Литература. - Трагедия Китайской революции - Гарольд Исаакс - Революция - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

    Глава 1. Предыстория

     

    Когда в начале 19-века первые британские торговые корабли прибыли в Китай, англичане увидели страну с патриархальным способом производства и с абсолютистской маньчжурской монархией во главе. Капиталистические отношения проникли в Китай через международную торговлю. С 1826 г. и на протяжении последующего столетия негативное сальдо во внешней торговле Китая стало постоянным явлением. Первое место среди импортных товаров изначально заняли текстильные изделия из Британии. Индустриализация Западной Европы и развитие транспорта дали мощнейший толчок международной торговле. С 1885 по 1894 гг. объем импортных товаров на китайском рынке увеличился вдвое. Иностранные инвестиции, коммерческие кредиты, следуя за потоками товаров, пришли на землю крупнейшей страны Азии. К концу 19-го века щупальца европейских пароходных и железнодорожных компаний проникли не только в приморские провинции Китая, но и в центральные регионы.

    Право европейских капиталистов на свободную торговлю в Китае пыталась оспаривать маньчжурская династия, прославившаяся некогда своими ратными подвигами. Ряд войн между ней и европейскими странами закончился для Китая позорным поражением. Мечи и копья не могут остановить современную пехоту и артиллерию. Официальный Пекин вынужден был признать привилегированное положение европейцев: в частности, легализацию деятельности христианских миссионеров из Европы, которые часто совмещали свою мессианскую деятельность с торговлей наркотиками и вывозом китайцев в рабство в Северную Америку и Австралию. От Пекина тогдашнее мировое сообщество также добилось существенного снижения таможенной пошлины на импортные товары: на все виды ввозимых товаров в Китае был объявлен единый 5-процентный налог. Был введен режим “экстерриториальности” в отношении к европейской диаспоре, который потом распространился и на граждан США и Японии, проживающих в Китае. Согласно этому режиму, граждане этих стран освобождались от ответственности перед китайским правосудьем по любой уголовной или гражданской статье. Иностранцы в Китае также были освобождены от всех видов налогов.

    С середины 19-века в разных китайских городах по настоянию европейских держав были выделены обширные земельные участки для обустройства на них иностранных концессий. Эти концессии представляли собой анклавы той или иной европейской страны. На этих территориях не действовали китайские законы и распоряжения китайских властей. Самая большая концессия была создана в Шанхае под названием “Международной концессии”. В нее входили представительства различных стран при доминирующем положении Британии. Китай постепенно становился полуколониальной страной, его суверенитет частично был сохранен лишь потому, что ни одна из мировых держав не могла проглотить его в одиночку.

    Потоки импортных изделий быстро вытеснили традиционное кустарное производство в Китае, до недавних пор процветавшее на Юге. С конца 1860-х годов экспорт китайских изделий прекратился полностью. Массовое употребление опия крестьянами привело к утечке благородных металлов из деревни в город, а оттуда - за границу. Разорение кустарного производства, рост населения и нехватка сельхозугодий заставляли массу крестьян покидать свои дома, пополняя собой армию бродяг. Грандиозные крестьянские мятежи в юго-западных и северо-западных регионах в середине 19-го века потрясли всю страну. Но по сравнению с тэпинским восстанием это были только цветочки.

    В 1850 году в одной из юго-восточных провинций Китая подняло своих единоверцев тайное общество “Культ Бога”. Лидеры этой организации, используя религиозную форму, проповедовали идею о свержении маньчжурской династии и создании царства для бедных. Разоренные крестьяне, ремесленники, обнищавшие интеллигенты, словом, все социально недовольные элементы в кратчайший срок примкнули к мятежникам. Военные успехи повстанцев превзошли все самые смелые фантазии европейских дипломатов, с величайшим интересом наблюдавших из Пекина продвижение на Север армии народных мстителей.

    Поначалу это движение носило все характеристики традиционных крестьянских “революций”, регулярно сменявших одну династию на другую в течение трех тысяч лет. Повстанцы везде перераспределяли земли, убивали или изгоняли помещиков, торговля опием была ими запрещена. Особое внимание новых властей на захваченных бунтовщиками территориях было уделено элементарным нуждам селян. Если бы тэпинское восстание случилось в древние времена, эта победоносная армия смела бы дряхлую династию и выдвинула бы из своих рядов новых аристократов, более энергичных и способных, как это происходило каждый раз за последние три тысячелетия. Но времена изменились. Китай больше не был изолирован от всего мира, а мир к тому времени давно был подчинен диктату капитала. На этой древней земле возник новый фактор - капитализм, и он оказался решающим.

    В среде китайских купцов, имевших дело с европейцами, к середине 19-го века сложился новый, ранее не существовавший в Китае социальный слой - слой т.н. компрадоров, ставших доверенными лицами европейских кампаний на китайском рынке. Используя привилегированное положение своих боссов, эти будущее китайские капиталисты эффектно зарабатывали себе огромные богатства. Землевладельцы стали торопливо вливаться в ряды этой новой профессии, сулившей фантастические доходы. В свою очередь, компрадоры городского происхождения жадно скупали земельную собственность в деревне.

    В ходе подавления тэпинского восстания центральное правительство Китая испытывало такие колоссальные финансовые трудности, что официально начало распродавать разные государственные должности за наличные деньги. Среди покупателей чаще всего видны были самодовольные рожи “доверенных лиц” или “ходатаев” иностранных кампаний. Скупка чиновничьих должностей помогла европейским колонизаторам контролировать Китай в основном через рояльных туземных ставленников в государственной администрации и лишь изредка применять грубую военную силу. Чем дальше маньчжурский императорский двор превращался в покорное орудие иностранного капитала, тем усерднее “мировое сообщество” свинцом и огнем подавляло все и вся, что могло угрожать дальнейшему существованию маньчжурской династии, ставшей воплощением застоя, реакционности и национальной измены.

    В 1854 г. британские и французские войска отбили попытки тэпинской армии захватить Шанхай - динамично развивавшийся торговый порт. С 1856 г. силы британского морского флота, расквартированные в Азии, активно участвовали в организованных пекинским правительством карательных походах против тэпинцев. С помощью офицеров из Британии и Франции китайская армия была перевооружена новейшей военной техникой из Европы. Попав в тяжелое положение, лидеры повстанцев, чтобы вдохновить своих сторонников, на территории своего “Тэпинского Поднебесного Царства” пытались внедрить примитивный и аскетический коммунизм: ими организовывались общежития, была отменена частная собственность, частная жизнь, включая семейную. Этот удивительный социальный эксперимент не удался: военачальники просто игнорировали табу, приобретая себе роскошные дворцы и множество жен. Тэпинцы пытались договориться с европейцами о мирном сосуществовании, но европейскому капиталу вовсе был не нужен такой самостоятельный партнер как Тэпинское Царство. В 1865 г. столица “Тэпинского Царства” была захвачена китайскими и европейскими карателями, и, таким образом, великая попытка спасти Китай путем создания аскетической утопии потерпела поражение.

    К середине 19-го века, с окончанием изоляции Китая от мирового рынка, сформировались фундаментальные характеристики китайского общества: во-первых, огромное влияние международного капитала; во-вторых, замена кустарного производства машинным.

    Международный капитал, укрепившись на китайском рынке, немедленно стал поддерживать все отсталое, все консервативное, словом, все “прелести” от прошлого и настоящего гнилья докапиталистического строя. Отныне любая попытка, направленная на слом старого режима, встретит самый решительный отпор европейского сообщества, казавшегося олицетворением прогресса. Китайские сотрудники европейских компаний были людьми, европеизированными, и в душе презирали существовавшую политическую систему Китая. Но они и пальцем не пошевелили, чтобы выступить против нее. В таких отсталых странах, как Китай, развивающийся капитализм не уничтожал старый политический строй, а интегрировался в него. И представителям нового эксплуататорского класса было достаточно, чтобы решающее слово отныне принадлежало им.

    Во время карательной кампании против тэпинских и других повстанцев многие компрадоры служили в китайской армии в качестве тыловиков, и с тех пор у них имелись прочные связи с офицерством. Сами господа офицеры тоже были не прочь заняться хозяйственной деятельностью. Кроме земельной собственности перед офицерством открылось новое поле деятельности: современная промышленность, международная торговля, банковское дело. К концу 19-го века любой крупный или средний землевладелец обычно одновременно являлся и совладельцем магазина или фабрики в городе, держателем пакета акций. Одни из его сыновней наверняка были офицерами, другие - менеджерами торговых фирм, рудников, фабрик или даже банков. Сам почтенный патриарх семьи чаще всего возглавлял администрацию села, района или города, в зависимости от размера своего имущества.

    Первые ростки отечественного капитала появились во второй половине 19-го века. Нужно ли отмечать, что первые китайские фабрики и заводы являлись результатом административного решения императорского правительства? Западные страны изо всех сил препятствовали самостоятельному развитию капитализма во всем остальном мире, чтобы сохранить свое господство. Тем не менее, новый способ производства все равно ширился и углублялся повсюду, невзирая ни на сопротивление патриархальной системы, ни на субъективное желание лондонских капиталистов. В 1865 г. была введена в эксплуатацию первая современная судостроительная верфь на Юге Китая. В 1876 г. под Шанхаем была построена первая железная дорога длиной в 12 километров. В 1890 г. открылась первая крупная фабрика по обработке железа. Возродился экспорт продукции китайского крупного производства. В 1878 г. по всей стране начала функционировать современная почтовая система. В 1896 г. открылся первый китайский банк. Появился целый слой частных лиц, самостоятельно владеющих крупным капиталом. Фактически сформировалась китайская буржуазия.

    В конкурентной борьбе со своими старшими братьями китайский капитал с самого начала находился в невыгодном положении. Европейцы имели такие преимущества, как передовые технологии и оборудование, мощные финансы, более подготовленных специалистов и рабочих, наконец, их политические и экономические привилегии, завоеванные пушками. Молодая китайская буржуазия нуждалась и в кредитах, и в оборудовании и запчастях к нему, и во внешнем рынке (национальный рынок был узок из-за абсолютной нищеты населения). Все эти трудности она пыталась преодолеть еще более беспощадной эксплуатацией рабочих. Политические амбиции отечественных капиталистов впервые вырвались наружу в неудавшейся попытке введения конституционной монархии в 1898 г. Но ветер перемен, как показала жизнь, дул совсем с другой стороны, нежели с императорского двора. В центр исторических событий вышли революционные республиканцы.

    В начале 20-го века среди китайских студентов заграничных вузов создавалась масса политических группировок, носивших черты современных партий. В них состояли в основном представители демократической интеллигенции, мечтавшей о свободном и независимом Китае. Среди ее лидеров особенно выделялся врач Сунь Ятсен, разработавший собственную теорию республиканской революции и являвшийся решительным сторонником силового метода этой революции. Долгие годы отважные республиканцы, невзирая на все неудачи и жертвы, упорно занимались индивидуальным террором против маньчжурских сановников и военными авантюрами в приморских провинциях.

    Республиканское движение развивалось в узких кругах интеллигентов, для которых народные массы были несмышлеными, безнадежно забитыми и способными только смиренно ждать спасителей. Тем не менее, пока горстка профессиональных революционеров изготавливала бомбы, немые массы время от времени начинали говорить своим простым языком. В 1905 г. в крупнейших городах страны развернулась кампания по бойкоту американских товаров. Возглавили ее отечественные коммерсанты и фабриканты. Кампания охватила широкие слои городского населения. Примечательно, что она продолжалась и после того, когда император издал указ о запрете бойкота. В 1908 г. аналогичный бойкот произошел в отношении японских товаров.

    В 1909 г. Пекинское правительство отняло лицензию на строительство железных дорог в юго-западных провинциях у ряда китайских компаний, чтобы перепоручить ее американцам. В ответ на это поднялись народные волнения в одной из этих провинций Сычуань. Однажды во время массовой демонстрации в провинциальном центре солдаты открыли огонь по толпе, спровоцировав тем самым вооруженные мятежи по всей провинции. Возглавили эти выступления революционные республиканцы, получавшие материальную помощь от отечественных капиталистов, которые понимали, что в конкурентной борьбе с заморскими коллегами весьма полезно использовать энтузиазм масс под патриотической вывеской. И уже тогда китайская буржуазия показала свое вопиющее бессилье: она так ничего и не добилась - план строительства железных дорог американскими фирмами, несмотря на выступление масс, был лишь отложен.

    В 1910 г. по инициативе правительства по всей стране были созданы консультативные органы, некое подобие земств в дореволюционной России. В них были “избраны” (на самом деле назначены правительством) в основном конституционные монархисты в качестве “народных консультантов”. Они настаивали на проведении комплексной реформы в политической, экономической и военной сферах и даже предлагали избрать парламент на цензовой основе. Против них выступила группа генералов, фанатичных сторонников абсолютной монархии; их поддержал регент - дядя императора. Пока почтенные господа спорили о допустимости конституционной монархии, дни маньчжурской династии уже были сочтены.

    В октябре 1911 г. в Ухане республиканцы готовили очередной путч среди частей городского гарнизона. Как всегда, к заговору была причастна группа офицеров, сторонников революции, а солдаты, среди которых были сильны антиманьчжурские настроения, не были посвящены в их планы. По доносу провокатора было арестовано и расстреляно большинство офицеров-заговорщиков. Узнав о случившемся, подпольный центр республиканцев в тот же день срочно эвакуировался из Ухана. Все были убеждены в том, что план восстания провалился.

    В этот же день, вечером, во время внеочередной проверки в одной из казарм гарнизона один из проверяющих офицеров застал группу солдат со своим старшиной: они возбужденно шептались между собой о дневном происшествии. Офицер дал каждому по уху и приказал немедленно разойтись по своим койкам. Старшина, один из участников заговора, неожиданно заступился за своих солдат, и опять получил по лицу. Старшина сцепился с офицером, солдаты помогали своему вожаку. Офицер был убит. Эти солдаты начали бегать по казарме, поднимать остальных на выступление. Большинство военнослужащих осторожно молчало и наблюдало за смутьянами со стороны, и лишь группа солдат побежала из казармы в сторону оружейного склада. Вооруженная охрана склада сама открыла ворота, мятежники вооружились винтовками и рванулись в штаб гарнизона. Все офицеры, находившиеся в штабе, разбежались при их приближении. Охрана штаба присоединилась к бунту. Теперь зашевелился весь гарнизон. Солдаты пошли штурмовать резиденцию Генерал-губернатора, но штурма не получилось. Личные гвардейцы губернатора охотно сдались, сам губернатор был взят в плен под собственной кроватью. Комендант города сбежал на военные корабли, находившиеся на реке Янцзы, чтобы организовывать оборону. Здесь он застал мятеж, поднятый матросами. Все это произошло за одну ночь. Утром следующего дня весь Ухань был в руках революционных солдат. До падения монархии остался месяц.

    Последний премьер-министр правительства, заставив императора отречься от престола, в конце 1911 г. сам возглавил временное правительство. Через год состоялись парламентские выборы, и хотя они проводились по цензовому принципу, в них смогла участвовать значительная часть городского мужского населения. Партия Сунь Ятсена набрала больше 70% голосов. Временное правительство объявило результаты выборов аннулированными, а глава правительства провозгласил себя президентом. Сунь Ятсен опять вынужден был бежать заграницу.

    Но власть первого президента Китая оказалась еще уязвимее, чем старая монархия. Воспользовавшись ослаблением центрального правительства после 1911 г., мировые державы начали открыто делить Китай на сферы влияния. Юго-западная часть страны была закреплена за Францией, восточная провинция Шаньдун была оккупирована войсками Германии. Северные провинции были разделены между Россией и Японией, юго-восточная часть страны с центром в г. Шанхай стала вотчиной Британии. Когда через два года умер первый китайский президент, страна уже вошла в полосу смутного времени.

    В течение десятилетия по всему Китаю были созданы сотни марионеточных правительств, поддерживаемых разными империалистическими державами, друг другу не подчиняющихся и перманентно воюющих между собой. В каждом из этих правительств, кроме того, шли внутренние разборки между разными группировками. Разумеется, внутри каждой группировки также были “минигруппировки”, которые друг друга особенно не жаловали. Лидеры этих минигруппировок, группировок и “правительств” украшали себя такими внушительными титулами как президент, маршал, генерал. На самом деле их вернее всего было бы называть “полевыми командирами”, правившими страной методами разбойников. С 1915 по 1927 гг. в Китае каждый год велось от трех до пяти крупных междоусобных войн с участием от сотни тысяч до миллиона солдат. Одновременно вспыхивали мелкие стычки на разных уровнях, которых насчитывались сотни и тысячи.

    Революционные республиканцы потеряли политическую инициативу, они не ожидали такого поворота. Старая династия пала, но ожидаемая эра демократии и прогресса не наступила. К началу 20-го века Китай ЕЩЕ находится в раннем периоде индустриализации. Но национальная буржуазия была так слаба, что ее самостоятельное развитие УЖЕ не представлялось реальным. Китай стал периферийной частью мирового капитализма без какого-либо шанса выбраться из своего зависимого положения. Большинство революционных демократов либо, отбрасывая прежние идеалы, приспосабливались к этой кровавой смуте, либо вообще уходили из политики. Единицы из них через много лет приняли марксизм-ленинизм, став первыми членами Коммунистической партии Китая. Сунь Ятсен был верен себе. Он не разочаровался в своей мечте о процветающем капиталистическом Китае, и продолжал руководить своим гонимым и беззубым движением за создание “истинной республики”. В течение десятилетия его будут с издевкой называть политическим бомжем, пока его не найдут и возвысят эмиссары из Коммунистического Интернационала.

    Начало Первой мировой войны дало мощный толчок китайской экономике. Благодаря войне экспорт китайских товаров за четыре года увеличился на 40%. Рост промышленности тоже впечатляет: производство угля в 1923 г. по сравнению с 1914 г. увеличилось на 183,5%, экспорт шелка - на 152,3%, производство железа - на 180,6%, количество веретен - на 403,9%.

    В 1917 г. в России произошла первая социальная революция в капиталистическом мире. Ее громоподобное влияние дошло до самого отдаленного уголка на планете. Китай вместе со всем мировым капитализмом вошел в новую эпоху, эпоху войн и революций. Новое поколение азиатских народов начало свою борьбу за свободу, независимость и равенство под красными знаменами. С тех пор древний континент на много десятилетий оказался охвачен революционным потоком. Эта книга как раз посвящена одной из славных и трагических страниц этой великой и продолжительной борьбы. Борьбы, которая не прекращается и по сегодняшний день.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.