Глава третья. ЧЕРНЫЕ КОКАРДЫ - Французская революция. Бастилия - Томас Карлейль - Революция - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54. > 

    Глава третья. ЧЕРНЫЕ КОКАРДЫ

         Представьте же  себе, какое впечатление  должен был произвести этот пир

    Фиеста и попрание национальных  кокард на зал Дворца малых забав и  особенно

    на голодные хлебные очереди в Париже! Да и похоже, что эти пиры Фиеста будут

    продолжаться.  Фландрцы  дали  ответный обед  швейцарцам,  затем  в  субботу

    состоялся еще один обед.

         Здесь  у  нас  голод,  а  там, в  Версале, достаточно  пищи  пусть  они

    поделятся!  Патриоты  стоят  в  очередях,  продрогшие,  измученные  голодом,

    оскорбляемые   патрулями,   а  в  это  же  время   кровожадные  аристократы,

    разгоряченные  излишествами роскоши и кутежами, топчут национальные кокарды.

    Неужели  верно  это  чудовищное  известие? Да поглядите: зеленые  мундиры  с

    красными кантами  и  черные  кокарды  -  цвета ночи!  Неужели нам  предстоит

    военное нападение и  голодная смерть? Обратите внимание,  зерновая  баржа из

    Корбеля, которая  приходила раньше дважды в день с грузом то  ли муки, то ли

    гипса, теперь приходит лишь раз в день. И Ратуша глуха, и собравшиеся  там -

    трусы  и лентяи!  В Кафе-де-Фуайе субботним вечером происходит  нечто новое,

    что повторится  еще  не раз: женщина публично держит  речь. Ее бедному мужу,

    говорит  она,  местные власти заткнули  рот, их председатель и чиновники  не

    дают ему выступать. Поэтому  она  будет говорить  здесь и  разоблачать своим

    острым языком, пока у нее хватит дыхания, корбельскую баржу,  гипсовый хлеб,

    кощунственные обеды в Опере, зеленые мундиры, бандитов-аристократов и эти их

    черные кокарды!

         И  впрямь,  пора бы  черным кокардам по  крайней мере  исчезнуть. Их не

    станут  защищать даже  патрули. Более того, вспыльчивый  "господин Тассен" в

    воскресенье  поутру  на  параде  в  Тюильри  забывает  все  военные  уставы,

    выскакивает из рядов, срывает одну из  черных кокард, горделиво  красующуюся

    там,  и  яростно  втаптывает  ее  в  землю  Франции. Патрули ощущают  трудно

    подавляемую злобу.

         Начинают  шевелиться  и  округа, голос  председателя  Дантона сотрясает

    округ Кордельеров, Друг Народа Марат уже слетал в Версаль и вернулся обратно

    - зловещая птица, не какой-нибудь воробышек6.

         В это  воскресенье  патриот встречает  на  прогулке другого патриота  и

    видит отражение своих собственных мрачных  забот на лице другого. Собираются

    и перемещаются кучки народа, несмотря на  патрули, которые сегодня  не столь

    бдительны,  как  обычно; народ  скапливается  на  мостах,  на набережных,  в

    патриотических  кафе. И  где  бы ни  возникла  черная  кокарда,  поднимается

    многоголосый   ропот  и  крик:  "Долой!"  Все   черные  кокарды  безжалостно

    срываются; какой-то человек поднимает  свою, целует и пытается прикрепить на

    место, но "сотня палок взлетает в воздух", и он отступает. Еще хуже пришлось

    другому человеку, приговоренному  случайным плебисцитом к фонарю  и с трудом

    спасенному   энергичными   лейб-гвардейцами.   Лафайет   отмечает   признаки

    возбуждения,  для пресечения  которого  он  удваивает  свои патрули  и  свои

    усилия. Так проходит 4 октября 1789 года.

         Тяжело на  сердце у мужчин, сдерживаемых  патрулями; пылки и неудержимы

    сердца женщин.  Женщина,  публично  выступавшая  в Пале-Руаяле,  не одинока:

    мужчины не знают, что такое  пустеющая  кладовая,  это  знают  только матери

    семейств. О женщины, жены мужчин,  которые все высчитывают, но не действуют!

    Патрули  сильны, но смерть  от  голода и военного нападения сильнее. Патрули

    могут  сдержать патриотов-мужчин,  а патриоток-женщин?  Решится ли  гвардия,

    называющаяся Национальной,  воткнуть  штыки в грудь женщины? Такие мысли,  а

    скорее  смутные,  бесформенные  зачатки  мыслей зарождаются повсеместно  под

    ночными женскими  чепцами,  и  на рассвете при  малейшем  толчке  они  могут

    взорваться.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.