Глава первая. ПАТРУЛИЗМ - Французская революция. Бастилия - Томас Карлейль - Революция - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52. > 

    Глава первая. ПАТРУЛИЗМ

         Нет,  друзья, эта революция не из тех, которые что-либо могут упрочить.

    Разве  пожары,  лихорадки,  посевы, химические смеси,  люди, события --  все

    воплощения  силы, которая  составляет этот чудесный комплекс сил, называемый

    Вселенной,  не продолжают  усиливаться,  проходя  свои естественные  фазы  и

    ступени  развития,   каждая  в  соответствии  с  собственными  законами;  не

    достигают ли они своей вершины, а затем видимого упадка, наконец, пропадают,

    исчезают и, как мы называем, умирают? Они развиваются; нет ничего, что бы не

    развивалось, не росло в присущих ему  формах, раз оно  получило  возможность

    расти. Отметьте также, что все растет со скоростью, пропорциональной в целом

    заложенным  в  нем безумию и  нездоровью; медленный, последовательный  рост,

    который,  конечно,  тоже кончается  смертью,  -  это  то,  что  мы  называем

    здоровьем и здравомыслием.

         Санкюлотизм,  который  поверг  Бастилию,  который  обзавелся  пиками  и

    ружьями,  а  теперь сжигает замки, принимает резолюции,  произносит речи под

    крышами или под открытым  небом, пустил, можно сказать,  ростки и по законам

    природы  должен расти. Если судить по безумию и нездоровью, присущим как ему

    самому, так и почве, на которой он взрастает, можно ожидать, что скорость  и

    чудовищность его роста будут чрезвычайны.

         Многое,  особенно  все  больное,  растет  толчками  и  скачками. Первый

    большой толчок и  скачок санкюлотизма  был совершен в день покорения Парижем

    своего короля - риторическая фигура Байи была слишком печальной реальностью.

    Король был покорен  и  отпущен под честное слово на  условиях,  так сказать,

    исключительно хорошего поведения, что в данных обстоятельствах, к несчастью,

    означало  отсутствие  всякого  поведения.  Совершенно  нетерпимое положение:

    король поставлен в зависимость от своего хорошего поведения!  Увы, разве это

    не  естественно,   чтобы  все  живое  стремилось  сохранить  жизнь?  Поэтому

    поведение  Его  Величества вскоре станет предосудительным,  а следовательно,

    недалек  и второй  большой скачок  санкюлотизма, а именно взятие короля  под

    стражу.

         Неккер  по  обыкновению  сетует в  Национальном  собрании  на  дефицит:

    заставы  и  таможни сожжены, сборщики  налогов  из охотников превратились  в

    затравленных зверей,  казначейство  Его Величества почти пусто. Единственным

    спасением является заем в 30 миллионов, позднее - заем в 80 миллионов на еще

    более заманчивых условиях, но ни один из этих займов, к  сожалению, биржевые

    тузы не  отваживаются  предоставить.  У  биржевика  нет  родины,  кроме  его

    собственной черной ставки - ажиотажа.

         И все  же в эти дни есть люди, имеющие родину; какое  пламя патриотизма

    горит в их сердцах, проникая глубоко внутрь, вплоть до  самого кошелька! Вот

    утром   7  августа   несколько   парижских  женщин  торжественно   совершают

    "патриотический   дар"   -  "пожертвование   патриотками   драгоценностей  в

    значительных размерах"; он  торжественно принят  с почетным  отзывом. Отныне

    весь свет  принимается подражать  ему и  восхвалять его. Патриотические дары

    стекаются отовсюду,  они  сопровождаются  героическими  речами,  на  которые

    председатель  должен  отвечать,  а  Собрание должно выслушивать; стекаются в

    таком  количестве,  что  почетные  отзывы могут  выдаваться  только  в  виде

    "списков, публикуемых  через определенные промежутки времени". Каждый отдает

    то, что может; расщедрились даже сапожники, один помещик  отдает лес, высшее

    общество   отдает   башмачные  пряжки  и  весело  довольствуется  башмачными

    завязками. Женщины, которым не  повезло в жизни, отдают то, что они "собрали

    любовью"1. Любые деньги, как полагал Веспасиан*, пахнут хорошо.

         * Римский император (69-79).

         Прекрасно,  но все  же  недостаточно!  Духовенство  следует  "призвать"

    переплавить  излишнюю  церковную  утварь  для  чеканки королевских  монет. И

    наконец  приходится, хоть  и неохотно, прибегнуть  к  патриотическому взносу

    насильственного образца -пусть будет выплачена - только один раз - четвертая

    часть  объявленного  годового дохода,  тогда  Национальное  собрание  сможет

    продолжить работу над конституцией, не отвлекаясь по крайней мере на вопросы

    банкротства.  Собственное  жалованье  членов Собрания,  как  установлено  17

    августа, составляет всего 18 франков в день на человека; общественной службе

    необходимы нервы, необходимы деньги.  Важно уменьшить  дефицит; о том, чтобы

    победить,  устранить  дефицит,  не  может  быть и  речи!  Тем более что  все

    слышали, как сказал Мирабо: "Именно дефицит спасает нас".

         К  концу  августа  наше Национальное  собрание  в своих конституционных

    трудах  продвинулось  уже  вплоть   до   вопроса  о   праве   вето:  следует

    предоставлять  право  вето  Его  Величеству  при  утверждении   национальных

    постановлений или не следует?  Какие речи были произнесены в зале Собрания и

    вне его,  с  какой  четкой и  страстной  логикой,  какие  звучали  угрозы  и

    проклятия, к счастью  в большинстве случаев забытые! Благодаря поврежденному

    уму  и неповрежденным легким Сент-Юрюга Пале-Руаяль ревет о вето, журналисты

    строчат о вето,  Франция звенит о вето. "Я никогда не забуду, - пишет Дюмон,

    -  мой приезд в Париж вместе  с Мирабо  в  один из этих дней  и толпу людей,

    которую мы  застали в ожидании  его кареты около  книжной  лавки Леже. Толпа

    бросилась к нему, заклинала его со слезами  на глазах не принимать решения о

    праве абсолютного вето короля. Она была охвачена лихорадкой: "Господин граф,

    вы  -  отец народа,  вы  должны спасти нас,  вы должны защитить  нас от этих

    негодяев, которые  хотят  вернуть деспотизм. Если король получит право вето,

    какой  смысл  в  Национальном  собрании?  Тогда  мы  останемся  рабами,  все

    кончено"2.  Друзья, если небо упадет, мы будем ловить жаворонков!

    Мирабо,  добавляет  Дюмон,  в  таких  случаях  проявлял  величие:  он  давал

    неопределенные ответы с невозмутимостью патриция и не связывал себя никакими

    обещаниями.

         Депутации   отправляются  в  Отель-де-Виль,   в  Национальное  собрание

    приходят анонимные письма аристократам, угрожающие,  что  15, а иногда  и 60

    тысяч  человек "придет, чтобы осветить  ваши дома" и разъяснить, что к чему.

    Поднимаются парижские округа, подписываются петиции,  Сент-Юрюг выступает из

    Пале-Руаяля в сопровождении полутора тысяч человек, чтобы лично обратиться с

    петицией. Длинный,  косматый маркиз и Кафе-де-Фуайе настроены - или  похоже,

    что  настроены, - решительно,  но командующий генерал  Лафайет тоже настроен

    решительно.  Все  улицы  заняты  патрулями.  Сент-Юрюг остановлен у  заставы

    Добрых Людей,  он может реветь, как бык, но вынужден вернуться назад. Братья

    из Пале-Руаяля "бродят всю ночь" и выдвигают предложения под открытым небом,

    поскольку  все  кофейни  закрыты.  Однако  Лафайет  и  Ратуша  держат  верх,

    Сент-Юрюг   брошен   в   тюрьму.   Абсолютное   вето   преобразовывается   в

    приостанавливающее вето, т. е. запрещение не навсегда, а на некоторое время,

    и барабаны судьбы стихают, как это бывало и раньше.

         До сих  пор  хотя  и  с  трудностями,  но консолидация  делала  успехи,

    противодействуя санкюлотам. Можно надеяться,  что конституция будет создана.

    С  трудностями, среди празднеств  и  нужды, патриотических  даров и  хлебных

    очередей, речей аббата Фоше  и ружейного "аминь" Сципион-Американец заслужил

    благодарность    Национального   собрания   и   Франции.    Ему   предлагают

    вознаграждение  и  приличное жалованье, но, домогаясь  благ  совсем  другого

    свойства, нежели деньги, от всех этих вознаграждений и жалований он рыцарски

    отказывается, не задумываясь.

         Для парижского обывателя тем не менее остается совершенно  непостижимым

    одно: почему теперь,  когда Бастилия пала, а  свобода Франции восстановлена,

    хлеб  должен оставаться таким  же дорогим?  Наши  Права Человека* утверждены

    голосованием, феодализм и тирания  уничтожены, а, посмотрите, мы по-прежнему

    стоим в очередях!  Что же это, аристократы скупают хлеб? Или двор все еще не

    оставил своих интриг? Что-то где-то подгнило.

         * Имеется в виду Декларация прав человека и гражданина.  Текст  состоит

    из  краткого введения и 17  статей, в  которых  изложены политические основы

    нового строя. За образец  была принята  Декларация независимости Соединенных

    Штатов Америки (4 июля 1776 г.).

         Увы, но что же делать?  Лафайет со своими патрулями запрещает все, даже

    жаловаться. Сент-Юрюг  и  другие герои борьбы против права  вето находятся в

    заключении. Друг Народа Марат  схвачен, издатели  патриотических журналов  и

    газет лишены свободы, а сами  издания  запрещены, даже уличные разносчики не

    смеют  кричать, не  получив разрешения и железной  бляхи. Синие национальные

    гвардейцы безжалостно разгоняют все толпы  без разбора и очищают штыками сам

    Пале-Руаяль.  Вы идете по своим  делам  по  улице Тарани, и  вдруг  патруль,

    наставляя штык, кричит: "Нале-во!" Вы поворачиваете на улицу Сен-Бенуа, и он

    кричит:  "Напра-во!"  Настоящий  патриот  (как,  например,  Камиль  Демулен)

    вынужден ради собственного спокойствия держаться водосточных канав.

         О  многострадальный  народ,   наша   славная  революция   испаряется  в

    трехцветных  торжествах  и   цветистых  речах!  Последних,  как   язвительно

    подсчитал Лустало, "в одной только  Ратуше  было  произнесено  за  последний

    месяц до двух тысяч"3. А  наши рты,  лишенные хлеба,  должны быть

    заткнуты  под  страхом наказания? Карикатурист распространяет  символический

    рисунок:   "Патриотизм,  изгоняемый  патрулизмом".   Безжалостные   патрули;

    длинные,  сверхкрасивые  речи;  скудные,  плохо  выпеченные  буханки,  более

    похожие на обожженные батские*  кирпичи,  от  которых страдают кишки! Чем же

    это кончится? Упрочением основ?

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 57      Главы: <   42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.