III. ЛИКВИДАЦИЯ УГОЛОВНОГО БАНДИТИЗМА - ВЧК-ГПУ документы и материалы - Ю.Г. Фельштинский - Политические войны - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 60      Главы: <   24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34. > 

         III. ЛИКВИДАЦИЯ УГОЛОВНОГО БАНДИТИЗМА

         После  возвращения  Советской власти на  Украину, Харьков,  ее столица,

    представлял  собою   очаг   бандитского  разгула.   Экспроприации  советских

    учреждений  и  продовольственных складов,  налеты  с убийствами  на  частные

    квартиры и терроризирование мирного населения носили эпидемический характер,

    нарушая всякую возможность осуществления советского строительства.

         Если  верховное руководство  и  организация повстанческих  комитетов  и

    бандитских   шаек   в  украинских  селах   осуществлялись  Петлюрой   и  его

    сподвижниками, украинскими социалиста-

         ми-революционерами,  то роль руководителей городского  бандитизма взяла

    на себя другая "революционная" партия -- анархисты.

         Называть  вещи  их  простыми  именами  было бы для  анархистов  слишком

    шаблонным.   И  вот  они  свои  циничные  грабежи  пытаются  облечь  в  тогу

    революционной романтики. В статье  "Исповедь", издававшийся в Харькове орган

    анархистов-индивидуалистов  "К  свету",  от  5  января  1920  г.,  признавая

    исключительной   целью   своих   грабежей   личную   выгоду,   истолковывает

    производимые анархистами ограбления как "борьбу с классом угнетателей".

         Орган анархистов пишет:

         "Нас называют злодеями Эта кричащая свора предполагает, что мы способны

    только на  грабительства, как они называют наши экспроприации А не  есть  ли

    это  самый ярый протест против собственности Мы ослабляем  этим государство,

    власть, которая на борьбу с нами убивает массу людей и сил, обессиливая этим

    себя и порождая своей жестокостью по отношению к нам ненависть к себе

         Я,  открыто  подставляя свою жизнь смертельной  опасности, иду на "экс"

    Деньги мне нужны для  еды, для моей  идейной работы, для того чтобы пойти на

    концерт, в театр, на лекцию, где с трибуны  люди проповедуют  свою  религию,

    для  того,  чтобы  купить коробку  "псковских"  пирожных,  конфет,  фруктов,

    хорошего  портвейна,  или  просто  нанять  лихача и  промчаться  стрелой  по

    Сумской, как летят наши "помазанники народные"

         Я пользуюсь всем, и только беру, но ничего не даю Только разрушаю Жизнь

    --  борьба, в  борьбе неравенство,  в неравенстве красота  Вот через этот-то

    хаос  существующего "грабители" идут  к новому Один, в  одиночку, без всяких

    кличек и организаций"

         Однако   этот  "ярый  протест  против  собственности",  претворенный  в

    действительность,   серьезно  давал  себя   чувствовать   Советской  власти,

    дезорганизуя ее работу.

         29 декабря  1919 г. анархисты, во главе с главарем  ассоциации Виктором

    Удалым,  совместно  с  бандитами  из  известной  в  то время уголовной шайки

    Даниила Бондаренко, при участии руководителей этой шайки Николая Масальского

    и Бондаренко произвели ограбление союза кооперативов "Поюр",  где  захватили

    весьма крупную сумму денег.

         Центральному  управлению чрезвычайных комиссий Украины  удалось напасть

    на  следы  участников  этого  ограбления  и  в  течение  одного  месяца  был

    ликвидирован целый ряд тесно связанных между  собой шаек,  имевших "славное"

    уголовное прошлое и систематически совершавших и подготовлявших  все новые и

    новые нападения.

         Среди  них  находились  анархисты-подпольники:  Шишко  (кличка   Виктор

    Удалой), Карл Капостин (кличка Школьник),  Воле-вельский Петр (кличка Абраша

    Самарский), Андрей (кличка Португалец), Самуил, Ян, Самойлин Ефим, Аверьянов

    Анатолий, Петраков  Иван,  Рыковский  Константин,  Трибух Иосиф  (кличка Яша

    Сухорукий), Акименко  Аким, Коган Давид (он же Лев  Рубин), Хорошев  Кузьма,

    Красноярец Яков и уголовные банди-

         ты: Бондаренко. Даниил, Масальский Николай (окончил киевскую гимназию),

    Бондаренко  Степан  (кличка Васька Стокоз,  тоже окончил киевскую гимназию),

    Гринкевич Петр  (кличка Иварно), Агеев Иван,  Тарабанов Виктор, Буряк  Иван,

    Никитенко Сергей (кличка Сережка Рыжий), Дубовик, Барабаш,  Поли-щук (кличка

    Богородица).

         В  январе  1919  г.   шайка  Бондаренко,   при  содействии  караульного

    начальника ограбила  управление  южных  железных дорог.  В  этом  ограблении

    участвовали: Бондаренко Степан, участник покушения  анархистов на московский

    комитет  РКП  в  Леон-тьевском   переулке  в  1919  г.,  Бондаренко  Даниил,

    Маркидонов  Борис,  Одесский  Владимир,  Копалов  Вячеслав,  Губарь  Леонид,

    Хорошев  Кузьма, Луговик Лука, Мосяков Григорий,  Бабушка Григорий,  Дубовик

    Никита, Арам Михаил, Медиков Оганес, Волевельский Константин, Циклоп Леонид,

    Барабаш Григорий, Матрос Яков, Лесной Григорий, Лесной Иван и Гасан Жорж.

         Переодевшись  красноармейцами,  вся  шайка  разбилась  на  шестерки  и,

    поочередно проникнув в помещение управления, обезоружила караул и приступила

    к  опустошению  касс. Все награбленное  было  сложено в мешки и нагружено на

    приготовленные подводы.

         Вскоре  после этого  этой  же шайкой, выехавшей  в Екатери-нослав, было

    произведено в управлении екатерининских жел. дорог второе ограбление. В этом

    ограблении   участвовали:   Бондаренко  Степан,  Удалой  Виктор,   Аверьянов

    Анатолий,  Логвинов Семен, Раскин Майор, Нестеров Александр,  Добровольский,

    Циклоп Леонид, Мороз Иван, Полинский Нюма, Сидоренко Федор, Алексеев Михаил,

    Киселев Иван, Агеев  Иван,  Луговик Лука,  Чеботарев  Тарас,  Конь  Соломон,

    Гринберг и Ищенко.

         Руководителем  и инициатором этого  ограбления  был  Бондаренко Степан.

    Ближайшим  его  помощником  явился  младший кассир  управления  жел.  дорог,

    который  сообщил  адрес  хранившего у себя ключи от кассы  старшего кассира.

    Ограбление это подготовлялось полтора месяца. В день грабежа бандиты сначала

    пришли на квартиру  старшего кассира, связали его и всю его  семью,  забрали

    ключи  от  кассы  и   направились  в  помещение  управления.  Чтобы   пройти

    незамеченными мимо караула, охранявшего кассу, один из бандитов переоделся в

    штатское платье, и с  чемоданом в руках  изображал  артельщика.  Четверо  же

    бандитов, переодетые красноармейцами и вооруженные винтовками, прошли вместе

    с первым, изображая охрану артельщика. Таким образом бандитам удалось пройти

    в помещение, где они обезоружили караул и опустошили главную кассу.

         Часть  награбленной  суммы  была  отправлена  в  Москву   с  анархистом

    Ковальчуком для московской организации анархистов.

         Такое  же крупное ограбление  было совершено через  несколько времени в

    харьковском  городском  продовольственном  комитете.  В  нем участвовало  35

    человек. Грабеж продолжался три

         часа, так как грабителям пришлось расплавлять кассы. По  выходе бандиты

    были обстреляны милицией и красноармейцами, но успели скрыться.

         При расследовании оказалось, что эти бандиты, кроме указанных  налетов,

    совершили в течение 1919 г.  целый ряд грабежей, нападений и ограблений. Ими

    были ограблены: харьковский комиссионный магазин по Екатеринославской улице,

    частная квартира по Ярославской  улице No 10  (взята крупная сумма денег, 10

    фунтов  золота  и бриллианты),  квартира  гр-на Шму-иловича  по Дмитриевской

    улице, булочная  по Сабуровой улице  (применялись пытки), квартира  врача на

    Скобелевской   площади,   продовольственная  лавка   южных  железных  дорог,

    конфетная фабрика "Идеал", игумен Покровского монастыря (взята крупная сумма

    денег),  квартиры по Москалевской  ул.  No  18, кооператив  "Объединение" на

    Николаевской  площади,  гостиница  "Ардаган" по Клочковской ул. и целый  ряд

    других.

         Аресты совпали с моментом подготовки ряда  новых крупных налетов, в том

    числе  налета  на народный  банк, управление се-веро-донецких жел.  дорог  и

    другие.   Также  подготовлялось  нападение  на  направлявшегося   в   Одессу

    председателя губревкома т. Кина, везшего с собою крупную сумму денег.

         Все   эти  нападения  были   предотвращены   своевременными   арестами,

    произведенными центральным управлением чрезвычайных комиссий Украины.

         К 30 января 1920 г. были установлены  все участники  этих шаек. Первыми

    были арестованы Давид Коган, Аким, Ян, Карл Капостин, Самуил и Садовский,  у

    которых было отобрано огромное количество винтовок, револьверов и бомб.

         В момент производства арестов удалось выяснить, что в одном из домов по

    Военной  улице   обсуждался  план  новых  ограблений.  Командированные  туда

    сотрудники  центрального управления  чрезвычайных комиссий  Украины заметили

    спешивших  к  месту  собрания  анархо-бандитов  -- Виктора Удалого  и Андрея

    Португальца,  за  ними  последовал  еще Рыковский  --  караульный  начальник

    нарбанка, который  принес план  помещения нарбанка.  Все, кроме Португальца,

    которому в  перестрелке  удалось бежать, были задержаны.  На  следующее утро

    были  арестованы на  своих  квартирах Андрей  Португалец  и  Яков Сухорукий.

    Масальский и Креницкий были убиты в  перестрелке с сотрудниками цупчрезкома.

    Через несколько дней были арестованы и остальные участники ограбления.

         Некоторое время спустя  были захвачены  скрывшиеся  во  время  операции

    Бондаренко, Гринкевич Петр и Дурно. Гринкевич, явившийся на предполагавшееся

    собрание шайки на Кузинском мосту, погиб от разорвавшейся в его руках бомбы,

    которую он намеревался  бросить в разведку цупчрезкома.  Бондаренко и Дурно,

    захваченные врасплох  сотрудниками цупчрезкома и осо-ботдела Югзапфронта  на

    своей  квартире  на   Основе,  по   Ново-Николаевской  улице,  успели  тремя

    брошенными бомбами вы-

         бить  оконную раму  и  выскочить  на  улицу,  но  через  два  дня  были

    задержаны.

         Одновременно были ликвидированы еще целый ряд других шаек, связанных  с

    шайкой Бондаренко. Из них нужно отметить крупную шайку Шурки Ростовского.

         Эта шайка,  кроме  самого  главаря Ростовского, вся была  арестована на

    своем сборном пункте по Университетской ул. Ростовский же, войдя  в квартиру

    и увидев засаду, открыл стрельбу по ней, тяжело  ранил одного из сотрудников

    цупчрезкома и успел скрыться через проходной двор.

         Другая шайка Бржещинского  Адама, связанная с  шайкой Ростовского, была

    захвачена  12'  марта  цупчрезкомом  по  Кар-повской  улице, где  готовилось

    ограбление.

         Открыв  стрельбу   по  замеченным  сотрудникам   цупчрезкома,   бандиты

    бросились бежать. Трое из шайки были убиты, а остальные, в том числе раненый

    Бржещинский, были задержаны.

         Позже   цупчрезкомом   была   захвачена   еще   одна  бандитская  шайка

    Пятисоцкого,  оперировавшая исключительно  в  рабочих  кварталах  Петинского

    района и Качановки и совершившая много убийств и ограблений.

         Кроме ликвидации перечисленных шаек,  центральное управление ЧК Украины

    наткнулось  на  случай  организованного  грабежа   со  стороны  центрального

    комитета украинской партии левых эсеров (интернационалистов).

         В  конце января 1920 г. партией  левых эсеров было  решено приступить к

    изданию  газеты. Но в  связи с отсутствием типографии и  денег, у  некоторых

    членов партии возникла мысль добыть средства путем совершения экспроприации.

    Претворить эту  задачу в жизнь взял на  себя член  ЦК и городского  комитета

    левых эсеров -- Серов Влас.

         2 февраля он созвал  заседание левоэсеровского городского  комитета, на

    которое кроме  самого Серова явились три члена  комитета: Барков, Алексеев и

    комиссар  харьковского  железнодорожного  узла  Василий Ведмерер.  Остальных

    членов комитета Серов  не  успел уведомить о назначенном заседании.  На этом

    заседании  была  намечена  для  ограбления  частная  квартира  в Плетневском

    переулке. Чтобы не  скомпрометировать партию, члены ЦК  левых эсеров  решили

    предъявить  подложный  ордер  харьковской  губчека  на   предмет  обыска.  В

    ограблении должны были принять участие все прибывшие на заседание.

         Вопрос  об  экспроприации  вызвал оживленные дебаты. Собственно говоря,

    принципиального  расхождения по  поводу  допустимости  для членов  ЦК  левых

    эсеров экспроприации  на  заседании обнаружено  не  было. Обсуждался  только

    вопрос, как быть в случае неудачи. Ведь тогда партия левых эсеров могла быть

    "скомпрометированной".

         Однако  члены ЦК  левых  эсеров  вышли  из  затруднительного  положения

    чрезвычайно просто. Член ЦК Серов заверил всех  своих  товарищей, что  "дело

    верное" и бояться неудачи нечего.

         В  крайнем  случае,  участники  экспроприации должны  были показать  на

    допросе, что пошли на ограбление каждый по собственной инициативе.

         Цупчрезком,   зорко   следивший   за   всеми   шагами   левоэсеров-ских

    "революционеров",  распорядился  захватить левоэсеровских  вождей  на  самом

    пикантном месте в момент совершения ими ограбления.

         Самоуверенный  член  ЦК  левых  эсеров  Серов  был  задержан  на  месте

    преступления,  несмотря на отчаянное  отстреливание, а через  несколько дней

    был  арестован введенный им в "заблуждение" другой член ЦК  левых  эсеров --

    Барков.

         Таким образом  удалось вскрыть истинную  физиономию "революционеров" из

    левоэсеровского стана и ликвидировать их дальнейшую "революционную" работу.

         Одновременно  екатеринославской  губчека  была   ликвидирована  сильная

    уголовная банда атамана Милашко.

         Сам  Милашко начал свою карьеру повстанцем против Деникина,  и закончил

    ее  главарем  уголовной  банды.  Это  был  смелый  и  храбрый  бандит.  Учтя

    недовольство  крестьянства  дени-кинцами,  он стал  во главе  повстанческого

    отряда, оперировавшего  в  тылу белогвардейцев. Когда  же  деникинская армия

    была  разбита  и  на Украине была восстановлена Советская власть, Милашко со

    своими повстанцами вливается  в Красную армию  и  добивается  разрешения  на

    формирование особой бригады.

         Но  вместо формирования  бригады,  Милашко  со своим  отрядом  совершал

    грабежи и реквизиции, насилия и убийства ни в чем не повинных крестьян.

         Выяснив истинную физиономию отряда Милашко,  екатери-нославская губчека

    сообщила  об  этом  нашему  командованию,  которое  отдало   Милашко  приказ

    немедленно выступить на фронт.

         Милашко, преследуя совершенно иные цели,  отказался выступить на  фронт

    за недостатком вооружения, отсутствием обмундирования и т. д.

         Получив вторичный категорический  приказ, Милашко выехал для объяснения

    с  командованием в Александрию, где по приказу екатеринославской губчека был

    арестован,  но он  сумел привлечь на свою  сторону конвоиров и вместе с ними

    бежал.

         4  марта   Милашко  созвал  в  Софиевке  своих   ближайших  помощников:

    Черноуслова,  Дьякиевского,  Петренко,  Прохоренко,   Федорченко,  Тишанина,

    Палея,  Сухина,  Пругло,  Буя  и  др.   и  предложил  им  сделать  налет  на

    Верхне-Днепровск.

         Предложение  было принято, и в ночь с 6 на 7 марта Верхне-Днепровск был

    занят отрядом Милашко в 200 человек.

         Ограбив и разгромив местное казначейство, бандиты,  во главе с Милашко,

    произвели еврейский погром и скрылись.

         Энергичными  мерами  екатеринославской губчека вся  шайка  Милашко была

    скоро захвачена.

         Главные  сподвижники Милашко: Дьякиевский (бывший прапорщик) и жена его

    Орельская  (окончила гимназию),  на допросе показали, что Милашко  во  время

    налета на Верхне-Днеп-ровск собственноручно истязал и убивал мирных граждан.

    Правая  рука Милашко --  Гладченко --  лично выколол  глаза  захваченному им

    сотруднику екатеринославской губчека и, связав. ему проволокой ноги, закопал

    его живым в землю.

         В зверствах над мирным населением Верхне-Днепровска  участвовал также и

    Дьякиевский, именовавший себя на допро-се анархистом.

         С ликвидацией  перечисленных и ряда  других шаек, уголовный бандитизм в

    городах   пошел   на   убыль.   Но   на   Украине   оставалось   еще   много

    контрреволюционных  и  шпионских  организаций,  существование  которых  было

    известно, но  их  долго  не  удавалось  ликвидировать  благодаря  строжайшей

    конспирации,   крепкой  спайке   и   редкой  организованности,  которую  они

    обнаруживали.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 60      Главы: <   24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.