Глава шестая. ИСПОЛНЯЙ СВОЙ ДОЛГ - Французская революция. Гильотина - Томас Карлейль - Революция - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 65      Главы: <   40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50. > 

    Глава шестая. ИСПОЛНЯЙ СВОЙ ДОЛГ

         Наряду  с  кострами  из  церковных  балюстрад  и  звуками  расстрела  и

    потоплений возникает другой  род огней и звуков: огни кузниц и пробные залпы

    при выделке оружия.

         Республика, отрезанная от  Швеции и остального  мира, должна  выучиться

    сама изготовлять для себя стальное оружие, и с помощью химиков она научилась

    этому. Города, знавшие только железо, теперь  знают и сталь; из своих  новых

    темниц  в  Шантильи  аристократы  могут слышать шум  нового горна для стали.

    Колокола превращаются  в  пушки, железные стойки - в  холодное оружие  (arme

    blance)  посредством  оружейного  мастерства.  Колеса  Лангре  визжат  среди

    огненного  венца искр, шлифуя только  шаги. Наковальни Шарльвиля  звенят  от

    выделки ружей.  Да разве только Шарльвиля? 258 кузниц находятся под открытым

    небом  в  самом  Париже,  140 из  них  -  на  эспланаде  Инвалидов,  54  - в

    Люксембургском саду: вот сколько  кузниц в работе! Умелые кузнецы выковывают

    замки и дула. Вызваны по реквизиции  часовщики, чтобы высверливать отверстия

    для  запалов,  исполнять  работу по выпиливанию деталей. Пять  больших  барж

    покачиваются  на  якоре  в  водах  Сены,  среди  шума   буравления;  большие

    гидравлические  коловороты терзают слух окружающих  своим скрипом.  Искусные

    мастера-резчики шлифуют и долбят, и все работают сообразно своим знаниям; на

    языке  надежды   это  означает   "в   день   можно  изготовить   до   тысячи

    мушкетов"31.  Химики  Республики  научили  нас  чудесам  быстрого

    дубления кож32; сапожник прокалывает  и тачает  сапоги  -  не  из

    "дерева и  картона", иначе он ответит перед Тенвилем! Женщины шьют палатки и

    куртки; дети щиплют корпию, старики сидят на рынках; годные люди - в походе;

    все завербованы; от города до города развевается по вольному ветру  знамя со

    словами: "Французский народ восстал против деспотов!"

         Все это прекрасно. Но возникает вопрос: как быть с селитрой? Нарушенная

    торговля и английский флот  прекратили  доставку селитры, а без  селитры нет

    пороха. Республиканская  наука  снова  в раздумье, открыв, что  есть селитра

    здесь и там,  хотя в  незначительном  количестве; что старая штукатурка стен

    содержит  некоторое  количество ее; что  в  почве  парижских  погребов  есть

    частицы  ее, рассеянные среди  обычного  мусора, и если бы  все это вырыть и

    промыть,  удалось  бы  получить  селитру.  И  вот,  смотрите,   граждане  со

    сдвинутыми  на затылок  красными  колпаками или  без  них, с мокрыми от пота

    волосами  усиленно  роют,  каждый  в своем погребе,  чтобы получить селитру.

    Перед  каждой  дверью вырастает куча  земли, гражданки  корытами  и  ведрами

    уносят ее  прочь;  граждане,  напрягая  каждый мускул, выбрасывают  землю  и

    копают:  ради  жизни и  селитры  копайте,  mes braves, и да  сопутствует вам

    удача! У Республики будет столько селитры, сколько ей необходимо.

         Завершение санкюлотизма имеет много  особенностей и оттенков; но  самый

    яркий оттенок, поистине солнечного или звездного блеска, - это  тот, который

    представляют  армии.  Тот  самый  пыл якобинства,  который внутри  наполняет

    Францию  ненавистью,  подозрениями,  эшафотами  и  поклонением  Разуму,   на

    границах выказывает себя как славное Pro patria mori. Co времени отступления

    Дюмурье  при каждом  генерале  состоят  три представителя Конвента.  Комитет

    общественного спасения часто посылал их только с таким  лаконичным приказом:

    "Исполняй  свой  долг"  (Fais   ton  devoir).  Замечательно,   среди   каких

    препятствий горит, как и другие подобные огни, этот огонь якобинства. У этих

    солдат сапоги деревянные и картонные, или же они в разгар зимы обуты в пучки

    сена, они прикрывают плечи лыковой циновкой и  вообще терпят всякие лишения.

    Что  за  беда!  Они борются  за права французского  народа  и  человечества:

    несокрушимый дух здесь, как  и везде, творит чудеса. "Со сталью и  хлебом, -

    говорит  представитель   Конвента,  -   можно   достичь  Китая".   Генералы,

    справедливо  или нет, один  за  другим отправляются на  гильотину.  Какой же

    вывод  отсюда? Среди  прочих такой:  неудача  - это  смерть, жизнь  только в

    победе! Победить или умереть - в таких обстоятельствах не театральная фраза,

    а  практическая истина  и  необходимость. Всякие жирондизмы, половинчатости,

    компромиссы  сметены. Вперед, вы,  солдаты  Республики,  капитан и  рядовой!

    Ударьте  со  своим галльским пылом на  Австрию,  Англию,  Пруссию,  Испанию,

    Сардинию, на Питта, Кобурга, Йорка, на самого дьявола и весь мир! Позади нас

    только  гильотина;  впереди  победа,  апофеоз  и  бесконечный  Золотой  Век!

    Смотрите,  как  на  всех  границах сыны  мрака в  изумлении отступают  после

    краткого триумфа, а сыны Республики преследуют их с диким "Ca ira!" или "Aux

    armes!".  Марсельцы  преследуют  с яростью  тигрицы  или  дьявола  во плоти,

    которой ни один сын мрака  не может  противостоять! Испания, хлынувшая через

    Пиренеи, шелестя  знаменами Бурбонов, и победоносно  шествовавшая  в течение

    года, вздрагивает при  появлении этой  тигрицы и отступает  назад; счастлива

    была  бы  она  теперь,  если  бы  Пиренеи  оказались непроходимыми.  Генерал

    Дюгомье, завоеватель  Тулона, не  только  оттесняет  Испанию  назад, он  сам

    наводняет эту  страну.  Дюгомье  вторгается  в нее через Восточные  Пиренеи;

    генерал  Мюллер должен вторгнуться через  Западные. Должен  - вот  настоящее

    слово;  Комитет общественной  безопасности  произнес его; делегат  Кавеньяк,

    посланный туда, должен наблюдать, чтобы  оно было исполнено. "Невозможно!" -

    кричит   Мюллер.  "Необходимо!"  -   отвечает  Кавеньяк.   Слова   "трудно",

    "невозможно"  бесполезны.  "Комитет  глух на это ухо,  -  отвечает  Кавеньяк

    (n'entend pas  de  cette oreille la).  Сколько  людей, лошадей,  пушек нужно

    тебе?  Ты получишь  их.  Победим  ли мы или  будем побеждены и  повешены, мы

    должны   идти  вперед"*.  И  все  исполняется,  как  сказал  делегат.  Весна

    следующего года видит Испанию захваченной; редуты взяты, взяты  самые крутые

    проходы  и высоты. Испанские  штаб-офицеры онемели  от удивления перед такой

    отвагой тигрицы; пушки забывают стрелять33. Пиренеи заняты; город

    за городом распахивают свои ворота, понуждаемые ужасом или ядрами. В будущем

    году Испания запросит мира; признает свои грехи и Республику;  мало того,  в

    Мадриде мир будет встречен с ликованием, как победа.

         * У Прюдома  рассказывается об ужасной  жестокости  a  la капитан Кирк,

    этого  Кавеньяка,  которая была  занесена в  словари  des  Hommes  Marquans,

    Biographie Universelle  etc.;  но в  этом  не только  нет  правды,  но,  что

    особенно странно, можно  доказать, что в этом рассказе нет никакой правды. -

    Примеч. авт.

         Мало  кто,  повторяем,  имел большее  значение, чем  эти  представители

    Конвента; их власть превышала королевскую. Да в сущности разве они не короли

    в своем роде, эти способнейшие люди, избранные из  749 французских королей с

    таким предписанием: "Исполняй свой долг!" Представитель Левассер, маленького

    роста,  мирный  врач-акушер,  должен  усмирять  мятежи.  Разъяренные  войска

    (возмущенные  до  неистовства  судьбой  генерала  Кюстина)  бушуют  повсюду;

    Левассер  один  среди  них,  но  этот  маленький  представитель твердый, как

    кремень, который вдобавок  заключает в себе огонь! При Гондшутене  далеко за

    полдень  он  заявляет,  что битва  еще  не потеряна,  что  она  должна  быть

    выиграна, и сражается сам своей родовспомогательной рукой; лошадь  убита под

    ним,  и этот  маленький желчный представитель,  спешившись, по колено в воде

    прилива, наносит и отражает удары шпагой, бросая вызовы земле, воде, воздуху

    и  огню!  Естественно,  что  его  высочеству  герцогу  Йоркскому  приходится

    отступить,  даже во весь опор, словно из боязни быть поглощенным приливом, и

    его  осада  Дюнкерка сделалась  сном, после  которого осталось  одно  только

    реальное  -  большие  потери  превосходной  осадной  артиллерии  и  отважных

    людей34.

         Генерал Ушар, как окажется, прятался за забором во время этого дела при

    Гондшутене, вследствие чего он  уже  гильотинирован. Новый  генерал  Журдан,

    бывший сержант, принимает вместо него командование и в нескончаемых боях при

    Ватиньи  "убийственным  артиллерийским  огнем,   соединяющимся  со   звуками

    революционных боевых гимнов" заставляет Австрию вновь  отступить за Самбру и

    надеется очистить почву Свободы.  С помощью жестокой борьбы, артиллерийского

    огня и  пения "Ca ira!" это будет  сделано. Следующим летом Валансьен увидит

    себя  осажденным,  Конде - также  осажденным; все, что еще находится в руках

    Австрии,   окажется  осажденным,  подвергнутым  бомбардировке;  мало   того,

    декретом  Конвента  всем им даже  приказано  "или сдаться в течение двадцати

    четырех  часов, или подвергнуться поголовному  истреблению";  громкие слова,

    которые, хотя и остаются неисполненными, показывают, однако, состояние духа.

         Представитель Друэ, старый драгун, мог сражаться так, как будто война -

    его вторая натура, но ему  не повезло. В октябре во время ночного  нападения

    при  Мобеже  австрийцы захватили  его  живым в плен. Они  раздели его  почти

    донага,  говорит он, показывая  его  как  главного  героя  захвата  короля в

    Варенне. Его  бросили  в  телегу  и  отправили  далеко  в глубь Киммерии,  в

    крепость Шпильберг на берегу Дуная, где предоставили ему на высоте около 150

    футов  предаваться  своим  горьким  размышлениям...  но  также  и  замыслам!

    Неукротимый старый  драгун  устраивает летательный снаряд из бумажного змея,

    перепиливает оконную решетку  и  решается слететь вниз. Он завладеет лодкой,

    спустится вниз по  течению  реки,  высадится  где-то в  татарском  Крыму,  в

    пределах  Черного  моря,  или  Константинополя a la  Синдбад.  Подлинная  же

    история,  заглянув  далеко в  глубь Киммерии,  смутно различает необъяснимое

    явление.  В глухую ночную  вахту часовые Шпильберга едва не падают в обморок

    от ужаса: громадный, неясный,  зловещий призрак спускается в ночном воздухе.

    Это национальный представитель, старый драгун спускается  на бумажном  змее,

    спускается, увы! слишком быстро. Друэ взял с собой маленький запас провизии,

    фунтов двадцать или около того, который ускорил падение; драгун упал, сломав

    себе ногу, и лежал, стеная,  пока не настал день  и не стало  возможным ясно

    различить, что это не призрак, а бывший представитель35.

         Или  посмотрите на  Сен-Жюста  на  линиях  Вейсембурга:  по  натуре это

    робкий,  осторожный  человек,  а  как  он   со  своими  наспех  вооруженными

    эльзасскими крестьянами бросается  в атаку! Его  торжественное  лицо сияет в

    отблеске пламени; его черные волосы и трехцветная тафта на шляпе развеваются

    по ветру! Наши линии при Вейсембурге были уже захвачены. Пруссия и эмигранты

    прорвались через них, но мы вновь завладели окопами Вейсембурга, и  пруссаки

    с эмигрантами бегут обратно быстрее,  чем пришли, отброшенные атаками штыков

    и бешеным "Ca ira!".

         Ci-devant  сержант Пишегрю, ci-devant сержант Гош, произведенные теперь

    в генералы, делали чудеса на  театре войны. Высокий Пишегрю предназначался к

    духовному сану,  был  некогда учителем математики в бриеннской школе - самым

    замечательным  учеником его был юный Наполеон Бонапарт. Затем он, не в самом

    миролюбивом  настроении, поступил в  солдаты,  променял  ферулу  на  мушкет,

    достиг  служебной  ступени,  за   которой  уже  нечего  больше  ожидать,  но

    бастильские  заставы, падая, пропустили его, и теперь он здесь. Гош  помогал

    окончательному разрушению Бастилии; он был,  как мы видели, сержантом Gardes

    Francaises, растрачивающим свое жалованье на ночники и дешевые издания книг.

    Разверзаются  горы,  заключенные  в  них  Энцелады  выходят  на  свободу,  а

    полководцы, звание  которых основано на четырех дворянских грамотах, унесены

    со своими грамотами ураганом за Рейн или в преддверие ада!

         Пусть   вообразит  себе   читатель,   какие  высокие   военные  подвиги

    совершались в этих четырнадцати армиях; как из-за  любви к свободе и надежды

    на  повышение  низкорожденная  доблесть  отчаянно  пробивала себе  дорогу  к

    генеральскому   званию  и  как  от  Карно,   сидевшего   в  центре  Комитета

    общественного  спасения, до последнего барабанщика на границах люди боролись

    за свою Республику. Снежные покровы зимы, цветы лета продолжают окрашиваться

    кровью  борцов.   Галльский  пыл  растет  с  победами,   к  духу  якобинства

    присоединяется национальное тщеславие. Солдаты Республики становятся, как мы

    и  предсказывали, истинными  сынами  огня. С босыми  ногами,  с  обнаженными

    плечами, но с хлебом и сталью можно  достичь Китая! Здесь  одна нация против

    всего  мира,  но  нация,  носящая  в себе то,  чего  не  победит  целый мир!

    Удивленная  Киммерия  отступает  более  или  менее   быстро,  всюду   вокруг

    Республики  поднимается  пламенеющее,  как бы  магическое,  кольцо мушкетных

    залпов и  "Ca ira!". Король Пруссии,  как  и  король  Испании,  со  временем

    признает свои грехи и Республику и заключит Базельский мир*.

         * Речь  идет о мирных договорах 1795 г.,  заключенных между  Францией и

    двумя из участников первой антифранцузской  коалиции  (Пруссией,  признавшей

    переход  к  Франции  левого берега  Рейна, и  Испанией). Знаменовали  начало

    распада коалиции.

         Заграничная торговля, колонии, фактории на востоке и  на  западе попали

    или попадают в руки господствующего на море Питта, врага человеческого рода.

    Тем не  менее что за звук доносится до нас 1 июня 1794  года, звук, подобный

    грому  войны и  вдобавок  гремящий со стороны океана? Это гром  войны  с вод

    Бреста: Вилларе  Жуайез  и английский Хоу  после долгих маневров выстроились

    там друг против друга и изрыгают огонь. Враги человеческого рода находятся в

    своей стихии и  не  могут быть  побеждены,  не могут  не  победить. Яростная

    канонада  продолжается  двенадцать часов; солнце  уже  склоняется  к  западу

    сквозь дым битвы: шесть французских  кораблей взяты,  битва  проиграна;  все

    корабли, которые еще  в  состоянии поднять паруса,  обращаются в бегство! Но

    что  же такое  творится с  кораблем "Vengeur". Он  не стреляет  более  и  не

    унывает. Он поврежден, он не может плыть, а стрелять не хочет. Ядра летят на

    него,  обстреливая  его нос и  корму со стороны победивших врагов; "Vengeur"

    погружается в воду. Сильны  вы, владыки  морей, но  разве мы слабы? Глядите!

    Все  флаги,  знамена, гюйсы,  всякий трехцветный клочок,  какой только может

    подняться  и  развеваться, с шумом взвивается вверх; вся  команда на верхней

    палубе  -  и   с   общим,  доводящим  до  безумия  ревом  кричит:  "Vive  la

    Republique!", погружаясь и погружаясь в воду. Корабль вздрагивает, кренится,

    качается как пьяный; бездонный океан разверзается, и "Vengeur" скрывается  в

    бездне непобедимый, унося в вечность свой крик: "Vive la Republique!"36

    Пускай иностранные деспоты подумают об этом! Есть что-то непобедимое в

    человеке, когда  он отстаивает свои человеческие права; пускай все  деспоты,

    все рабы  и народы знают это, и только у тех, кто опирается  на человеческую

    несправедливость,  это вызывает трепет! Вот какой вывод, ничтоже  сумняшеся,

    делает история из гибели корабля "Vengeur".

         Читатель! Мендес Пинто, Мюнхгаузен, Калиостро, Салманасар были великими

    людьми, но не самыми великими. О Барер, Барер, Анакреон гильотины! Должна ли

    любознательная и живописующая история в новом издании еще раз спросить: "Как

    же  было  с  "Vengeur",  при этом  славном самоубийственном  потоплении?"  И

    мстительным ударом зорко очернить тебя и его.  Увы, увы! "Le  Vengeur" после

    храброй  битвы погрузился  точно так же, как это делают все другие  корабли;

    капитан и  более  200 человек команды весьма охотно спаслись  на  британских

    лодках, и этот беспримерный вдохновенный подвиг и эхо "громоподобного звука"

    обращаются  в  нечто  беспримерное  и  вдохновенное, но  несуществующее,  не

    находящееся нигде, за  исключением мозга Барера! Да,  это  так37.

    Все  это,  основанное,  подобно  самому   миру,  на  фикции,  подтвержденное

    донесением  Конвенту,   его  торжественными  декретами   и  предписаниями  и

    деревянной моделью корабля "Vengeur", все это, принятое на веру, оплаканное,

    воспеваемое всем французским народом до сего дня, должно рассматриваться как

    мастерская  работа Барера,  как величайший,  наиболее воодушевляющий образец

    blague (лжи) из всех созданных за эти несколько столетий каким бы то ни было

    человеком  или  нацией. Только  как таковое, и не  иначе,  будет это памятно

    отныне.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 65      Главы: <   40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.