закона единства и борьбы противоположностей в конце 1964 г., показал пример такого метафизического, софистического подхода: «Те, кто признает основным законом развития явлений „раздвоение единого” (имеется в виду борьба противоположностей. — Авт.), стоят на позиции диалектического материализма, те, кто считает основным законом развития явлений „слияние двух в единое” (т.е. единство противоположностей. — Авт.), выступают против диалектического материализма».

    Эта статья в «Хунци», как подтвердила пекинская официальная пропаганда, была напечатана по непосредственному указанию Мао Цзэ-дуна и полностью отражала его точку зрения на сущность «ядра диалектики».

    Субъективистское толкование соотношения противоположностей использовалось для того, чтобы представить категорию борьбы в этом соотношении в качестве предлога для разрушения того конкретного единства, которое было неугодно Мао Цзэ-дуну и его сторонникам. С этой точки зрения Мао перетолковывает ленинскую формулу об условном характере единства противоположностей и абсолютном характере их борьбы таким образом, что якобы «для каждой конкретной вещи (явления) единство противоположностей условно, временно, преходяще, а потому релятивно, тогда как борьба противоположностей абсолютна» [220, 223].

    Именно в этом плане маоисты трактуют и применяют в своей политической практике диалектический закон единства и борьбы противоположностей.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.