VI. ТЕЛО КАК ВЫРАЖЕНИЕ И РЕЧЬ - Цена страха (11 сентября 2001 года) - Владимир Ратис - Политика в разных странах - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 42      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20. > 

    Глава 1. Афганистан после 11 сентября

    Афганский писатель Тамим Ансари, живущий в Америке, написал после терактов 11 сентября следующие слова, полные страдания и боли за его родину, которая оказалась в руках банды головорезов, прикрывающихся красивыми лозунгами борьбы за победу исламской «запредельной справедливости»: «Я родом из Афганистана, и, даже, несмотря на то, что я живу здесь (в Америке) уже 35 лет, я не потерял чувство сопричастности к событиям происходящих там (в Афганистане). Поэтому я хочу рассказать всем, кто готов меня услышать, о том, как все это выглядит отсюда, где я нахожусь.

    Я говорю как один из тех, кто ненавидит Талибан и Усаму бен Ладена. У меня даже нет и тени сомнения в том, что эти люди причастны к кровавой бойне в Нью-Йорке. Я также согласен с тем, что эти монстры должны быть обязательно наказаны. Но Талибан и бен Ладен – это не Афганистан. Талибан и бен Ладен не являются также и правительством Афганистана. Талибан - это культ невежественных психотиков, которые захватили власть в Афганистане в 1997 году. Бен Ладен – это политический преступник, вынашивающий определенные планы. Талибан – это то же самое, что и нацизм. Усама бен Ладен – то же самое, что и Гитлер. А народ Афганистана – это то же самое, что «евреи в концентрационном лагере». И это не только потому, что Афганский народ не имеет ничего общего с этой бойней. Афганский народ оказался первой жертвой этих преступников. Афганский народ возликовал бы, если бы нашелся кто-то, кто пришел бы в Афганистан, изгнал талибов и очистил бы крысиное гнездо международных головорезов, окопавшихся в их стране.

    Некоторые спрашивают, почему Афганцы не восстанут и не выбросят талибов вон из их страны. Они не могут это сделать потому, что они умирают с голода, они истощены, они изранены. Несколько лет назад Организация Объединенных Наций провела анализ ситуации в Афганистане, и оказалось, что в стране насчитывается полмиллиона умирающих с голоду сирот-инвалидов, отсутствует какая-либо экономическая жизнь, и катастрофически не хватает продуктов питания. В стране несколько миллионов вдов, которых талибы закапывают живьем в братские могилы. Земля напичкана минами, а сельское хозяйство разрушено еще советскими войсками. Вот это и есть те причины, которые не позволяют Афганцам изгнать талибов из своей страны».

    Это и есть истинное лицо победившей идеологии ислама, идеологии, у которой «истинное и мирное лицо», идеологии,  ставшей государственной властью в Афганистане.  Благодаря талибам страна превратилась в «осиное гнездо» террористов и многотысячной армии воинов джихада, которые постигали в этой стране азы «освободительной» войны против «неверных», против «однополярного» мира, против «глобализма», против тех людей, спины которых «милосердный» Аллах не сделал «заповедным полем». Благодаря буквальному толкованию Корана, идеологи движения Талибан развили теорию «чистого» ислама, превратив Афганистан в «Мекку» террористов всех мастей, которые возжелали приобщиться к «великой победе» революционных сил талибов в борьбе за торжество «запредельной справедливости».

    Не секрет, что многих из них привлекал не сам бен Ладен и его банда, а идея талибанизации мусульманского мира. По данным ЦРУ, только 3000 бойцов из десятков тысяч, подготовленных в тренировочных лагерях Афганистана, подчиняются непосредственно Усаме бен Ладену. Но, несмотря на это, общие идеологические и материальные интересы связывают террориста № 1 с Муллой Мухаммедом Омаром, ячейками организации Аль Каида и движением Талибан. Эти связи настолько сильные, а сеть террористических организаций и групп настолько обширна, что уничтожение одной или даже нескольких ячеек этой сети вряд ли даст возможность покончить с терроризмом.

    До сих пор ни одна из стран не представляла собой лучшего примера, демонстрирующего закон непредсказуемых последствий, чем Афганистан. Эта печальная история началась еще в 1979 году, когда Советский Союз ввел свои войска в страну, в которой никогда не было спокойствия и мира, чтобы поддержать марионеточный коммунистический режим. США увидели в этой оккупации прекрасный шанс сразиться со своим конкурентом на земле чужой страны.

    Для этого они вооружили и стали финансировать армию, способную противостоять интересам Советского Союза в Афганистане. Банда муджахеддинов, или «воинов ислама», состояла не только из представителей разрозненных и этнически неоднородных племен, но также из профессиональных кадров мусульман-добровольцев, в число которых входил и Усама бен Ладен, которые рассматривали вооруженную борьбу против советских войск в качестве предписываемой Аллахом защиты  ислама и «святой земли» от неверных. И они победили, вынудив полностью деморализованную группу советских войск в Афганистане вывести свои войска в 1989 году. А так как для США эта победа ознаменовала решающую стадию борьбы за победу в холодной войне против СССР, то Америка утратила интерес к Афганистану, оставив страну в состоянии полного беспорядка и разрухи.

    Эндемическая вражда между доминирующими Пуштунскими племенами и национальными меньшинствами, которая мешала успешной борьбе с советскими войсками, теперь превратилась в ту силу, которая разрушила то, что осталось от Афганистана. Страна погрузилась в кровавый хаос беззакония и насилия, политические лидеры начали формировать вооруженные банды, ведущие между собой ожесточенную борьбу и, по ходу дела, грабящие и зверски убивающие мирное население. А так все города были превращены в руины, сельское хозяйство полностью разрушено, а из страны бежало почти пять миллионов человек, то единственным источником дохода стала торговля наркотиками.

    Обнищавший до предела народ стал обвинять Америку в большом предательстве, так как Афганистан, все-таки, был линией фронта американского противостояния советскому влиянию в регионе. А теперь Америка покинула нищую, разрушенную страну, народ которой вынужден, по ее вине, помирать с голоду. В общем, так оно и было на самом деле. Переключившись на свои более насущные интересы, связанные с дальнейшим развалом Советского Союза, как Америка, так и другие страны Запада совершенно забыли об Афганистане, оставив его на произвол судьбы. Этим и воспользовались идеологи «чистого» ислама.

    В середине 1994 года тридцатипятилетний Омар, проповедовавший ислам в мечети селения Сингешар, расположенной недалеко от религиозного центра Кандагара, пустил в дело «святую книгу». Подобно многим святым и тиранам прошлого, Омар заявил, что получил откровение от самого Аллаха, который призвал его освободить страну от банд враждующих между собой племен. В лице Омара Господь нашел верного воина ислама, так как, еще будучи юношей, Омар участвовал в борьбе с советским нашествием и даже лишился при этом одного глаза. Теперь, руководствуясь Кораном, он собрал 30 таких же одержимых, как и он сам, чтобы отомстить за похищение изнасилование двух женщин. Вождь одной из банд, виновный в этом преступлении был пойман и убит. С этого убийства, собственно, и начинается история движения Талибан. Сам Омар охарактеризовал его, как «простой союз преданных молодых людей, способных пожертвовать всем, что у них есть и даже самой жизнью, для достижения своей главной цели - учреждения законов Аллаха на всей Земле».          

    Небольшая группа, называющая себя Талибан, что буквально означает «ученики ислама», начала свою деятельность с установления контроля над соблюдением законности в городе. Ее программа предусматривала установление мира, законности, порядка и «чистого» ислама в Афганистане. Используя жестокие и человеконенавистнические принципы, почерпнутые Омаром из Корана, движение Талибан избрало для своей деятельности крайне экстремистскую модель, основанную на исключительно бескомпромиссной интерпретации мусульманского закона и непоколебимой вере в никогда не прекращающийся джихад. Его фундаменталистская платформа явилась явным продолжением радикальной ветви Беобанди, относящейся к исламским сектам суннитского толка, названной так по имени индийского города, приютившего у себя влиятельную медресе, или религиозную академию, которая учит, что «женщина, согласно всем биологическим, религиозным и пророческим данным является, по сравнению с мужчиной, менее развитым существом».     

    Движение Талибан обременило свою веру жесткими обычаями пуштунской традиции, согласно которой ««неверные» должны быть наказаны с применением самых жестоких мер, одобренных судом шариата, включая  ампутацию членов, забивание камнями и публичную казнь».

    Уставшие от войны афганцы, привлеченные красивыми лозунгами новоиспеченных «учеников ислама», дружно потекли под знамена «огненного ислама». Афганская молодежь стала покидать лагеря беженцев в Пакистане и, перейдя границу, оказывалась в исламских школах движения Талибан, где говорящие на пушту инструкторы вбивали в их молодые головы инструкции «милосердного» Аллаха, благословляющего никогда не прекращающийся священный джихад против «неверных».  

    В 1994 г. глава пакистанского правительства Беназир Бхутто обратился к лидеру движения Талибан с просьбой организовать конвоирование торговых путей, ведущих в Центральную Азию. Омар, конечно же, согласился. Эта сделка открыла путь пакистанским деньгам, а вместе с ними потекло и оружие. Теперь Талибан мог позволить себе организацию более серьезных лагерей подготовки «воинов ислама». Поддержка Пакистана позволила движению Талибан настолько окрепнуть, что в том же году весь Кандагар подчинился власти «учеников ислама» почти без единого выстрела. После демонстрации плаща, некогда принадлежащего пророку Мухаммеду, устроенной Омаром в Кандагаре, воинственный пыл «учеников» возрос настолько, что они, приложив к своим лбам Коран, бесстрашно вошли в Кабул и успешно его взяли в 1996 г. К тому времени даже США молчаливо поощряли Пакистан оказывать поддержку талибам, которые, как они надеялись, смогут взять под свой контроль экспорт героина и помогут получить открытый доступ к газовым месторождениям шиитского Ирана.  

    Конечно же, не все афганцы приветствовали столь стремительные успехи движения Талибан. Этнические меньшинства северных племен всегда были враждебно настроены против талибов, а вооруженные силы Северного Альянса вели активные боевые действия, пытаясь отвоевать у талибов захваченные города, столицу и северные, не относящиеся к пуштунам территории. Скорее всего, это вооруженное противостояние вряд ли завершилось бы победой сил Северного Альянса, если бы не бомбардировки баз талибов американской авиацией и не наземная операция американского спецназа, который разворошил и очистил «крысиное гнездо международных головорезов», которое США некогда свили для достижения своих «гуманных» целей.   

    Движение Талибан являлось до недавнего времени одним из самых загадочных режимов, финансируемым не менее загадочными «духовными» лидерами, самым влиятельным из которых был Омар, который называл себя Амир-уль-Моминин, или «предводитель верных». Он вел замкнутый образ жизни, не позволял себя фотографировать, и крайне редко появлялся на публике. Омар предпочитал отдавать приказы из своего бункера в Кандагаре, в то время как его свирепые министры Развития Добродетели и Предотвращения Зла воплощали посредством сил религиозной полиции исламский закон на местах. С черными тюрбанами на головах и с кнутами в руках, они яростно избивали непокорных соотечественников и запрещали женщинам подходить к окнам своих домов.

    Жизнь, зажатая между бесконечными предписаниями мусульманского закона, создавала, по мнению мусульманских ученых, форму ислама невиданную доселе в истории развития мусульманского вероучения. Они также утверждают, что тот вариант ислама, который представляет Талибан, дает совершенно ошибочную интерпретацию Корана. Но более внимательный взгляд на учение Ислама показывает, что талибы совершали все свои деяния в строгом соответствии с жестокими и человеконенавистническими императивами мусульманской идеологии, которая учит:  «А когда  вы  встретите тех, которые не уверовали, то - удар мечом по шее; а когда произведете великое избиение их,  то укрепляйте узы… И  сражайтесь  c  ними,  пока  не будет искушения, и религия вся будет принадлежать  Аллаху».

    Иного выхода у мусульман нет – «либо раствориться в этой всемирной кишке, либо умереть стоя», - как сказал Гейдар Джемаль. Во «всемирной кишке» растворяться никто, конечно же, не хочет. Значит надо неизбежно умирать стоя, потому что «иного выхода нет». А чтобы умереть стоя, нужно сражаться. Ну, как тут не воспользоваться «добрыми» наставлениями Аллаха, который учит так: «бейте же их по шеям, бейте их  по всем пальцам!»? А чтобы это избиение было более успешным, да к тому же еще и безопасным, Аллах рекомендует, чтобы «приходила к ним Наша ярость ночью или когда они покоились». И это правильно. Убить спящего человека гораздо легче, чем человека бодрствующего, потому что бодрствующий человек может и ответить. А это совсем не безопасно для тех, кто хочет «умереть стоя». 

    На самом же деле, воины исламского джихада, вооруженные «добрыми» наставлениями Аллаха, у которого «истинное и мирное» лицо даже при отсутствии у них оружия будут стоять насмерть, потому что стиль их жизни – «джихад против тех, кто принес страдания на афганскую землю и нарушил учение ислама». Мулла Мухаммед Омар как-то сказал: «Талибан будет сражаться до тех пор, пока в Афганистане не останется и капли крови, которую можно пролить». Так вот, все должны хорошо себе представлять, что та кровь будет не только кровью афганцев, но и американцев тоже.  Потому что все «неверные должны быть наказаны с применением самых жестоких мер, одобренных судом шариата, включая  ампутацию членов, забивание камнями и публичную казнь».

    После изгнания талибов жизнь в Афганистане не стала легче. Война с талибами и бомбардировки американской авиации превратили страну в руины. Афганская столица, цветущими садами которой когда-то восхищался Киплинг, сегодня представляет собой  панораму послевоенного Сталинграда, смешанного с восточным базаром. Скелеты разрушенных во время бомбардировок домов перемежаются рядами орущих торговцев и дымящимися мангалами шашлычников. Американцы разрешили свободно продавать героин, и теперь многие молодые афганцы становятся наркоманами. Приведенный к власти американцами Хамид Карзай кроме столицы мало что контролирует. Остряки называют его «мэром Кабула». О степени его популярности у афганского народа можно судить хотя бы потому, что в службе охраны президента нет ни одного афганца – только американский спецназ.

    Американцев в Афганистане не любят, зато о советских войсках, которые находились здесь 9 лет, отзываются очень хорошо. Говорят, что хотя шурави (русские) и были врагами, но жилось афганцам при них лучше. И это при том, что за время боев с «ограниченным контингентом» советских войск погибло более миллиона афганцев.

    Нынешняя ситуация в Афганистане – это еще одно доказательство лжи и лицемерия администрации президента Буша. «Демократия», доставленная в Афганистан на сапогах американского морпеха, ничего кроме разрухи и разврата не принесла. …………………..          

    http://www.afghanistan.ru/doc/6010.html

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 42      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.