I. ВОЗВРАЩЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА УКРАИНУ - ВЧК-ГПУ документы и материалы - Ю.Г. Фельштинский - Политические войны - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 60      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32. > 

         I. ВОЗВРАЩЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА УКРАИНУ

         Положение  республики в  конце  1919  г.  было  чрезвычайно  серьезным.

    Деникинская  белоофицерская  армия,  блестяще  снабжаемая  и  поддерживаемая

    Антантой,   благодаря   целому   ряду   объективных   причин,   стремительно

    продвигалась к Москве. Белогвардейцы всех мастей, начиная  от монархистов  и

    кончая  меньшевиками  и  эсерами, в сладостной  тревоге  готовили тризну над

    ненавистным "большевизмом", смакуя победоносное вступление в  "белокаменную"

    и  предвкушая  столь  сладостный  белогвардейскому  уху  малиновый  перезвон

    "сорока сороков".

         Но неумолимая история пошла своим путем.  Подняв  временно Деникина  на

    высоту  военного успеха, она с  такой силой швырнула  его  об землю, что, не

    успев  опомниться,  он  скатился в  Черное море  и, огрызнувшись, мог только

    выплюнуть   на   тело   победоносной   Советской    России   небольшую,   но

    злокачественную болячку -- Врангеля.

         Первый  чувствительный удар по правому флангу Деникин получил еще южнее

    Саратова, в направлении  Балашева. Затем, пролетарская конница ударила его в

    самый  лоб у  Орла. Дальнейшие  удачные операции Красной  армии окончательно

    расстроили деникинские ряды, и зарвавшиеся белогвардейские полки его лавиной

    покатились на юг.

         В  середине декабря  красные  части  прорвали  железную дорогу  Киев --

    Харьков,  причем последний, обойденный с трех сторон, пал. Группы противника

    стали  быстро стягиваться. Западная, для зашиты правобережной  Украины  -- к

    Киеву и Ека-теринославу, а восточная, для обороны каменноугольного района --

    к Донбассу.

         Между тем, в тылу у  Деникина  над трупом  белогвардейщи-ны отплясывали

    свой  предсмертный  танец  ее  недавние  сподвижники  -  грабеж,  воровство,

    спекуляция и непробудное пьянство.

         Разбитое Красной  армией  наголову  родовитое дворянское  офицерство  с

    досады  лихорадочно  гнало  на юг  целыми  эшелонами  награбленное в походах

    добро. Предчувствуя агонию, заметались в конвульсивной горячке спекулятивные

    элементы.  Командный  состав  вакхически   закружился  в  безудержном  вихре

    беспросыпного  пьянства,  требовавшего  моря  вина,  чтобы  залить,  утопить

    безнадежность,  тоску и крушение  надежд.  Железные  дороги  были  запружены

    бившимися  в  истерике  офицерскими  и  другими буржуазными  семьями, целыми

    таборами  "отступавшими" перед  пулями  Красной  армии.  Белогвардейский тыл

    бросало  в  холод  и  жар,  знобило,  лихорадило.   В  каждом  углу  Украины

    чувствовалось  неумолимое приближение  последнего издыхания  белогвардейской

    власти.

         Кстати   сказать,  этот  "великий  исход",  как   поэтически  окрестили

    белогвардейские  баяны  трусливое  бегство Белой гвардии,  совместно  с  так

    называемой   "интеллигенцией"   из  трусливо-панических   адвокатов,  попов,

    директоров  гимназий,  членов  управ  и  полицейских,  успевших   в  течение

    кратковременного  хозяйничанья  деникинцев  достаточно   "нагрешить",  чтобы

    ожидать  возмездия Советской власти, -- этот  "великий исход"  сопровождался

    самыми   преступными   и   достойными  презрения  деяниями   белогвардейской

    администрации.

         В то время в тылу деникинской армии свирепствовала страшнейшая по своим

    размерам  и  смертности  эпидемия  тифа.  На  железнодорожных  путях  стояли

    бесчисленные эшелоны тифозных больных, умирающих и уже умерших, брошенных на

    произвол судьбы. Жуткие  стоны солдат,  отдавших свои  жизни за благополучие

    белогвардейцев, плыли по необъятным равнинам полей, тщетно взывая о помощи.

         Но белогвардейские держиморды и не думали принимать мер к тому, чтобы в

    первую  очередь эвакуировать и разместить по госпиталям  больных  и раненых,

    тысячами  валявшихся  на  железнодорожных   путях.   Они  торопились  скорее

    нагрузить  и  угнать  на юг  эшелоны с  награбленным добром,  выбрасывая  из

    вагонов корчившихся в предсмертной агонии солдат.

         16 декабря  натиском 12-й армии белогвардейцы были  выбиты из  Киева, а

    13-й  армией   взят  Екатеринослав.   Части  противника,  оперировавшие   на

    правобережье Украины, будучи  отрезаны от главных своих  сил, вынуждены были

    отходить  в направлении Одесса -- Херсон.  В то время ударом  на юг  конница

    Буденного,  растрепав конницу Деникина  и лучшие его пехотные  части, заняла

    Донбасс и окончательно разъединила главнейшие группы противника, принудив их

    к спешному отступлению в Крым, на правобережье Днепра и на Кавказ.

         В январе, с выходом наших войск к Таганрогу и Мариуполю, между группами

    противника укрепилась  прочная прослойка наших войск, неудержимо расширивших

    свои пределы  на восток и на запад. В наши руки  тогда  попали десятки тысяч

    пленных,

         сотни  орудий,  пушки,  танки,  бронепоезда  и  многочисленное  военное

    снаряжение.

         Кто  не помнит  этих  несметных  военных  трофеев,  отобранных  нами  у

    Деникина?  Командир конного  корпуса  Жлоба даже отправил  тогда Антанте  по

    радио благодарность за снабжение красных частей снаряжением и амуницией.

         Между тем,  отбросив противника  от  Киева  и Екатериносла-ва,  красные

    части продолжали наносить  ему  удар  за ударом, напирая  на добровольческие

    части с двух сторон, с севера и востока. В конце января часть армии Деникина

    была зажата в угол -- между Днестром и правобережьем Черного моря. 7 февраля

    Красная армия  захватила  Одессу, а  к  17 февраля  остатки добровольцев  на

    Украине частью были окончательно уничтожены, а частью капитулировали.

         Трудовые массы  Украины  встретили Красную армию  восторженно.  Не было

    конца исключительно трогательным выражениям благодарности  за избавление  от

    белого  террора. Но сквозь  эти  розовые  моменты с  вопиющей  отчетливостью

    выступали перед Советской властью Украины новые чрезвычайные трудности.

         Антанта не дремала.

         Получив  отрицательный  щелчок  от  Красной армии,  она  немедленно  же

    переменила фронт наступления на Украину  через Польшу и Петлюру. И не успела

    еще  Красная  армия  добить  Деникина  на  Кавказе,   не  остыла  еще  кровь

    бесчисленных  жертв деникинской авантюры, как Антанта подготовила соглашение

    Петлюры с Польшей для нового наступления на Украину.

         Если  в  наступлении  Деникина  главную роль играла Англия, то в  новом

    походе на Украину роль главного палача взяла на себя Франция. Англия в новой

    авантюре  по тактическим соображениям  отступила на задний план.  Английское

    "общественное мнение"  было слишком возмущено неудачей деникинской авантюры,

    рабочие депутаты Англии, в связи с этой неудачей, вносили в парламент запрос

    за запросом, и  британскому правительству,  естественно, в такой момент было

    крайне "неудобно" продолжать активную роль душителя российской революции.  В

    атаку на Советскую Украину Антантой была выпущена "демократическая Франция".

    При ее активном содействии и по ее директивам Петлюра, получив в январе 1920

    г.  в  Любаре  от  УНР  полноту власти,  вступил в переговоры  с начальником

    польского государства Пилсудским на предмет совместного  удушения  Советской

    Украины  и  восстановления  на  ее  территории  капита-листическо-помещичьей

    власти.  На  генеральном  совещании в  Варшаве  от  25  февраля  1920  г., в

    присутствии представителей партии УСД  и УСР, самостойников и повстанцев, от

    которых председательствовал,  между  прочим, отъявленный  бандит, сподвижник

    Григорьева, Юрко Тютюнник, были окончательно сформулированы условия договора

    о  совместном  наступлении  на  Советскую   Украину,  договора  впоследствии

    санкционированного правительством УНР и Польши.

         Договор этот сводился к полному порабощению  украинского народа Польшей

    и Антантой. Петлюра уступал Польше значительную  часть украинской территории

    и  прежде  всего восточную  Галицию,  Волынь,  Полесье  и  Холмщину.  Далее,

    согласно секретной части этого договора, Польша получала право беспошлинного

    провоза  польских  товаров  через  Одессу  в  течение 15 лет  и  бесплатного

    пользования  украинским  морским транспортом  в течение 10 лет. Политический

    лавочник Петлюра, не  раз  продававший  Украину  и украинский трудовой народ

    оптом  и в розницу, на сей  раз запродал ее Польше, создав перед не успевшей

    еще  освободиться  от  белогвардейщины   Советской   Украиной  новую  угрозу

    вооруженной интервенции.

         Чтобы обеспечить себе  тыл, Петлюра,  при содействии  Антанты, заключил

    одновременно  договор  с  Румынией,  согласно которому УНР гарантировала  ей

    сохранение границ 1920 г. и отказалась от прав на Бессарабию.

         Правда,  положение  Советской  власти  было  в  то  время  сравнительно

    прочным. Колчаковские банды  были разбиты, и  сам  Колчак  вместе  со  своим

    премьером  Пепеляевым   сидели  тогда  за   крепкой   железной   решеткой  в

    Нижне-Удинске. Уральский фронт был ликвидирован, в Сибири была восстановлена

    Советская власть, и красные войска вступили в Архангельск.

         Однако   положение  Украины   оставалось   серьезным.   Кратковременное

    хозяйничанье  белогвардейцев  настолько  разорило  страну,  что  требовались

    исключительные  усилия,   чтобы  восстановить   самые  элементарные  отрасли

    украинского  хозяйства. Транспорт был  разрушен, сотни паровозов  и  вагонов

    пущены под  откос,  мосты  взорваны.  Громадное  количество  железнодорожных

    станций  разгромлены,  многие  сожжены и  снесены до основания.  Телеграфные

    провода на протяжении сотен верст разрушены. Уведены лучшие лошади и рогатый

    скот.

         Кроме  материального  разгрома  белогвардейцы  подвергли окончательному

    разгрому  те моральные и  духовные силы Украины, на которые Советская власть

    могла бы опереться. Профсоюзы  были  уничтожены, подпольные коммунистические

    организации    были    совершенно     дезорганизованы    белым     террором.

    Социал-соглашательские  партии,  получившие   при   помощи  белых  генералов

    возможность  открыто выступать  против "большевиков", развили среди отсталых

    трудящихся  масс бешеную агитацию против Советской власти и ЧК  в частности.

    Организованные   трудящиеся  массы  впали  в  отчаяние.  Пришлось  приложить

    исключительные усилия, чтобы рассеять среди трудящихся то недоверие, которое

    было создано против нас бешеной клеветнической агитацией белогвардейцев всех

    мастей.

         Деникин,  уходя,  оставил на  Украине  целую  сеть  крупных  подпольных

    белогвардейских организаций, снабженных большим количеством оружия и  денег,

    особенно на Левобережной Украине. Эти деникинские агенты были  всегда готовы

    поднять восста-

         ние в тылу Красной армии при первом же ее неуспехе на фрон-

         В городах свирепствовала спекуляция,  достигшая небывалого бешенства  и

    размеров. Получив от Деникина полную свободу, спекулятивные элементы Украины

    настолько окрепли, что представляли для  Советской  власти серьезную угрозу.

    К.  тому же, во  время  формирования  нашего  административно-хозяйственного

    аппарата,  буржуазно-спекулятивные   элементы   энергично  хлынули  во   все

    советские учреждения, разнося с собой губительное семя контрреволюции. Среди

    них  было много злостных  контрреволюционеров, сумевших ловко легализоваться

    советскими мандатами для взрыва разными путями нашей экономической политики.

    Эти элементы, явные и тайные агенты наших врагов, умело использовали тяжелое

    материальное  положение  города и деревни,  усилившееся благодаря  блокаде и

    пронесшемуся вихрю гражданской войны.

         Сверх  того, по  всей  Украине свирепствовали  тогда  питаемые Антантой

    через Петлюру и Пилсудского бесчисленные и неуловимые банды, рассеявшиеся по

    всей территории УССР и подтачивавшие ее неокрепшее тело.

         Выпущенные   и  бежавшие  из   тюрем   во  время  частых  смен  властей

    профессиональные  бандиты  и  отбившиеся  от  труда  элементы,  организовали

    уголовно-бандитские   шайки,   создавая  благоприятную   атмосферу  для  так

    называемых "идейных анархистов".

         Село  оставалось нерасслоенным, власть в уездах  и  волостях фактически

    находилась  в  руках  кулаков, окончательно подчинивших себе и  поработивших

    середняков и незаможних. Петлюровщина сплела  густую, крепкую сеть агентов и

    подпольных организаций во всех почти  без  исключения советских учреждениях,

    особенно в кооперации и отделах народного образования.

         Наша вынужденная необходимость закончить разверстку создавала при  этих

    чрезвычайно   тяжелых   обстоятельствах   весьма   благоприятную  почву  для

    контрреволюционных  выступлений  в деревнях.  Наших  продработников  убивали

    сотнями во всех углах республики.

         Кишевшие  по  всей Украине  банды, осуществляя  директивы  УНР, развили

    особенно  бешеную  деятельность  после  пресловутого   петлюровско-польского

    соглашения.  В Киеве был  сорганизован  центральный  повстанческий  комитет,

    связавшийся  с  повстанческой  бригадой  имени Пилипа  Орлика  и  охвативший

    окружными и губернскими организациями все углы Украины.

         Особое   внимание   Центроповстанком  уделял   подступам   к  Киеву   в

    направлениях  Киев-- Коростень и Киев-- Казатин,  где местная  повстанческая

    организация (районный повстанческий  комитет),  под руководством  одного  из

    энергичнейших  бандитов Мордалевича, создала в течение  короткого времени на

    вверенном  ей   участке  более  150   тайных   агентур,   объединивших   все

    повстанческое движение этого района. Здесь, кроме банды Стру-

         ка  и  остатков  банд   Зеленого  и  Соколовского,  оперировали   шайки

    Мордалевича.

         На  Полтавщине оперировали  атаманы  Скирда  и Левченко. На  Херсонщине

    орудовали  банды  Пшенника,  на  Одессщине и  Подолии  --  Заболотный, а  на

    Екатеринославщине -- легендарный Махно, батько одной  из  наиболее сильных и

    организованных банд,  с которой  Советской власти  на Украине пришлось вести

    очень серьезную борьбу.

         К  этому  времени анархо-бандитская армия  Махно насчитывала  несколько

    тысяч  штыков  и  сабель. Сражавшийся одновременно  с  Красной армией против

    Деникина, Махно, после занятия нами Украины, стал на  путь открытой борьбы с

    Советской властью.  Он совершает  разбойные налеты на красноармейские части,

    громит советские  учреждения  и  затем  предпринимает  грандиознейший  рейд,

    охватывающий Екатеринославскую, Донецкую, Харьковскую и Полтавскую губернии.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 60      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.