5. Дело Скларца=6 - Был ли причастен К.Радек к гибели К.Либкнехта и Р.Люксембург - Юрий Фельштинский - Политические войны - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Политические войны
Политика в разных странах
Основы политической теории
Демократия
Революция
Анархизм и социализм
Геополитика и хронополитика
Архивы
Сочинения

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 91      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 

         5. Дело Скларца=6

         Подарки Скларца для Эйхгорна

         Бывший  берлинский  полицай-президент  Эмиль  Эйхгорн  объяснил сегодня

    утром  в редакции газеты "Freiheit", что  он  не давал разрешения Скларцу на

    организацию охранного  общества и не  получал  от Скларца  никаких подарков.

    Ниже мы публикуем копии представленных писем-оригиналов:

         Заверенная копия

         Новое берлинское охранное  общество  может взять на себя охрану  домов,

    отдельных магазинов  и квартир в Берлине и его окрестностях. Работу служащих

    и других людей, нанятых на службу в обществе,  оплачивает само общество, что

    фиксируется  в  документе,   который  должен  быть  подписан   компетентными

    властями.  По требованию  властей  должны предоставляться в любое  время для

    ознакомления  и для  наложения  вето  списки  занятого  персонала  и  списки

    принятых на охрану объектов.

         Берлин, 12 ноября 1918 года

         Комендант (подпись) Отто Вельс

         Народный комиссар общественной безопасности (подпись) Эйхгорн

         Г-ну Скларцу выражена признательность за организацию общества охраны.

         Далее мы  публикуем  письмо, написанное  собственноручно  Эйхгорном  на

    бланке полицай-президиума и посланное Скларцу. Письмо гласит:

         Полицай-президент

         Берлин, 25 декабря 1918 года

         25, Александерплатц, 6

         Дорогой  г-н Скларц! Сердечная благодарность  за  Вашу  любезность - за

    подготовку праздничного рождественского стола для меня  и моей семьи. У меня

    не нашлось бы времени,  чтобы даже немного позаботиться об  этом, особенно в

    связи  с  событиями  последних дней  (24  декабря была  кровавая схватка  за

    конюшенный  двор.  -  Ред.),  когда были  забыты  все  личные  дела. И здесь

    появились Вы, как ангел-хранитель. И с каким потрясающим успехом!  Ваш выбор

    не поддается никакой критике,  отличный вкус. Моя жена совершенно без ума от

    великолепных меховых вещей, и все прочее - так прекрасно. Еще раз  разрешите

    выразить  сердечную благодарность!  Но, пожалуйста,  пришлите мне  как можно

    скорее счет, чтобы я восполнил хотя бы Ваши материальные  расходы. А чувство

    благодарности я сохраню  навсегда. Я желаю  Вам  самых радостных праздничных

    дней и поздравляю от всего сердца, остаюсь

         Ваш (подпись) Эмиль Эйхгорн

         Как мы  знаем,  образована  комиссия  из известных  парламентариев  для

    рассмотрения дела Скларца.

         За кулисами "Glocke"

         В дополнение к нашим  вчерашним  данным о  требующем расследования деле

    г-на Скларца  и  товарищей мы  приводим  следующее  подробное разъяснение из

    записок  известного социал-демократа  редактора  А.  Баумайстера.  Он долгое

    время  занимал руководящий пост  в редакции "Glocke"  и  имеет  определенную

    точку  зрения  па  участников  дела  Скларца  и  Парвуса  (д-ра  Гельфанда).

    Баумайстер пишет:

         "Доктор  Гельфанд  (Парвус)  был  очень  известен  и заметен в немецком

    рабочем  движении,  особенно  в  90-е  годы.  Он  основал  тогда  в  Мюнхене

    "Издательство  по  реализации  прав  русских  авторов".   В  начале  русской

    революции Парвус поехал  в Россию, из-за чего  должен был ликвидировать свое

    предприятие,  и авторы,  такие,  как Горький, чувствовали  себя  обманутыми.

    После того как Парвуса выслали из Германии, он поехал  в Турцию,  где долгое

    время  занимался  сочинительством. В  начале 1915  г.  Парвус  возвратился в

    Берлин, где распространились слухи, что он оказывал большие услуги турецкому

    правительству. А  именно, когда в Константинополе после  вступления Турции в

    войну   разразился   голод,  Парвус  с   помощью  своих   старых   связей  с

    революционерами на Черном море  организовал ввоз  зерна в Константинополь  и

    получил без труда огромные суммы денег.

         В Мюнхене затем  появился журнал "Glocke", где редактором работал Конр.

    Гениш,  а в Берлине  было  основано особое издательство. Парвус  предоставил

    огромные субсидии  для  "Glocke",  ибо  1918  год  издательство  закончило с

    дефицитом  в 1400000 марок. Слухи о богатстве Парвуса  ходили тогда в партии

    очень широко. Ежедневно становились  известными  новые  большие дела доктора

    Гельфанда.  Эти слухи вызывали  недоверие у всех  партийных  руководителей и

    других   функционеров.  Гениш   часто  выражал  свою  досаду   в   связи   с

    неблагожелательным  и  прямо-таки болезненно-враждебным отношением  партии к

    издательству. Эберт и  Шейдеман особенно предостерегали Гениша  в  отношении

    Парвуса  и  Скларца.  Парвуса  они  называли, если  меня не подводит память,

    политическим авантюристом.

         Но я был очень поражен,  когда позднее встречал Шейдемана несколько раз

    у Парвуса на Кайзерхоф или у  Скларца  на  Регентенштрассе. При этом у  меня

    создавалось впечатление, что меня специально приглашали в то же время, что и

    Шейдемана, чтобы  бы я мог увидеть  и  услышать его, хотя он мне не  казался

    очень  приятным.  Позднее  я  нашел  в  кабинете Скларца  фото  Шейдемана  с

    собственноручным посвящением, которое гласило что-то  вроде: "Моему любимому

    другу Георгу Скларцу - Филипп Шейдеман".

         Когда  я  увидел  фото, то  тотчас  же  попросил  у Скларца  разрешения

    сфотографировать   посвящение,   ибо   оно  могло  бы   помочь  мне  сломить

    сопротивление партийных функционеров против издательства.

         Финансовое положение издательства было угрожающим. Тогда Парвус сообщил

    нам,  что издательство должно  иметь здоровую финансовую основу  и что Георг

    Скларц становится совладельцем. В Копенгагене в то  же  самое  время  Парвус

    создает  Институт  по  исследованию  социальных  последствий войны,  который

    требовал ежегодно около 50 000  крон дотации. В институте работали несколько

    русских  и один немец.  Институт  поддерживал  литературные связи  со  всеми

    странами.

         Как утверждали многие из противников д-ра Гельфанда, созданный институт

    был только ширмой для шпионской организации. В Дании  Парвус  быстро наладил

    связи  с  рабочими руководителями.  Они  пытались  в то  время  добиться  от

    немецкого  правительства с помощью содействия немецкой генеральной  комиссии

    профсоюзов  льгот по ввозу угля в Данию,  для  распределения  среди рабочих.

    Переговоры вел  руководитель профсоюзов Вильгельм  Янфон. Он  тесно дружил с

    Парвусом,  и  вполне  естественно,  что  хотел  использовать  свою  связь  в

    интересах этого дела  - доставки угля. Скоро возникло очень большое угольное

    дело в Дании, в котором Парвус и Скларц взяли на себя транспортировку угля в

    Данию  с помощью зафрахтованного ими парохода.  Датские  товарищи считали их

    благодетелями,  в  то  время  как  они,  по  свидетельству  их  собственного

    бухгалтера Рауха, получали ежемесячно чистой прибыли 250 000 марок.

         Парвус и Скларц  заключили соглашение  с высокопоставленными военными в

    Германии,  что дало  им возможность купить  у военного  ведомства  списанные

    автомобили.  За эту  покупку  они  предоставили г-ну фон Ленгерке, директору

    кайзеровского автоклуба,  который был с ними в  самых  лучших отношениях, 12

    000 марок в  год в  возмещение  накладных расходов и за участие.  Автомобили

    были  посланы  в  Данию, там восстановлены на  заводе, купленном Скларцом  и

    Парвусом, и  вновь проданы. Скларц сам как-то при  мне заметил, что это была

    блестящая сделка,  ибо латунные  детали,  покрышки и  прочее  были  заменены

    купленными в  Германии  запчастями,  а  автомобили проданы за  границей  так

    удачно, что все расходы были покрыты с избытком.

         Весной  1918  г.  появился   проект  создания  русского  настольного  и

    отрывного   календарей,  которые   должны   были   стать   первым   шагом  в

    восстановлении  торговых  связей  между  двумя  странами.  Было  изготовлено

    отрывных календарей 650 000 штук по цене 65 пфеннигов за штуку. Для создания

    настольного  календаря была  проделана большая  подготовительная  работа.  В

    календаре предполагалось  поместить статьи и объявления. Страница объявлений

    стоила бы 10 000 марок. Велись переговоры с предприятием по выработке геля и

    жиров, так как существовало мнение, что это предприятие имеет особый интерес

    к  русскому  фруктовому  желе.   Было  предложено  напечатать  статью  этого

    предприятия  в редакционной части по 40  000 марок за страницу. Договор  был

    заключен почти на четверть млн. марок. Авторам статьи был перечислен гонорар

    в 10 000 марок. Лица-посредники получили  от меня через Парвуса 18 000 марок

    вознаграждения. Настольный календарь так и не  был изготовлен, и эта статья,

    конечно, не  появилась  на  свет. Предприятие же  оплатило  часть договорной

    суммы.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 91      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.