VI. БОРЬБА С БАНДИТИЗМОМ - ВЧК-ГПУ документы и материалы - Ю.Г. Фельштинский - Политические войны - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 60      Главы: <   37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47. > 

         VI. БОРЬБА С БАНДИТИЗМОМ

         Украинский  бандитизм   можно  разделить   на  две   более  или   менее

    отличающиеся друг от друга группы: бандитизм петлю-ровско-самостийнический и

    махновско-анархический.  Кроме  того,  на  Украине   существовала  еще  одна

    незначительная бандитская группа  грабительского  характера,  гораздо  менее

    политически очерченная -- группа атаманов-грабителей.

         Главные  бандитские   группировки   --   петлюровская   и   махнов-ская

    развивались  и  оперировали   на   определенной   территории:   петлюровщина

    гнездилась  на  правобережье,  Полтавщине  и  Кременчугщине,  махновщина  же

    возникла  и  имела  своим  главным  штабом  юг левобережья  и оперировала  в

    Екатеринославской,  Александровской,  Донецкой  и   Николаевской  губерниях.

    Третья  группа  --  группа  атаманов,  не  имевшая,  как  мы  уже  говорили,

    определенной  политической окраски,  не  связана  была  своими действиями  с

    какой-либо  определенной территорией, а,  приноравливаясь  к  тем  или  иным

    местностям, оперировала  там, где только можно было безнаказанно  грабить  и

    присоединялась  периодически  то  к  одной,  то   к  другой  крупной  банде,

    оперировавшей в ее районе.

         Петлюровские  банды  ведут   свое  происхождение   от   так  называемых

    "регулярных  войск  Украинской  народной республики",  разбитых и рассеянных

    Красной армией еще в начале 1919 года. Эти банды присвоили себе определенную

    политическую физиономию,  определенные "идеи",  которые они и  проповедовали

    среди кулацких масс села, являвшихся их главной опорой. Для достижения своих

    целей петлюровские банды не брезгали натра-

         нлннапиом одной  национальности на другую  --  украинцев на. "кацапов и

    жидов"  и устраивали жесточайшие  еврейские погромы,  вписавшие самую жуткую

    страницу в  историю петлюровского самостийнического движения, возглавляемого

    такими  патентованными  бандитами, как Юрко,  Тютюнник,  Мордалевич,  Струк,

    Ангел, Соколовский и прочие.

         Главной  задачей петлюровских бандитов было разрушить органы  Советской

    власти,  "выгнать  кацапов  из Украины" и  восстановить на Украине  власть и

    господство кулака и помещика.

         Существование   и   развитие   бандитизма  определялось   исключительно

    поддержкой бандитов кулацким населением села. Бандиты  были неуловимы только

    потому,  что  кулацкие  элементы в селе оказывали  им  всяческую  поддержку,

    граничившую   с  самоотверженностью  и   подвигом.   Петлюро-бандиты  сумели

    настолько проникнуть и распропагандировать сельское кулачество, что кулацкая

    молодежь,  уходя  в  банды,  считала  себя героями,  спасающими  Украину  от

    "чужеземного большевистского ига".

         Поэтому  бандитизм  был  чрезвычайно  серьезным  и  опасным  злом   для

    Советской власти. Он имел на селе распропагандированную против нас, глубокую

    социальную базу --  кулачество, которым бандитское  движение было облечено в

    яркую романтику освободительного движения.

         Махновский бандитизм был совершенно иного происхождения  и совсем иначе

    развивался, хотя  причины его  существования и развития были теми же самыми,

    что причины существования бандитизма петлюровского.

         Махновщину  родила германская  оккупация на  Украине. Когда  на Украину

    вступили  закованные в  железо  и  сталь  германские  оккупанты,  украинское

    крестьянство   стало   организовывать  партизанские  отряды   для  борьбы  с

    германской  армией. Такой  же  отряд  организовался на  Екатеринославщине, в

    частности, в Гуляй-Поле, под начальством Махно.

         По показаниям захваченного ВУЧК в  1921  г. начальника штаба махновской

    повстанческой армии Виктора Белаша -- близкого друга и односельчанина Махно,

    а также соучастника всех его подвигов с самого детства, Махно еще подростком

    имел связь с меньшевиками, распространяя их литературу. Позже Махно примкнул

    к организовавшемуся в Гуляй-Поле кружку анархистов.

         В этот  период  (приблизительно  1907-- 1908  гг.)  Махно  был  рядовым

    рабочим-красильщиком.  В  Гуляй-Поле  часто  наезжали  анархисты   и  другие

    террористы. Махно с  увлечением слушал их проповеди  террора и  безначалия и

    жадно впитывал в себя анархистские идеи.

         Вскоре, по заданию Гуляй-Польской филии  анархистов,  Махно совместно с

    другим членом  организации -- Липеченко удачно  совершил ограбление  местной

    почтово-телеграфной   конторы.   Позже,   по  заданию  Гуляй-Польской  филии

    анархистов он совершил целый ряд удачнейших экспроприации и убил сильно

         истязавшего  политических  заключенных  пристава  Караченцева,  за  что

    царским  правительством  был приговорен к  смертной  казни,  которая,  после

    долгих  ходатайств  и  ввиду  несовершеннолетия  Махно,  была  заменена  ему

    бессрочной каторгой.

         Отбывая  наказание  в  Москве,  в Бутырках,  Махно сдружился  со  своим

    соседом по  камере, популярным в  то время  анархистом Аршиновым.  По совету

    Аршинова, малограмотный Махно, еле  подписывающий тогда свою фамилию,  начал

    усиленно заниматься самообразованием. Одновременно Аршинов воспитывал своего

    ученика в духе анархизма.

         Так Махно просидел в  Батырках до 1917 г. Освобожденный одновременно со

    всеми  политическими заключенными, Махно возвратился в  Гуляй-Поле, где  был

    выбран  товарищем  председателя  волостного  земства.  Еще  до   Октябрьской

    революции Махно организовал "черную гвардию", разогнал земство, стал громить

    помещичьи  экономии   и   занимался  экспроприациями  для  пополнения  кассы

    организованной  им в  Гуляй-Поле филии анархистов.  Неоднократно  высылаемые

    уездным комиссаром войска для разоружения группы Махно не могли с ней ничего

    поделать.

         В  момент  Октябрьской  революции  Махно  со  своей  группой,  блестяще

    вооруженной  и  насчитывающей  уже  более   сотни   отважных  гуляй-польских

    молодцов, двинулся на Александровск для  разоружения направлявшихся  на  Дон

    для соединения с донскими  контрреволюционерами казачьих частей. Добыв путем

    разоружения  казаков  огромное количество  вооружения  и пополнив свой отряд

    людьми,  Махно  вернулся  в Гуляй-Польский  район, где  и оставался  до того

    самого   времени,   пока  район  этот  не   был  занят   красными  войсками,

    продвигавшимися  на  Дон. Здесь же он  продолжал интенсивную организационную

    работу по созданию штаба обороны Украины для борьбы с немцами.

         Недовольство  и  ненависть против германских оккупантов носили  на селе

    всеобщий  и  глубокий  характер.  Под  начальство   Махно,  как  опытного  и

    энергичного  партизана,  стеклось много повстанческих  отрядов,  причинивших

    германским  оккупантам немало вреда. В короткое время Махно приобрел большую

    популярность  и   стал  известным  как  неуловимый  и  самый  смелый  батько

    повстанцев на Украине.

         С возвращением на  Украину Советской власти, Махно примкнул  к  Красной

    армии, войдя в ее состав со всеми своими партизанами.  К этому времени Махно

    представлял собою определенную политическую фигуру. Он примыкал  к федерации

    анархистов и возглавлял в Гуляй-Поле филию этой федерации.

         К апрелю 1919 г. Махно  начал проявлять признаки неподчинения Советской

    власти.  1  апреля он  по  собственному  почину  созвал в  Гуляй-Поле  съезд

    представителей  72  волостей  и  красноармейских  частей  фронта. Съезд  был

    запрещен   командованием.  Однако  Махно  не   подчинился  приказу  красного

    командова-

         ния, еъезд этот провел и открыто выступил против Советской

         власти.

         С  этого момента  и  начинается его  разрушительная  контрреволюционная

    деятельность,  продолжавшаяся  два  с  лишним года  и  причинившая Советской

    власти   и  трудящимся  Украины  так   много  зла.  Махно  стал  захватывать

    заготовленное для  армии продовольствие, задерживал и отправлял в Гуляй-Поле

    уголь,  который предназначался  для  Балтийского  флота,  грабил и  разрушал

    советские учреждения --  одним  словом,  открыто  выступил  против Советской

    власти и завоеваний революции.

         Красным  командованием  была,  однако,  произведена  еще  одна  попытка

    выяснить физиономию Махно. Ему был дан приказ свести свою дивизию в бригаду.

    В ответ на это Махно разогнал бердянскую чрезвычайную комиссию и выпустил из

    тюрьмы  арестованных.  Вскоре после этого  Махно созвал в  Гуляй-Поле второй

    съезд представителей кулачества, вынесший ряд контрреволюционных резолюций о

    непризнании  III  Всеукраинского  съезда  Советов,  об   удалении  из  армии

    комиссаров и о "правильной системе товарообмена".

         В это время  красные войска  выдерживали натиск  белогвардейских частей

    Деникина.  Махно, повернувшийся против Советской власти,  открыл  деникинцам

    фронт,   дав   им  возможность   форсировать   наступление  на   Харьков   и

    Екатеринослав.

         Военные успехи Деникина заставили Красную армию отступить из Украины. В

    это время Махно, вернувшийся в Гуляй-Поле, реорганизовал свою армию и поднял

    широкое восстание против деникинцев.  Его повстанческая армия представляла в

    то  время  стройный  военный  аппарат  со  штабом   и  всеми  присущими  ему

    организациями.   При  штабе  существовал   культурно-просветительный  отдел,

    издававший  прокламации и даже  газету под названием "Путь к  свободе". Штаб

    выпускал  свою оперативную сводку, которую регулярно печатала газета "Путь к

    свободе".   В  культурно-просветительном  отделе  штаба  Махно  сотрудничали

    представители  анархистов,  эсеров  и  других  мелкобуржуазных  группировок.

    Занимая  какую-нибудь  местность,  Махно  устанавливал там "вольный совет" и

    начинал  вести  пропаганду  всех  идей  анархизма.  Так  было,  например,  в

    Екатери-нославе,  где  находившаяся  при  его штабе федерация  анархистов  в

    течение  нескольких недель  издавала свою  газету "Набат" и  вела  партийную

    работу.

         Как в свое  время против Скоропадского, Махно во многом помог Советской

    власти  в борьбе  с деникинцами, разрушая их  тыл и дезорганизуя их  военные

    планы.

         Когда Украина была очищена красными войсками от деникинцев, Махно снова

    предательски  изменяет Советской власти,  производя наравне  с петлюровскими

    бандами  вооруженные нападения  на  советские  учреждения и  красноармейские

    части.

         В  первых  числах  января  1920  г.   РВС  Красной  армии,  вошедшей  в

    непосредственное соприкосновение с махновскими от-

         рядами,  было представлено  Махно ультимативное требование  перебросить

    свою группу  на  намечавшийся  польский фронт, подчинив  ее всецело красному

    командованию.

         Как мы  уже указывали, Махно в  своей обширной телеграмме  "Всем, всем,

    всем" отказался от исполнения приказа.

         По  показанию  того же  Белаша,  в  армии  Махно,  продолжавшей  носить

    партизанский  характер,  беспрерывно   проводилась  строгая  организационная

    работа  по  установлению  дисциплины   и   правильному  построению  военного

    аппарата.  В  1920 г. во главе  махновской армии стоял  так называемый совет

    революционных   повстанцев,   избранный   на   общем   собрании   комсостава

    повстанческой армии.

         В  состав  совета вошли: председателем --  Махно, тов.  председателя --

    Белаш,  членами  -- Калашников, Куриленко, С. Каретников  и  анархист Марин,

    секретарем был известный участник эсеровского восстания  в  Москве в 1918 г.

    Попов.

         Совет  являлся  высшим  руководящим  органом  как в  военном, так  и  в

    политическом  отношении.  Он  состоял   из  трех   отделений:  оперативного,

    организационного и культурно-просветительного.

         В оперативном отношении совету  (или  вернее  его оперативному  отделу)

    подчинялись  все штабы: штаб  армии, штаб  групп  и штаб полков. Все крупные

    операции, налеты и  рейды  задумывались  иногда отделом,  а  иногда  и целым

    советом,  но  разработка   и   направление  поставленных   задач  входила  в

    компетенцию оперотдела, в состав которого входили Махно, Калашников и Белаш.

         Оперативный  отдел, основываясь на сведениях о  составе  и расположении

    наших сил, добытых при помощи сочувствующего местного кулачества и показаний

    допрашиваемых   "с   пристрастием"   пленных  красноармейцев,   разрабатывал

    различные  тактические  операции  сообразно  с обстановкой,  как-то: налеты,

    наступления, отступления, увертки и рейды.

         Хотя оперативный  отдел  и  являлся частью совета, но фактически он был

    совершенно независимым от остального состава совета и зачастую проводил свои

    стратегические планы самостоятельно.

         Организационный  и  культурно-просветительный  отделы  по  всем   своим

    решениям должны были получить санкцию совета.  Передача оперативных приказов

    совершалась по инстанциям через штаб армии, который в свою очередь передавал

    их штабам групп, а последние -- штабам полков.

         Но  такая централизация и соблюдение передачи приказаний письменно и по

    инстанциям  практиковалась  только во время  таких стратегических  операций,

    которые не сопровождались боями, т. е. во  время  передвижений и перемещений

    из  одних райо-нов в другие.  Во время же столкновений и боев совет или штаб

    армии  выделяли  уполномоченного   (начальника  боевого  участка),  которому

    поручалось ведение операций по выработанному плану,

         с подчинением ему всех сил повстанческой армии, участвующих п операции.

    Уполномоченный  проводил  операцию, сообразуясь  с объективными условиями на

    свой риск и страх. В большинство случаев уполномоченный совета и штаба армии

    являлся  сам  Махно, а  иногда  Белаш,  Петренко,  Куриленко,  Тарановский и

    Каретников.

         Организационный   отдел,   руководимый   Куриленко   и    Каретниковым,

    вырабатывал  штаты групп,  полков, рот, эскадронов и взводов  и  осуществлял

    административно-хозяйственный  контроль  повстанческой  армии,  привлекая  к

    ответственности за неисполнение приказов по своему усмотрению и по своему же

    усмотрению назначая наказания: выговор, смещение на низшую должность и т. п.

         При   организационном   отделе   состояла   специальная   комиссия   по

    рассмотрению  дел противомахновского  характера,  под  предводительством  С.

    Каретникова. В эту комиссию входили также Попов и Гаенко -- жена Махно.

         Эта комиссия, как показывает Белаш, "по справедливости вела следствие и

    карала лиц из другого лагеря".

         Все  пленные  красноармейцы  и командиры проходили через эту  комиссию,

    которая  работала  в тесном  контакте с  членами  культурно-просветительного

    отдела, использовавшими данные следствия на митингах и собраниях махновцев.

         Культурно-просветительный  отдел совета был совершенно самостоятелен  в

    своих   действиях  и  проводил  в  махновской  армии  идеи  анархизма  путем

    распространения листовок, устройства собраний и митингов.

         Во главе отдела стоял "набатовец" Марин.

         Махновское  движение  выливается  в  1920 г.  главным образом  в  форму

    отдельных  внезапных  нападений  на  слабо   защищаемые  и  легко   уязвимые

    населенные пункты, железные дороги и т. д.

         Главные силы  Махно к  марту 1920 г. насчитывают от 300 до 500 сабель и

    до 500 чел. пехоты.

         29  марта 1920 г. Махно  был нанесен в Гуляй-Поле отрядом 24 бригады 42

    дивизии  13  армии сильный  удар. Сам  батько  с отрядом  до 200 сабель, под

    названием  "чертова сотня", еле  ускакал  из охвата  и  искусно скрывался  в

    Дыборовском лесу Гу-ляй-Полъского района.

         Прикрываясь анархическими  лозунгами,  сам  Нестор  Махно,  как  и  его

    ближайшие соратники, на  деле представляли собой типичных бандитов  со всеми

    свойственными им  проявлениями  зверского  инстинкта, безудержного разгула и

    бандитского дебоширства.

         Ряд фактов -- записей, из найденного в  походной сумке  дневника убитой

    при разгроме  Махно в  Гуляй-Поле  29  марта 1920  г. жены Махно  --  Федоры

    Лукьяновны Гаеико, повествуют  о  невинных "шалостях" гордости  анархистов и

    атаманов -- батьки Махно и его заместителя Каретникова.

         23февраля. Утром, часов в 10, наши хлопцы захватили двух

         большевистских агентов, которые были расстреляны. После обеда

         выехали в Гавриловну. В Гавриловке захватили двух агентов, ко

         торые забирали скот, а также одного инженера, приехавшего на

         лаживать работу ревкомов и исполкомов .

         {}февраля Двое расстреляны...  {}февраля.  Приехали  в  Майорское.  Тут

    поймали грех агентов

         по сбору хлеба и проч. Их расстреляли...

         {}марта. Выехали в Новоселку... Хозяин здесь очень симпа

         тичный человек. Сегодня он выгнал самогону и угостил нас. Нестор

         подвыпил  и сильно приставал ко  мне.. {}марта. Еще в Новоселке  батько

    начал пить. В Варваровке

         совсем напился, как он, так и его помощник Каретников. Еще в

         Шагарове батько начал уже дурить -- ругаться срамными слова

         ми на всю улицу, вереща как сумасшедший, ругался в хате при

         маленьких детях и при женщинах. Наконец сел верхом на лоша

         денку и поехал в Гуляй-Поле. По дороге чуть не упал в грязь.

         Каретников же начал дурить по-своему, подошел к пулеметам и

         начал стрелять, то с одного, то с другого. Засвистели пули низко

         над хатами. Поднялась паника. Скоро выяснилось, что эту стрель

         бу поднял сдуру пьяный Каретников.

         В середине  мая вторая кавдивизия, при участии отряда особого отдела 13

    армии, снова  разбила  Махно  наголову  под  Новоуспенской,  откуда  ему еле

    удалось ускакать с 60-ю  всадниками через  Святодуховку на  Максимилиановку,

    причем нами было захвачено 64 пулемета и 8 орудий.

         К этому времени относится начало особенно активной работы Махно в нашем

    тылу. Спустя  несколько дней после поражения,  Махно  снова оброс и уже к 22

    мая он принял бой с частью Красной  армии  силой в 200 чел.  кавалерии,  200

    чел. пехоты, 120 тачанок, 12 пулеметов при 2 орудиях. Этот бой окончился для

    нас неудачно в связи с малочисленностью наших частей.

         В последних числах мая отряд во главе с Махно двинулся

         на Святые Горы и вблизи Самойловки наткнулся на броневик,

         вынудивший Махно вернуться назад.

         В ночь  на 30  мая Махно двинулся по направлению на  Ека-теринослав.  В

    дер.  Петровка  он захватил врасплох  50 чел.  кавалерии,  которые  им  были

    обезоружены. Оттуда  он  двинулся в  Фенделеевку, где  выдержал  с  красными

    частями трехчасовой  бой и расположился на ночлег в  деревне  в 8 верстах от

    Знаме-новки.

         5 июня отряд Махно вышел  из указанной деревни, увлекая за собой группу

    добровольцев.    Выяснив,   путем   разведки,   что   в   Знаменовке   стоит

    красноармейский отряд,  он напал на него врасплох. Часть красноармейцев была

    захвачена, а часть отступила.

         Силы Махно  после этих удачных для  него операций дошли до  300 человек

    кавалерии, 6 орудий, 20 пулеметов и пехоты на 120 тачанках, по 4-- 5 человек

    на  каждой.  Продвигаясь к  Зайцеву,  махновская кавалерия во  главе с Махно

    напала на эшелон, разграбила  его и обезоружила красноармейцев. Не доходя до

    ст. Байчерово, Махно столкнулся с нашими частями и принял

         бой, который продолжался около 4 часов. В результате, потрепанным Махно

    отступил по направлению Гуляй-Поля  и по доро-ге взорвал два жел.-дор, моста

    и жел.-дор, линию.

         Так оперировал "батька Махно".

         В   общем,  нужно  отметить,  что  в  начале  1920  г.  свирепствование

    всеукраинского бандитизма приняло эпидемический ха-paктер,  причем  развитие

    деятельности как петлюровских,  так и  махновских банд  находилось всецело в

    зависимости от нашего положения  на внешних фронтах. Во  время наших военных

    успехов бандитизм шел на  убыль.  Но стоило  нашей армии начать отступление,

    как бандитизм возрождался с новой силой и свирепостью.

         Когда  Красная   армия   весною  1920   г.   под  натиском  значительно

    превосходящих ее численностью  польских  войск  начала  свое  отступление на

    польском  фронте,  сдавая   противнику  один  город  за  другим,  украинский

    бандитизм, как петлюровский, так и махновский, улегшийся было после очищения

    нами Волыни и Подолии от петлюровцев, снова развивает яростную деятельность,

    наводняя все углы  Украины неисчисляемыми  мелкими  и  крупными  бандитскими

    шайками,  терроризирующими  города  и деревни  и разрушающими все, что такой

    дорогой   ценой   добыто   Советской  властью   в   области   восстановления

    хозяйственной и административной мощи страны. Но  как  только Красная  армия

    перешла в наступление, изгнала поляков из Киева и форсированным маршем стала

    теснить   петлюровско-польскую  армию   на  запад,  всеукраинский  бандитизм

    временно исчез с нашего поля зрения и, как  скрытая язва,  притаился в самых

    недрах сельского  кулачества,  чтобы  снова воскреснуть,  как  только  снова

    наметились наши неудачи на польском фронте.

         Через Таращанский, Звенигородский и  Каневский уезды  прокатилась волна

    кулацких восстаний, организатором и инициатором которых был атаман-погромщик

    Юрко  Тютюнник, стяжавший себе  в 1919  г. громкую славу как начальник штаба

    Григорьева.

         На   севере  Киевщины   другой   петлюровец,   Мордалевич,   организует

    радомысльский повстанческий комитет. На северо-западе Херсонщины пробивались

    на соединение с польскими войсками остатки  "регулярных" петлюровских  войск

    под  предводительством полковника петлюровской службы Омельяновича-Павленко.

    Полтавщина была заполнена бандами  Христового, Левченко,  Скирды, Калиберды,

    Киготя и Петра Шубы.

         Одним словом, всеукраинские банды, как по приказу, развили чрезвычайную

    активность и правительству  УССР пришлось  серьезно задуматься над способами

    искоренения этой  злокачественной  язвы,  продолжавшей  все  более  и  более

    разъедать советский организм.

         В  1919  г.  и  в  начале  1920  г.  борьба с бандитизмом  велась  нами

    недостаточно  организованным  путем,  чисто  случайными  методами  и  носила

    кустарный характер. Против бандитизма

         мы  в  этот период  могли выставить  только незначительные гарнизоны  и

    случайно проходящие  в  бандитских районах кадры полевых войск.  Между  тем,

    глубоко проникший в кулацкую  массу селянства и превративший ее в свою базу,

    опору и питающую среду  бандитизм, при  наличии  внешних  фронтов,  требовал

    систематической, упорной и более организованной решительной борьбы с ним.

         Для этого весною 1920 г. были созданы  штабы начальников тылов, армий и

    фронта. Вся  Украина  была  разбита  на  участки,  совпадавшие в большинстве

    случаев с  территориально-административным  делением республики.  Собственно

    тыл  юго-западного фронта состоял из  губерний:  Полтавской,  Харьковской  и

    Донецкой; тыл 13-й армии -- из Черниговской, Волынской и Киевской;  тыл 12-й

    армии  --  из  Екатеринославской  и  Таврической;  тыл  14-й  армии  обнимал

    Подольскую,  Одесскую  и Херсонскую  губернии. В каждом губернском и уездном

    центре были созданы штабы начальников тылов  губерний, уездов, участка и  т.

    д.

         Штаб  войск  внутренней охраны  руководил  операциями  против  бандитов

    собственно тыла фронта, оставаясь в подчинении начальнику  тыла югзапфронта.

    Борьбой  с бандитами прифронтовой  полосы, разрушавшими ближайший тыл армий,

    руководили штабы начальников тылов армий.

         Параллельно с  этими органами  существовал и  ряд организаций,  задания

    которых близко  соприкасались с  задачей общей борьбы с бандитизмом.  Таковы

    были:  управления  железнодорожной  милиции,  отдел  железнодорожной  охраны

    югзапфронта и разного рода  караульные части, прикрепленные  к  определенным

    гарнизонам.

         28  июля 1920  г., приказом  реввоенсовета республики  войска жел.-дор,

    обороны,  ВОХР  и  жел.-дор,  милиции  были  слиты в  одно  целое --  войска

    внутренней  охраны   харьковского   (украинского)  сектора.   В  оперативном

    отношении штаб войск ВОХР оставался подчиненным начальнику тыла югзапфронта.

         С конца мая 1920 г., в связи с приездом на Украину нар-комвнудела РСФСР

    Ф.  Э. Дзержинского,  взявшего  на себя  руководство борьбой с бандитизмом в

    качестве начальника тыла югзапфронта  (впоследствии т.  Дзержинского  сменил

    начальник центрального управления чрезвычайных комиссий  Украины и начальник

    особого  отдела  юго-западного  фронта  В.  Н.   Манцев),  на  Украине  были

    сформированы  войска  ВЧК,  поступившие  в распоряжение  украинского сектора

    войск ВОХР. Таким образом, был создан кадр войск, специально приспособленный

    для  операций на  внутреннем фронте и устранен главнейший  недостаток  нашей

    борьбы с бандитизмом в первой половине 1920 г., состоявший в том, что борьба

    эта  велась случайными  полевыми  войсками, не имевшими  возможности изучить

    характер  и  особенности  этой  борьбы  и снимавшимися  с  мест  при  первой

    необходимости в них на внешнем фронте.

         В  начале  августа штаб  тыла  фронта был  слит  со штабом поиск  ВОХР.

    Вооруженные силы, которыми располагал  штаб ВОХР к этому времени состояли из

    полевых войск, выделяемых армиями для охраны революционного порядка, отрядов

    особ-отделов  армий и фронта, войск быв. жел.-дор,  охраны и милиции и войск

    собственно  ВОХР,  не  представлявших  еще  тогда  значительной,  достаточно

    боеспособной силы.  На этот аппарат и пала вся тяжесть вооруженной борьбы  с

    украинским бандитизмом.

         Однако,  вследствие  своей громоздкости  и отсутствия постоянных войск,

    аппарат этот  не  мог  вести достаточно успешной борьбы  с контрреволюцией в

    деревне.  Он  требовал  реорганизации.  В  сентябре  приказом  реввоенсовета

    республики и  нарком-внудела РСФСР штаб войск ВОХР был переименован  в "штаб

    войск внутренней службы югзапфронта" (Украины), подчиненной  непосредственно

    командующему  фронтом.  Для  руководства  боевыми операциями на  местах были

    созданы штабы  командующих войсками ВНУС Харьковского и Киевского округов. В

    губерниях и уездах прежних начальников тылов сменили  командующие отдельными

    частями войск ВНУС (дивизиями, бригадами, полками) и из прежних разрозненных

    войск ВОХР и войск тылов были сформированы дивизии внутренней службы.

         21  октября  при   командующем  войсками  ВНУС  Украины   т.   Эйдемане

    постановлением   Совнаркома  УССР   и   реввоенсовета   фронта  был   создан

    революционный военный совет, в состав которого вошли от южфронта -- т. Гусев

    и  от  Совнаркома -- т. Манцев. Этим  реорганизация  войск внутренней службы

    была закончена и для борьбы с разъедающим украинскую деревню бандитизмом был

    создан совершенно отдельный от  армии самостоятельный аппарат, располагающий

    кадром  специальных войск,  предназначенных  исключительно  для  искоренения

    бандитизма.

         Как мы уже указывали выше, Советская Украина в период самой напряженной

    борьбы  Красной армии  на польском  и  вран-гелевском  фронтах  подвергалась

    бешеннейшей и исключительной по своим размерам и жестокости атаке со стороны

    повстанческой армии Махно.

         В  средних  числах  мая  В.  Н.  Манцев  --  начальник  особого  отдела

    югзапфронта  и  начтыла югзапфронта со своим заместителем  Е. Г. Евдокимовым

    совместно  с группой  ответственных сотрудников выехали на махновский  фронт

    для установления правильной борьбы с его бандами. В это время  для борьбы  с

    анархистским "батькой" решено было использовать армию Буденного, проходившую

    через   Екатеринославщину,  на   польский  фронт.  Но  ввиду   спешного   ее

    продвижения,  она не  могла оказать  красным противомахновским силам никакой

    помощи. Пришлось действовать самостоятельно.

         Для успешного  хода операций,  действовавшей  против  Махно  чаплинской

    группы войск Красной армии, при ней было создано

         особое   отделение,    непосредственно   подчиненное   особому   отделу

    югзапфронта.

         Это отделение впоследствии успешно вело разведывательно-осведомительную

    работу,  охватив  район  махновщины разведывательными  участками,  разлагало

    отдельные бандитские отряды и уничтожало отдельных атаманов.

         Особое отделение в короткий срок провело в Чаплинском  районе 8 крупных

    и  19  мелких  операций по борьбе с  бандитизмом, изъяло  много  дезертиров,

    являвшихся  главным источником пополнения  банд  и вообще  оказало  огромную

    помощь  чаплинской  группе  войск,  которая  вела  в  этом  районе  активную

    вооруженную  борьбу  против   махновских  банд,  успевших  к  этому  времени

    значительно пополниться  свежими  силами  и готовивших  новые  удары  нашему

    тылу...

         Одновременно выехал  в  районы Одессы, Николаева  и Херсона заместитель

    начальника  центрального  управления  чрезвычайных комиссий  Украины  В.  А.

    Балицкий  для  руководства  организациями  по восстановлению  революционного

    порядка в черноморском районе и укрепления местных аппаратов органов ЧК. Нам

    чрезвычайно трудно дать здесь полную систематизированную картину губительной

    работы бесчисленных петлюровского характера банд, потому что они действовали

    без  строгой системы,  не составляли стройной  целой  армии,  а состояли  из

    многочисленных  мелких  и крупных  банд, которые  действовали  зачастую  без

    общего  плана. Трудно учесть  и систематизировать  ту  повседневную  работу,

    которая велась органами  ЧК и военного командования по борьбе с петлюровским

    бандитизмом.

         Зато  бандитизм  махновский,  сосредоточенный  в  определенном  районе,

    действовавший  по  определенному  плану,  вырабатываемому единым  махновским

    штабом, поддается  более  точному учету. Операции Махно находились  всегда в

    поле зрения преследовавших его красных частей и мы имеем возможность день за

    днем описать эту невероятно трудную  борьбу,  которую  нам  пришлось вести с

    этим   искуснейшим   партизанским   вождем,   хитрым,   смелым,  находчивым,

    решительным и храбрым бандитом -- батькой Махно.

         Приведем наиболее характерные эпизоды этой борьбы.

         29 июня  1920  г. Махно  выступил  из Большой  Михайловки  в  восточном

    направлении. Этот день был началом первого легендарного рейда Махно.

         Между  прочим,  перед самым  рейдом,  как и  несколько  раз  до  этого,

    советское  правительство   обратилось  к   повстанцам  из  армии   Махно   с

    предложением  отправиться   на   польский   фронт,   под  гарантией   полной

    неприкосновенности и братского приема в Красную армию.

         Советская  власть учитывала,  что среди банд имеются элементы, попавшие

    туда  по  недоразумению, вовлеченные обманом  и  измышлениями  агентов наших

    врагов, они, одумавшись, всегда готовы были  вернуться в Красную армию или к

    мирному

         труду. То сознание, что их ждет наказание за проступки, как им говорили

    их атаманы, останавливало их от фактического осущестления своего желания. По

    инерции  они продолжали  оставаться  в  бандах  и,  помимо  своего  желания,

    причиняли вред Советской власти.

         В  частности, среди  махновцев было немало таких  партизан,  которые  с

    нетерпением  ждали  призыва драться с истинными врагами  рабочего  класса  и

    беднейшего крестьянства.

         Учитывая  это, находившийся на Украине Наркомвнудел и  председатель ВЧК

    Ф.  Э.  Дзержинский,  по  соглашению  с  Советом  Народных  Комиссаров УССР,

    обратился к махновцам со следующим приказом:

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 60      Главы: <   37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.