А. Общие замечания - Был ли причастен К.Радек к гибели К.Либкнехта и Р.Люксембург - Юрий Фельштинский - Политические войны - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 91      Главы: <   40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50. > 

         А. Общие замечания

         У  меня  при  чтении   документов   создалось  впечатление,   что   оба

    Зонненфельда больные люди. Зонненфельд-отец, который начинает свои обвинения

    десятью ужасными стихотворными строфами, сказал "шутливо" (это подчеркнуто в

    двух  местах материала  с хорошо  знакомой ему  позиции торговца), что в его

    руках материал, по крайней мере,  стоимостью в  один миллион,  который можно

    получить  от 1) скомпрометированных,  стремящихся не допустить публикации, и

    2) от газет, имеющих возможность извлечь из этого собственные выгоды.

         Зонненфельд-сын в  принципе придерживается такой же точки зрения, что и

    отец,  но оценивает материал еще выше, еще грандиознее, чем отец, - в  1 500

    000 марок. По показаниям отца  (сделанным для облегчения вины сына), сын  не

    хотел растрачивать  взятые деньги, а хотел только заработать на материале, а

    потом вернуть деньги  (их  встреча состоялась в Ганновере на железнодорожной

    станции  перед бегством сына в  Голландию;  эти  показания отца были сделаны

    позднее, когда их материал уже не оценивался так высоко).

         История   об  обстоятельствах,  сопровождавших  убийство  Либкнехта   и

    Люксембург, в которой, по утверждению обоих  Зонненфельдов, принимал участие

    и  я,  по-моему,  nакже  свидетельствует о  том, что  оба они  патологически

    ненормальные люди. В противном случае их нужно было бы считать бессовестными

    преступниками, которые по счастливой  случайности не попали еще в общую кучу

    дерьма.

         Я  сошлюсь еще на некоторые высказывания Зонненфельда-сына:  о каких-то

    планах,  которые  Скларц,  Парвус  и  я  составили  против  Антанты;  о  его

    опасениях,  что его могут  убить при  перевозке в  Берлин,  "застрелить  при

    попытке к бегству". К сожалению, материалы обоих Зонненфельдов попали в руки

    депутата  Давидсона, которого  я уважаю,  но  (мне  жаль, что я  должен  так

    говорить  о   социал-демократическом  депутате)   считаю  его  малоодаренным

    фанатиком,  склонным  к кляузничеству.  Давидсон  безапелляционно заявил  во

    время   предварительных  переговоров  по  выяснению   дела,  что  необходимо

    считаться  с  возможностью,  когда  материал,  а также и  свидетелей,  могут

    убрать, если скомпрометированным  лицам предоставить достаточно  времени,  и

    что  необходимо срочное разбирательство  (свидетелем этого был  тов. Гиринг,

    член  Прусского земельного собрания). "Достаточно времени"  -  для Давидсона

    это ночь.

         2 января в прессе было опубликовано, что Давидсон сообщил в прокуратуру

    о якобы имевшем место в различных  ведомствах уничтожении документов по делу

    Скларца!  Поскольку это  сообщение не подтвердилось, то  я,  к  сожалению, и

    товарища Давидсона тоже отнесу к больным людям.

         Далее,  хочу  обратить   внимание  на  другого  активного  помощника  в

    разоблачительной  кампании  - издателя Баумайстера, который  в целях  лучшей

    информации  всей  прессы  организовал  даже  корреспондентский пункт.  Потом

    станет  ясно, как  типичные  мошенничества  и спекуляции могут  перерасти  в

    политический  скандал,  за  которым  на  протяжении месяцев  заинтересованно

    следит вся  общественность и который наносит самый тяжелый вред нашей партии

    и правительству внутри страны и  за  рубежом. Особенно страдают оклеветанные

    товарищи и их семьи, находящиеся под общим пристальным вниманием.

         Если торговец  Георг Скларц (не  социал-демократ)  занимался фальшивыми

    делами  или  совершал судебно-наказуемые действия,  то  это должен проверить

    суд. Я знаю об этих делах так же мало, как и о других, которыми он занимался

    или  должен  был заниматься.  Так же мало знал  и знаю я о его  отношениях с

    налогоуправлением. Я настолько же мало осведомлен о его делах, как и о делах

    других знакомых моей семьи, с которыми я поддерживаю дружеские отношения.

         Зонненфельд-сын пишет в письме из Гарлема  от 20 октября 1919 г. своему

    адвокату,  как  он был  прямо-таки  покорен, когда  познакомился  с  Георгом

    Скларцом: "Этот  маленький  человек  был  для меня героем и оставался долгое

    время  таким бесконечно  уважаемым, замечательным". На меня,  правда, Скларц

    при знакомстве такого впечатления не произвел, но я  познакомился с  ним при

    обстоятельствах,  которые  требовали  моего  внимания к  нему.  И  он  будет

    чувствовать мое внимание к себе до тех пор, пока не будет доказательств, что

    он -  плохой  человек,  ибо совершал  недостойные  действия. Обвинений таких

    уважаемых людей, как Зонненфельды, для меня недостаточно.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 91      Главы: <   40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.