II - Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве - В.И. Ленин - Анархизм и социализм - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 12      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.

    II

     

    Перейдем теперь ко второй части главы VI, посвященной вопросу о разложении крестьянства. Эта часть сюит в прямой и непосредственной связи с предыдущей частью, служа дополнением к вопросу о капитализме в земледелии.

    Указавши на повышение цен на сельскохозяйственные продукты в течение первых 20 лет после реформы, на расширение товарного производства в земледелии, г. Струве совершенно справедливо говорит, что от этого "выиграли по преимуществу землевладельцы и зажиточные крестьяне" (214). "Дифференциация в среде крестьянского населения должна была увеличиться, и к этой эпохе относятся первые ее успехи". Автор цитирует указания местных исследователей, что проведение железных дорог подняло только благосостояние зажиточной части крестьянства, что аренда порождает среди крестьян "чистый бой", приводящий всегда к победе экономически сильных элементов (216-217). Он цитирует исследование В. Постникова, по которому хозяйство крестьян зажиточных настолько уже подчиняется рынку, что 40% посевной площади дают продукт, идущий на продажу, и - добавляя, что на противоположном полюсе крестьяне "теряют свою экономическую самостоятельность и, продавая свою рабочую силу, находятся на границе батрачества", - справедливо заключает: "Только проникновением меновою хозяйства объясняется тот факт, что экономически сильные крестьянские хозяйства могут извлекать выгоду из разорения слабых дворов" (223). "Развитие денежного хозяйства и рост населения, - говорит автор, - приводит к тому, что крестьянство распадается на две части: одну экономически крепкую, состоящую из представителей новой силы, капитала во всех его формах и степенях, и другую, состоящую из полусамостоятельных земледельцев и настоящих батраков" (239).

    Как ни кратки замечания автора об этой "дифференциации", тем не менее они дают нам возможность отметить следующие важные черты рассматриваемого процесса: 1) Дело не ограничивается созданием одного только имущественного неравенства: создается "новая сила" - капитал. 2) Создание этой новой силы сопровождается созданием новых типов крестьянских хозяйств: во-первых, зажиточного, экономически крепкого, ведущего развитое товарное хозяйство, отбивающего аренду у бедноты, прибегающего к эксплуатации чужого труда[97]; - во-вторых, "пролетарского" крестьянства, продающего свою рабочую силу капиталу. 3) Все эти явления прямо и непосредственно выросли на почве товарного хозяйства. Г-н Струве сам указал, что без товарного производства они были невозможны, а с его проникновением стали необходимы. 4) Явления эти ("новая сила", новые типы крестьянства) относятся к области производства, а не ограничиваются областью обмена, товарного обращения: капитал проявляется в земледельческом производстве; тоже и продажа рабочей силы.

    Казалось бы, эти черты процесса прямо определяют, что мы имеем дело с чисто капиталистическим явлением, что в крестьянстве складываются классы, свойственные капиталистическому обществу, - буржуазия и пролетариат. Мало этого: эти факты свидетельствуют не только о господстве капитала в земледелии, но и о том, что капитал сделал уже, если можно так выразиться, второй шаг. Из торгового капитала он превращается в индустриальный, из господствующего на рынке в господствующий в производстве; классовая противоположность богача-скупщика и бедняка-крестьянина превращается в противоположность рационального буржуазного хозяина и свободного продавца свободных рук.

    Но г. Струве и тут не мог обойтись без своего мальтузианства; в указанном процессе, по его мнению, выражается лишь одна сторона дела ("только прогрессивная сторона"), рядом с которой есть и другая: "техническая нерациональность всего крестьянского хозяйства"! "в ней выражается, так сказать, регрессивная сторона всего процесса", она "нивелирует" крестьянство, сглаживает неравенство, действуя "в связи с ростом населения" (223-224).

    В этом довольно туманном рассуждении только и видно, что автор предпочитает крайне абстрактные положения конкретным указаниям, что он ко всему припутывает "закон" о соответствии размножения со средствами существования. Говорю: припутывает, - потому что, если даже строго ограничиться фактами, приводимыми самим автором, невозможно найти указания на такие конкретные черты процесса, которые бы не подходили под "доктрину" марксизма и требовали признания мальтузианства. Наметим еще раз этот процесс: сначала мы имеем натуральных производителей, крестьян, сравнительно однородных[98]. Проникновение товарного производства ставит богатство отдельного двора в зависимость от рынка, создавая, таким образом, путем рыночных колебаний неравенство и обостряя его, сосредоточивая у одних в руках свободные деньги и разоряя других. Эти деньги служат, естественно, для эксплуатации неимущих, превращаются в капитал. Покуда еще разоряющиеся крестьяне держатся за свое хозяйство, капитал может эксплуатировать их, оставляя их хозяйничать по-прежнему, на старых, технически нерациональных основаниях, может основывать эксплуатацию на покупке продукта их труда. Но разорение достигает, наконец, такой степени развития, что крестьянин вынужден совсем бросить хозяйство: он не может уже продавать продукта своего труда, ему остается только продавать труд. Капитал берет тогда хозяйство в свои руки, причем он вынужден уже - силою конкуренции - организовать его рационально; он получает возможность к тому благодаря "сбереженным" ранее свободным денежным средствам, он эксплуатирует уже не хозяина, а батрака, поденщика. Спрашивается, какие же это две стороны отличает автор в этом процессе? Каким образом находит он возможным делать такой чудовищный мальтузианский вывод: "Техническая нерациональность хозяйства, а не капитализм [заметьте это "а не"] - вот тот враг, который отнимает хлеб насущный у нашего крестьянства" (224). Как будто бы этот насущный хлеб доставался когда-нибудь целиком производителю, а не делился на необходимый продукт и прибавочный, получаемый помещиком, кулаком, "крепким" крестьянином, капиталистом!

    Нельзя не добавить, однако, что по вопросу о "нивелировке" у автора есть некоторое дальнейшее разъяснение. Он говорит, что "результатом указанной выше нивелировки" является "констатируемое во многих местах уменьшение или даже исчезновение среднего слоя крестьянского населения" (225). Приведя цитату из земского издания, констатирующего "еще большее увеличение расстояния, отделяющего сельских богатеев от безземельного и безлошадного пролетариата", он заключает: "Нивелировка в данном случае, конечно, в то же время и дифференциация, но на почве такой дифференциации развивается только одна кабала, могущая быть лишь тормозом экономического прогресса" (226). - Итак, оказывается уже теперь, что дифференциацию, создаваемую товарным хозяйством, следует противополагать не "нивелировке", а тоже дифференциации, но только дифференциации иного рода, а именно кабале. А так как кабала "тормозит" "экономический прогресс", то автор и называет эту "сторону" - "регрессивной".

    Рассуждение построено по крайне странным, никак уже не марксистским приемам. Сравниваются "кабала" и "дифференциация", как какие-то две самостоятельные, особые "системы"; одна восхваляется за то, что содействует "прогрессу"; другая осуждается за то, что тормозит прогресс. Куда делось у г. Струве то требование анализа классовых противоположностей, за неисполнение которого он так справедливо нападал на г. Н. -она, то учение о "стихийном процессе", о котором он так хорошо говорил? Ведь эта кабала, которую он сейчас уничтожил за ее регрессивность, представляет из себя не что иное, как первоначальное проявление капитализма в земледелии, того самого капитализма, который ведет далее к прогрессивному подъему техники. В самом деле, что такое кабала? Это - зависимость владеющего своими средствами производства хозяина, вынужденного работать на рынок, от владельца денег, - зависимость, которая, как бы она различно ни выражалась (в форме ли ростовщического капитала или капитала скупщика, который монополизировал сбыт), - всегда ведет к тому, что громадная часть продута труда достается не производителю, а владельцу денег. Следовательно, сущность ее - чисто капиталистическая[99], и вся особенность заключается в том, что эта первичная, зародышевая форма капиталистических отношений целиком опутана прежними, крепостническими отношениями: тут нет свободного договора, а есть сделка вынужденная (иногда приказом "начальства", иногда желанием сохранить хозяйство, иногда старыми долгами и т. д.); производитель туг привязан к определенному месту и к определенному эксплуататору: в противоположность безличному характеру товарной сделки, свойственному чисто капиталистическим отношениям, здесь сделка носит непременно личный характер "помощи", "благодеяния", - и этот характер сделки неизбежно ставит производителя в зависимость личную, полукрепостническую. Такие выражения автора, как "нивелировка", "тормоз прогресса", "регрессивность", - не означают ничего иного, кроме того, что капитал овладевает сначала производством на старом основании, подчиняет производителя, технически отсталого. Указание автора, что наличность капитализма не дает еще права считать его "виновным во всех бедствиях", верно в том смысле, что наш работающий на других крестьянин страдает не только от капитализма, но и от недостаточного развития капитализма. Другими словами: в громадной массе крестьянства нет почти уже вовсе самостоятельного производства на себя; наряду с работой на "рациональных" буржуазных хозяев мы видим только работу на владельцев денежного капитала, т. е. тоже капиталистическую эксплуатацию, но только неразвитую, примитивную, которая в силу этого, во-первых, вдесятеро ухудшает положение трудящегося, опутывая его сетью особых, добавочных прижимок, а, во-вторых, отнимает у него (и его идеолога - народника) возможность понять классовый характер совершаемых по отношению к нему "неприятностей" и сообразовать свою деятельность с таковым их характером. Следовательно, "прогрессивная сторона" "дифференциации" (говоря языком г. Струве) состоит в том, что она выводит на свет ту противоположность, которая прячется в форме кабалы, и отнимает у нее ее "стародворянские" черты. "Регрессивность" народничества, отстаивающего крестьянское равнение (пред... кулаком), состоит в том, что оно желает задержать капитал в его средневековых формах, соединяющих эксплуатацию с раздробленным, технически отсталым производством, с личным давлением на производителя. В обоих случаях (и в случае "кабалы", и в случае "дифференциации") причиной угнетения является капитализм, и противоположные заявления автора, что дело "не в капитализме", а в "технической нерациональности", что "не капитализм - виновник крестьянской бедности" и т. п., - показывают только, что г. Струве слишком увлекся, защищая правильную мысль о предпочтительности развитого капитализма перед неразвитым, и благодаря абстрактности своих положений противопоставил первое второму не как две последовательные стадии развития данного явления, а как особые случаи[100].

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 12      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.