МАОИЗМ И ТРОЦКИЗМ - Идейно-политическая сущность маоизма - Воеводин С.А. и др. - Анархизм и социализм - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21. > 

    МАОИЗМ И ТРОЦКИЗМ

    Формирование маоистского идейного конгломерата в последние 20 лет происходило под знаком все более возрастающего сближения с троцкизмом и усиления прямого воздействия троцкизма на маоизм. В связи с этим троцкизм может рассматриваться как один из наиболее важных идейных истоков современного маоизма.

    Коммунистическая партия Советского Союза и советская наука сделали вывод о сближении маоизма с троцкизмом в начале 60-х годов. В постановлении февральского Пленума ЦК КПСС 1964 г. и в докладе М. А. Суслова «О борьбе КПСС за сплоченность международного коммунистического движения» позиция китайского руководства рассматривалась как антимарксистская, великодержавная, троцкистская. М. А. Суслов в своем докладе говорил: «Китайские руководители закономерно докатились теперь до того, что заимствуют многие свои идеи и концепции из идейного багажа троцкизма, так же как они унаследовали от него и фракционные, раскольнические методы борьбы с марксистско-ленинскими партиями» [95, 379].

    В докладе М. А. Суслова была показана конкретная связь маоизма с троцкизмом — яростная атака на завоевания мирового социализма под прикрытием ультрареволюционных фраз и лозунгов при сосредоточении главного огня не против империализма, а преимущественно против КПСС и других марксистско-ленинских партий. «Таким образом, — отмечалось в докладе М. А. Суслова, — рассмотрение истоков нынешнего антиленинского, раскольнического курса руководства КПК заставляет сделать вывод: мировое коммунистическое движение столкнулось с реальной опасностью мелкобуржуазного националистического уклона, прикрывающегося „левой” фразой» [95, 382].

    Последующее развитие маоистских теорий и дальнейшие события в Китае подтвердили правильность сделанных КПСС и советской наукой выводов о близости маоизма к троцкизму. Эта близость нашла наиболее полное выражение в «культурной революции» и в материалах IX и X съездов КПК.

    Советские ученые объясняют близость маоизма и троцкизма, с одной стороны, прямым заимствованием маоистами троцкистских установок и взглядов, с другой — объективным совпадением «идей» на общей мелкобуржуазной обывательской социальной почве.

    Открытое сближение маоизма с троцкизмом, как известно, началось с конца 50-х годов, когда китайское руководство выступило со своим «особым курсом» во внутренней политике КНР и на международной арене. Но совпадение взглядов Мао Цзэ-дуна с установками троцкистов относится еще к середине 20-х годов [см. 132].

    Обращение маоистов к троцкизму в конце 50-х годов было связано с рядом обстоятельств. Самым главным из них было начавшееся в то время в маоизме усиление шовинистических, великоханьских тенденций, на службу которым маоисты решили поставить троцкистскую теорию перманентной революции. С помощью этой теории они рассчитывали форсировать развитие Китая, замаскировать «левой» фразой свой шовинизм на международной арене и обосновать расправу со своими противниками и готовившуюся ««культурную революцию».

    Другим важным обстоятельством, обусловившим сближение маоизма с троцкизмом, явился провал политики «трех красных знамен», вызвавший необходимость найти аргументы для доказательства невозможности завершения строительства социализма в Китае. Эти аргументы давала троцкистская теория о том, что социализм в одной стране построить без мировой революции невозможно.

    Наконец, немаловажную роль в обращении маоизма к троцкизму сыграл все более усиливавшийся в нем антисоветизм, поскольку троцкизм зарекомендовал себя в качестве одного из наиболее антисоветских идейно-политических направлений.

    Исследователи маоистской теории перманентной революции обратили внимание на то, что Мао Цзэ-дун уже в 1955 г. начал заострять вопрос о «противоречиях» в социалистическом обществе. К этому вопросу он вернулся снова в более конкретной форме в начале 1957 г. в выступлении «О правильном разрешении противоречий внутри народа». В этой работе он, с одной стороны, подменил объективно еще существовавшие классовые противоречия в китайском обществе субъективными противоречиями «между нами и нашими врагами» и противоречиями внутри народа, с другой — сделал вывод о том, что «в социалистическом обществе основными противоречиями по-прежнему являются противоречия между производственными отношениями и производительными силами, между надстройкой и экономическим базисом» [212а , 188].

    Эти ложные умозаключения и выводы Мао Цзэ-дуна не были случайными, с их помощью он готовил обоснование своей троцкистской теории продолжения революции при социализме, которая появилась в 1958 г., однако еще в ограниченном виде, как выражение и оправдание политики «трех красных знамен» и как инструмент мобилизации масс на службу этой политике.

    Само собой разумеется, что маоистская теория перманентной революции называлась в китайской печати марксистско-ленинской. В резолюции VI пленума ЦК КПК восьмого созыва (10 декабря 1958 г.) говорилось: «Мы, сторонники марксистско-ленинской теории перманентной революции, считаем, что не существует и не будет существовать „великой стены” ни между революцией демократической и революцией социалистической, ни между социализмом и коммунизмом» [153а , 27]. Разумеется, между социализмом и коммунизмом нет и не может быть «великой стены», но переход от социализма к коммунизму никакого отношения к перманентной революции не имеет. Зато, по Троцкому, из социализма в коммунизм без перманентной революции попасть нельзя.

    Утверждая, что «творческое применение» теории перманентной революции к условиям перехода от социализма к коммунизму является заслугой Мао Цзэ-дуна, китайские теоретики одновременно все больше и больше сползали на троцкистские позиции. «Социалистическое общество, — писал У Цзян, — имеет свои собственные противоречия и имеет неизбежно также свою собственную революцию, свою собственную самокритику. Любое общество на любом этапе своего развития знает следующие друг за другом противоречия между производительными силами и производственными отношениями, между базисом и надстройкой. Следовательно, революции также должны сменять одна другую» [326, 1958, №8,24]. Эти рассуждения У Цзяна явно представляли собой развитие «идеи» Мао Цзэ-дуна о противоречиях в социалистическом обществе. Более того, сам переход от социализма к коммунизму У Цзян рассматривал как революцию («переход в будущем социализма в коммунизм будет также революцией», — заявлял он).

    Маоисты сделали новый шаг в сближении с троцкизмом, когда Мао Цзэ-дун выступил в 1962 г. с тезисом «о продолжении революции при диктатуре пролетариата». Подобно троцкистам, они стали заявлять, что в социалистическом обществе продолжают существовать антагонистические классы — пролетариат и буржуазия — и идет классовая борьба между ними по принципу «кто — кого». С помощью этой теории маоисты пытаются обосновывать установку на «продолжение революции в условиях диктатуры пролетариата». Таким образом, и маоисты, и троцкисты переносят закономерности буржуазно-демократической революции на социалистическую революцию, а закономерности переходного периода от капитализма к социализму на переходный период от социализма к коммунизму. Маоисты взяли на вооружение троцкистский тезис о неизбежности реставрации капитализма в социалистических странах, если не победит мировая революция, и перенесли его на СССР и социалистическую систему.

    Маоистская «теория» продолжения социалистической революции при диктатуре пролетариата, или «перманентной социалистической революции», ничего общего с марксизмом-ленинизмом не имеет. Она исходит из предпосылки, что в условиях существования на земле капитализма и классов в социалистических странах неизбежно периодическое проведение революций, представляющих собой борьбу за власть. Именно такой революцией маоисты считают «культурную революцию» в КНР. В основе этих взглядов лежит извращенное представление о социальной структуре социалистического общества, которое якобы на всем протяжении своего существования состоит из противоположных классов — буржуазии и пролетариата, ведущих между собой борьбу. Таким образом, противоречие между этими двумя классами объявляется главным противоречием социалистического общества и борьба между ними — движущей силой его развития. «Маоистскую теорию продолжения пролетарской революции в условиях диктатуры пролетариата, — пишет болгарский ученый Гиргин Гиргинов, — необходимо рассматривать как попытку воскресить троцкистскую теорию перманентной революции» [351].

    Троцкистско-маоистская теория перманентной революции связана с разделяемым как троцкизмом, так и маоизмом тезисом об опасности буржуазного перерождения социалистического общества. «Не менее наглядно выступает родство с троцкизмом и в китайских тезисах об опасности „буржуазного перерождения” социалистических стран, — говорил М. А. Суслов. — В ответ на такие измышления мы можем сказать: это не ново, это наша партия уже слышала. Это — повторение в новых условиях троцкистской клеветы насчет „перерождения” СССР в термидорианское государство» [95, 380].

    Наконец, о продолжающемся сближении маоистов с троцкизмом на почве теории перманентной революции свидетельствовал и X съезд КПК (1973), пришедший к «выводу», что перманентная революция при социализме — это общественный закон и что в Китае она будет продолжаться многие десятки лет. X съезд КПК показал, что маоисты по-прежнему разделяют старую установку троцкистов на отказ от мирного хозяйственного строительства и подталкивание мировой революции с оружием в руках. «Известно, что именно в этом был подлинный смысл троцкистской „перманентной революции”», — отмечал М. А. Суслов [там же].

    Сущность троцкизма, как известно, состоит прежде всего в отрицании возможности построить социализм в СССР силами рабочего класса и крестьянства нашей страны. Троцкисты утверждали, что, если в ближайшем будущем не произойдет победоносная мировая революция, Советский Союз вынужден будет капитулировать перед буржуазией и расчистить путь для буржуазной демократической республики. В наше время то же самое утверждает маоизм. Он также фактически отрицает возможность построения социализма в Китае силами его рабочего класса и крестьянства без победы мировой революции.

    При этом как троцкисты, так и маоисты свое отрицание возможности построения социализма маскируют революционной фразой о победе мировой революции. Это принципиальное сходство маоизма с троцкизмом обнаружилось на IX съезде КПК в 1969 г., когда маоисты заявили о невозможности завершить строительство социализма без победы мировой революции, хотя их колебания в отношении построения социализма в Китае возникли уже в конце 50-х годов после провала курса «трех красных знамен», реализация которого якобы должна была привести к построению в Китае коммунистического общества.

    Характерно, однако, то, что маоисты, встав, подобно троцкистам, на путь отрицания возможности завершить строительство социализма в одной стране без победы над мировым капитализмом (что представляет собой, как мы увидим ниже, проявление капитуляции перед ним), стали отрицать достижения социализма во всех странах, а затем на практике постепенно перешли к борьбе против научного социализма, выступая на словах за социализм. Эта борьба особенно наглядно выразилась в отрицании мировой системы социализма и ведении против нее различной подрывной деятельности.

    Маоисты, подобно троцкистам, полностью игнорируют существование мировой системы социализма, борьбу двух систем и коренные, принципиальные изменения, происшедшие в мире за последнее время. Пекинские теоретики выступили с рядом статей, в которых дается концепция развития человечества в период новейшей истории [см. 319, 1972, №4-6]. Эта концепция удивительным образом напоминает троцкистскую, которая нашла свое выражение в программной декларации IV Интернационала. Согласно ей, борьба за социализм на международной арене только начинается. Эта концепция маоистских теоретиков получила отражение и на X съезде КПК, который полностью игнорировал мировую систему социализма и рассматривал нашу эпоху как эпоху империализма и пролетарских революций, т.е. эпоху, где социализм еще только должен появиться и занять свое место наряду с империализмом.

    Особенно удобной для маскировки шовинистических замыслов установления мировой гегемонии Китая оказалась ставка на мировую войну как средство осуществления мировой революции. Поэтому отношение маоистов и троцкистов к мировой войне совпадает. Последние еще в 1940 г. заявили, что «война — мать революции». В 1969 г. «Цзефан жибао» писала: «Оппортунисты и предатели пролетариата, выступая против войны, тем самым выступают против насильственной пролетарской революции, пытаются парализовать боевой дух пролетариата, подавляют революционное движение» [345, 14.V.1969].

    Маоисты, подобно троцкистам, видят в войне движущую силу истории. Здесь нелишним было бы вспомнить, что троцкисты в 20-е годы считали главной задачей Советского Союза не строительство социализма, а подготовку к мировой войне, которая вызовет мировую революцию. В настоящее время маоисты также считают главной задачей Китая не строительство социализма, а подготовку к мировой войне. Маоизм не только заимствовал в конце 50-х годов эту троцкистскую установку, но и неоднократно пытался способствовать развязыванию мирового военного конфликта, рассчитывая прежде всего столкнуть в нем Советский Союз и США, а себе отвести роль стороннего наблюдателя, «смотрящего с горы на схватку двух тигров».

    Правда, в подходе к мировой войне у маоизма и троцкизма есть и различия, заключающиеся прежде всего в том, что маоисты делают ставку на мировую войну в конечном счете из великоханьских шовинистических устремлений, рассчитывая, что в результате ее Китай окажется первой державой мира.

    Идентично отношение маоистов и троцкистов к вопросу о ядерной войне. Хорошо известно, что маоисты с конца 50-х годов всячески восхваляли ядерную войну, пытаясь доказать, что она не опасна для человечества и что в результате ее на развалинах старого мира очень быстро может быть создано новое, прекрасное общество. Современные троцкисты также доказывают, что ядерная война не представляет большой опасности для человечества и является неизбежной. В наши дни маоисты ведут борьбу против разоружения, разрядки международной напряженности и мира точно так же, как это делали троцкисты еще в 30-х годах, когда Троцкий называл программу разоружения пагубной фикцией.

    В подобном духе высказывались и в Пекине. В настоящее время «не может быть и речи о разоружении», тем более о «международном мире и безопасности», утверждала «Жэньминь жибао» 18 июля 1972 г.

    Для маоистов, как и для нынешних троцкистов, самой революционной силой современности является мелкая буржуазия, особенно крестьянство малоразвитых стран. Рабочий же класс они считают обуржуазившимся и неспособным к решительным революционным действиям, которые, с их точки зрения, вызываются нищетой и отчаянием.

    Переоценка возможностей и роли. китайского крестьянства в китайской революции привела маоистов к переоценке возможностей и роли национально-освободительного движения в мировом революционном прогрессе.

    Маоисты, подобно троцкистам, приписывают национально-освободительному движению главную роль в мировом революционном процессе, пытаются изолировать это движение от международного рабочего движения и мировой социалистической системы.

    «Может быть, кто-нибудь думает, — говорил М. А. Суслов, -что китайская теория о районах Азии, Африки и Латинской Америки как „главной зоне бурь мировой революции” - это оригинальное сочинение? Нет, это почти дословное повторение одного из основных тезисов нынешнего троцкизма. В решениях так называемого IV (троцкистского) Интернационала можно прочитать, что „главный центр мировой революции переносится на время в колониальный мир”» [95, 380].

    Марксисты-ленинцы в КПК имеют свой опыт борьбы с троцкизмом, накопленный в течение длительного времени. Поэтому маоистам приходилось навязывать им свои идеи, заимствованные у троцкизма или совпадающие со взглядами последнего, в напряженной идеологической и политической борьбе.

    Резкое сближение маоизма с троцкизмом в последние годы вызывает в Китае сопротивление. Есть основания полагать, что это сближение являлось и является одной из причин борьбы в китайском обществе и китайском руководстве. В частности, борьба по этому вопросу оказалась связанной и с «делом Линь Бяо». Об этом свидетельствует документ «О деле Линь Бяо», в котором сторонники последнего обвиняются в том, что они рассматривали маоистскую теорию «продолжения революции в условиях диктатуры пролетариата» как «фактическое повторение перманентной революции Троцкого».

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 61      Главы: <   11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.