Глава пятая. ОСТРЫЙ МЕЧ - Французская революция. Гильотина - Томас Карлейль - Революция - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 65      Главы: <   30.  31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40. > 

    Глава пятая. ОСТРЫЙ МЕЧ

         Франции действительно нужны теперь не  изложенные  на бумаге  теории, а

    нечто совсем другое: ей нужны железо и смелость.

         Ведь  Вандея еще пылает, увы, в буквальном смысле;  негодяй  Россиньоль

    сжигает даже мельницы. Генерал  Сантер  не  мог ничего сделать там;  генерал

    Россиньоль в  слепой  ярости, часто пьяный, может  сделать менее чем ничего.

    Мятеж разгорается, становясь все безумнее. К счастью,  те тощие  Дон-Кихоты,

    которых  мы видели выходящими  из  Майнца и  которые  "обязались не  служить

    против  коалиции  в течение года",  прибыли в  Париж.  Национальный  Конвент

    упаковывает  их  в  почтовые дилижансы  и повозки  и  поспешно  отправляет в

    Вандею.  Там,  мужественно  сражаясь  в  безвестных битвах  и  схватках  под

    командой  бездельника  Россиньоля, пусть они, не  увенчанные лаврами, спасут

    Республику и "будут постепенно вырезаны все до единого"19.

         Разве коалиция не разливается внутри Франции, подобно огненному потоку:

    Пруссия - через открытый северо-восток, Австрия  - с своей стороны, Англия -

    через северо-запад. Генерал Гушар имеет не более успеха, чем генерал Кюстин;

    пусть  он  хорошенько  подумает об этом! Через  восточные и западные Пиренеи

    проникает  Испания  и   развертывается  по  границе  Южной   Франции,  шурша

    бурбонскими  знаменами. Зола  и пепел хаотической жирондистской междоусобицы

    уже покрыли всю эту область. Марсель

         подавлен, но  не усмирен, он будет  усмирен в крови.  Тулон, охваченный

    ужасом  и  зашедший  слишком далеко,  чтобы  возвращаться,  бросился, о  вы,

    праведные державы, в  объятия англичан!*  На Тулонском  арсенале развевается

    флаг  даже  не  с  лилиями Людовика-претендента, а  с  крестом  св.  Георгия

    англичан и адмирала Худа!** Все, что еще оставалось у Франции от ее военного

    флота, боевых судов,  арсеналов,  канатных  заводов,  предалось "этим врагам

    рода человеческого". Осаждайте  их, бомбардируйте их,  вы, комиссары Баррас,

    Фрерон,  Робеспьер-младший, и вы, генералы Карто и  Дюгомье, особенно же ты,

    замечательный   майор   артиллерии   Наполеон  Бонапарт!   Худ  укрепляется,

    запасается   провизией,  очевидно  намереваясь   сделать  из  Тулона   новый

    Гибралтар.

         *  В 1793 г.  тулонские роялисты  подняли  контрреволюционный мятеж  и,

    обратившись за  помощью к Англии, впустили  в  город английские и  испанские

    войска.

         **  Худ  (1724-1816) - английский адмирал,  отличился во время войны  в

    Америке, нанес поражение французскому адмиралу де Грассу.

         Но глядите,  что  это за  столб  пламени  внезапно взвился над  городом

    Лионом  осенней  поздней  ночью,  в  конце  августа,  наполнив   окрестность

    оглушительным  шумом?  Это  лионский  арсенал  с четырьмя пороховыми башнями

    загорелся от  бомбардировки  и взлетел  на  воздух, увлекая  за  собой  "117

    домов". Можно себе представить это сияние, подобное полуденному солнцу, этот

    грохот, уступающий  разве лишь грому трубы последнего суда! Все спящее живое

    на далекое пространство вокруг было разбужено. И какое зрелище представилось

    глазам истории в этом неожиданном ночном блеске! Крыши злосчастного Лиона со

    всеми его куполами  и  шпилями мгновенно осветились,  воды Соны и Роны вдруг

    явственно засверкали, и все вокруг стало видимым: горы и долины, деревушки и

    гладкое  жнивье,  холмы,  увы,  все  изрытые  окопами,  траншеями,  редутами

    осаждающих и осажденных,  и  голубые артиллеристы, и маленькие  чертенята  с

    порохом, занимающиеся своим адским делом  в  эту неблагоуханную ночь!  Пусть

    мрак снова  скроет  все  это, слишком печалящее взор. Поистине, смерть Шалье

    дорого стоит этому городу. Комиссары Конвента, лионские конгрессы появлялись

    и  исчезали;   одни   меры  сменялись  другими,   противоположными;   дурное

    становилось  худшим, пока не дошло  до  того,  что  комиссар Дюбуа-Крансе  с

    "семидесятью  тысячами  войска  и   артиллерией  из  нескольких   провинций"

    бомбардирует Лион денно и нощно.

         Но впереди  еще  хуже.  В Лионе  голод,  разорение и пожар.  Осажденные

    делают  отчаянные  вылазки;  храбрый  Преси*,  их  национальный полковник  и

    командир,  делает  все,  что  в  силах   человека,  сражается  отчаянно,  но

    безуспешно.  Снабжение провиантом  отрезано;  ничего  больше не  попадает  в

    город, кроме пуль и гранат! Арсенал взлетел на воздух; даже  госпиталь будет

    обстреливаться, и больные будут погребены заживо. Черный флаг, вывешенный на

    этом здании, взывает к состраданию осаждающих: ведь хотя они и обезумели, но

    все  же наши братья.  Однако в своей слепой ярости осаждающие принимают этот

    флаг за знак вызова  и еще ожесточеннее направляют  туда  свой огонь. Дурное

    становится  худшим, и  как остановить это ухудшение, пока оно  не  дойдет до

    самого  ужасного?  Комиссар Дюбуа не  хочет слушать никаких доводов, никаких

    переговоров, кроме одного: обещания  безусловной сдачи.  В  Лионе  находятся

    усмиренные якобинцы, господствующие жирондисты  и тайные роялисты. И теперь,

    когда  муниципалитет   окружен   кольцом  глухого   ко   всему   безумия   и

    артиллерийского  огня,  не  бросится ли  он  с  отчаяния  в  объятия  самого

    роялизма? Король Сардинии должен был помочь, но помощь не приходит. Эмигрант

    д'Отишан от имени двух принцев-претендентов идет с помощью  через Швейцарию,

    но также еще не пришел; Преси поднимает знамя с лилиями!

         * Преси  Луи, граф (1742-1820) - подполковник в конституционной гвардии

    короля в 1791 г., главнокомандующий мятежными войсками в Лионе в 1793 г.

         При виде его все верные жирондисты грустно опускают оружие - пусть наши

    трехцветные братья берут нас приступом и убивают  в своей  ярости: с вами мы

    не  победим. Умирающие  с  голоду  женщины  и дети  высланы  из  города,  но

    неумолимый Дюбуа отправляет их обратно и в безумном ожесточении, посылает им

    только град ядер.  Наши "редуты из  хлопчатобумажных мешков" взяты и отбиты;

    Преси под своим знаменем с лилиями дерется с отчаянной храбростью.

         Что станется с Лионом? Эта осада длится 70 дней20.

         На  той  же  неделе  в  далеких  западных  водах  смело разрезает волны

    Бискайского залива грязный и мрачный небольшой торговый корабль шотландского

    шкипера, под палубой которого обескураженно сидит последняя покинутая горсть

    депутатов-жирондистов  из  Кемпе! Часть их  рассеялась кто куда мог.  Бедный

    Риуфф попал в когти  Революционного комитета и в парижскую тюрьму. Остальные

    -  седовласый  Петион,  сердитый Бюзо, подозрительный Луве,  храбрый молодой

    Барбару и другие - сидят здесь в трюме. Они бежали из Кемпе на  этом  жалком

    судне и теперь плывут, подвергаясь риску со всех сторон: грозят им и  волны,

    и  англичане,  но пуще всего их  братья-французы. Загнанные небом и землею в

    чрево  этого торгового корабля  шотландского шкипера, среди бушующего вокруг

    Атлантического океана,  они направляются в Бордо, если случайно  для них еще

    остается   там  надежда.  Не  входите  в  Бордо,   о   друзья!   Кровожадные

    представители Конвента - Тальен и  ему подобные уже  прибыли  туда со своими

    декретами,  со  своей  гильотиной.  Почтенный  жирондизм  загнан  под землю;

    якобинцы господствуют наверху. С этой  пристани Реоля, или мыса  Амбес,  как

    будто бледная  смерть  машет вам  своим  острым революционным мечом, советуя

    направиться в другое место!

         Шотландский шкипер,  ловкий,  грязный  человек, с трудом причаливает  к

    одной  из сторон  этого мыса  Амбес и высаживает  своих  пассажиров.  Наведя

    необходимые справки,  они  быстро  прячутся  под землю  и таким  образом,  в

    подземных проходах, в чуланах, погребах, на чердаках амбаров  своих друзей и

    в  пещерах Сент-Эмилиона  и Либурна, избегают  жестокой смерти21.

    Несчастнейшие из сенаторов!

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 65      Главы: <   30.  31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.