Политэкономия и хрематистика - Идеология и мать её наука - С.Г. Кара-Мурза - Демократия - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 41      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 

    Политэкономия и хрематистика

    Аристотель сформулиро­вал основные понятия, на которых бази­ру­ет­ся сегодня видение хозяйства. Одно из них экономика, что означает «ведение дома», домо­строй, матери­аль­ное обеспечение экоса (дома) или полиса (го­ро­да). Эта деятель­ность не обязательно сопряжена с движением денег, ценами рынка и т. д. Другой способ производства и ком­мерческой деятельности он назвал хрематистика (рыночная эко­но­мика). Это изначально два совершенно разных типа дея­тельности.

    Эконо­ми­ка — это произ­вод­ство и коммерция в целях удовлетворения потреб­ностей (даже если речь шла о порочных потребностях). А хре­ма­тистика — это такой вид производственной и коммерческой дея­тель­ности, который нацелен на накопление богатства вне зависимости от его использования, т. е. накопление, превращенное в высшую цель деятельности. Это считалось и счи­та­ется в любом традиционном обществе вещью необъяснимой и ненор­маль­ной. Хотя в древности доминировала именно эко­номика, существовала и неко­то­рая аномалия, был тип людей, который дейст­во­вал ради накоп­ле­ния. А человек с органичным восприятием мира справедливо счи­тал, что на тот свет богатства с собою не возьмешь, зачем же его копить. М. Вебер пишет о протестантской этике:

    «Summum bonum [высшее бла­го] этой этики прежде всего в наживе, во все большей наживе при пол­ном отказе от наслаждения, даруемого деньгами... эта нажива в такой степени мыслится как самоцель, что стано­вит­ся чем-то трансцендентным и даже просто иррациональным по от­ношению к «счастью» или «пользе» от­дельного человека. Теперь уже не приобретательство служит человеку средством удовлет­во­ре­ния его материальных потребностей, а все сущест­во­вание человека направлено на приобретательство, которое становится целью его жизни. Этот, с точки зрения непосредственного восприятия, бес­­смыс­лен­ный переворот в том, что мы назвали бы «естественным» по­ряд­ком вещей, в такой же степени является необходимым лейт­мотивом ка­питализма, в какой он чужд людям, не затронутым его веянием».

    Отметим очевидную вещь, которая замечательным образом была стерта в общественном сознании с помощью идеологии: рыночная экономия не является чем-то естественным и универсальным. Напротив, естественным (нату­ральным) всегда считалось именно нерыночное хозяйство, хозяйство ради удовлетворения потребностей — потому-то оно и обозначается понятием натуральное хозяйство. Странно, что этого отражения сущности в языке как будто не замечают.

    Рыночная экономика — недавняя социальная конструкция, возникшая как глубокая мутация в очень специфической культуре. Рынок представлен идеологами просто как механизм информационной обратной связи, стихийно регулирующий производство в соответствии с общественной потребностью через поток товаров. То есть как механизм контроля, альтернативный плану. Но дихотомия «рынок-план» несущественна по сравнению с фундаментальным смыслом понятия рынок как общей метафоры всей западной цивилизации.

     Как возникло само понятие рыночная экономика? Ведь рынок продуктов возник вместе с первым разделением труда и существует сегодня в некапиталистических и даже примитивных обществах. Рыночная экономика возникла, когда в товар превратились вещи, которые для традиционного мышления никак не могли быть товаром: деньги, земля и человек (рабочая сила). Это — глубокий переворот в типе рациональности, в метафизике и даже религии, а отнюдь не только экономике. Сегодня мы свидетели четвертого важнейшего шага в этом направлении — в товар превращаются формы жизни, генетический материал, прежде всего культурных растений.

    Когда Рикардо и Адам Смит, уже освоившие достижения науч­ной ре­волюции и пережившие протестантскую Реформацию, заложили основы полит­экономии, она с самого начала создавалась и развивалась ими как наука о хрематистике, наука именно о той эко­но­мике, которая нацелена на производство богатства (в западных языках политэкономия и хрематистика даже являются синонимами). Уже здесь источник подлога, поскольку политэкономия в принципе не изучает и не претендует на изучение экономии, то есть того типа произ­вод­ства, того типа экономической деятельности, который сущест­во­вал в СССР. Термин «политэкономия социализма», строго говоря, смысла не имеет. Видный современный экономист и историк экономики И. Кристол утверждает: «Экономическая теория занята изучением поведения людей на рынке. Не существует некапиталистической экономической теории».

    Какие же модели и метафоры почерпнула из науки политэкономия, формулирующая фундаментальные экономические модели?

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 41      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.