ГЛАВА 6 - ИМАГО - Юрий НИКИТИН - Основы политической теории - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 40      Главы: <   31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.

    ГЛАВА 6

    И христианство, и ислам, по замыслу их творцов, вовсе не планировались как самостоятельные религии. И то и другое было лишь "исправлением" иудаизма: Христос лично изгонял из иудейских храмов менял и торговцев голубями, а Мухаммед до конца долгой жизни так и не считал, что создал новую религию. Это заявили его последователи, да и то не в первом поколении.

    Можно бы, конечно, пойти проторенной дорогой, но, с другой стороны, сколько можно оглядываться на таких дальних предшественников? Для Христа и Мухаммада - Моисей почти что современник, жизнь не менялась, а сейчас другой мир, совсем-совсем другой! Так что скажем прямо: от старых религий берем только общую составляющую: человек должен совершенствоваться, становиться умнее и сильнее, ибо этого хочет от него Бог, природа, эволюция - как ни назови. А для совершенствования именно человека понятно, что необходимее: уделять больше внимания науке или же новому навороченному способу приготовления курицы, нашпигованной киви-киви с Новой Зеландии, политой соусом из Австралии, с орешками из Африки, перчиком из джунглей Амазонки... Или что важнее: построить новый радиотелескоп или мощную фабрику по производству нового сорта губной помады?

    Второе: человек должен идти к Богу быстро. Иначе пойдут отговорки, мол, но мы все же идем? Все же прогресс движется? Во-первых, хреново движется, можно намного быстрее. Во-вторых, нам отведен не такой уж большой срок! Тем более не бесконечный. Нас подстерегают, помимо нам уже известных бед вроде нефтяного кризиса, грязной экологии, озоновых дыр, СПИДа и грядущего за ним суперСПИДа, еще и неведомые беды из космоса. Или полагаете, что больше Землю не тряхнет блуждающий метеорит? В следующий раз может не только погубить динозавров!

    Да и Солнце не такое уж стабильное, как нам кажется. Ежесекундно в Галактике взрываются тысячи звезд. Некоторые из них становятся сверхновыми, этих и мы видим, но большинство гибнут менее эффектно. Но Бог не для того создал этот шедевр, нас, чтобы мы бесславно исчезли! Мы должны как можно быстрее начинать переселяться на планеты Солнечной системы, это гарантирует выживание в случае столкновения Земли с блуждающим метеоритом, а затем и перебраться в другие звездные системы.

    Но и это не конец пути. Только в видимой нами части Вселенной сто миллиардов галактик. Они взрываются так же просто, как и звезды. Целиком. И потому человек должен будет перебраться и в другие галактики. К тому времени его мощь будет столь велика, что Бог будет горд своим сыном. И когда человек придет к нему, изнемогающему на переднем крае войны с Хаосом, Бог будет счастлив...

    Неверно истолковали слова Иисуса, что он - сын Божий. Все понимают слишком буквально. Как и его знаменитое насчет правой и левой щеки. Почему-то, скажем, "Не плюй в колодец..." понимаем не только в отношении колодца, ведь давно уже не видели никаких колодцев, а вот такую красивую метафору... эх! Словом, он сказал, что он сын Божий, и я сейчас говорю то же самое: да, я - сын Божий! Мы все сыны Божьи. Он нас создал, он вложил в нас душу, он надеется на нас, ждет от нас помощи, а мы все еще копаемся в детской песочнице и упорно сопротивляемся всяческим попыткам вытащить нас оттуда. Нам хорошо там, где нет никаких обязанностей, где можно вести себя... очень раскованно, что было бы стыдно, недопустимо для взрослого, мы можем пьянствовать, таскаться за бабами и валяться на диване перед телевизором - нам можно, мы все еще маленькие, у нас нет обязанностей перед Богом, у нас есть только права... которые сами для себя придумывали и всячески расширяем.

    Лютового встретил у подъезда, он только-только вылез из своей "Волги", мрачный, как туча, злой и расстроенный.

    - Администрация Юсы, - сообщил он вместо "здравствуйте", - потребовала демонтажа наших последних ракетных установок! Но и это еще не все. Уже требуют, чтобы мы сняли башни со всех танков во второй армии. А это наша лучшая... по крайней мере, единственная боеспособная.

    Я слушал вполуха. Опоздали юсовцы, опоздали... Раньше бы... Нет, раньше все равно не получилось бы. А сейчас уже поздно. Можно пустить на слом все наши танки, все ракеты, но то, что я запустил в мир, уже не сломать.

    Он посмотрел в мое лицо, махнул рукой. Я направился к своему гаражу. От продуктового магазина шел, переваливаясь, как утка, Майданов. В обеих руках кучи пакетов, просвечивают сдобные булки, сыр, коричневые палки колбасы. Он предпочитает сам покупать продукты, пусть Анна Павловна полностью сосредоточится на приготовлении.

    Заулыбался мне издали, сообщил заговорщицки:

    - Марьяна читает ваши... тезисы. Запоем!

    - Где же она их взяла? - спросил я. Он помялся, сообщил с кривой улыбкой:

    - Я заглянул на ваш сайт в Интернете, распечатал. Знаете ли, всегда любопытно... соседи все-таки. А это так невероятно, чтобы в соседях оказался великий человек!.. Конечно, там много уязвимого... но Марьяна читает.

    Я пробормотал:

    - Зачем ей это?.. Знаете, у меня как-то не вяжется образ Марьяны, что читает такие... жесткие вещи.

    Он вздохнул, помрачнел:

    - Да, раньше у нее времени на чтение вообще не было. Если и читала иногда что-то кроме учебника, то женские романы...

    Мы разминулись, он потащился в дом, я - в марсианское здание высотного гаража, во мне долго оставалась заноза недоумения: Марьяна, иммортизм...

    * * *

    В офисе пришлось просидеть полдня, объяснял на пальцах такие понятные мне вещи, а, оказывается, такие трудные для понимания даже неглупому шефу и его советникам. Возвращался в первой волне часа пик, гнал вовсю, из боковых улочек выплескивались еще и еще машины, но все же успел выскочить до возникновения пробок, с облегчением перевел дыхание.

    Далеко впереди прогремел могучий взрыв. Деревья по обе стороны обочины тряхнуло, посыпались листья. Вдоль улицы погнало плотное облачко пыли. Народ останавливался, из магазинов и офисов сразу начали выскакивать любопытные. Машины притормаживали, многие сразу прижимались к бровке, останавливались. Самые смелые или бесшабашные двигались дальше.

    Я не шибко смелый, но мои Тезисы уже в Инете, мой "Форд" пробирался до тех пор, пока навстречу не метнулся омоновец, потребовал пропуск, его не оказалось, заставил подать обратно и припарковаться. Набежавшие милиционеры быстро создавали цепь, ставили заборчик, натягивали желтую ленту.

    Я вылез, включил сигнализацию, поинтересовался:

    - Что случилось?

    Несколько человек даже привставали на цыпочках, стараясь увидеть дальше. Один обернулся, рот до ушей, сказал возбужденно:

    - Говорят, рванули какого-то крупного колаба!.. Из правительства.

    - Из Госдумы, - возразили ему.

    - Да какая разница, все одно...

    - А что там сейчас? - спросил я. Первый сказал с сожалением:

    - Отступить не сумели! Как назло, вблизи проезжал грузовик с омоновцами. Так уж получилось, что омоновцы им загородили дорогу. Говорят, даже сами тоже не ожидали. Но что получилось, то получилось... Парни забаррикадировались в парикмахерской, отстреливаются...

    - Жизнь, - ответил ему второй мужик, цыганистый, быстрый, типичный балагур, - хитрая штука. Когда у тебя на руках все карты, она внезапно предлагает сыграть в шашки.

    - Эх, - сказал я, - если в той парикмахерской, что с интим-шопом, то им не выбраться.

    - Той, - ответил мужик удрученно.

    Улицы перекрыли милицейскими патрулями за три-четыре квартала. Чисто по-русски, из ближайших домов повыходили даже женщины с детьми, все жадно глазели через ограждение, как совсем недавно вот так же приходили смотреть на казнь Стеньки Разина и Пугачева.

    Стрельба на какое-то время затихла. Со стороны Центра прибыли черные машины с высокими чинами. Охранники тут же оттеснили толпу, кто-то очень громко высказал сожаление, что нет ни одного из РНЕ поблизости, самое время рвануть или перестрелять и этих жирных пингвинов. В толпе довольно смеялись, пошли шуточки. Похоже, почти все на стороне окруженных в парикмахерской, но чисто по-русски держатся того же русского принципа: моя хата с краю, пусть воюют другие.

    Мужик, что ответил мне первым, сказал сдавленным голосом:

    - Если бы в доме... Эх, у них нет шансов.

    Я видел мельком ту парикмахерскую. В новых районах по единому плану среди двадцатиэтажных домов втыкают и двухэтажные, так называемые Дома быта. Там все эти парикмахерские, прачечные, зоомагазины, видеопрокаты, подвальчики для компьютерных игр, интим-шопы и прочее-прочее, что не заслуживает отдельных зданий, как, скажем, супермаркеты. Если бы парикмахерская в большом доме, то штурмовать не решились бы из-за риска перебить кучу жильцов, а вот эту можно.

    - Они будут подбираться с другой стороны, - говорил кто-то возбужденным голосом. - Там магазинчик порнухи, а через стену как раз та парикмахерская!..

    - А стену как?

    - Да что теперь за стены?.. Тем более - внутренняя.

    - Да их пальцем проткнуть можно...

    - Ну, пальцем не проткнешь, - возразили серьезно, - это не в твоей квартире между ванной и сральней!.. Там разным фирмам сдается, там гарантии! В стенах арматура.

    - Даже во внутренних?

    - Даже во внутренних. И со стороны этих сексуальных принадлежностей не пройти, тоже стена. Я как-то был там, дочке вибратор покупал побольше, а то старый стерся, видел, какие там стены... И презервативы покупал там же зимние, шипованные. Сейф в стене утоплен!.. Так что стены там ого-го...

    Кто-то подсказал:

    - Со второго этажа надо. На веревках р-р-раз и в окна! Я в кино видел. Прыгают, рамы вдрызг, сразу "Ложись, стреляем!", хватают и вяжут.

    - Ну, эти не лягут. Эти как раз встали с колен. Другой голос, рассудительный:

    - Их за полных лохов держите? Да чтоб не поставили на втором этаже своих людей? А то и на крыше?

    Первый мужик сказал мне вполголоса:

    - Эти знатоки всерьез считают, что боевиков там дивизия? На крышу полк, в подвалы полк, у каждого окна по батальону с крупнокалиберными пулеметами...

    - Напишут именно так...

    Он недобро посмотрел на радостно возбужденных смишников. Те суетились, хозяйски покрикивали на милиционеров. Смишникам давали дорогу, только через оградительную ленту переходить не позволяли, да смишники и не лезли, ставили треноги, на них громоздили высокие технологии, жадно и цепко хватали длиннофокусными объективами панораму ликующего народа. Вот, мол, народ жаждет справедливого возмездия над террористами, а отряды милиции здесь, естественно, лишь для того, чтобы спасти арестованных террористов от разъяренного народа, жаждущего разорвать их на месте...

    Один из этих бойких ребят сунуллся с микрофоном к благообразному старичку:

    - Здравствуйте, я от первого канала Российского телевидения... Скажите, как вы оцениваете действия этих ужасных террористов?

    Старик взглянул косо, буркнул:

    - Почему ужасных? Они - герои. Они сумели...

    - Так, - сказал смишник быстро, - спасибо, это не годится.

    Он быстро метнулся наперерез женщине с ребенком в коляске.

    - Здравствуйте, я от первого канала. Как вы оцениваете действия этих ужасных людоедов?

    - Это юсовцев, что ли? - переспросила женщина. - Хорошо их рванули!.. Говорят, даже до больницы не довезли?

    Смишник выключил микрофон, сказал быстро:

    - Нет, вы не выражаете истинное мнение русского народа... Эй, господин, можно вас?

    Толстый обрюзгший мужчина с кислым выражением лица буркнул:

    - Ну че те?..

    - Как вы относитесь к действиям этих головорезов?.. Мужик подумал, сказал мечтательно:

    - Да я бы всю их страну залил напалмом, чтоб сюда не лезли...

    - Ага, - сказал смишник и выключил микрофон. - Вы тоже не совсем... гм...

    Подбежала молоденькая девчушка, что-то прошептала ему на ухо. Смишник сделал большие глаза, повернулся к автобусу, на борту которого пламенели желтые крупные буквы: "Первый канал РАТО".

    - Адамыч, Адамыч!.. - заорал он. - Мне срочно надо в прямой эфир интервью с местным жителем!.. Ну, ты сам понимаешь...

    - Что? - крикнул кто-то раздраженно.

    - Вон у тебя новенький помощник осветителя! Сними с него куртку с нашими буквами, пусть изображает местного жителя!

    Крупный черный мужик вылез из автобуса, оглядел толпу орлиным взором. Смишника он зацепил брезгливым взглядом, так же по-хозяйски подошел к толпе и сказал:

    - Товарищ... Нет-нет, это не вас... да, вы! Можно вас на минутку?

    Худой длинноволосый парень с нервным подвижным лицом слушал его настороженно, потом заулыбался, начал всеми движениями показывать, что да, согласен полностью, ну конечно же, да-да, истинно... будет все, как скажете!

    - Вот, - сказал мужик смишнику грубо, - учитесь!.. С интеллигенцией надо уметь разговаривать!..

    Парень спросил торопливо:

    - А в самом деле покажут по телевидению?.. И все увидят?.. Меня будет видно, да?

    Он спешно разглаживал неопрятные волосы, двигал мордой лица, выглядел уже почти значительно, выше ростом, смотрел орлом, а смишник стал в позу, приосанился, заговорил:

    - Да, Таня, это Сергей Смирнов, корреспондент первого канала всероссийско-американского телевидения имени Линкольна и Тэда Тернера... Вот господин, простите, как вас зовут?

    Парень сказал быстрым нервным голосом:

    - Меня зовут Арнольд Смитвессон... Да, это я сам выбрал себе такое имя, ибо тем самым к общечеловеческим... Я осуждаю эти бесчеловечные акты трусости, ибо террористы - трусы, трусы и убийцы, они подлые трусы, в них нет ничего человеческого, а только трусость... Спасибо доблестной юсовс... э-э... интеллигентной американской армии, что принесла в Россию культуру и цивилизацию!

    Смишник убрал у него из-под носа микрофон и сказал громко:

    - Сергей Смирнов, корреспондент первого канала всероссийско-американского телевидения имени Линкольна и Тэда Тернера при поддержке международного фонда продажи тампаксов имени первой леди Америки...

    Через час прибыли представители властей. Толстый чиновник через громкоговоритель выкрикивал условия, по которым террористы должны сдаться. Я слышал только отдельные слова, слишком круглые и обкатанные, чтобы зацепились в сознании, слова не человека, а политика, что не решается сказать хоть что-то прямо, а всегда находит такие выражения, чтобы всегда можно отступить, откреститься от своих же слов, заявить с негодованием, что его не так пошили, а на самом деле он имел в виду совсем другое, но опять не сказать, что именно.

    Омоновцы картинно корячились, выставив перед собой автоматы, пистолеты, ружжа и всякие стреляльные штуки, прятались за машинами, друг за другом, иногда перебегали, словно под жесточайшим обстрелом, хотя рядом стояли любопытные из толпы, глазели, лузгали семечки, с жутким хрустом пожирали из пакетов чипсы.

    Со стороны проспекта примчался автомобиль с рисунком гигантского хот-дога на борту. Откинулся борт, выдвинули пандус, шофер помог двум парням и бойкой девице скатить на тротуар могучую тележку, от которой сразу пошел сильный запах переваренных внутренностей.

    - Хот-доги! - закричал парень еще издали. - Налетай! Дешево!.. Распродажа!

    Девушка прокричала весело:

    - А кто найдет эмблему Майкрософта, тот получит бесплатную путевку на розыгрыш Суперприза!

    Один из омоновцев вышел навстречу, вскинул ладонь, дальше нельзя. Бойкая тройка лихо вильнула колесами, тележка подкатила к самой линии оцепления. Парни быстро опустили опоры, а девушка откинула металлическую крышку.

    Запах нечистого мяса стал мощнее. Кто-то из толпы подошел, что-то спросил. Я видел, как девушка выловила в баке длинными щипцами красную сосиску, парень достал деньги. Еще двое подошли, а потом уже с хот-догами вернулись наблюдать зрелище. Мне показалось, что в недоумении оглядываются, не видя привычных любимых кресел.

    Прибыли три бронетранспортера, оттуда высыпали, как горох, одинаковые зеленые фигурки в круглых зеленых шлемах. Глядя на них, я невольно вспомнил, что люди, как и зеленый горошек, бывают мозговых и немозговых сортов. Эти понятно, что за сорт...

    Первый бронетранспортер взревел, из-под него вылетели струи черного дыма, комочки асфальта. Я ждал, что бронированное чудовище ринется к зданию, но могучая машина словно на цыпочках прокралась на пару метров, застыла, а офицеры возбужденно докладывали по рации руководству о достигнутых успехах.

    Возле меня один из высших офицеров, нечто безобразно толстое, с переваливающимся через ремень брюхом, но в пятнистой форме десантника с головы до ног, велеречиво объяснял перед телекамерой, что террористов будут брать так, чтобы среди мирного ни в чем не виноватого населения были минимальные потери, ибо это девиз и гуманизьм наших спецвойск, так как отличительной особенностью всего русского спецназа было уважение к общечеловеческим Ценностям и желание снизить потери среди мирного и ни в чем не виноватого гражданского населения, которое совсем ни при чем...

    Внезапно со стороны парикмахерской раздался выстрел. Мне он показался едва слышным, но все омоновцы разом бросились прятаться за бронетранспортеры. Офицер дуром ломанулся прятаться за будку хот-дога, едва не свалил. Девушка на него закричала, но он, уже общечеловек, присел за будкой и не высовывался, ибо стыд - не дым, глаза не выест, зато живой, а на обвинения в трусости можно обмолвиться чем-нибудь многозначительным о суровых боях в Афгане, Чечне, Косове, Магаюнге, а если спросят, что такое Магаюнга, - загадочно улыбнуться и смолчать.

    Мужик потоптался возле меня, вздохнул, посмотрел на запястье с часами.

    - Ладно, - сказал он раздраженно, - надо ехать... Они тут за сегодня не кончат. А работа не..., стоит, зараза!

    Второй сказал весело:

    - А я вот подумал: а не пойти ли мне на работу? И не пошел.

    - Хорошо ничего не делать, - поддержал кто-то, - а потом еще и отдохнуть...

    Мужик буркнул:

    - Я посмотрю по жвачнику, чем там кончилось.

    - А моя жена любит смотреть на суперплоском экране, - сказал балагур, - только конкурс на Мисс Большая Грудь.

    Мы колебались, уходить или нет, ибо снова начались переговоры, из парикмахерской вроде бы что-то прокричали. В толпе заволновались.

    - Что они передали?

    - Что сказали?

    Мужик оглянулся, на лице недоумение, прокричал:

    - Говорят, что они - рассветники!

    Ответом было молчание, потом посыпались вопросы:

    - Кто-кто?

    - Кто, рассветники?

    - А что это?

    Он вскинул руки, все послушно умолкли. Доносились отдельные слова, наконец самый музыкантоухий прокричал:

    - Они сказали, что уже рассвет... иммортизм пришел... Спасение...

    - Что?

    - А что это?

    Я стоял, помертвев. Мужик дернул меня, спросил осторожно:

    - Что с тобой?

    - Что.. со... мной? - повторил я тупо.

    - Да, - сказал он и добавил торопливо: - С тобой. Вот сейчас ты - нормальный... А то лицо у тебя было... ну, лучше такое не видеть, скажу прямо.

    От здания прогремели один за другим три выстрела. Омоновцы снова профессионально ловко ринулись в укрытия, даже за спины зевак с баночками пепси в руках. У них был приказ "уцелеть любой ценой", этот приказ они выполняли особенно свято. Уцелеть, а в бой могут послать кого-то другого. Добровольцами на такие дела вызываются одни только романтики и дебилы, а умный в гору не пойдеть, умный гору обсидеть...

    - Что они передают?

    - Снова о каком-то иммортизме... Черт, что это?.. Какие-то русские ваххабиты?

    Я уже открыл дверь "фордика", но на черном "мерсе" в сопровождении бронетранспортера прибыл мужик в камуфляжной форме, поперек себя шире, живот везти бы ему перед собой на тележке, ни у одной беременной бабы не бывает таких габаритов. Оказалось, генерал. Конечно же, боевой, стоит посмотреть на размер фуражки - с дельтаплан на пятерых, обратно пропорциональная зависимость интеллекта от диаметра и высоты тульи.

    К нему подбежал офицер со знаками различия майора, отрапортовал:

    - Они отказались сдаться!

    - Идиоты, - прорычал генерал. - На что они надеются?.. На что?

    - Может быть, - предположил майор, - там есть подвал? Рассчитывают уйти по трубам?.. Под Москвой целая сеть подземелий, никто все не знает... Генерал задумался на миг, ухватил телефон:

    - Алло, Первый!.. Прошу подкрепления... Нет, здесь хватает, но есть мысль пустить группу спецназа по подземным коммуникациям. Возможна ли попытка ворваться в здание изнутри?

    Некоторое время он слушал, кивал, затем заметно вытянулся, сказал бодро:

    - Слушаюсь!.. Разрешите выполнять? Майор спросил быстро:

    - Что, штурм?

    Генерал сказал раздраженно:

    - Прямо не сказали!.. Никто не сказал!.. Каждый прячется за другого, каждый боится взять на себя решение... Ни один не дает приказ на штурм, ни один не дает приказ отменить. Хочется, чтобы все сделалось само. Если все в порядке - появится сто героев, что руководили мною, если срыв, то никто ничего не знал, а это я сам наломал дров...

    Майор, уже бледный от унижения, все ведь смотрят, спросил торопливо:

    - А что делать сейчас?

    - Вести переговоры, - рявкнул генерал. Ощутил, что ляпнул глупость, террористы от переговоров отказались наотрез, велел: - Можно по миллиметру продвигаться!.. Но чтоб никто не был даже ранен, понял?.. Меня ж по судам затаскают!.. Но еще раньше я сумею тебя отправить рядовым в окопы, к талибам!

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 40      Главы: <   31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.