III - Хроника революции - Н.И. Старилов - Революция - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.

    1 марта 1917 г.

         В полночь Ломоносов6  снял трубку телефона:

         - Центральная  Николаевской дороги?  Соедините меня с начальником дороги инженером Невежиным.

         - Ни кабинет, ни квартира не отвечают.

         - Соедините с помощником.

         - Один  уехал  встречать  императорский  поезд, другой болен.

         - Дайте начальника движения!

         - Нельзя добиться.

         - Дайте дежурного по движению.

         - Я дежурный по движению.

         - Я - Ломоносов, по поручению комиссара Думы Бубликова. Вы мой голос узнаете?

         - Так точно. Что прикажете?

         - Где начальник движения?

         - Похоже, болен: по телефону добиться нельзя. Пошли на квартиру - дверей не открывают.

         - Кто же есть?

         - Помощник начальника движения инженер Кожевников. Он на квартире, только вам его не добиться, у него номер неправильный. Позвольте, я вам его вызову?

         - Я - Кожевников. Это вы, Юрий Владимирович?

         - Я - Ломоносов. Как у вас с поездами?

         - Идут более или менее нормально. Вы из министерства?

         - Да, я говорю по поручению члена Государственной Думы Бубликова. У вас какая-то заминка с начальством? По-видимому, начальник дороги и начальник движения больны? На вас лежит вся ответственность за правильность движения. Кто кроме вас может работать?

         - Другой помощник, Страхов.

         - Ну и прекрасно. Вы можете сменяться с ним. Но пока что день и ночь, в конторе или у телефона должны быть вы или он. Положение слишком ответственное.

         - Как прикажете с императорским поездом?

         - А что?

         - Он  имеет  назначение  Лихославль-Тосно-Александровская-Царское, но как бы в Тосно или даже в Любани чего не случилось.

         - Вы получите, если будет нужно, новое назначение. А каково настроение служащих?

         - Все на стороне Думы, но очень злы на Невежина и в особенности на Дьякова. Можно ждать эксцессов.

         - До свидания! Будьте спокойны и решительны. На вас смотрит вся Россия. Примите все меры к усилению подвоза продовольствия. Служащие должны доказать, что при новом режиме они могут работать еще лучше, чем при старом.

         В 4 часа утра в кабинет Ломоносова вбежал чиновник из министерского телеграфа.

    - Императорский поезд подходит к Малой Вишере!

         Ломоносов бросился к Бубликову. Тот спал, уютно свернувшись калачиком на кожаном диване. Разбудить его не удалось - ругаясь сквозь сон, он опять упрямо ложился на диван.

         Ломоносов позвонил в Думу:

         - Государственная дума? Соединяйте с председателем. Михаил Владимирович, вы?

         - Я - Родзянко. Кто говорит?

         - Министерство путей сообщения. По полномочию комиссара Бубликова член Инженерного Совета Ломоносов. Вы меня знаете?

         - Что вам угодно?

         - Императорский поезд в Малой Вишере. Что прикажете с ним делать?

         - Сейчас обсудим. Позовите Бубликова.

         После вылитого ему в лицо стакана холодной воды Бубликов, ошалело мотая мокрой головой, подошел к телефону:

         - Да,  это  я,  Бубликов...  Но  что  же  делать? Везти в Царское? В Петроград? Держать в Вишере? Ждать?! Чего и сколько? Хорошо, будем ждать. - Бубликов повесил трубку и, презрительно усмехнувшись, сказал Ломоносову:

         - Не могут решиться...

         Из телеграфной принесли записку: "Малая Вишера. В императорском поезде идет совещание. Смазчики испортили передний паровозы".

         Через полчаса принесли вторую записку: "Малая Вишера. По распоряжению инженера Керна в 4.50 поезд литера "А" отправился обратно в Бологое".

         Бубликов позвонил в Думу:

         - Задержать?

         - Еще не решено. Следите за поездом. Когда положение выяснится, получите указания.

         Ломоносов в растерянном недоумении развел руками.

         - Совещаются с Советом, - понимающе ухмыльнулся полировавший ногти помощник Бубликова Рулевский.

         - С каким Советом?

         - Да вы разве не знаете, что по примеру 905-го года еще третьего дня образовался Совет Рабочих Депутатов? Чхеидзе - председатель,  Скобелев и Керенский - товарищи. Разве с думцами революцию сделаешь? Сами видите, какую они канитель тянут. Совет уже выпустил два воззвания.  Вот они. - Рулевский передал Ломоносову два листка.

         "28 февраля.

         От совета Рабочих Депутатов.

         Старая власть довела страну до полного развала, а народ до голодания. Терпеть дальше стало невозможно. Население Петрограда вышло на улицу, чтобы заявить о своем недовольстве. Его встретили залпами. Вместо хлеба царское правительство дало народу свинец.

         Но солдаты не захотели идти против народа и восстали против правительства. Вместе с народом они захватили оружие, военные склады и ряд важных правительственных учреждений.

         Борьба еще продолжается - она должна быть доведена до конца. Старая власть должна быть окончательно низвергнута и уступить место народному правлению. В этом спасение России. Для успешного завершения борьбы в интересах демократии народ должен создать свою собственную властную организацию.

         Вчера, 27 февраля, в столице образовался Совет Рабочих  Депутатов  из  выборных  представителей заводов и фабрик,  восставших воинских частей, а также демократических и социалистических партий и групп.

         Совет Рабочих Депутатов, заседающий в Государственной Думе, ставит своей основной задачей организацию народных сил и борьбу за окончательное упрочение политической свободы и народного правления в России.

         Совет назначил районных комиссаров для установления народной власти в районах Петрограда.

         Приглашаем все население  столицы  немедленно сплотиться вокруг Совета, образовать местные комитеты в районах и взять в свои руки управление всеми местными делами.

         Все вместе, общими силами будем бороться за полное устранение старого правительства и созыв Учредительного собрания, избранного на основе всеобщего,  равного,  прямого  и  тайного  избирательного права.

    Совет Рабочих Депутатов".

         - Но когда же выборы успели провести? - прочитав листки, недоумевающе спросил Ломоносов.

         - Эх вы, Аким-простота! Какие теперь выборы. Пришли в Думу рабочие, солдаты, революционеры - ну, вот и Совет. Конечно же вошли и думские социалистические фракции. Нужно же создать революционный центр. Не Гучков же с Родзянко будут делать революцию!

         В 9 часов утра из Бологого сообщили, что царский поезд прибыл туда. Опять Бубликов звонил в Думу, и теперь разрешение последовало: "Задержать поезд в Бологом, передать императору телеграмму председателя Думы и назначить для него экстренный поезд до станции Бологое".

         В телеграмме Родзянко указывал на критическое положение династии и просил свидания. Телеграмму передали Воейкову под расписку, но ответа не было.

         - Из императорского поезда поступило требование дать назначение поезду из Бологого на Псков. Что делать?

         - Ни в коем случае. Царь хочет пробраться к армии.

         - Слушаю, будет исполнено.

         А через десять минут: "Бологое. Поезд литера "А" без назначения отправился на Псков".

         Бубликов в бешенстве заметался по кабинету:

         - Что делать, говорите скорее.

         - Положение серьезное, надо обсудить.

         - Надо действовать.

         - Обдуманно. Только обдуманно... Взорвать мост? Разобрать путь? Свалить поезд? Едва ли Дума нас похвалит. Да и кто все это будет делать? Лучше забьем одну-две станции товарными поездами, тем более что поезд без назначения, даже царский, не может не затираться товарными.

         В это время в свой кабинет, занятый комиссаром Думы, вошел начальник движения Устругов.

         Бубликов бросился к нему:

         - Сейчас же распорядитесь, чтобы на пути литера "А" по Виндавской один из разъездов был загорожен двумя товарными поездами.

         - Такие распоряжения я исполнять отказываюсь.

         - Что-о?

         Ломоносов с Рулевским выхватили револьверы, и Ломоносов приставил свой к животу Устругова. Тот побледнел как полотно и залепетал:

         - Хорошо, хорошо... сейчас.

         Вечером Ломоносов вместе с инспектором Некрасовым поехали на Николаевский вокзал проводить Родзянко, а главное, посмотреть, что там делается.

         Некрасов был весь в красном - повязка на рукаве, бант на папахе. Ломоносову это показалось неприличным: сам он остался одетым строго по форме. К автомобилю, на котором они ехали, с правой стороны был прикреплен красный флаг. У солдата, сидевшего рядом с шофером, на шапке был красный бант.

         По городу еще шла стрельба, кое-где с чердаков стреляли из пулеметов. Группы солдат, рабочих и студентов брали приступом эти дома.

         На первый взгляд без толку по городу носились грузовики, полные вооруженных людей. На улицах было много испорченных и опрокинутых автомобилей, но в общем настроение было радостное, бодрое. Несмотря на стрельбу, улицы были полны людей, много женщин, детей. Кое-где на домах виднелись красные флаги. В воздухе витало что-то праздничное.  "Как на  пасху", - подумал Ломоносов.

         Родзянко - генералу Алексееву, 5 часов 51 минута:

         "Временный Комитет членов Государственной Думы сообщает вашему высокопревосходительству, что ввиду устранения от управления всего состава бывшего Совета Министров правительственная власть перешла в настоящее время к Временному Комитету Государственной Думы".

         Донесение в Думу, 7 часов 10 минут:

         "1. На Кирочной против Саперного батальона засела группа около 30 городовых с пулеметом.

         2. Сыскная полиция ответила, что ее больше не существует и что надо обращаться в Г. Думу".

                                                 Приказ

         "Гг. офицеры Петроградского гарнизона и все гг. офицеры, находящиеся в Петрограде!

         Временный  Комитет Государственной Думы  приглашает всех гг. офицеров, не имеющих определенных поручений Комиссии, явиться 1-го и 2-го марта от 10 час. утра до 6 час. вечера в зал Армии и Флота для получения удостоверений на повсеместный пропуск и точной регистрации, для исполнения поручений Комиссии по организации солдат, примкнувших к представителям народа для охраны столицы.

         Промедление явки г.г. офицеров к своим частям неизбежно подорвет престиж офицерского звания.

         Не теряйте, г.г. офицеры, ни минуты драгоценного времени!

         Военная Комиссия Временного Комитета Государственной Думы.

         Председатель Государственной Думы М. Родзянко".

         Сообщение Петроградского комитета журналистов:

         "От имени нового коменданта Николаевского вокзала на вокзале расклеено объявление,  коим запрещается солдатам отбирать у офицеров оружие.

         В приказе сказано, что от Государственной Думы не  исходило  распоряжение  отбирать  у  офицеров оружие".

         Дополнения к приказу по Петрограду:

         "Члены штаба корпусов жандармов аресту не подлежат".

         Член Государственной Думы М. Караулов".

         "Арестованных чинов наружной, тайной полиции и жандармов надо доставлять в отделение комендатуры, в манеж Кавалергардского полка.

         Член Временного Комитета М. Караулов".

         "Приказ № I

         1 марта 1917 года.

         По гарнизону Петроградского Округа всем солдатам гвардии, армии, артиллерии и флота для немедленного и точного исполнения и рабочим Петрограда для сведения.

         Совет Рабочих и Солдатских Депутатов постановил:

         1)  Во всех ротах,  батальонах, полках, парках, батареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота немедленно выбрать комитеты из выборных представителей  от  нижних  чинов  вышеуказанных  воинских частей.

         2) Во всех воинских частях, которые еще не выбрали своих представителей в Совет Рабочих Депутатов, избрать по одному представителю от рот, которым и явиться с письменными удостоверениями в здание Государственной Думы к 10 часам утра 2-го сего марта.

         3) Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету Рабочих и Солдатских Депутатов и своим комитетам.

         4) Приказы военной комиссии Государственной Думы следует исполнять только в тех случаях, когда они не противоречат приказам и постановлениям Совета Рабочих и Солдатских Дупутатов.

         5) Всякого рода оружие, как то: винтовки, пулеметы, бронированные автомобили и прочее должны находиться в распоряжении и под контролем ротных и батальонных комитетов и ни в коем случае не выдаваться офицерам, даже по их требованиям.

         6) В строю и при отправлении служебных обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую воинскую дисциплину, вовне службы и строя, в своей политической, общегражданской и частной жизни, солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех правах, коими пользуются все граждане. В частности, вставание во фронт и обязательное отдание чести вне службы отменяется.

         7) Равным образом, отменяется титулование офицеров "ваше превосходительство, благородие" и т. п. и заменяется обращением: господин генерал,  господин полковник и т. д.

         Грубое обращение с солдатами всяких воинских чинов, и в частности обращение к ним на "ты", воспрещается, и о всяком нарушении сего, равно как и о всех  недоразумениях  между  офицерами  солдатами, последние обязаны доводить до сведения ротных комитетов.

         Настоящий приказ прочесть во всех ротах, батальонах,  полках,  экипажах,  батареях  и  прочих строевых и нестроевых командах.

         Петроградский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов".

         К утру 1 марта весь Кранштадт был в руках восставших. У городовых и охранников остался только один  дом.  Затем  после  артиллерийского  обстрела оставшиеся в живых контрреволюцинеры сдались.

         В боях с полицией погибли семь человек. Они были торжественно похоронены на Якорной площади.

         Учитывая ошибки революции 5-го года, революционные моряки установили в городе образцовый порядок, уничтожив все питейные заведения и склады спиртных напитков.

         На улицах Петрограда с утра толпились люди. Спорили горячо, самозабвенно. Одни кричали:

         - Надо требовать на престол Михаила!

         Другие:

         - Родзянко президентом!

         - Власть Думе!

         - Власть Совету Рабочих и Солдатских депутатов!

         Распространился слух, что флот движется на Питер, споили матросов и теперь они идут на защиту царя. К Бологому подошли войска генерала Иванова вместе с царем. Войска - сплошь георгиевские кавалеры, преданные царю.

         Вечером пришли другие вести - на флоте восстаниие. В Кронштадте матросы расстреливают подряд всех офицеров, на кораблях подняты красные флаги. Из Гельсингфорса  и Кронштадта посылают депутатов в Петроградский  Совет,  чтобы  подготовить  всеобщую резню офицеров. Войска Иванова присоединились к революции и возвращаются на фронт. Царь отрекся от престола.

         Демонстранты заполнили все улицы огромного города. У всех на груди - красные банты, на лицах - ликование. Рядом с голодными рабочими, работницами, солдатами идут буржуа и тоже поют: "Долго в цепях нас держали, долго нас голод томил!".

         "Бедные, где это они так изголодались, истомились?" - глядя на торопливо мажущихся к революции буржуев, думал Дыбенко, проходивший со своим матросским деревянным чемоданчиком по улицам к вокзалу. Он должен был попасть на поезд в Гельсингфорс. - "Ничего, разберемся в свое время".

         Комиссар Думы Бубликов - управляющему и начальнику движения Виндавской железной дороги, 11 часов 00 минут:

         "По распоряжению Исполнительного Комитета Государственной Думы благоволите немедленно отправить со ст. Дно в направлении на Бологое два товарных поезда следом друг за другом и занять ими какой-либо разъезд, возможно восточнее ст. Дно и сделать физически невозможным движение каких бы то ни было поездов в направлении от Бологого в Дно. За неисполнение или недостаточно срочное исполнение настоящего предписания будете отвечать как за измену пред отечеством".

         Командующий войсками Московского военного округа генерал Мразовский - генералу Алексееву, 13 часов 20 минут:

         "Несколько тысяч артиллеристов 1-й запасной бригады на Ходынке захватили орудия и сараи с вооружением для формирований, часть коего передана революционерам. Громадное число учреждений, требующих охраны, большие толпы забастовщиков, большие расстояния и недостаток надежных войск препятствуют обезоружить бунтующих. Число воинских чинов, переходящих к революционерам, все увеличивается. Благоволите уведомить о получении этой телеграммы".

         Генерал Мрозовский - генералу Алексееву, 14 часов 30 минут:

         "В Москве полная революция. Воинские части переходят на сторону революционеров".

         Морской министр адмирал Григорович - адмиралу Русину и генералу Алексееву, 17 часов 19 минут:

         "Мною получена телеграмма коменданта Кронштадта:

         "Вечером начались беспорядки в некоторых сухопутных частях и береговых командах флота. Части ходят по улицам с музыкой. Принимать меры к усмирению с тем составом, который имеется в гарнизоне не нахожу возможным, так как не могу ручаться ни за одну часть".

         Главный морской штаб - адмиралу Русину, 17 часов 20 минут:

         "Общее положение в Петрограде:

         Думе удалось собрать под свою власть довольно большое число войск,  количество коих растет.  По городу ставятся караулы и патрули, порядок понемногу восстанавливается. Необходимы, однако, решительные акты власти для удовлетворения требований общественного мнения, так как растет пропаганда социал-революционеров".

         Граф Капнист - начальнику Морского штаба Верховного главнокомандующего, 17 часов 35 минут:

         "Граф Капнист просит доложить наморштаверху, что за сегодняшний день изменений в общем положении после вчерашней телеграммы не последовало. Порядок налаживается с большим трудом. Есть опасность возможности раскола в самом Комитете Государственной Думы и выделения в особую группу крайних левых революционных партий и Совета Рабочих Депутатов".

         Адмирал Русин - Николаю II, 17 часов 53 минуты:   

         "Всеподданнейше доношу полученную мною телеграмму от командующего флотом Балтийского моря: "С 4-х часов утра 1-го марта прервано сообщение с Кронштадтом каким-либо путем. Главный командир порта убит, офицеры арестованы. В Кронштадте - анархия, и станция службы связи занята мятежниками".

         Генерал Клембовский - командующим армиями, 20 часов 29 минут:

         "В Москве полное восстание и войска переходят на сторону сторонников Временного Комитета Государственной Думы, сформированного с Родзянко во главе для замены упраздненного правительства.  В  Кронштадте восстание,  и  Балтийский  флот с  согласия командующего флотом перешел на сторону Временного Комитета. Решение адмирала Непенина вызвано стремлением спасти флот. Генерал-адъютант Алексеев телеграфировал государю,  прося издать акт,  способный успокоить население и прекратить революцию. Генерал Алексеев докладывает, что спасение России и возможность  продолжать  войну  будет  достигнута  только тогда,  когда  во главе  правительства  будет  стоять человек, который будет пользоваться доверием населения и который образует соответствующий кабинет. Его величество еще не прибыл в Царское Село, и поезд находится близ станции Дно".

         Сообщение Петроградского комитета журналистов:

         "В 10 час. 30 мин. вечера под сильным конвоем привезен в Думу бывший военный министр генерал Сухомлинов.

         Известие о привозе Сухомлинова облетело всю Думу и вызвало в солдатских массах невероятное возбуждение. С трудом, едва сдерживая солдат, провели бывшего военного министра в приемную комнату.

         Сюда через некоторое время явился делегат от солдат Преображенского полка и в присутствии всех сорвал с Сухомлинова погоны".

         Генерал Данилов - генералу Алексееву, 22 часа 45 минут:

         "Для сведения докладываю: оба литерные поезда - в Пскове. Дальнейший маршрут еще не выяснен".

         Адмирал Непенин - адмиралу Русину, 23 часа 00 минут:

         "Получил известие, что Белоостров занят вооруженной толпой. Войска и жандармы обезоружены. Полковник Тюфяев и его штаб арестованы. Восстановление порядка в Кронштадте налаживается при содействии Комитета Государственной Думы, внимание коего обратил также и на положение в Белоострове и на необходимость прекратить дальнейшее движение".

         Дневник Николая II:

         "1-го марта, среда.

         Ночью повернули с М. Вишеры назад, т. к. Любань и Тосно оказались занятыми восставшими. Поехали на Валдай, Дно и Псков, где остановились на ночь. Видел Рузского. Он, Данилов и Саввич обедали. Гатчина и Луга тоже оказались занятыми. Стыд и позор! Доехать до Царского не удалось. А мысли и чувства все время там! Как бедной Аликс дoлжнo быть тягостно одной  переживать  все  эти  события!  Помоги нам, Господь!".

         Родзянко - генералу Рузскому, 23 часа 53 минуты:

         "Все меры по охранению порядка в столице приняты. Сообщение по железным дорогам поддерживается тщательно и непрерывно. Опасений за подвоз продовольствия нет, распоряжения даны, возникающие беспорядки ликвидируются. Спокойствие хотя с большим трудом, но восстанавливается".

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.