Б.С.СТАРОСТИН. ЭТИКА ПРОФЕССОРА А.Ф. ШИШКИНА  И НЕКОТОРЫЕ МОРАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ ВОСТОКА - Выдающиеся ученые МГИМО - А. Ф. ШИШКИН - Основы политической теории - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 20      Главы: <   11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.

    Б.С.СТАРОСТИН. ЭТИКА ПРОФЕССОРА А.Ф. ШИШКИНА  И НЕКОТОРЫЕ МОРАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ ВОСТОКА

                В 60-е годы по инициативе Александра Федоровича Шишкина на кафедру философии в качестве аспирантов пришли А.В.Шестопал, Т.В.Панфилова и автор этих строк. Вот тогда, слушая лекции Александра Федоровича, общаясь с ним на кафедре и в ходе различных конференций, мы получили возможность по-настоящему познакомиться с этим замечательным человеком. Очаровывали его особый такт, умение общаться как с коллегами старшего поколения, так и с нами, тогда еще совсем молодыми людьми, не навязывая своего мнения, направлять наши устремления в русло тех исследований, которые бы в большей степени соответствовали профилю кафедры, да и всего института.

    Спектр его научных интересов был очень широким. Особенно его волновали такие проблемные темы, как «наука и мораль», «об этике ученого», «о природе моральных ценностей», «о счастье и смысле жизни человека», «моральная ценность труда», «об общем критерии нравственного прогресса» и многие другие.

                В 1968 г. вышла в свет книга А.Ф.Шишкина  (в соавторстве с К.А. Шварцман) «ХХ век и моральные ценности человечества». Недавно я перечитал эту работу и пришел к выводу, что поставленные в ней проблемы, содержащиеся оценки и выводы, в основном сохраняют актуальность и по сей день, во многом «корреспондируют» с размышлениями лучших умов и Запада, и Востока. Проиллюстрируем сказанное несколькими примерами.

                Так, в главе четвертой вышеназванной книги формулируются три главных, по мнению авторов, морально-политических принципа, которые выражают добрую волю народов:

    1) к установлению прочного мира между народами;

    2) к признанию достоинства и ценности человеческой личности;

    3) к признанию достоинства и ценности каждого народа, каждой нации – большой или малой.

    Необходимо отметить, что если не по форме, то по своей сути приведенные морально-политические принципы носят глобальный характер; в том же духе высказывались выдающиеся государственные деятели и мыслители: Сунь Ятсен и Махатма Ганди, Дж. Неру и Б. Амбедкар, Рабиндранат Тагор и И. Ганди и многие другие. М.К. Ганди – автор концепции ненасилия («сатьяграха») отнюдь не ограничивал ее значение условиями Индии на этапе ее борьбы за национальную независимость, он неоднократно предупреждал об опасности гонки вооружений для всего человечества. Миролюбивые устремления и идеалы Махатмы Ганди, отмечал исследователь его взглядов А.Д. Литман, оказали большое влияние на движение сторонников мира, его идеи широко используются в антивоенной пропаганде различными общественными организациями как в Индии, так и во многих странах на всех континентах.

                Отношение Дж. Неру к М.К. Ганди не было однозначным, с рядом положений Махатмы Ганди он не был согласен. Но уже в качестве главы индийского правительства он напишет следующее: «Я думаю, что подход и философия, которые мы унаследовали от Ашоки, Ганди и других великих мыслителей и правителей, - философия по принципам «живи и давай жить другим», ненасилия, терпимости и сосуществования, дают  единственное решение проблем нашего времени».

                Известны многочисленные высказывания Дж. Неру и не только слова, но и крупномасштабные практические акции на международной арене в целях установления мира между народами. Достаточно вспомнить конференцию в Бандунге (1955г.), учреждение движения неприсоединения и целый ряд конференций участников этого движения и многое другое. Здесь нет необходимости перечислять эти акции. Отметим только один аспект, которому ранее, когда речь шла о международном сотрудничестве, по-моему, не уделялось должного внимания, -  культурологический. Вот что писал Дж. Неру в своем знаменитом философско-историческом трактате: «Сегодня… мы приближаемся к миру завтрашнего дня, в котором национальные культуры будут переплетены с интернациональной культурой человечества. Поэтому мы будем искать мудрость, знания, дружбу и товарищество всюду, где их можно найти, и будем сотрудничать с другими в общих начинаниях, но мы не домогаемся ничьих милостей или покровительства. При этом условии мы останемся истинными индийцами и азиатами и в то же самое время станем действительными интернационалистами – «гражданами мира».

                Кстати сказать, Дж. Неру, как бы продолжая многосотлетнюю интеллектуальную эстафету от древнеиндийского императора Ашоки – покровителя буддизма, скажет уже в ХХ веке, что в XXI веке, если человечеству суждено выжить, оно должно будет сделать выбор между буддизмом и атомной бомбой.

                Коснемся еще одного аспекта, обозначенного в книге А.Ф. Шишкина и К.А. Шварцман. Крах колониальной системы (здесь уже напрямую речь идет о Востоке) сопровождается ростом влияния народов на судьбы человечества. Морально-политический принцип уважения достоинства народа, упомянутый в книге, нашел юридическое выражение в международном праве, что означает, прежде всего, признание за каждой нацией права определять свой политический статус и свободно осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, уважение прав этнических и религиозных меньшинств и т.д.

                Обратимся теперь к Китаю. Три принципа,  сформулированные Сунь Ятсеном в работе 1918 г. «Программа национального строительства Китая», как представляется,  корреспондируют с тем, что позже мы прочитаем у А.Ф. Шишкина, несмотря на различия в терминологии. В этой работе Сунь Ятсен размышляет и о причинах китайской косности, и о возможностях  модернизации страны. Это одна из первых работ выдающегося китайского мыслителя, посвящённых анализу причин деградации китайской цивилизации и возможных путей ее возрождения.

                Напомним три принципа Сунь Ятсена:

    1) национализм, под которым автор понимал создание единой китайской нации путем объединения этнонациональных меньшинств Китая с целью вывода их из-под иностранного влияния и создания единой Китайской республики;

    2) демократия, введение прямого и равного права для субъектов республики и ее жителей. Сунь Ятсен, исходя из многочисленных примеров западных стран, утверждал, что сильное государство можно создать только благодаря единению всех входящих в него этносов и наделению их равными правами и обязанностями (признание достоинства и ценности каждого народа, каждой нации – большой и малой. – Б.С.);

    3) всеобщее  благоденствие - принцип, опирающийся на конфуцианский идеал Датун (гармония) и предполагающий совершенствование человека и в материальном, и - главное - в моральном планах. Как известно, Конфуций и продолжатель некоторых его идей Чжуан-цзы оставили на этот счет богатое этико-политическое наследие.

                Пройдут столетия, и в 50-е годы ХХ века в качестве идеологической базы для модернизации Тайваня Чан Кайши возьмёт на вооружение эту конфуцианскую концепцию.

                Спустя несколько десятилетий модернизатор современного Китая Дэн Сяопин вновь обратится к парадигме Конфуция, назвав ее «Сяо Кан Шуйпин», что в переводе с древнекитайского означает «среднезажиточный уровень жизни». Для интеллектуального китайца эта формула имеет гораздо больший смысл, чем только обозначение уровня жизни. В ней подразумевается и образ жизни, и морально-политическое совершенствование личности. Отметим, что именно эту формулу Дэн Сяопин принял в качестве идеологического обоснования модернизации социалистического Китая со своей спецификой, как приспособление ценностей традиционного китайского мировоззрения к современности.

                В последние годы ученые России, Запада и Востока уделяют большое внимание морально-политическим и культурологическим проблемам стран азиатско-африканского региона. Специалисты разных профилей, и отнюдь не только гуманитарных, пришли к выводу, что без учета, анализа и, безусловно, применения на практике результатов исследований экономическая, морально-политическая и культурологическая модернизация в странах региона невозможна.

                Морально-политические принципы являются сердцевиной восточных философско-религиозных систем: индуизма, джайнизма, сикхизма в Индии; конфуцианства и буддизма (северная ветвь – махаяна) в КНР и на Тайване, в Южной Корее; буддизма (южная ветвь – хинаяна) в Шри Ланке и в странах восточного Индокитая - Бирме (ныне Мьянма), Лаосе, Камбодже и Таиланде, отчасти Малайзии и Индонезии; синтоизма и буддизма (махаяна плюс дзен) в Японии; ислама - от Турции на западе Азии до Индонезии на юго-востоке.             Эти принципы оказывают серьезное влияние на социальную, культурную и политическую жизнь этих стран, на образ жизни их этносов, а в последние десятилетия и на политику правящих элит.

                Если говорить об Индии, то политическая партия БДП, возглавляющая правящую правительственную коалицию, идя к власти, взяла на вооружение идейный арсенал индуизма, провозгласив, что только с его помощью Индия станет великой мировой державой. И хотя индуизм обычно не признается мировой религией, думается, что это неправильно: ведь по числу его приверженцев, он не намного, по последним индийским данным, отстал от ислама (на начало 90-х годов приверженцев индуизма было не менее 680 млн., что составляет около 83% от общего населения страны, которое несколько лет назад перевалило за 1 млрд. человек. В этом плане Индия уступает только КНР. На втором месте по количеству верующих в Индии стоят мусульмане, которых примерно 100 млн., т.е. порядка 11 %).

                Морально-политические принципы «южного» буддизма (хинаяна), при заметных тенденциях его политизации, проявляют себя весьма зримо в процессах модернизации в Таиланде, а в последние годы и в Бирме (Мьянме). Возникли понятия «буддийское государство», «буддийский социализм», «буддийс-

    кая экономика»; авторами первых из них выступили лидеры Бирмы  У Ну и Не Вин, автором третьего понятия стал европеец австриец Е. Шумахер. В Шри Ланке на основе буддийских ценностей возникло движение «сарводайя», провозгласившее своей главной целью улучшение жизни в деревнях, в первую очередь, в санитарном отношении, а также в области здравоохранения, просвещения и т.д.

                Огромную часть Востока занимает мир ислама, который объединяет в себе мусульманские общины более чем в 120 странах мира.  Количественно эти конфессии, по разным данным, насчитывают от 900 млн. до 1 млрд. человек. В 35 странах мусульмане составляют большинство населения, а в 28 странах ислам признан государственной, т.е. официальной религией. Среди них Египет, Кувейт, Иран, Ирак, Марокко, Пакистан, Саудовская Аравия и др. В чем причины религиозного возрождения во второй половине ХХ века, которое продолжается и сейчас, в начале 3-го тысячелетия после рождения Христа? Думается, ответ на этот непростой вопрос довольно убедительно, в духе идей А.Ф. Шишкина, дает наш религиовед В.И. Гараджа. «Религия в качестве нравственной, духовной силы, - пишет он, - получила сегодня возможность вступить в диалог с миром, судьбы которого оказались зависимыми от его нравственной состоятельности перед лицом реальных проблем общественного развития. В основе культурных ценностей, разделяемых также большинством религий, лежат универсальные, общечеловеческие ценности, такие понятия, как любовь, мир, надежда, справедливость».

                Роль ислама проиллюстрируем одним примером: Ливия. Идейно-теоретическая платформа социально-экономических и политических преобразований, весьма успешно проводимых в этой стране, впервые была изложена ливийским лидером Муамаром Каддафи в 1976-1979 гг. в его так называемой «Зеленой книге» и с тех пор несколько раз уточнялась и редактировалась.

                М. Каддафи отрицает «ценность» всех существующих в мире политических систем, а тем более применимость их опыта для Ливии. Он считает, что все они - «порождение борьбы за власть между орудиями правления». Победителем в этой борьбе «всегда выходит орудие правления – отдельная личность, класс, группа людей, партия, побежденным же всегда оказывается народ…». Исходя из своего кредо, М. Каддафи отстаивает непредставительную форму демократии, так называемую непосредственную демократию, или народовластие. Свою модель власти он назвал «джамахирией», подчеркивая, что именно народ, а не выборные или назначенные органы являются главным субъектом власти. Эта модель, как отмечают исследователи, уникальна, поскольку у нее нет аналогов; она отличается от капиталистических и социалистических форм правления и представляет собой некий третий, альтернативный путь развития общества.

                В связи со всем сказанным возникают серьезно дебатируемые вопросы: могут ли традиционные культурные, в том числе морально-философские принципы восточных религиозных систем служить, так сказать, подспорьем соответствующим  странам в их модернизации, или они являются непреодолимым препятствием на этом пути, или, наконец, они полностью нейтральны и «безразличны» к насущным проблемам социально-эконо-мического и культурного развития? Эти вопросы в этическом плане в какой-то мере интересовали и А.Ф. Шишкина.

                Существуют разные подходы к пониманию каждой из этих проблем. Это самостоятельная и большая тема, осветить которую в рамках короткой статьи не представляется возможным. В целом же проницательные востоковеды и государственные деятели разных стран, включая и Россию, в последние десятилетия, учитывая уже имеющийся опыт модернизации Индии, Китая, новых индустриальных стран и др., исходят из того, что оптимальная модель – это умелое сочетание или «сопряжение» традиционного и современного. Синтез традиционного и современного уже характерен не только для политического, но и - шире - общественного развития современного Востока.

                В свое время премьер-министр Индии И. Ганди отмечала: «Нет легких путей и быстрых решений. Мы могли бы принять решение следовать старому или вообще отбросить старое, но мы выбрали самое трудное – синтез традиционного и современного. В сегодняшней Индии вы подчас встретите проявления всех периодов ее прошлой истории. Действительно, не будет большим преувеличением сказать, что в Индии сосуществуют одновременно все века. Древние скульптуры Тримурти на острове Элефанта располагаются напротив местечка Тромбей, где находится наша первая атомная станция. В некоторых наиболее древних центрах религии и паломничества построены самые современные заводы по производству электротехнического оборудования, по энергетике, по нефтехимической переработке».

                Как быстро политическое развитие Востока будет избавляться от национальной ограниченности, элитарно - государственного эгоизма, во многом зависит от темпов и масштабов становления новой политической культуры как в этих регионах, так и  во всем мире.

    В заключение можно сказать, что богатейший опыт сохранения и преобразования культурно-религиозных традиций и морально-этических ценностей необходимо и далее изучать и брать его на вооружение в условиях нынешней активизации поисков культурно-нравственной идентификации России.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 20      Главы: <   11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.